Свечной ящик в храме

Первый человек, которого мы встречаем, переступив порог храма, — это свечник, он же работник свечного ящика. Формально он продает церковные товары, принимает поминальные записки и ведет запись на требы: венчание, отпевание, крещение и другие. Но на деле это и психолог, и экскурсовод, и катехизатор. Именно с него, а не со священника, у многих людей начинается знакомство с церковной жизнью. Этот человек с уверенностью ответит на большинство интересующих вопросов касающихся веры, храма или службы.

Мы поговорили со свечниками московских приходов и узнали, как они пришли в профессию, в чем ее суть и чем они занимаются в свободное от работы в храме время и рассказали об этом в нашей рубрике «Люди в храме».

Роман, 48 лет

Свечник храма преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной

Фото Владимира Ештокина

Я стал свечником очень просто: мне предложили, а я не отказался. На тот момент я завершил службу в армии, получил три высших образования в сфере экономики и благополучно работал управляющим автосалоном иномарок. Еще преподавал несколько авторских курсов на экономическом факультете МГУ.

Родители крестили меня еще в младенчестве, с тех самых пор храм стал частью моей жизни. Туда меня водили взрослые, они же и воспитали уважительное отношение к Церкви и вере. Самостоятельно стал приходить на службы уже в сознательном возрасте — сначала просто заходил по дороге, потом это стало происходить все чаще и чаще.

Когда я регулярно ходил в храм как обычный прихожанин, то никогда не думал там работать. Однажды нашему свечнику срочно понадобилось уйти с должности, и на его место священники искали замену. Мне от них не нужны были деньги, а у них на данную функцию не было бюджета, так что общий язык мы нашли быстро, и я стал работать в свой единственный выходной. Это очень похоже на киногероя Форреста Гампа, который работал садовником, имея приличное состояние.

Должность свечника для меня не работа и уж точно не профессия. Это скорее служение, которое заключается в помощи служащим в храме людям и тем, кто в него пришел. Вообще, это можно сравнить с деятельностью моряка верхней палубы небольшой океанской шхуны: помогать пассажирам, другим морякам и капитану. А в прочее время драить палубу.

Фото Владимира Ештокина

Чтобы трудиться свечником, достаточно лишь немного жизненного опыта, смирения и чувства юмора. Еще нужно уметь сортировать записочки, подметать пол, не стесняться выносить мусор.

В народе бытует мнение, что за свечным ящиком работают только несостоявшиеся в жизни люди, которым больше и заняться нечем. Поэтому нужно быть готовым к снисходительному отношению и стараться реагировать доброжелательно.

Однажды сюда зашла пожилая мексиканская пара — муж и жена. Они очень интересовались историей храма, задавали много вопросов о вере. Мы с ними попрощались, а потом они приходят часа через три и дарят мне маленькую ламинированную икону Богородицы — на их родине это христианский чтимый образ. Оказалось, что это икона Божией Матери «Прибавление ума», только у них она в зеленых тонах, а у нас в красных.

В свободное время я выращиваю дубы, яблони, деревья грецкого ореха. Это настолько меня увлекло, что пришлось уехать из Москвы в деревню. Сами понимаете, деревья на лоджии не растут как положено. Еще уважаю любительские бальные танцы, раскрашиваю кофейные и чайные чашки. Последнее отбирает много времени и сил, зато мои работы уже просят для выставки музеи и частные галереи.

Мария, 27 лет

Свечница домового храма святой мученицы Татианы при МГУ им. М. В. Ломоносова

Фото Владимира Ештокина

Не скажу, что в моей жизни раньше не было веры, а потом раз — и появилась. Крестили меня в младенчестве, после этого в храм меня водила бабушка несколько раз в год. Самостоятельно и осознанно начала ходить туда лет в пятнадцать — сначала это было эпизодически, потом все более регулярно, а после вступительных экзаменов в университет стала постоянной прихожанкой в нашем храме.

Так прошло несколько лет, потом я неожиданно оказалась без работы. Пока думала, куда податься и какие есть перспективы, меня пригласили работать в свечной лавке. Нужен был человек не со стороны, а из прихода.

Ты не просто тут сидишь и что-то там продаешь — это не работа продавца как таковая. Это сразу и работа психолога, консультанта и даже катехизатора. Люди приходят и задают самые разные, иногда очень странные, дикие или очень банальные вопросы. Например: «А есть у вас икона от всего?», «А для богатства?», «А как заказать молебен, чтобы мне одобрили кредит?».

И ты обязан ответить в меру своего образования, адекватности и знания церковной жизни. Когда вопрос очень сложный или человеку нужно, чтобы с ним просто поговорили, то лучше отправлять к священнику, если ты не знаешь однозначного ответа. И это уже область не столько катехизации, сколько психологии. Люди приходят и рассказывают всю свою жизнь, про свои беды, про то, как у них что-то не получилось или про семейные проблемы.

Нужно быть терпеливым к людям и их слабостям. Нельзя сидеть с таким видом, будто ты тут лучше всех все знаешь, а к тебе приходят сплошные невежды, нельзя относиться к ним свысока. Надо стараться быть всегда приветливым и дружелюбным.

Не скажу, что работник свечного ящика должен обладать сверхглубокими богословскими познаниями, но основу вероучения должен знать твердо. Чтобы он сам никакие даже маленькие суеверия в людях не порождал. Потому что ты не имеешь права нести какую-нибудь чушь. Естественно, нужно очень хорошо знать Катехизис, чтобы на самые простые вопросы ответить.

Фото Владимира Ештокина

Самое сложное —это взаимодействие с неадекватными или попросту больными людьми. Бывают, просто не знаешь, как себя вести. Чувствуешь, что человек неожиданно может стать агрессивным. Когда приходят такие люди, это достаточно сильное нервное напряжение.

Меня вдохновляет сама возможность рассказывать о христианстве. Ты помог человеку что-то понять, расстаться с маленьким, но отравлявшим его жизнь заблуждением. Меня очень радует, когда покупают крестики для крестин. Это всегда очень приятно.

Здорово, когда у тебя находится что-то, что человек долго искал и не мог найти в других местах, а у нас это есть. Чаще всего это редкая икона какого-нибудь святого или именная икона.

Думаю, это что-то между работой и служением. Понимаете, назвать это служением с большой буквы — значит неоправданно себя возвышать. Служение — это у священника, у него действительно оно во много раз более тяжелое, чем у любого другого человека, работающего в храме.

С уверенностью могу сказать, что профессией это точно не назовешь. Конечно, это и работа, в самом обычном прямом смысле слова — ты приходишь в определенное время и выполняешь обязательства по реализации товаров и услуг, но и служение, конечно, тоже. Если человек осознанно занимается этим всю свою жизнь и это является его основным занятием, то, наверное, можно и так сказать. Но это большая редкость. В основном работу в церковной лавке люди совмещают с другими видами деятельности.

Я не ставлю перед собой какой-то великой задачи православного просвещения, потому как над этим и так трудятся тысячи людей. Но есть какие-то мелочи и условности, в которых я считаю своей обязанностью помочь разобраться и объяснить, что Бог — он не в свечках и не в записках. Нужно потихоньку отходить от этого «магического» отношения к простым обрядовым моментам.

К нам периодически заходит мужчина лет сорока, по виду японец. Каждый раз подает денежку и очень аккуратно отпечатанный листочек в файлике, на котором написан сорокоуст «за упокой» с фотографиями нескольких японцев и их православными именами. Видимо, его попросили, и он регулярно приходит это делать.

В остальное время я люблю путешествовать по миру и стране, серьезно увлекаюсь кинематографом и много читаю. Обо всем этом регулярно пишу в своем блоге для себя и своих друзей, которым интересно мои тексты.

Ольга Валентиновна, 47 лет

Свечница храма святых преподобных Кирилла и Марии, родителей преподобного Сергия Радонежского в Северном Тушине

Фото Владимира Ештокина

Я пришла к вере уже в сознательном возрасте после окончания школы. Так вышло, что я познакомилась с молодыми ребятами, которые ходили в храм — через них постепенно и пришла к вере, крестилась. Это было время празднования 1000-летия крещения Руси, в народе ощущался духовный подъем.

Работа в храме для меня началась больше 20 лет назад, когда я еще училась в Санкт-Петербурге на архитектурном факультете. Тогда восстанавливался храм Преображения Господня в Тушине, и я участвовала в проектировании дома причта и колокольни. Так сложилось, что именно это стало моей дипломной работой.

Потом я вышла замуж, долгое время занималась детьми и работала воспитателем семейного детского сада. Когда полгода назад открывали наш храм, настоятель пригласил меня потрудиться в качестве свечницы. К тому времени дети уже подросли, и я недолго думая согласилась.

Работа свечника — это служение, близкое к катехизации (наставление в христианской вере). Приходят люди и задают много вопросов, которые касаются непосредственно вхождения в Церковь. Тут важно иметь мудрость, правильно поговорить с человеком, ответить на его вопросы. Конечно, много уже знакомых мне прихожан— им нужно просто доброжелательное отношение. Те, кто приходят в первый раз или после долгого перерыва, очень насторожены и даже боязливы. И вот тут нужно не распространяться слишком много, и в то же время, кратко ответить на их вопросы.

Фото Владимира Ештокина

На мой взгляд, суть служения свечника звучит так: «Не навреди». Люди, которые работают в свечной лавке, находятся на передовой позиции. Первый, кого встречает человек, переступив порог храма, — свечник. Это большая ответственность.

Для наглядности перескажу проповедь митрополита Антония (Блума):

«Вчера вечером на службу пришла женщина с ребенком. Она была в брюках и без платка. Кто-то из вас сделал ей замечание. Она ушла. Я не знаю, кто ей сделал замечание, но я приказываю этому человеку до конца своих дней молиться о ней и об этом ребенке, чтобы Господь их спас. Потому что из-за вас она может больше никогда не прийти в храм». Вот ключевой пример для человека, который стоит за свечным ящиком.

Любовь выше всяких правил, и поэтому, даже если человек пришел и что-то делает неправильно, мы не должны делать замечание так, чтобы он ушел из храма. Моя задача — дать любовь, теплоту, внимание, проявить заботу; встретить и либо направить к священнику за советом, либо порекомендовать нужную литературу. При этом нужно понимать, что учить я никого не должна.

Более 10 лет назад при храме было создано общество православных многодетных семей, где я участвую как одна из организаторов. Мы развиваем семейный досуг, обсуждаем проблемы, помогаем друг другу. Одно из наших главных мероприятий – совместное чтение акафиста Божией Матери «Воспитание».

Не только клирик, но и всякий воцерковленный христианин знает боговдохновенную фразу из Первого послания Иоанна: «Бог есть свет, и нет в нём никакой тьмы». Свеча издревле символизирует нетварный Божественный свет. Свеча – это малый светильник, и берет она свое начало как принадлежность богослужения со времен зарождения христианства, в самом раннем этапе развития претерпевавшего гонения со стороны римских властей. Вследствие преследований богомольные люди были вынуждены удаляться в мрачные катакомбы, используя свечи в качестве источника освещения. Однако в настоящее время свеча наполнилась новыми сакральными значениями: она есть выражение теплоты и пламени любви человека ко Господу, Матери Божией, святому, у лика которого верующий ставит свою свечу. Зажженная свеча символизирует добро и предстоящую перед Богом душу.

Сермяжная правда жизни церкви: чтобы приход продолжал жить, он вынужден вывешивать ценники на свою продукцию. И мы, будучи членами паствы, прекрасно осознаем данную необходимость, посему предлагаем свою помощь по изготовлению обрядовой утвари на заказ. «Люби ближнего твоего, как самого себя», — наставляет нас Библия. Специалисты Серпуховской художественной мастерской почтительно выслушают Ваши советы и пожелания по созданию свечной лавки (дизайн, функциональный аспект, размер), выскажут свою профессиональную точку зрения с целью максимального задействования полезного пространства и соответствия требованиям эргономики. Мы разрабатываем индивидуальные проекты свечного ящика, обязательно осуществляя снятие размеров помещения, выполняемое компетентными сотрудниками. Предусмотрена доставка по всей России.

Наша корпорация изготавливает свечные лавки из натурального дерева (из массива дерева) следующих пород: сосна, ясень, дуб, бук, береза, лиственница, красное дерево. Активно используем резные детали, владеем техниками прорезной и накладной резьбы по дереву. Интарсия (инкрустация деревом), маркетри (инкрустация шпоном), пилястры и другие элементы фасадного декора, наклонные, вертикальные, двухъярусные, многоярусные витрины, выносные штанги, матовая и глянцевая тонировка, внутренняя иллюминация (подсветка) – конфигурационные, композиционные и декоративные особенности могут быть исключительными, однако наша фирма готова не только учесть Ваши изволения и предпочтения, чтобы получилось хорошее изделие, но и (разумеется, при Вашем желании) благопоспешать Вам с тем, чтобы придать свечной лавке наибольшую взрачность купно с воздержным великолепием. Мы стараемся следовать принципу (который каждому человеку стоит помнить), что делать работу надо как вкладывая свое существо, так и удерживаясь от необдуманных поступков и греха (именно поэтому при изготовлении церковной утвари использование работниками обсценной лексики строго запрещено), ибо богоугодный страх является одним из факторов, способствующих становлению и развитию духа человека на полном препон и тягостей пути, ведущем к достижению оным истины. Проникновенны и возвышенны слова: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом». Под сенью света и добра следует нам идти по дороге жизни.

Небезынтересный факт: Первым (в первом десятилетии 12 века) описал на русском языке момент схождения Благодатного огня игумен Даниил в своем «Хождении…»: И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над Гробом Святым, и смочил нас хорошо, стоящих на Гробе. И тогда внезапно воссиял Свет Святой в Гробе Святом: вышло блистание страшное и светлое из Гроба Господня Святого.

Виталий Жмурко

Отвечает протоиерей Валентин Макаров:

– Приведенные слова Спасителя из Евангелия относятся к изгнанию из Иерусалимского храма людей, которые наживались на обмене римских денег на так называемые священные иудейские шекели. Только за последние можно было приобрести то или иное животное, чтобы принести его в жертву за грехи или в качестве благодарности за милость Божию. На этом обмене достаточно быстро можно было нажиться, что и было осуждено Иисусом через опрокидывание столов меновщиков.

Думаю, что применение этих евангельских слов к нашим свечным ящикам не справедливо. Обменом денег с целью обогащения в них точно не занимаются. Другое дело, что хорошо бы более внимательно относиться к подбору реализуемых в лавках монастырей и храмов товаров, которые зачастую бывают рассчитаны более на туристов, чем на паломников. Я имею в виду всевозможные чашки, тарелки, брелки, камушки со священными изображениями, с отрывками из Священного Писания или цитатами из святых отцов. В целом, в этом вопросе нужно быть разборчивее и покупателям, и продавцам. Не хорошо, когда священным пользуются как бытовым.

Но вернемся к вопросу о расположении свечных ящиков и лавок.

Каких-либо уставных указаний на счет размещения лавок не существует и потому места их размещения диктует сама жизнь. На свечниц-лавочниц в храме часто возлагается сразу несколько обязанностей: это и уборка храма, и наблюдение за порядком, и продажа свечей и книг вместе с приемом записок. В таких случаях очень удобно, когда свечной ящик находится внутри храма и у свечницы есть возможность наблюдать за порядком в храме. Хотя, конечно, особым ревнителям может показаться, что в храме только торговля и происходит, особенно, если со стороны свечного ящика раздаются разговоры, нарушающие храмовую тишину.

Конечно, в идеале, все товары, не относящиеся к богослужению, хорошо бы продавать вне храма и во внебогослужебное время. В самом же храме принимать записки и давать свечи за пожертвования. Через определенное время после начала службы разумно было бы совсем закрывать свечной ящик, чтобы остановить любой вид деятельности.

Мне много раз доводилось видеть лавки за пределами храмов и это, конечно, более логично. Другое дело, что не всегда есть возможность, иногда даже чисто технически, оборудовать лавку и свечной ящик вне храма.

К слову сказать, мы свечи в храме не продаем. Свечи в храме – это эквивалент той денежной суммы, которую каждый человек готов пожертвовать. Если нет денег совсем, то можно взять свечи, оплатив по возможности или не оплатив совсем. Я знаю много храмов, где вполне можно обратиться в лавку и получить свечу бесплатно. Так же обстоят дела и с записками.

Если же кто-то считает, что деньгам в храме совсем не место и все должно быть исключительно бесплатно, то такому человеку можно посоветовать предложить настоятелю ближайшего храма ежемесячно оплачивать все счета за коммуналку и выплачивать зарплаты священникам. Тогда это будет благочестиво и согласно с Писанием.

Еще раз хочу напомнить, что мы, священники, живем на ваши подаяния. И не только мы, но и наши жены, дети и даже престарелые родители, если они живы. У священников, в особенности сельских, должны быть заправлены и исправны автомобили, чтобы они всегда могли успеть к умирающему или попавшему в беду человеку. Это я еще не говорю о том, что на ваши подаяния строятся, ремонтируются и украшаются храмы.

Поэтому, если увидите где-то на первый взгляд завышенные цены – не спешите осуждать. Господь любые наши избытки уберет, впрочем, как и недостатки восполнит.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *