Страны где православие

Две крупнейшие христианские церкви переживают сейчас в Германии не самые лучшие времена. В 2018 году они снова потеряли прихожан. Количество протестантов сократилось почти на 220 тысяч, а католиков — на 216 тысяч. Особенно заметен отток прихожан в крупных городах — таких, как Кельн, Эссен, Берлин, Дюссельдорф, Мюнхен, Гамбург… Правда, и католиков, и прихожан Евангелической церкви в стране все еще очень много: католиков — более 23 миллионов, протестантов — чуть больше 21 миллиона. В общей сложности, это более половины населения Германии.

Евангелическая церковь Германии даже предложила сейчас своим общинам подумать об отказе от проведения воскресных богослужений: как показали результаты только что проведенного исследования, верующих они уже привлекают мало. Как выяснилось в ходе исследования, в среднем, примерно 734 тысячи проживающих в ФРГ протестантов не пропускают воскресных богослужений. Это меньше 4 процентов всех прихожан. А любая месса стоит немалых денег. Это слишком расточительно — проводить ее в полупустой церкви.

Самое популярное богослужение

Так что, как иронично замечает газета Rheinische Merkur, вполне возможно, что в недалеком будущем традиционную надпись у входа в церковь: «Воскресное богослужение. Начало в 10 часов», — заменит табличка: «Богослужение по договоренности». По мнению критиков, на пользу имиджу церкви это не пойдет. При этом все соглашаются с тем, что церкви нужны реформы и действенные маркетинговые акции.

Чтобы привлечь в храм людей, как в Евангелической церкви Германии, так и в католической придается все больше значения проведению богослужений, ориентированных на конкретную целевую группу прихожан — и по определенному, конкретному поводу.

Рождественская месса в соборе Майнца

Самым популярным богослужением среди остается и у католиков, и у протестантов рождественская литургия. Даже для тех, кто обычно редко или даже совсем не ходит в церковь, эта самая важная христианская месса по-прежнему очень важна. Давно уже устраиваются особые рожденские богослужения для детей и с их участием. Тогда в церковь просто не пробиться. Немало людей собирают и проводимые в церквях церемонии венчания и крещения. Храмы и общины стараются делать подобные их волнующими и запоминающимися.

Чтобы католическая церковь смогла вернуть в свое лоно прихожан, известный немецкий экономист и маркетолог, профессор Вестфальского университета имени Вильгельма в Мюнстере Хериберт Мефферт (Heribert Meffert), которого в Германии называют «богом маркетинга», рекомендует ее служителям активнее «идти в народ», налаживать с людьми диалог – особенно если речь идет о тех, кто лишь недавно вступил в общину, и не только в селах и маленьких городах, но и крупных мегаполисах.

Мефферт рекомендует разрабатывать и осуществлять больше оригинальных и креативных проектов, способных заинтересовать людей и возродить в них веру в то, что церковь о них реально заботится. По словам эксперта, это могут быть как проекты, связанные с оказанием поддержки беженцам, так и социальные проекты, направленные на помощь пожилым людям. И привлекать к участию в них Мефферт советует молодежь: ведь чем раньше человек начинает ходить в церковь и принимать активное участие в ее жизни, тем больше вероятности, что он ее не покинет и в старшем возрасте.

Телефонная линия для усомнившихся

Согласно прогнозам авторов исследования, проведенного три месяца назад социологическим центром Generationenverträge, массовый выход из христианских церквей может обернуться в Германии тем, что к 2060 году число прихожан сократится в стране почти наполовину. А это значит, что финансовое положение храмов станет еще более плачевным. Ведь с таких людей больше не будет взиматься церковный налог, используемый для финансирования расходов общины. В Баварии и Баден-Вюртемберге его размер составляет 8 процентов от налогооблагаемого дохода гражданина, а в остальных федеральных землях – 9 процентов. В числе тех, кто пользуется правом взимания церковного налога в Германии, и общины Евангелической церкви, и епископства Римско-католической церкви.

Церкви прилагают все усилия к тому, чтобы удержать людей. Епископство баварского Регенсбурга даже организовало «горячую» телефонную линию для прихожан, решивших распрощаться с церковью. Правда, как признается в интервью журналистам регенсбургский диакон Михаэль Вайсманн (Michael Weißmann), чуть ли не треть тех, кто по этому номеру звонит, всего лишь хочет «выпустить пар», то есть ругает находящегося на другом конце провода священнослужителя.

  • Католицизм официально является государственной религией в Лихтенштейне, на Мальте, в Монако и некоторых кантонах Швейцарии.
  • Лютеранство — государственная религия Дании и Исландии.

С прошлого года в Норвегии официально церковь отделена от государства — ст. 2 раздела А Конституции Норвегии гарантирует каждому гражданину страны право на свободу вероисповедания. Однако в этой же статье указывается, что евангелическое лютеранство является государственной религией Норвегии. Священники имеют статус государственных служащих, ответственность за поддержание церковных зданий в надлежащем состоянии лежит на государстве.
Юридически Церковь Финляндии не является государственной. Однако § 83 Конституции страны выделяет Евангелическо-лютеранскую церковь в качестве главной религии с точки зрения предпочтений государства. Церковный налог собирается при помощи государственных структур на добровольной основе.

  • Англиканская церковь является государственной религией в Великобритании.
  • Православие является государственной религией в Греции.

В 9-й статье конституции Грузии записано: «государство признает исключительную роль Грузинской православной церкви в истории Грузии и вместе с тем провозглашает полную свободу религиозных убеждений и вероисповедания, независимость церкви от государства».
Согласно конституции Болгарии, восточное православие является «традиционной» религией страны.

  • Иудаизм — государственная религия Израиля. В сфере семейного права и некоторых других областях для евреев действует исключительно религиозное право. В частности, институт заключения и расторжения браков находится под контролем Раввината Израиля. Во многих городах транспорт, за исключением такси, не работает в шаббат.

Nat D 7 4 года назад последний джедай

есть много материалов на эту тему, мне понравилась статья Андрона Кончаловского, он вообще на своем блоге об этом написал много статей и снял несколько роликов, в которых он сравнивает развитие веры, сравнивает западный менталитет с менталитетом русским, ссылаясь на определенные исследования социологов, культурологов, экономистов, мыслителей и философов.

konchalovsky.ruТак вот , статья называется в какого Бога верит русский человек. Приведу несколько выдержек:

Почему язычество так и не было изжито в России? Наверное, потому, что русское религиозное сознание исторически было лишено процесса умственного постижения Бога — интеллектуализации религиозного сознания, — через которое проходили другие христианские конфессии. Именно поэтому осмысление своего отношения к вере и к Христу, поиски Бога в своей душе, и привели Льва Толстого к очень радикальным выводам. В письме Синоду он так и писал: «Если бы Он (Христос) пришел теперь и увидал то, что делается его именем в церкви, то он…наверно повыкидал бы все эти ужасные… кресты, и чаши, и свечи, и иконы, и все то, посредством чего они, колдуя, скрывают от людей бога и его учение…». (Л.Н.Толстой «Ответ Синоду», 1901г.)

Феномен тысячных очередей к поясу Богородицы, характерный для сегодняшней России, бесконечно далек от современности, я бы сказал, отделен веками. И если такое паломничество еще можно себе представить в крестьянской южной Италии, то в Северной Европе это просто немыслимо. Чем объяснить такую разницу?

Дело в том, что со времени появления христианства в Европе никогда не прекращались богословские споры. Свободная мысль тысячелетиями не боялась подвергать сомнению любые тезисы и обряды христианства. Русская же религиозная культура исключала это право и строилась только на вере — в России религиозная мысль не существовала до середины XIX века. Русский человек вместо права размышлять о Боге имел обязанность истово верить.

Василий Ключевский писал в 1898 году, что «…Вместе с великими благами, какие принесло нам византийское влияние, мы вынесли из него и один большой недостаток. Источником этого недостатка было одно — излишество самого влияния. Целые века греческие, а за ними и русские пастыри и книги приучали нас веровать, во все веровать и всему веровать. Это было очень хорошо, потому что в том возрасте, какой мы переживали в те века, вера — единственная сила, которая могла создать сносное нравственное общежитие. Но не хорошо было то, что при этом нам запрещали размышлять, — и это было нехорошо больше всего потому, что мы тогда и без того не имели охоты к этому занятию. Нам указывали на соблазны мысли прежде, чей она стала соблазнять нас, предостерегали от злоупотребления ею, когда мы еще не знали, как следует употреблять ее… Нам твердили: веруй, но не умствуй. Мы стали бояться мысли, как греха, пытливого разума, как соблазнителя, раньше чем умели мыслить, чем пробудилась у нас пытливость. Потому, когда мы встретились с чужой мыслью, мы ее принимали на веру. Вышло, что научные истины мы превращали в догматы, научные авторитеты становились для нас фетишами, храм наук сделался для нас капищем научных суеверий и предрассудков. Мы вольнодумничали по-старообрядчески, вольтерьянствовали по-аввакумовски. Как старообрядцы из-за церковного обряда разорвали с церковью, так мы из-за непонятного научного тезиса готовы были разрывать с наукой. Менялось содержание мысли, но метод мышления оставался прежний. Под византийским влиянием мы были холопы чужой веры, под западно-европейским стали холопами чужой мысли. (Мысль без морали — недомыслие; мораль без мысли — фанатизм) (В.О. Ключевский «Неопубликованные произведения. Верование и мышление», 1898г.)

Мысль Ключевского — глубочайшее проникновение в сущность не только русского мышления, но и образа жизни русского человека. Русская культура обусловливалась, конечно, многими факторами, но метод мышления был привнесен особой формой православия, в которой эта религия пришла на Русь.

Но, указывая на позитивные и негативные последствия принятия Русью православия, Ключевский не ответил на вопрос, почему мышление православного русского человека было лишено права на сомнение. Попробуем найти ответы сами.

Разделение христианства на две ветви началось где-то в IV-V веке. Оно возникло вполне естественно, ибо две великих античных цивилизации — греческая и латинская — при всех кардинальных различиях продолжали сосуществовать. Эти две великие культуры и обусловили возникновение двух религиозных и политических центров: восточного — Византии и западного — Рима. Но метод мышления в обеих цивилизациях оставался европейским. В этом легко убедиться, если посмотреть на труды святоотеческих философов. Святые Отцы как Восточной так и Западной церквей были исключительно образованны, они говорили на трех языках — по-гречески, по-иудейски и на латыни. То есть они оперировали общими инструментами логики и софистики. Искусство красноречия и полемики было средством нахождения истины и причиной развития европейского богословия, в том числе, и византийского. Богословы состязались в красноречии и логике даже на византийских базарах!

Но, к сожалению, прав был философ Чаадаев — «пора великих побуждений, великих свершений, великих страстей» не коснулась Руси: «Сначала дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное…».( П.Я.Чаадаев «Философические письма», 1836г.). Когда викинги пришли на Русь в VIII-IX веке, восточноевропейская равнина была заселена разрозненным дикими, варварскими племенами славян и финнов. Племена находились на чрезвычайно низком цивилизационном уровне с глубоко укоренившимся язычеством и общинно-родовым строем. Славяне не имели представления о рынке и торговле. У них не было своей письменности, уже не говоря о науке философии. Викинги колонизировали эти вполне варварские территории и жили в них христианскими общинами в замкнутых анклавах, не смешиваясь с туземцами. Порабощенных язычников назвали «смердами».

В 863 году Кирилл и Мефодий перевели Евангелие на церковно-славянский язык. Сначала они принесли свой труд в Болгарию, а потом на Русь. Работа Кирилла и Мефодия привела к невероятной демократизации самого христианского учения. И это замечательно. Но, с другой стороны, будучи переложенным на древнеславянский, оно прервало связь самого учения с его философским обоснованием, с культурными корнями античной европейской цивилизации. Мы получили православие как руководство к беспрекословному следованию без возможности его логического анализа, так как лишенные греческого и латинского языков, мы не имели возможности познать античную философию или софистику. Наше девственное языческое сознание так и не узнало, что такое культура дискуссии. Как следствие, любую попытку критического осмысления религии мы стали воспринимать с языческим трепетом, — как смертный грех.

Поэтому, если в западной Европе развитие университетов начиналось в монастырях и религиозных центрах, на Руси монастыри стали охранными форпостами единственной и непогрешимой истины. Неудивительно, что в России университет как независимый институт возник на шесть столетий позже, ибо университет — это диспут. Неудивительно также, что он немедленно стал рассадником крамолы и свободы и впоследствии существовал под неусыпным оком царской Охранки и под постоянной угрозой закрытия.

Можно сказать, что в течение почти девятисот лет критическое осмысление христианской веры не имело в России права на существование и беспощадно каралось.

В то время, когда на Западе воздвигалось здание современной цивилизации, Русь православная боролась с язычеством. Изучая историю крещения Руси, я был удивлен жестокости, с которой велось искоренение язычества. Это был кровавый процесс. И тем не менее, язычество до сих пор живо в нашей культуре. Так что можно даже сейчас наблюдать своеобразное «двоеверие».

Но не все знают, что в определенный период в Московской земле было даже «троеверие»! Вполне себе такая «смесь» христианских святых, языческих богов и Аллаха. Религией, общей для Московии и Орды, был странный симбиоз ислама и арианского христианства (в котором Иисус и Магомет равновелики!), а разделение веры случилось в 1589 году, когда Казань приняла чистый ислам.

Что же происходило с европейской религиозной мыслью в XV — XVI веках?

Возникшая буржуазия хотела сознательно осмыслить свои отношения с богом. Когда человек почувствовал себя личностью, почувствовал, что от него лично, а не от священника, как наместника бога на земле, зависит его успех, возникло протестное движение против корысти и властолюбия католической церкви, которая всегда пыталась подмять под себя светскую власть. В протестантизме нет тотемов, в нем единственная священная вещь — Библия. Читай и живи по ней. А если кто-то и носит крестик, то для него этот крест — просто символ его принадлежности к религии, а не магический предмет, охраняющий от зла, как медвежий клык для тунгуса или перья для индейца. У католика, а тем более у протестанта, зависимость от чудотворных реликвий ушла. Появилось сознание того, что бог — твой постоянный и строгий Судья, присутствие которого в твоей душе и сознании как раз и требует от тебя личной ответственности. И не только перед богом, но перед собратьями, перед детьми и родителями.

Эта личная индивидуальная, и, главное анонимная ответственность человека перед богом есть основа современного общества — добросовестного труда, уплаты налогов, крепкой семьи, отсутствия беспризорных детей на улицах. Личная анонимная ответственность — краеугольный амень современного государства и общества.

Харрисон открыл, что существенным, формирующим культуру фактором является религия. И когда он систематизировал страны по религиозной принадлежности, он пришел к неопровержимому выводу: страны с разными господствующими религиями имеют разные экономические показатели. (Л.Харрисон «Кто процветает», 1993г).

По так называемому индексу человеческого развития ООН, в котором самая развитая страна занимает первое место, а самая отсталая — 162-е. Страны, исповедующие христианство, по данным доклада ООН об Индексе человеческого развития 2001 года, расположены следующим образом:

Протестантские страны — 9,2

Католические — 58,3

Православные — 58,9

Этот факт поразил меня, и мне кажется, в России он просто игнорируется! А ведь он требует серьезного изучения и анализа в России с участием историков, социологов, теософов, культурологов и политиков. Посмотрите на хаос в самой европейской православной стране — Греции. Это вам не протестантская Эстония, в которой вообще ничего нет, кроме гранита и селедки, но был и есть порядок. А в Греции ни одна реформа не проходит. Или Кипр, где все деньги, которые были вкачаны ЕС, ушли в чьи-то карманы. Это только подтверждает, что в православных странах отношение к закону очень вольное, ибо сам этический код мягок и расплывчат. Особенно в России.

Если спросить русского человека, в какого Бога он верит, скорее всего, он ответит, что в Бога, который все простит. Может, поэтому сегодня в церковь, помимо множества простых и искренне верующих людей, идут все цапки и братки? Всепрощающий русский Бог дает отъявленным преступникам бесхитростную надежду, что посещение церкви и иконка в джипе обеспечат ему искупление всех его смертных грехов, а также оградят от гибели на следующей «стрелке». Только этим можно объяснить поголовное воцерковление криминалитета.

Болгария – светское государство. Как и все конституционные республики, она предоставляет свободу вероисповедания, что закреплено в Конституции страны. Религиозные институты и учреждения здесь отделены от государства. В стране представлены разные религии и конфессии. Верующими себя считает около 80% населения страны, хотя всего 13,6% из них регулярно посещает службы.

Самую большую конфессию составляют христиане – 85% всего населения. Главной религией страны по традиции с IX в. официально считается восточно-православное христианство. Его исповедует 82,6% жителей Болгарии. 0,6% населения (44 000 человек) исповедуют католицизм и 1,12% — протестантизм (греко — католики и протестанты). Есть приверженцы армяно-григорианской православной церкви, последователи различных христианских сект: пятидесятники, методисты, баптисты, адвентисты и др.

Второй по влиянию и численности приверженцев религией в Болгарии является ислам. Почти 13 % верующих жителей страны (около 1 миллиона человек) – мусульмане.

В Болгарии живет и небольшое число представителей иудаизма.

В стране действуют также русская, румынская и евангелистская церкви.

На территории современной Болгарии много исторических языческих культовых объектов: древние фракийские святилища и гробницы — долмены, датируемые II-I тысячелетиями до н.э. Они находятся недалеко от сёл Свештари м Мезек, а также городов Стрелча и Казанлык.

Православие

Христианство пришло в Болгарию в І веке н. э. Согласно преданиям, Амплий, ученик апостола Павла, основал первую епископскую кафедру в г. Одес (нынешняя Варна). По свидетельству Евсевия Кесарийского, во II веке епископские кафедры существовали уже и в болгарских городах Дебелт и Анхиал. Епископ Сардики (теперешняя София) Протогон был участником Первого вселенского собора в 325 году.

В середине IX в., в 865 году, царь Болгарии святой князь Борис I первым принимает христианство. Его крестил греческий миссионер. Вслед за этим событием произошло массовое крещение болгарского народа. Умный и острожный Борис понимал, что христианство поможет ему объединить народ Болгарии, укрепить болгарское государство, свою власть и влияние. К тому же к концу первого тысячелетия сложились политические, экономические и социальные условия для быстрого распространения христианства. Народ принимает православие, оно становится частью его культуры и жизни. В следующем десятилетии болгарская христианская церковь становится автокефальной (независимой) под юрисдикцией Константинопольского патриархата. С тех пор православие несколько раз теряло свою независимость. С 1953 года она снова стала автокефальной, т.е. управляет своей внутренней жизнью сама, и занимает в диптихе (списке церквей, упоминаемых во время торжественных литургий) 6 место. Возглавляет болгарскую ортодоксальную церковь Патриарх Болгарии, который совместно с Синодом митрополитов представляет и осуществляет верховную религиозную власть. Службы в церквях Болгарии ведутся на болгарском языке. Болгарская православная церковь делится на епархии, а те, в свою очередь, на энории, которые возглавляют священники (обычно женатые).

Православие сыграло важную роль в формировании болгарской нации. Во времена владычества иноземцев оно помогло сохранить родной язык и , во многом, и культуру. Первые христианские церкви начинают строиться в конце 1-го тысячелетия.

Католицизм

Католицизм — третья по числу приверженцев после православия и ислама религия в Болгарии. Принадлежит к греко-католической церкви. Первые представители католицизма появились в стране в XIV в.во время господства турок. Это были купцы и рудокопы из стран Западной Европы, исповедующие римо-католичество. В XVI — XVII вв. в католичество перешли павликиане – потомки одного из самых крупных по размаху и влиятельных еретических движений средневековья, зародившегося в Армении в VII веке . Из-за религиозных преследований турками в XVIII в. павликиане вынуждены были бежать с территории бывшей Византийской империи за Дунай и обосновались в районе Банат. Они стали называться банатскими болгарами. И сегодня на границе с Сербией и Румынией живет 10-15 тысяч потомков павликиан (банатских болгар), которые исповедуют теперь римо — католичество. Часть их приняла ислам (помаки) и живет в Греции, Турции и Македонии ( бывшая Югославия). В начале XX в., во время геноцида армян в Турции, в Болгарию бежали армяне, представители армянской православной церкви. В стране есть католические церкви и соборы: в Софии, Пловдиве и других городах.

Ислам

Это вторая по числу последователей религия в Болгарии. Ислам пришел после завоевания страны турками в ХIV веке и насаждался, практически насильно, большей частью среди горожан. Мусульмане Болгарии различаются этнически. Самую большую группу представляют мусульмане турецкого происхождения — этнические турки, которых в стране более 713 000 человек. Они компактно живут на северо-востоке страны и на границе с Турцией: в Шумене, Разграде, Кырджали, Хасково. Ислам исповедуют также около 130 000 этнических болгар – помаков, в XV — XVII в. насильно обращенных в ислам. Они живут в основном в Родопах. Третьими по численности считаются цыгане (103 000 человек), живущие по всей стране небольшими группами. Мусульманство в Болгарии исповедуют также татары, арабы, черкесы (20000 человек), попавшие в Болгарию в XIX в., албанцы и боснийцы.

Мусульмане Болгарии в большинстве своем сунниты (0,03%). Шиитов в стране около 80000 человек.

В стране много мечетей. В столице Болгарии Софии находится одна из старейших в Европе, интерес представляют мечети Бююк и Баня Баши. Самый большой мусульманский комплекс, включающий мечеть, медресе, кладбище, библиотеку и павильон с минеральными источниками, «Томбул Джамия» находится в г. Шумен. Построен он в 1774 году. Мечети есть в Пловдиве (Имарет и Джумая), в Разграде (мечети Ахмед Бея и Ибрагима Паши), в Самокове (Байракли). Интересно, что некоторые из культовых объектов — Демир Баба и развалины села Оброчище (недалеко от Варны), одновременно почитаются и мусульманами, и христианами.

Иудаизм

Иудеи живут в Болгарии уже 2000 лет. В средние века на ее землях поселились евреи из Центральной Европы. Здесь нашли убежище также целые общины евреев, изгнанные из Испании католическими королями. В начале Второй мировой войны в стране было около 60000 представителей иудаизма. Они смогли избежать участи, которая постигла евреев в других странах, окуппированных нацистами. 90% болгарских евреев эмигрировали в Израиль, когда было создано государство. Сегодня еврейская община в Болгарии немногочисленна. Во многих городах есть синагоги: Софии, Пловдиве, Самокове, Русе, Видине и др.
Религиозные общины Болгарии существуют официально и живут дружно.

Сегодня американский исследовательский центр Pew Research Center представил итоги масштабного социологического опроса о религиозной идентичности жителей 18 государств постсоветского пространства, а также Центральной и Восточной Европы. Как оказалось, в бывших странах соцблока резко увеличилось число граждан, считающих себя православными, при этом количество католиков серьезно сократилось даже в традиционных для этой конфессии регионах. Жители стран с православным большинством оказались более консервативными в своих суждениях по вопросам о роли женщины в семье и правах ЛГБТ, они одобряют поддержку церкви государством, а также считают, что «Россия обязана защищать православных христиан».

Pew Research Center опросил с июня 2015 года по июль 2016 года более 25 тыс. человек в Армении, Белоруссии, Болгарии, Боснии и Герцеговине, Венгрии, Греции, Грузии, Латвии, Литве, Молдавии, Польше, России, Румынии, Сербии, на Украине, в Хорватии, Чехии и Эстонии. Как оказалось, в ряде стран в Бога верят девять из десяти респондентов или даже больше: 99% опрошенных в Грузии, 95% в Армении, 95% в Молдавии, 95% в Румынии и 94% в Боснии. В России верующих оказалось 75%. Православными христианами назвали себя 57% всех опрошенных, они образуют религиозное большинство в десяти странах (жителей Армении исследователи из США также называют православными, хотя Армянская апостольская церковь относится к древневосточным церквям и ее догматическое учение отличается от православного). 18% — католики, они составляют большинство в четырех государствах. Мусульман около 10%, среди выбранных стран они составляют большинство лишь в Боснии (52%). О своем атеизме заявили 14% опрошенных, они преобладают в Чехии (72%) и Эстонии (45%).

Pew Research Center — негосударственный американский центр по изучению общественного мнения, создан в 2014 году. Называет себя «внепартийным и беспристрастным fact tank», информирующим о проблемах и тенденциях, «которые будут формировать Америку и весь мир». В уставе центра подчеркивается, что он не придерживается каких-либо политических позиций. Финансируется The Pew Charitable Trusts — объединением частных фондов, созданных в 1948–1979 годах владельцем Sun Oil Company Джоном Пью.

Исследователи отмечают, что в крупнейших странах выбранного региона наблюдается «резкое увеличение доли православных христиан и уменьшение доли католиков». С момента распада СССР доля россиян, причисляющих себя к православным христианам, увеличилась: в 1991 году 37% граждан России называли себя православными, а сейчас таких уже 71%». Схожая тенденция отмечается на Украине (с 39% до 78%) и в Болгарии (с 59% до 75%). При этом в традиционно католических странах число верующих сократилось по сравнению с 1991 годом — в Польше с 96% до 87%, Венгрии — с 63% к 56%, Чешской Республике — с 44% до 21%.

Авторы опроса спросили также, насколько отличается религиозность общества в 2015 году от ситуации 1970–1980-х. 87% грузин, 59% украинцев и 55% россиян считают, что сейчас их страны более религиозны, чем в советское время. При этом 87% греков, 86% румын и 86% поляков уверены, что сейчас в их странах меньше верующих, чем 45 лет назад.

Хотя православных и больше в этом регионе, они не так строго относятся к религиозным предписаниям, как католики. Так, 54% католиков Боснии и 45% католиков Польши утверждают, что посещают церковную службу каждую неделю. Среди православных так поступают 21% верующих румын, 17% греков и грузин и всего 6% россиян.

В странах с православным большинством гораздо больше жителей, которые считают принадлежность к религии неотъемлемой частью национальной идентичности. Так, 82% армян считают, что «настоящий армянин» должен быть христианином. Такого же мнения придерживаются 81% грузин и 78% сербов. Россия в этом ряду занимает лишь восьмое место из десяти: здесь религия как часть национальной идентичности важна для 57% граждан. Авторы отмечают необычную ситуацию: «Даже российские мусульмане и люди без религиозных предпочтений уверены, что «истинные русские” должны быть православными».

В католических странах связь между религией и национальностью важнее всего для поляков (64%), хорватов (58%) и литовцев (56%).

В 10 из 18 стран Центральной и Восточной Европы более половины опрошенных согласны с утверждением, что «наши люди неидеальны, но наша культура превосходит все остальные». В семи из этих десяти стран преобладают православные христиане, а самые высокие показатели убежденности в культурном превосходстве зарегистрированы в Греции (89%), Грузии (85%) и Армении (84%). В странах с католическим большинством и странах без господствующей религии только в Боснии 68% респондентов считают, что их национальная культура «превосходит все остальные».

Интересно отношение католиков и православных к мусульманам. Авторы опроса спросили, как верующие относятся к тому, чтобы мусульманин: а) стал членом их семьи, б) соседом, в) гражданином страны. Хуже всего эти варианты восприняли армяне: 92% опрошенных не желают видеть мусульман в своей семье, по 77% не хотят жить с ними по соседству или видеть их согражданами. А вот Россия оказалась на последнем месте по нетерпимости к мусульманам среди православных стран: здесь не готовы считать мусульманина родственником 47% опрошенных верующих, против такого соседства 24%, против выдачи гражданства 19%.

Аналогичный вопрос был задан и про отношение к евреям. Вновь выделились армяне: 66% не хотели бы видеть еврея членом семьи, 33% — соседом, и столько же не в восторге от идеи предоставления им гражданства. Россия занимает в списке седьмое место (37%, 19% и 13% соответственно). Аналогичные вопросы не вызвали восторга прежде всего у литовцев (50%, 24% и 23%) и католиков Украины (48%, 21% и 4%).

Как утверждают авторы исследования, жители стран с православным большинством считают, что государство должно поддерживать распространение религиозных ценностей и верований в стране, а также оказывать финансовую поддержку господствующей церкви. В Армении так думают 59%, в Грузии — 52%, в Румынии — 46%. Россия по этому показателю находится на шестом месте с 42% респондентов. Вместе с тем в большинстве католических стран такое мнение гораздо менее распространено: 43% литовцев, 28% венгров, 27% хорватов и 25% поляков считают, что религия должна оставаться за рамками государственной политики.

Данные Pew Research Center показывают, что жители православных стран придерживаются более консервативных взглядов по ряду социальных вопросов, чем католики. Так, 97% армянских верующих считают гомосексуальность «морально недопустимой», такого же мнения придерживаются 93% опрошенных в Грузии, 92% в Молдавии и 86% в России. А вот в Греции таких взглядов придерживаются лишь 44% православных. В странах с католическим большинством о недопустимости гомосексуальности говорят 69% литовцев, 54% венгров и 47% поляков.

В вопросе легальности абортов наибольшую терпимость среди православных проявляют болгары (80% верующих), сербы (63%) и румыны (58%). Россия тут находится на седьмом месте: 36% респондентов считают, что аборты должны быть легальны во всех случаях. Среди католиков больше всего поддерживают эту идею венгры (70%), нетерпимее всего относятся к абортам поляки (только 41% допускает искусственное прерывание беременности). В атеистической Чехии 84% опрошенных считают аборт допустимым.

Отдельный вопрос посвящен политической роли России в регионе. И православным, и католикам было предложено оценить утверждения: «Россия обязана защищать православных христиан, проживающих за ее границами» и «Россия обязана защищать этнических русских, проживающих за ее границами». Наибольшее понимание по обоим вопросам проявили армяне: эти тезисы поддержали 79% и 84% соответственно. На втором месте оказались сербы (74% и 86%), на третьем — сами россияне. На последнем месте в списке оказались украинцы: там с этими утверждениями согласны лишь по 38%. «Тем не менее даже за пределами регионов, где разгорелся конфликт, более трети украинцев считают, что Россия обязана защищать православных христиан в других странах»,— уточняют авторы опроса.

Среди католиков к «русскому миру» с пониманием относятся венгры (52% и 62%) и поляки (51% и 63%), а вот в Литве и Хорватии обе идеи поддерживают менее половины граждан. Такое же скептическое отношение высказывают в Чехии: там право России защищать православных и русских по всему миру признают лишь 34% и 36%.

«Полученные в ходе исследования результаты позволяют говорить о том, что религия стала важной составляющей самосознания людей на постсоветском пространстве и в других странах Центральной и Восточной Европы»,— отметила представлявшая исследование Неха Сахгал, замдиректора по научной работе Pew Research Center. Впрочем, сделать однозначный вывод о перспективах роли религии в этих обществах все равно сложно. По мнению Ксении Лученко, эксперта РАНХиГС, в перспективе следующей четверти века хотя часть российского общества останется секулярной, удельный вес «правых» фундаменталистов вырастет — во многом этот процесс уже сейчас идет в странах Центральной Европы. Такое развитие событий, по словам заведующего лабораторией сравнительных социальных исследований Эдуарда Панарина, вероятно только в случае негативного сценария развития экономики. «Если же Россия продемонстрирует устойчивый рост экономики и благосостояние общества будет расти, многие взгляды россиян станут более либеральными»,— считает он.

Александр Черных, Анастасия Мануйлова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *