Страстной монастырь

Замечательный московский монастырь, освященный во имя Страстной иконы Божией Матери и варварски уничтоженный большевиками, стоял до революции на Тверской улице, там, где сейчас сквер перед кинотеатром «Россия». Его колокольня была точно на том месте, где ныне стоит памятник Пушкину.

Именно здесь в XVII веке в Москве с почестями встречали чудотворную Страстную икону Божией Матери, перевезенную в русскую столицу из Нижегородской области – на месте этой исторической встречи и был основан Страстной монастырь. К счастью, сама икона уцелела в революцию и ныне находится в церкви Воскресения в Сокольниках, на левой, северной стене Петропавловского придела. Как известно, в советские годы эта окраинная, отдаленная от центральной Москвы церковь стала приютом многих московских святынь, привозимых сюда из разрушенных храмов и монастырей.

Страстная икона Божией Матери, славящая исцелениями больных, называется так потому, что на ней рядом с Богородицей изображены два ангела с орудиями страданий — «страстей» Христовых — копьями и крестом. Старинная легенда, связанная с этой иконой, повествует, что в старину в селе Палицах Нижегородской губернии жила крестьянка Екатерина, которая была одержима «беснованием»: совершенно помешанная, она бегала от людей, скиталась по лесам и не раз пыталась наложить на себя руки. Однажды, придя ненадолго в себя, она стала проникновенно молиться Божией Матери, прося избавить ее от этого бедствия и дала обет уйти в монастырь в том случае, если она выздоровеет. Получив долгожданное исцеление, Екатерина совсем забыла о данном обете и стала жить обыкновенной, полной суеты, мирской жизнью. И один раз на молитве она вдруг вспомнила о своем обещании. На нее напал такой ужасный страх, что от душевного потрясения она слегла в постель. Ночью Екатерина услышала, что кто-то у дверей ее комнаты тихо читает молитву, а потом дверь открылась, и к ней вошла Пресвятая Богородица в багряном одеянии, вытканном золотыми крестами. Она обратилась к больной: «Екатерина! Почему ты не исполнила обета в иноческом чине служить Сыну Моему и Богу? Иди же теперь, возвести всем о Моем явлении тебе и скажи, чтобы живущие в мире воздерживались от злобы, зависти, пьянства и всякой нечистоты; пребывали бы в целомудрии и нелицемерной любви друг к другу, почитали бы воскресные и праздничные дни, посвященные имени Господню и Моему».

Екатерина не исполнила повеления Богородицы, опасаясь, что ей никто не поверит и примут за сумасшедшую. Видение повторилось еще дважды, а на третий раз она была сильно наказана за свое малодушие: ее парализовало, рот искривился, голова обратилась в сторону, и женщина впала в полное расслабление. Вскоре она была помилована. Снова во сне Екатерина услышала таинственный голос, повелевавший ей немедленно идти в Нижний Новгород к иконописцу Григорию, у которого находился написанный им образ Божией Матери, рассказать ему о чудесных явлениях и, собрав именем Пресвятой Богородицы семь серебряных монет, отдать их иконописцу для украшения этого образа. «Когда ты помолишься перед этим образом с верою, то получишь исцеление сама и многие другие», — добавил голос. Екатерина исполнила этот наказ, и, помолившись перед иконой, действительно получила исцеление. С тех пор у образа Божией Матери начали совершаться многие чудеса и исцеления.

Местный землевладелец, боярин Лыков, прослышав об этой иконе, перевел ее в церковь своей вотчины в Палицах. История чудотворного образа на этом только началась, а вместе с ним – и новая страница в летописи московской истории. Страстную икону решили перенести в Москву – и 26 (13) августа 1641 года ее торжественно встречал царь Михаил Федорович со свитой и духовенством на главной московской улице Тверской, или Царской, как прежде она еще называлась. На том месте, где была встречена икона, у Тверских ворот Белого города, царь велел «возградить церковь камену», во имя Страстной иконы, и праздник ей определили тот августовский день, когда икона была торжественно доставлена в Москву. А в 1649 году набожный царь Алексей Михайлович повелел основать тут Страстной «девичий» монастырь. Он и дал дореволюционное название площади Тверских ворот, — Страстная, а потом и местного бульвара. Свое старомосковское имя Страстная площадь носила до 1932 года.

История и судьба Страстного монастыря оказалась тесно связана с Тверской улицей, на которой он был основан – даже после революции их постигла единая участь. Эта улица появилась еще в XIV веке на пути из Москвы в Тверь: «Город Тверь — в Москву дверь». А в памятном для нее XVII веке Тверская стала главной улицей Москвы, отчего и называлась Царской – по этой улице совершались парадные выезды царя, а экипажи иностранных послов и гостей неслись по ней в Кремль. Через сто лет она стала началом дороги в новую российскую столицу — Санкт-Петербург.

Здесь, на Тверской, начиналось все самое новое и лучшее в Москве. И если в ранние петровские времена с ней явно соперничала Немецкая слобода, то потом конкурентов Тверской более не осталось. На этой улице были опробованы почти все виды дореволюционного городского транспорта — отсюда уходили в свой первый путь и дилижансы, и конка, и московский трамвай. И огни первых в Москве электрических фонарей засверкали именно на Тверской. Здесь же, напротив Страстного монастыря, в XVIII столетии был устроен первый московский бульвар – Тверской, а в XIX веке за монастырем появился один из самых молодых и самый широкий бульвар Москвы, получивший имя Страстной.

В середине 1770-х годов обитель сгорела в пожаре — выгорело все, кроме написанных на стенах Боголюбской иконы и образа св. Иоанна Воина. Императрица Екатерина II приказала восстановить Страстной монастырь.

Бедствие в обитель пришло в 1812 году – наполеоновские полчища расположились здесь «на постой». (По какой-то горькой иронии судьбы в соседней с монастырем усадьбе Голицыных разместился штаб главного интенданта наполеоновской армии, где среди интендантских офицеров находился молодой Анри Бейль — будущий писатель Стендаль.) Интервенты разворовали и осквернили монастырь – не только святотатством, но и расстрелами, казнями, допросами сопротивлявшихся москвичей, а один храм и вовсе был обращен в магазин. Монастырь закрыли и заперли, хотя, по историческим свидетельствам, захватчики раз позволили монахиням совершить службу и дали им все необходимое для богослужения.

И в октябре, когда армия Наполеона спешно покинула Москву, именно в стенах Страстного монастыря был отслужен первый в городе благодарственный молебен Христу Спасителю о чудесном спасении Москвы и об избавлении от нашествия иноплеменных. Молебен, на котором присутствовал казацкий генерал Иловайский, отслужил настоятель сгоревшей университетской церкви о.Иона. Эта достоверная история подтверждает московское предание о том, что именно с колокольни Страстного монастыря в Москве раздался первый звон после ухода неприятеля.

И после пожара 1812 года монастырь был роскошно отстроен заново. Достойный ученик Д.Жилярди, русский архитектор М.Д.Быковский построил замечательную надвратную колокольню с шатром и с часами – тогда это было новшеством. Церковь в ней освятили во имя св. Алексия Человека Божия, по именинам основателя Страстного монастыря, царя Алексея Михайловича, а иконы нового храма написал художник В.В.Пукирев – достаточно вспомнить его «Неравный брак».

Монастырь славился в старой Москве своим прекрасным хором и рукоделием монахинь. До революции на площади перед ним происходили летом народные гуляния– в августовский престольный праздник и в шестое воскресение после Пасхи, когда Страстная икона праздновалась еще раз.

Страстной монастырь оказался связанным и с именем Пушкина.

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы,

Мелькают мимо будки, бабы

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах…

Этих галок, судя по тексту, Пушкин заметил именно на колокольне Страстного монастыря. Львы же, разумеется, с усадьбы Хераскова-Разумовского, построенной Жилярди почти напротив монастыря — «будто окаменевшие вельможи, переваривающие лукулловский обед», — писал о них потом Гиляровский. И после смерти поэта, по преданию, на Тверской произошло знаменательное событие. В 1880 году напротив Страстного монастыря в начале Тверского бульвара поставили памятник Пушкину работы А.Опекушина, сооруженный на народные деньги. И существует легенда, что когда на Страстную площадь везли пьедестал для этого памятника, при повороте на Тверскую им встретилась бедная похоронная процессия с гробом Анны Петровны Керн, которой Пушкин посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье». И будто бы лошади, тащившие пьедестал, почтительно остановились, уступая дорогу возлюбленной поэта. Анна Керн была захоронена близ города Торжка в Тверской области, на погосте села Митино – на ее могиле стоит большой надгробный камень, на котором высечены пушкинские строфы.

А в 1950 году памятник Пушкину перенесли на другую сторону площади, развернули на 180 градусов и поставили на то место, где прежде стояла колокольня Страстного монастыря.

После революции старинный московский монастырь постигла печальная участь. Вначале он был осквернен пролетарствующими художниками, которые расписали его стены кощунствами, потом, в марте 1919 года, «упразднен», и его помещения занял Военный Комиссариат. Одно время общежитие студентов «Коммунистического университета трудящихся Востока» сосуществовало там с последними монахинями, еще ютившихся в своих кельях, затем обитель передали Центральному Архиву. А 1928 году ее окончательно ликвидировали, и с 1929 года в стенах бывшего монастыря открылся Центральный Антирелигиозный Музей – преобразование в духе советской власти. В этот музей была привезена легендарная корона с Воскресенской церкви в Барашах (см. нашу публикацию от 26 сентября прошлого года) – там ее след уже обрывается. Страстную же площадь переименовали в Пушкинскую. А монастырь был полностью снесен в 1937 году – для чего, неизвестно, кроме как «в целях антирелигиозной пропаганды».

И только одна традиция народных гуляний по-прежнему осталась в советские годы на центральной площади главной московской улицы и тоже дважды в год: 7 ноября и 1 мая здесь вечерами собирались москвичи и прогуливались по центральной магистрали, где на диво горожанам перекрывали автомобильное движение. Многим памятна праздничная иллюминация Тверской и Центрального телеграфа.

И еще одна исчезнувшая местная московская достопримечательность. Совсем рядом с монастырем, на месте корпуса газеты «Известия» раньше стоял знаменитый «дом Фамусова», принадлежавший М.И.Римской-Корсаковой. Здесь не раз бывал и Пушкин, но больше в памяти Москвы этот дом остался причастным к Грибоедову. Младший сын хозяйки, Сергей Александрович, был женат на двоюродной сестре писателя, Софье Алексеевне – она стала прототипом Софьи в комедии «Горе от ума». Писатель часто бывал в этом доме. По легенде, однажды на балу у Корсаковой он стал нападать на пристрастие москвичей ко всему французскому — точь-точь из будущего монолога Чацкого: «Чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья». Все решили, что Грибоедов сошел с ума, и после этого многие ездили к нему справиться о его здоровье. «Я же им докажу, что я не сошел с ума!» — не выдержал Грибоедов и написал в ответ «Горе от ума».

Дом тоже снесли — не пощадили ни старины, ни памяти о Грибоедове. Весь этот снос был определен чудовищным Генеральным планом социалистической реконструкции Москвы 1935 года. Тверская потеряла и красивейший монастырь – частицу своей истории, и свое иконное старомосковское лицо, и даже свое имя, названная в честь Горького еще при жизни пролетарского «буревестника». Из всех утрат вернуть последнее оказалось самым простым – но единственным.

И ныне о Страстном монастыре и славной московской старине главной улицы столицы напоминает лишь имя Страстного бульвара.


Всего 18 фото Страстной монастырь. Акварель Ф.И. Ясновского. 1878. Слева «Дом Фамусова».
Страстной монастырь это еще одна и отдельная боль об уничтоженных примечательных архитектурных сооружениях Старой Москвы в безбожное послереволюционное время. Страстно́й монастырь — женский монастырь, основанный в 1654 году в Земляном городе у ворот Белого города в Москве; освященный во имя Страстной иконы Божией Матери. Монастырь находился на Тверской улице, там, где сейчас сквер перед кинотеатром «Россия». Его колокольня была точно на том месте, где сейчас стоит памятник Пушкину. Именно здесь в XVII веке в Москве с почестями встречали чудотворную Страстную икону Божией Матери, перевезенную в русскую столицу из Нижегородской области – на месте этой исторической встречи и был основан Страстной монастырь. К счастью, сама икона чудом уцелела в революцию и ныне находится в церкви Воскресения в Сокольниках.
Этот материал как и следует из заголовка будет посвящен Страстному монастырю и памятнику Александру Сергеевичу Пушкину. Я намеренно совместил эти два вечных московских образа — Страстного монастыря как символа уничтоженного архитектурного наследия столицы, памятника великому поэту находящемуся на том самом месте, где находился монастырь и как бы занявшему его место. Сейчас само собой получается, что эти образы неотделимы как друг от друга, так и от народного коллективного сознания. Мы узнаем об их истории в неразрывной связи с дуруг другом, а история эта над сказать, довольно затейливая. Также вероятно любопытным будет и внимательно рассмотреть лик Пушкина в крупном приближении. Итак, приступим.
Страстная икона Божией Матери, славящая исцелениями больных, называется так потому, что на ней рядом с Богородицей изображены два ангела с орудиями страданий — «страстей» Христовых — копьем и крестом. Старинная легенда, связанная с этой иконой, повествует, что в старину в селе Палицах Нижегородской губернии жила крестьянка Екатерина, которая была одержима «беснованием». Однажды, придя ненадолго в себя, она стала проникновенно молиться Божией Матери, прося избавить ее от этого бедствия и дала обет уйти в монастырь в том случае, если выздоровеет. Получив долгожданное исцеление, Екатерина вскоре совсем позабыла о данном обете как часто бывает и стала жить обыкновенной, полной суеты, мирской жизнью. Богородица два раза в видении являлась Екатерине и укоряла её за неисполнения обета. Екатерина смущалась, но продолжала жить прежней жизнью.


На третий раз Екатерина была наказана за свое малодушие и греховную жизнь: ее парализовало. Однако вскоре она была помилована и снова во сне Екатерина услышала таинственный голос Богородицы, повелевавший ей немедленно идти в Нижний Новгород к иконописцу Григорию, у которого находился написанный им образ Божией Матери, рассказать ему о чудесных явлениях и, собрав именем Пресвятой Богородицы семь серебряных монет, отдать их иконописцу для украшения этого образа. «Когда ты помолишься перед этим образом с верою, то получишь исцеление сама и многие другие», — добавил голос Богоматери. Екатерина воодушевившись исполнила этот наказ, и, помолившись перед иконой, действительно излечилась. С тех пор у образа Божией Матери начали совершаться многие чудеса и исцеления.
Местный землевладелец, боярин Лыков, прослышав об этой иконе, перенес ее в церковь своей вотчины в Палицах. История чудотворного образа на этом только начиналась, а вместе с ним – и новая страница в летописи московской истории. По мере роста почитания Страстную икону решили перенести в Москву – и 26 (13) августа 1641 года её уже торжественно встречал царь Михаил Федорович со свитой и духовенством на главной московской улице Тверской, или Царской, как прежде она еще называлась. На том месте, где была встречена икона, у Тверских ворот Белого города, царь велел «возградить церковь камену», во имя Страстной иконы, и праздник ей определили тот августовский день, когда икона была торжественно доставлена в Москву.
В 1646 году на месте встречи был построен пятиглавый храм с вызолоченными железными крестами, в который поместили чудотворную икону. Строительство церкви закончили уже при Алексее Михайловиче. А в 1649 году набожный царь Алексей Михайлович повелел основать тут Страстной «девичий» монастырь. И в 1654 году при храме был устроен женский монастырь, вокруг которого возвели ограду с башнями. В ансамбль входила кстати и построенная рядом в 1652 году Церковь Рождества Богородицы в Путинках. В 1692 году на территории монастыря была установлена надвратная колокольня. На 1701 год в монастыре значилось 54 деревянные кельи. Страстной монастырь дал дореволюционное название площади Тверских ворот, — Страстная, а потом и местного бульвара. Свое старомосковское имя Страстная площадь носила до 1932 года.


Страстной монастырь. 1895-1898 гг.
История и судьба Страстного монастыря оказалась тесно связана с Тверской улицей, на которой он был основан – даже после революции их постигла единая участь. Эта улица появилась еще в XIV веке на пути из Москвы в Тверь: «Город Тверь — в Москву дверь». А в памятном для нее XVII веке Тверская стала главной улицей Москвы (Царской) – по этой улице совершались парадные выезды царя, а экипажи иностранных послов и гостей неслись по ней в Кремль. Через сто лет она стала началом дороги в новую российскую столицу — Санкт-Петербург. Здесь, напротив Страстного монастыря, в XVIII столетии был устроен первый московский бульвар – Тверской, а в XIX веке за монастырем появился один из самых молодых и самый широкий бульвар Москвы, получивший имя Страстной.
В середине 1770-х годов обитель сгорела в пожаре — выгорело все, кроме написанных на стенах Боголюбской иконы и образа св. Иоанна Воина. Императрица Екатерина II повелела восстановить Страстной монастырь. Бедствие в обитель пришло и в 1812 году – наполеоновские полчища расположились здесь «на постой». Интервенты разворовали и осквернили монастырь. Его закрыли и заперли, хотя, по историческим свидетельствам, захватчики раз позволили монахиням совершить службу и дали им все необходимое для богослужения. В октябре, когда армия Наполеона спешно покинула Москву, именно в стенах Страстного монастыря был отслужен первый в городе благодарственный молебен Христу Спасителю о чудесном спасении Москвы и об избавлении от нашествия иноплеменных. Молебен, на котором присутствовал казацкий генерал Иловайский, отслужил настоятель сгоревшей университетской церкви отец Иона. Эта достоверная история подтверждает московское предание о том, что именно с колокольни Страстного монастыря в Москве раздался первый звон после ухода неприятеля.

После пожара 1812 года монастырь был роскошно отстроен заново. Ученик Д.Жилярди, русский архитектор М.Д. Быковский построил замечательную возвышенную надвратную колокольню с шатром и часами – тогда это было новшеством. Церковь в ней освятили во имя св. Алексия Человека Божия, по именинам основателя Страстного монастыря, царя Алексея Михайловича, а иконы нового храма написал художник В.В. Пукирев. Также в здании колокольни находилась часовня для иконы Пресвятой Богородицы.04.

Страстная площадь
Колокольня визуально связывала монастырь с Тверской улицей и представляла собой комплекс из ворот, ограды и боковых корпусов с башенками. Большой колокол Страстного монастыря в Пасхальную ночь первым откликался на благовест колокольни Ивана Великого, давая сигнал к праздничному звону всех московских колоколен. При игуменье Евгении в монастыре был создан приют для сербских и болгарских девушек, вывезенных с фронта русско-турецкой войны. Их воспитывали до совершеннолетия, а затем на монастырские средства отправляли на родину. В 1885 году на колокольню установили новый колокол на пожертвования московских купцов Михаила Дмитриевича Орлова, С.П. Клюжина, В.В. Николаева и других. Колокол был отлит на заводе Самгина, весил 11 тонн 560 кг и был украшен изображениями Спасителя, Страстной иконы Богоматери, Святого Николая.
В 1894 году купец Михаил Орлов построил в монастыре каменное здание для монастырской церковно-приходской школы «Ксениевской». В ней воспитывалось до 50 девочек. В конце XIX века был возведён новый трапезный корпус, при котором устроили одноглавую церковь Антония и Феодосия Печерских. На 1897 год монастырские кельи вмещали до 300 сестёр. У северной стены находился двухэтажный корпус, где помещалась просфорня — цех выпечки просфор. Монастырь славился в старой Москве своим прекрасным хором и рукоделием монахинь. До революции на площади перед ним происходили летом народные гуляния – в августовский престольный праздник и в шестое воскресение после Пасхи, когда Страстная икона праздновалась еще раз.


Страстная площадь. 1920-е гг. Снято из здания газеты «Известий».
На среднем плане Церковь Дмитрия Солунского. На дальнем плане знаменитый «Дом Нирнзее».
Страстной монастырь уже во времена Пушкина оказался связанным с его именем.
Пошел! Уже столпы заставы Белеют; вот уж по Тверской Возок несется чрез ухабы, Мелькают мимо будки, бабы Балконы, львы на воротах И стаи галок на крестах…
Что касается «львов на воротах», так это насчет усадьбы Хераскова-Разумовского («Английский клуб» впоследствии), построенной Жилярди почти напротив монастыря — «будто окаменевшие вельможи, переваривающие лукулловский обед», — писал о них потом Гиляровский. Ну, «галки на крестах», это конечно-же к надвратной колокольне Страстного монастыря.
Примечателен на Страстной площади и так называемый «Дом Фамусова», что на фото ниже слева от монастыря — так называли московский особняк начала XIX века, принадлежавший знатному дворянскому семейству Римских-Корсаковых, впечатления о визитах к которым А.С. Грибоедова предположительно нашли отражение в его комедии «Горе от ума». Это одно из немногих зданий округи, уцелевших после разрушений и пожара Москвы в 1812 году. Кроме А.С. Грибоедова, в нём неоднократно бывали П.А. Вяземский, А.С. Пушкин и другие общественные деятели и знаменитости первой трети XIX века. В течение второй половины XIX — первой половины XX веков в нём размещались Строгановское училище, гимназия, Коммунистический университет трудящихся Востока. Дом был разрушен в конце 1960-х годов, чтобы освободить место для нового корпуса газеты «Известия».

Страстная площадь. 1930 год.
Памятник Пушкину
В 1860 году по инициативе выпускников Царскосельского лицея, в котором учился Пушкин, была объявлена подписка по сбору средств на сооружение памятника в Москве. Было собрано около 30 тыс. рублей.

В 1870 году проводится новая подписка по инициативе лицеиста Якова Карловича Грота, и удаётся собрать около 160 575 рублей. В 1875 году по итогам проведения открытого конкурса первая премия за проект памятника Пушкину была присуждена А.М. Опекушину. При этом в окончательном варианте памятника форма пьедестала, предложенная А.М. Опекушиным (совмещение двух усечённых конусов), была заменена на форму, близкую к предложенной И.Н. Шредером (усечённая трапеция на прямоугольной призме). Для ведения строительно-монтажных работ Александр Михайлович Опекушин пригласил архитектора Ивана Семёновича Богомолова. Специальную комиссию по сооружению памятника возглавил принц П.Г. Ольденбургский.

Вид с Тверского бульвара на Страстную площадь. 1900-е гг.
Последующие пять лет ушли на изготовление модели статуи, отливку на бронзолитейном заводе в Петербурге, изготовление пьедестала из тёмно-красного сердобольского гранита и окончательный монтаж. Памятник первоначально предполагалось открыть 19 октября 1879 года (годовщина открытия Лицея), но из-за повреждения одного из угловых монолитов (под лестницами) его пришлось заменить двумя новыми, соединёнными вместе, что привело к задержке. К весне 1880 года все работы по сооружению памятника были закончены. Новым днём открытия было назначено 26 мая 1880 года (день рождения поэта); эта дата была отсрочена из-за траура по императрице Марии Александровне.
6 июня 1880 года, несмотря на пасмурную погоду, москвичи во множестве собрались на Страстной площади, в начале Тверского бульвара, где ликованием встретили открытие памятника. В тот же день в Московском университете состоялось торжественное собрание, на котором с речами о творчестве Пушкина и его месте в русской культуре выступили Н.С. Тихонравов и В.О. Ключевский.

Рисунок К. Тихомирова с фотографии. «Открытие памятника Пушкину 6 июня 1880 года — после снятия покрова».
В течение трёх дней в зале Дворянского собрания проходили различные праздничные мероприятия, на которых перед собравшимися выступали Тургенев, Ф.М. Достоевский, И.С. Аксаков и другие деятели культуры. Первоначально памятник был установлен в начале Тверского бульвара, лицом к Страстному монастырю. В 1950 году монумент был перемещен на другую сторону Тверской улицы (в то время Горького), на место снесенной колокольни Страстного монастыря, и развернут на 180 градусов.10.
Существует легенда, что когда на Страстную площадь везли пьедестал для этого памятника, при повороте на Тверскую им встретилась бедная похоронная процессия с гробом Анны Петровны Керн, которой Пушкин посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье». И будто бы лошади, тащившие пьедестал, почтительно остановились, уступая дорогу возлюбленной поэта. Анна Керн была захоронена близ города Торжка в Тверской области, на погосте села Митино – на ее могиле стоит большой надгробный камень, на котором высечены памятные пушкинские строфы.

Для людей моего поколения есть два памятника Пушкину. Оба одинаковых Пушкина стоят друг против друга, разделенные шумной площадью, потоками автомобилей, светофорами, жезлами регулировщиков. Один Пушкин призрачный. Он стоит на своем старом, законном месте, но его видят только старые москвичи. Для других он незрим. В незаполнимой пустоте начала Тверского бульвара они видят подлинного Пушкина, окруженного фонарями и бронзовой цепью. А Пушкин сегодняшний для меня лишь призрак. — В. Катаев. «Алмазный мой венец».

Пьедестал памятника украшают строки из пушкинского стихотворения «Памятник». При публикации этого стихотворения в 9-м томе первого посмертного собрания сочинений поэта, Жуковский по цензурным соображениям изменил его текст (заменив опасные слова «Что в мой жестокий век восславил я Свободу» на безобидные «Что прелестью живой стихов я был полезен» в 15-й строке и проведя косметическую правку в 13-й строке для сохранения рифмы). Одно из этих изменений (в 13-й строке) было вырезано на пьедестале с правой стороны:
И долго буду тем народу я любезен, Что чувства добрые я лирой пробуждал вместо написанного Пушкиным И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал
На левую сторону памятника попали неизменённые строки:
Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык
Двустишия были вырезаны на камне рельефом высотой 20 мм. 13.
В 1936 году, при подготовке к 100-летию со дня смерти поэта было решено заменить текст стихотворения на пушкинский оригинал.
Вернемся к истории Страстного монастыря. На этом крайне любопытном фото (ниже) снятом с самолета в 1927-1929 годах можно рассмотреть Страстную площадь и основные строения Страстного монастыря.

Страстной монастырь — в правой части кадра
Церкви Страстного монастыря
Собор Страстной иконы Божией Матери был построен в 1641-1646 годах и перестроен в 1778-м. Храм был двухэтажным, увенчанным пятью главами с крестами. При соборе находилось четыре придела:
— придел Нила Столбенского (наверху в боковой части галереи), устроенный в 1899 году вдовой протоиерея Нила Воронцова, служившего в соборе 46 лет. — придел Архангела Михаила (внизу), освящённый в 1690 году. В нём были погребены многие бояре из рода Плещеевых, Чаадаевых, князей Голицыных, Волконских. — придел Николая Чудотворца, устроенный в 1692 году. — придел святой великомученицы Анастасии Узорешительницы (на правой стороне в светлой галерее), освящённой митрополитом Филаретом в 1844 году после обновления архитектором Михаилом Быковским. Тут же у дверей покоилась её глава в раке. К западной части храма примыкала трапезная, а в его стены были встроены надгробные плиты.
Церковь Алексия Человека Божия находилась на втором ярусе под надвратной колокольней, построенной Михаилом Быковским в 1849-1855 годах. В ней были иконостас в стиле ампир, хоры и алтарь, выходящий внутрь монастыря, на собор. Церковь освящена в 1855-м митрополитом Филаретом.
Церковь Антония и Феодосия Печерских при монастырской трапезной, была построена на средства Л.Г. Шишкова в 1898-1899 годах по проекту архитектора Вячеслава Жигардловича. Освящена 4 апреля 1899 года. Снесена, как и все постройки монастыря, в 1937-м.

К 1907 году обитель владела 194 десятинами земли и получала из казны 337 рублей 43 копейки. В монастыре было 55 монахинь, 26 послушниц и игуменья. В 1913 году архитектором Леонидом Стеженским была построена монастырская гостиница с северо-восточной стороны территории монастыря — единственная сохранившаяся до наших дней постройка (Малый Путинковский переулок, 1/2).

Монастырская гостиница Страстного монастыря
После революции в 1919 году монастырь был упразднён, однако до 1924 года на его территории ещё жили 204 монахини. Потом в кельях устроили различные учреждения: с 1919 года в них находился Военный комиссариат; затем обитель заселили студенты Коммунистического университета трудящихся Востока. В 1928 году Москоммунхоз запланировал снос корпуса и стен монастыря, но вместо этого его помещения были переданы Центральному архиву. В том же году в монастыре разместили Центральный антирелигиозный музей Союза безбожников СССР.

Великий поэт взирает на «Союз Безбожников»…
В 1931 году Страстная площадь была переименована в Пушкинскую и расширена до современных пределов. В 1937 году в процессе реконструкции улицы Горького и Пушкинской площади постройки Страстного монастыря были снесены трестом «Мосразбор». После сноса удалось сохранить Страстную икону Божией Матери, которая ныне хранится в церкви Воскресения Христова в Сокольниках.
В советские годы только одна традиция народных гуляний изначально связанная со Страстной иконой по-прежнему оставалась в советские годы — на центральной площади главной московской улицы и тоже дважды в год: 7 ноября и 1 мая здесь вечерами собирались москвичи и прогуливались по центральной магистрали, где на диво горожанам перекрывали автомобильное движение. Многим памятна та праздничная иллюминация Тверской и Центрального телеграфа.17.
Памятник Пушкину на Пушкинской площади. 1950-е годы. На втором плане известный «Дом под юбкой»
На месте колокольни Страстного собора монастыря в настоящее время находятся кинотеатр «Пушкинский»/»Театр Мюзикла», сквер и памятник Александру Пушкину, перенесённый в 1950 году с Тверского бульвара. С 2006 года общество «Бородино-2012» выступает с предложением восстановить Страстной монастырь. Проект «Старой Москвы», озвученный на экспертном общественном совете при главном архитекторе Москвы, предлагал перенести памятник Пушкина на прежнее место, воссоздать колокольню и восстановить Страстной собор в глубине сквера. Однако комиссия по монументальному искусству при Мосгордуме отклонила предложение. Летом 2012 года на Пушкинской площади установили памятный знак, посвящённый монастырю (на фото ниже). В 2014 году община Страстного монастыря собрала 90 тысяч подписей за его восстановление, но проект не был поддержан.

Даже символично как-то получалось — это фото Пушкинского сквера — стела в память о Страстном монастыре стоит как будто бы в море крови христианских мучеников послереволюционного времени

Денисов Л. Православные монастыри Российской империи. — М.: Издание А. Д. Ступина, 1908.Ионина Н. 100 великих монастырей. — М.: Вече, 2006.
Ирина Левина — Страстной монастырь в Москве. 2003.
Кони А.Ф. Открытия памятника Пушкину (1880 г.) // Москва и её жизнь. — М.: Москва для всех, 1914.
Крейн А.З. Рукотворный памятник (1880-1980): К столетию открытия в Москве памятника Александру Сергеевичу Пушкину. — М.: Советская Россия, 1980.
Михайлов К. Москва, которую мы потеряли. — М.: Яуза, 2010.
Сытин П. Из истории московских улиц. — М.: АСТ, 2012.
Суслов И.М. Памятник Пушкину. — М.: Московский рабочий, 1983.
Токмаков И. Московский Страстной девичий монастырь. — М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1897.

«Сейчас за возрождение древней девичьей обители собрано 84 тысячи подписей граждан, в том числе 2 096 граждан, подписавшихся до 1937 года против слома Страстного собора», — сообщили в инициативной группе. Собранные подписи направляются в Московскую патриархию и столичную мэрию. Община Страстного монастыря намерена собрать 100 тысяч подписей, чтобы их инициатива была рассмотрена на государственном уровне.

Вокруг Страстного монастыря

Страстная икона, ранее находившаяся в одноименном монастыре, сейчас хранится в храме Воскресения Христова в Сокольниках, а ее полномасштабная копия — в церкви Успения Пресвятой Богородицы в Путинках, расположенной неподалеку от Пушкинской площади. Икона называется «Страстной» потому, что на ней рядом с Богородицей изображены два ангела с орудиями страданий (страстей) Христовых — копьями и крестом.

В середине 2000-х годов столичные власти планировали строительство на месте снесенного монастыря подземного паркинга, против чего также выступали представители православной общественности, однако впоследствии инвестиционный проект тоннеля и освоения подземного пространства Пушкинской площади был отменен.

В то же время, как отмечают сторонники возрождения обители, при реконструкции Пушкинского сквера в 2013 году, где совершались работы с применением тяжелой техники, все же был нанесен серьезный урон культурному слою-памятнику.

«В отвалах земли энтузиастами из общины Страстного монастыря были обнаружены и спасены белокаменные детали фундаментов, стен, надгробий и останки людей, здесь же захороненные в некрополе Страстного монастыря», — сообщила на XV Кадашевских чтениях летом этого года архитектор Аида Мелихова. Над захоронением в сквере был установлен небольшой гранитный памятник.

В прошлом году верующие также поднимали вопрос о переносе памятника Пушкину, возведенного в 1880 году на Тверском бульваре, на его прежнее место. Как отмечали активисты общины, памятник был перемещен на его нынешнее место в сквере только в 1950 году, и с того времени он стоит на месте алтаря надвратной церкви монастыря. Однако комиссия по монументальному искусству Мосгордумы решила не переносить памятник Александру Пушкину с Пушкинской площади, поскольку «это памятник федерального значения и двигать его нельзя».

Чудов, Вознесенский… Страстной?

Объединение граждан за возрождение Страстного монастыря также обратилось с открытым письмом к президенту РФ Владимиру Путину в поддержку его предложения по воссозданию Чудова и Вознесенского монастырей в Кремле. По мнению авторов обращения, данная инициатива поможет привлечь внимание и к проблеме воссоздания Страстного монастыря.
«Поддерживая ваше решение относительно Чудова и Вознесенского монастырей, выражаем уверенность, что процесс воссоздания святынь выйдет за стены Кремля в пространство города и коснется Страстного монастыря, стоявшего в центре Москвы, среди шума городской жизни», — говорится в письме.

В православной общине отметили, что «пришло время обратиться к непреходящим духовным историческим ценностям, поруганным в годы лихолетья послереволюционного времени». «Монастыри являлись оазисами духовности и культуры не только в Москве, но и во всех городах и весях страны. Восстановление каждого из них оздоровит среду жизнеобитания на значительной окрестной территории», — говорится в письме.

Путин на встрече с мэром Москвы Сергеем Собяниным предложил восстановить на территории московского Кремля Чудов и Вознесенский монастыри, которые были разрушены в 1929-1930 годы. По мнению Путина, это было бы более целесообразно, чем реставрация построенного на месте монастырей административного «14 корпуса». При этом президент подчеркнул, что такой план может быть реализован только после одобрения общественностью и ЮНЕСКО. Инициативу главы государства уже поддержал патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *