Священник монах

Дополнение к беседам: о глобальной религиозной концепции Льва Тихомирова.

Август 2016 г. Цикл бесед в Оптиной. Тема: «Обретение отпавших в оккультизм и секты». Часть 3-ая. (о магии)

В беседе кратко прослеживается эволюция оккультных течений и сект, особо значимых в соблазнах современного мира, методы духовного порабощения человеческой личности и пути освобождения человека под кровом Православной Церкви.

4 апреля 2016 г. Цикл бесед в Оптиной пустыни. Тема: «Обретение отпавших в оккультизм и секты».

В беседе кратко прослеживается эволюция оккультных течений и сект, особо значимых в соблазнах современного мира, методы духовного порабощения человеческой личности и пути освобождения человека под кровом Православной Церкви.

Для уточнения и более подробного рассмотрения ряда вопросов, поднятых в беседе с духовниками Оптины, состоялась беседа монаха Иоанна с известным писателем и духовником игуменом N — игуменом Ефремом (Виноградовым). Тема беседы: «Чины присоединения и отречения как инструмент духовной борьбы. Стратегии демонических сил».

22 февраля. Беседа с братией Оптиной пустыни

0:00:00 — о деятельности Душепопечительского православного центра

0:14:52 — о чинах присоединения к Православию и границах Церкви

0:26:03 — когда человек может считаться полностью отпавшим от Церкви?

0:30:30 — природа слышания человеком «голосов”

0:32:43 — новая проблема: наркотическая болезнь и блудная страсть

0:33:58 — оккультная трясина, или инерция греха

0:37:23 — одитинг — механизм захвата сознания человека в саентологии

0:39:06 — где же та граница, при которой человек считается отпавшим от Церкви?

0:42:42 — оккультное влияние восточных религиозных течений, практика цигун, экстрасенсорика

0:48:03 — духовные повреждения эзотерического восточного культа «Рейки”

0:52:15 — гипертрофированное творчество «православных зомби” после «Рейки”

1:00:25 — «безобидная” магия и ее последствия

1:07:40 — «отчитка” для «обычних” грешников — игра в экзорцизм

1:12:20 — секта Виссариона — духовная пропасть

1:21:00 — о чине отречения от духовных заблуждений

1:24:40 — детский сатанизм — последствие бесконтрольного интернета

1:30:15 — «мантры на удачу” — духовное невежество и всеядность православных

1:38:08 — сектанские центры реабилитации наркозависимых, пивозависимость, игромания и «игровой разврат”

1:46:12 — священникам о Крещении сектантов

1:48:10 — о крещении евреев

1:50:28 — открытость демоническим силам или шизофрения

1:53:30 — Крещение погружением

1:54:06 — о гомеопатии

2:04:05 — общества анонимных алкоголиков — общества избранных гордецов

2:11:00 — возможна ли борьба с фильмоманией

2:12:02 — вновь о протестантах и границах Церкви

2:17:58 — о профессоре Жданове и его воззрениях о деятельности Церкви

2:23:44 — болезни рода — скрытые язвы

23 февраля. Беседа с монастырскими трудниками

Малькольму Брауну было 30 лет, когда он прибыл в Сайгон 7 ноября 1961 года в качестве первого постоянного корреспондента «АП» («). С самого начала Браун освещал крупные истории, которые в 1964 году принесли ему Пулитцеровскую премию. Но сегодня его помнят прежде всего за фотографию, сделанную 11 июня 1963 года, на которой изображена достойная, но ужаснейшая смерть от самосожжения буддийского монаха Тхить Куанга Дыка.

Малколм Браун позирует перед своим снимком с монахом

10 июня 1963 года американским корреспондентам сообщили, что следующим утром возле камбоджийского посольства в Сайгоне произойдёт «что-то важное». Большинство репортёров проигнорировали сообщение, так как буддистский кризис в тот момент продолжался уже больше месяца. На следующий день появились только несколько журналистов, включая Дэвида Халберстама из «Нью-Йорк Таймс» и Малькольма Брауна, начальника сайгонского бюро «АП».

Куанг Дык прибыл вместе с процессией, которая началась неподалёку. Около 350 монахов и монахинь прошли по улицам Сайгона за автомобилем Austin Westminster. Протестующие несли плакаты, с напечатанными на английском и вьетнамском языках лозунгами. Они обвиняли правительство Нго Динь Зьема и его политику в отношении буддистов, требуя равенства конфессий.

Этот инцидент произошёл на пересечении бульвара Фандиньфунг и улицы Леванзует, в нескольких кварталах к юго-западу от президентского дворца. Куанг Дык вышел из автомобиля вместе с двумя другими монахами. Один положил подушку на дорогу, а второй открыл багажник и вынул канистру с бензином. Когда участники процессии образовали кольцо вокруг него, Куанг Дык спокойно уселся на подушке в традиционную буддийскую позу лотоса. Один из монахов вылил бензин на Куанга. Куанг Дык перебрал несколько деревянных молитвенных бусин, произнося слова Nam mô A Di Đà Phật («Принимаю прибежище в Будде Амитабхе»), а затем зажёг спичку и поднёс к себе. Пламя поглотило его мантию и плоть, а через какое-то время из его горящего тела начал исходить чёрный маслянистый дым.

Куанг Дык до самосожжения написал письмо, в котором были следующие слова:

«Прежде чем закрыть глаза и узреть Будду, я с уважением призываю президента Нго Динь Зьема проявить сострадание к народу страны и обеспечить религиозное равенство, чтобы навеки поддерживать силу родины. Я призываю почтенных членов сангхи и мирян-буддистов объединиться для жертвы ради защиты буддизма.»

Зрители в основном были в тихом ошеломлении, но некоторые плакали, а другие — молились. Многие монахи и монахини и некоторые потрясённые прохожие падали ниц перед горящим монахом. Даже некоторые из полицейских, которым было приказано контролировать собравшуюся толпу, простирались перед ним.

Один из монахов произнёс в микрофон на английском и вьетнамском языках: «Буддийский священник сжигает себя. Буддийский священник становится мучеником». Примерно 10 минут спустя тело Куанг было полностью обессилено и в конце концов упало на спину. Как только огонь утих, группа монахов накрыла его жёлтыми одеждами и отнесла в находящуюся недалеко пагоду Салой в центре Сайгона. Снаружи пагоды студенты развернули двуязычные плакаты с надписью: «Буддийский священник сжигает себя за пять наших требований».

К 13:30 около тысячи монахов собрались внутри пагоды, чтобы провести собрание, в то время как снаружи большая толпа студентов-буддистов образовала человеческую преграду. После окончания собрания все, кроме 100 монахов, медленно покинули территорию. Почти 1000 монахов в сопровождении мирян вернулись на место самосожжения. Полиция держалась поблизости. Примерно в 18:00 тридцать монахинь и шесть монахов были арестованы за проведение молитвенного собрания на улице возле Салоя. Полиция окружила пагоду, блокируя проход к ней.

В интервью журналу Time Браун подробно рассказал, как появились эти фотографии. Он сказал, что поддерживал связь с монахами, которые стали активными противниками правительства.

«Примерно весной (1963) монахи начали намекать, что они собираются осуществить в знак протеста что-то впечатляющее…

Монахи звонили иностранным корреспондентам в Сайгоне, чтобы предупредить их, что должно произойти что-то крупное. Через какое-то время большинству корреспондентов это предупреждение наскучило и они, как правило, игнорировали его. Я чувствовал, что они точно собирались что-то сделать, что они не просто блефуют, поэтому оказалось, что я был единственным западным корреспондентом, который освещал этот день.»

Фотография Брауна с самосожжением Тхить Куанга Дыка, во время которого он оставался совершенно неподвижным. «Я просто продолжал снимать, снимать и снимать, и это защитило меня от ужаса происходящего».

Монахи читают молитвы перед демонстрацией

Монахи читают молитвы перед демонстрацией

Протестующие буддисты идут от пагоды к центру Сайгона

Протестующие буддисты идут от пагоды к центру Сайгона

Монах обливает голову Тхить Куанга Дыка бензином

Горящий Тхить Куанг Дык

Монах молится у останков Куанга Дыка

Монахи не позволяют пожарной машине приблизиться к месту проишествия

Фрагмент из стереофильма «Таинственный монах» (1967)

Стереопара из фильма «Таинственный монах» (1968)

В ролях:

В.В. Дружников, В.И. Зубков, А.Б. Белявский, К.Н. Сорокин*, Е.И. Жариков*, Т.Г. Конюхова, Станислав Чекан, Александр Лебедев, Анатолий Голик, Кирилл Столяров, Герман Качин, Нина Никитина, Владимир Пицек. Конно-трюковая группа: П. Тимофеев, А. Соболев, Р. Кучмазоков.
В эпизодах: А. Данилова, И. Жеваго, З. Исаева, В. Калюжный, Е. Муратова, А. Нагорный, И. Савкин, П. Соболевский, В. Киселёв, С. Симонов, В. Бочарников, И. Бочкарёв, П. Конанихин, И. Турченков, И. Уленков.
Пятидесятилетию органов государственной безопасности СССР посвящается.
Приключенческий фильм. Осень 1920 года. Последние дни Врангелевской армии. В контрразведке белых возникает коварный замысел: организовать в нашем тылу широко разветвлённое контрреволюционное подполье. Чекисты решают предпринять контрмеры…
На связь с «Смелым” уходят два чекиста, бывшие цирковые актеры – великан — силач Елпидифор и юркий малыш — стрелок Саня. Дело осложняется тем, что чекисты не знают, что среди них действует враг – бывший жандармский ротмистр Дурасов.
В фильме много приключений, неожиданностей, острых ситуаций. Долгое время фильм оставался рекордсменом проката среди стереоскопических фильмов одновременно с прокатом в обычном формате.

КИНОПЛЕНКА. 70-мм позитив кадр из фильма «Таинственный монах» (1968)

Пригласительный билет в кинотеатр «Пролетарий» в г. Воронеже на стереофильм «Таинственный монах» (9 декабря 1978 года)

СТЕРЕОКИНО РОССИИ

ФИЛЬМОГРАФИЯ СОВЕТСКИХ СТЕРЕОФИЛЬМОВ ПО АЛФАВИТУ

ФИЛЬМОГРАФИЯ СОВЕТСКИХ СТЕРЕОФИЛЬМОВ ПО СИСТЕМЕ СЪЕМКИ

ВОССТАНОВЛЕННЫЕ СОВЕТСКИЕ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКИЕ ФИЛЬМЫ

СИСТЕМЫ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКОГО КИНЕМАТОГРАФА СССР (таблица)

ФОРМАТЫ КИНОПЛЕНОЧНЫХ СИСТЕМ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКОГО КИНЕМАТОГРАФА в СССР

ПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО КИНЕМАТОГРАФА.

Большую часть времени они проводят в уединении и неустанных молитвах в одном из двух десятков отдаленных друг от друга монастырей, в ските (их на Афоне двенадцать) или в одной из сотен келий. По преданию, Пресвятая Богородица, приняв благодать Святого Духа, отправилась на Кипр, но корабль попал в бурю и прибился к Афону. После ее проповедей местные язычники уверовали в Иисуса и приняли христианство. И хотя с тех пор Пресвятая Богородица считается покровительницей афонской монашеской общины, женщинам въезд сюда запрещен. Впрочем, дело, как объясняет один из монахов, не в каком-то злом умысле, а в слабости человеческой природы: «Стоит появиться здесь женщинам, и две трети из нас уйдут с ними и обзаведутся семьями». Отказавшись от родных и удалившись от суетного мира, монах обретает новую семью, которая состоит из настоятеля монастыря и старца, с которым он делит келью. Тот становится его духовником и, как признался один из насельников Афона, «помогает выстроить собственные отношения с Христом». Уход из жизни духовника может стать серьезным испытанием для молодого монаха. Как, впрочем, и решение новообращенного вернуться обратно в мир – для старца. «Один ушел в прошлом году, и даже моего мнения не спросил. Так что, может, это и к лучшему, что он ушел», – грустно признался старец из монастыря Зограф. Самые древние пристанища монахов (от древнегреческого n – «одинокий») стали появляться в египетской пустыне в IV веке. Затем они распространились на Ближний Восток и Европу. Первые же свидетельства о монашеских поселениях на Афоне относятся к VII–VIII векам, а в IX веке здешнее монашеское братство по булле византийского императора Василия I получило полуостров в свое владение.

У нового поколения афонских монахов – высшее образование, ноутбуки и мало опыта по разведению цыплят. А вчерашних мулов заменяют внедорожники. Две мировые войны прошлого века сильно сократили число обитателей афонских монастырей. Но за последние двадцать лет на Афон потянулись молодые люди – многие из стран бывшего соцлагеря и нередко с высшим образованием. В результате число монахов и послушников на Афоне сегодня достигло почти двух тысяч. Одновременно после вступления Греции в Евросоюз в 1981 году на полуостров стали направляться средства ЕС для восстановления и поддержания храмов. «Здесь собраны две тысячи судеб, и у каждого из нас свой путь к Богу», – говорит отец Максимос. Его собственный путь к аскезе начался в нью-йоркском Лонг-Айленде, где в юные годы он увлекался альтернативной музыкой, затем будущий отец Максимос преподавал теологию в Гарварде, а потом бросил все, чтобы «быть ближе к Богу». Другой монах убежал из дома совсем мальчишкой, а когда за ним приехал старший брат из Афин, отказался возвращаться, пригрозив повторным побегом. Еще один, сын бакалейщика, прибыл из Питсберга, ввергнув в шок родителей своим решением уйти в монастырь. Но после двух лет жизни в суровых условиях православной афонской обители он еще не сделал окончательного выбора: «Кто знает, какие у Бога планы на мой счет». Если послушник слишком долго готовится к принятию пострига, то его духовник может даже отправить его домой. Ну а если он решает, что послушник готов принять сан, то выбривает на его голове маленький крест и нарекает именем святого – так рождается новый монах. Однако жизнь с уходом в монастырь вовсе не заканчивается. Ведь и под черной рясой монахи остаются теми, кем их создал Бог – людьми из плоти и крови. Хиппи из Австралии с мирским именем Питер стал не только отцом Иеротеосом, но и профессиональным баритоном хора Иверского монастыря. Отец Анастасиос почувствовал на Афоне тягу к живописи и теперь выставляет свои работы даже в далеких Хельсинки и Гранаде. Отец Эпифаниос взялся за восстановление древних виноградников скита Милопотам и сегодня поставляет в четыре страны первоклассное вино, производимое на современно оборудованном винном заводе. Кроме того, он издал на трех языках кулинарную книгу блюд монастырской кухни. Характеры людей тоже принципиально не меняются. Одни – натуры независимые, предпочитающие жизни в общине уединенную келью на природе. Другие, как и в миру, эгоистичны или мелочны. Третьи творят добро и ищут, где оно востребовано более всего. Как отец Макариос из кельи Маруда близ города Карье, готовый поделиться с любым своей сменной одеждой, жильем и выдаваемыми ему на карманные расходы деньгами. «Истинная вера, – говорит этот 58-летний монах с удивительно живыми зелеными глазами, – дает свободу. И любовь». Монастыри Афона тоже разные. Один из крупнейших на острове – Ватопед – славится своими византийскими сокровищами и реализованными талантами насельников. Среди них есть даже практикующий дирижер. А вот братия Констамонита живет по старинке: занимается сельским хозяйством, отказалась от электричества и дотаций Евросоюза. «Невозможно быть аскетом при всех этих штучках, которые облегчают жизнь», – замечает один из здешних старцев. Есть на Афоне и свои бунтари. Это – насельники монастыря Эсфигмен. На протяжении веков он страдал то от пиратов, то от пожаров и набегов турок. А теперь стал жертвой собственного радикализма. Эсфигменская братия отказалась подчиняться Константинопольскому патриархату, под юрисдикцией которого находятся монастыри Афона, из-за начатого Патриархом диалога с католиками. Монахи даже вывесили над монастырем черный флаг с девизом «Православие или смерть». За свое бунтарство их изгнали из правления Афона – Кинота – и из общины. Дело доходило даже до стычек с полицией, которая пыталась их выдворить из Эсфигмена. Сегодня мятежники все еще живут в изоляции за счет пожертвований со стороны сочувствующих из внешнего мира. «Мы уповаем в нашей борьбе лишь на Христа и Богородицу», – говорит настоятель-отступник мятежного монастыря. Любое пересечение границ Афона монахи называют «выходом в мир». Хотя на самом деле полуостров, конечно, остается частью Большой земли: здесь трудится много мирян – примерно столько же, сколько живет монахов. Гора Афон с 1924 года входит в состав Греции, а ее неофициальной столицей считается Карье. Там заседает «правительство» общины, в котором есть представители от всех монастырей. Оно рассматривает и выносит решения как по важным вопросам (таким, например, как отношения с Евросоюзом), так и мелким, кому, скажем, дать помещение под сувенирную лавку. Любая перемена на Афоне, считает община, серьезный риск и вызов сложившемуся здесь укладу, так что все надо тщательно взвесить. А поскольку Афон – часть Греции, то есть здесь и гражданский губернатор, чиновники и даже полиция. Все – мужчины, разумеется. Много в Карье паломников, делающих покупки в местных сувенирных лавках, где торгуют крестиками, четками, свечами и даже местной водкой узо. Чтобы попасть на Афон, им надо получить предварительное, не меньше чем за месяц, специальное разрешение (диамонитирион) в представительстве одного из афонских монастырей в своей стране или уже в Салониках. Оно выдается на строго определенное время ограниченному числу паломников: за раз полуостров могут посетить не больше 120 человек. Уладив все формальности, через порт Дафни, где находятся таможенный, почтовый и полицейский участки, паломники попадают на полуостров. Афонская община выжила лишь благодаря тому, что научилась приспосабливаться к переменам в окружающем мире, хотя и неохотно. Преподобный Афанасий, основавший Великую Лавру на Афоне в 963 году, сначала навлек на себя гнев отшельников тем, что его детище отличалось непривычным здесь великолепием архитектуры и богатством отделки. В штыки принимали монахи и прокладку дорог, появление автобусов, затем – электричества и сотовых телефонов. Последняя головная боль – Интернет. Но некоторые монастыри стали потихоньку выходить в киберпространство: заказывать запчасти к машинам, получать юридическую консультацию. Впрочем, и эти робкие попытки приветствуют не все. «Связь с внешним миром чрезвычайно опасна, – считает один из монахов. – Большинство насельников не знают даже о теракте 11 сентября». Но внешний мир продолжает наступать. У нового поколения афонских монахов – высшее образование, ноутбуки и мало опыта по разведению цыплят. Вчерашних мулов заменяют внедорожники. Есть вызовы и посерьезнее, например, говорят, что Евросоюз будет давать деньги Афону лишь после снятия запрета на посещение полуострова женщинами. Если дело и дальше так пойдет, то монашеское братство горы Афон ждут серьезные испытания.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *