Священник о Путине

Владимир Путин заключил с Русской Православной церковью тесный союз. Но сторонники жесткого курса в церковных кругах организуют правый мятеж, если Кремль не пойдет на уступки, говорит бывший пресс-секретарь Русской Православной церкви.
Факты: как Россия возвращалась к вере
· В атеистическом Советском Союзе церковь подавляли и преследовали. В новой России, после распада СССР в 1991 году, церковь переживает подлинное возрождение.
· В 1991 году 31% россиян утверждали, что считают себя православными. В 2008 году эта цифра выросла до 72%. Всего, по подсчетам церкви, в России и в мире 150 миллионов православных.
· Русская Православная церковь — крупнейшая из восточных христианских. Разделение церкви на восточных и западных христиан восходит к Большой схизме в 1054 году.
· По конституции России церковь и государство отделены друг от друга. Но в последние годы церковь все более тесно сотрудничает с президентом Владимиром Путиным и правящей партией страны, в том числе, в области законотворчества.
Еще недавно этот русский священник с жидкой бородкой и низким голосом был лицом Русской Православной церкви. Именно он вечер за вечером появлялся на российских телеэкранах и рассказывал миру, как тот выглядит с луковичных куполов российских церквей.
Военная операция Владимира Путина в Сирии была частью «священной войны» против террора, заявил он пару месяцев тому назад. Он хвалил Путина как спасителя, который может разделаться с западной бездуховностью и западным обществом потребления. Если у верующих были какие-то сомнения по части искусства и культуры, он тоже мог дать им добрые советы. Книги о Гарри Поттере он назвал нехристианскими, а панк-группу Pussy Riot, критикующую Путина — «сатанистами».
Всеволод Чаплин был рупором консервативной церкви. Он был правой рукой патриарха Кирилла, русского православного ответа Папе Римскому и главы 150 миллионов прихожан Русской Православной церкви. Когда Чаплин открывал рот, Россия внимала ему.
Вплоть до 24 декабря прошлого года. В этот день Всеволод Чаплин был уволен. Он лишился своего роскошного офиса в огромном Даниловом монастыре, где также находится официальная московская резиденция патриарха. И с российских телеэкранов он исчез. Он лишился своих политических постов и высокого положения в церковной иерархии. Когда он после этого обрушился с нападками на патриарха, церковь ответила непримиримо: должно быть, «у Чаплина случилось психическое расстройство».
Единственное, что Чаплину разрешили оставить, это небольшой приход в церкви Воскресения в центре Москвы. Именно здесь мы и встретились с низложенным церковным боссом.
«Добро пожаловать», — бормочет он.
На Всеволоде Чаплине черная ряса. Он проходит по крыльцу, мимо входа в темную церковь, где пахнет ладаном и свежевымытым полом, через неприбранную кухню и выходит через заднюю дверь. Во дворе священник, еще недавно бывший одним из высокопоставленных фигур в православной церкви, оборудовал себе новый офис — в бытовке.
«Извините, что здесь так холодно», — говорит он и включает обогреватель на стене.
Всеволод Чаплин изменился. На встречах с прессой в былые времена он был, в основном, недвижим. Когда он заканчивал выступать, то делал кивок, и слушатели могли отправляться по домам. Сейчас же он внимательно слушает, он даже стал немного запинаться, когда говорит. Он знает, что вызвал на свою голову гнев сверху, но это его не останавливает.
«Президентская администрация пытается помешать обществу обсуждать целый ряд вопросов. Но ведь вопросы эти не исчезнут. Их будут обсуждать, и они повлияют на будущие выборы. Попытки замолчать эти вопросы недальновидны. Единственное, к чему это приводит — революция, это мы знаем из собственной истории», — вот его предостережение.
Любопытно слышать это из уст человека, который еще несколько месяцев тому назад яростно защищал ту же самую систему. Но так это же была работа, говорит он сегодня. За кулисами действительность иная. Сегодня он один из самых активных критиков железной хватки Кремля, которую ощущает на себе православная церковь.
«Раньше я не мог об этом говорить, а теперь могу», — говорит Всеволод Чаплин.
В последние пять лет объятия церкви и Кремля стали еще теснее. Поворотным моментом здесь стали большие антиправительственные демонстрации в Москве в 2011 и 2012 годах. Они напугали Путина и вызвали к жизни его политический ответный ход, национально-консервативное наступление, которое должно было мобилизовать многих из почти 100 миллионов россиян, которые, если верить опросам общественного мнения, характеризуют себя как православные христиане. Западные страны и вся их сущность подверглись демонизации, а роль церкви как оплота в борьбе с их вредным влиянием стала всячески подчеркиваться.
«Многие евро-атлантические страны оторвались от своих корней и своих христианских ценностей», — сказал Путин в 2013 году.
«Они проводят политику, которая уравнивает многодетные семьи с гомосексуальными парами, а веру в Бога с верой в Сатану», — обрушился на них российский президент.
Вскоре последовали законы о так называемой «гомосексуальной пропаганде» и далеко идущий закон, запрещающий ранить «чувства верующих». Православная церковь принимала участие в работе над текстами обоих законов. В тот же период участницы критикующей Путина панк-группы Pussy Riot были осуждены за шумный, но мирный протест в кафедральном соборе Москвы. За свою акцию протеста против Путина, длившуюся меньше минуты, они получили два года тюрьмы.
Патриарх Кирилл в ответ принялся обильно благословлять Путина незадолго до президентских выборов. Время правления Путина было «чудом божьим», по словам патриарха.

Президент России Владимир Путин и патриарх Московский и всея Руси Кирилл во время встречи в Большом Кремлевском Дворце

Вы можете подумать, что консервативные священники — такие, как Всеволод Чаплин — были совершенно довольны таким тесным сотрудничеством с Кремлем. Церковь, подавляемую и преследуемую в советское время, приглашают сегодня в залы, где принимаются решения. В прошлом году патриарх впервые выступал перед российским парламентом.
Но консервативные силы в церкви не рады. Если спросить их, то получите ответ, что прогибается именно церковь, а не Кремль. Она отступилась от своего права иметь позицию, отличную от позиции Путина и его приближенных, — говорит Чаплин.
«Мы должны больше критиковать власть имущих. Мы привыкли сидеть и улыбаться чиновникам и говорить им приятные вещи», —говорит он в беседе с «Berlingske».
В кулуарах Всеволод Чаплин, по его словам, особенно конфликтовал с могущественным замглавы путинской администрации Вячеславом Володиным. Кремль хотел до малейших деталей определять, что должна думать церковь, говорит Чаплин.
«Он не слушает, он нетерпим к другим мнениям», говорит Чаплин о близком соратнике Путина.
В результате церковь превратилась в курящий фимиам хор энтузиастов при российском президенте, который делает все, что того устраивает, — делает вывод Чаплин.
«Если власти в действительности не хотят сократить количество абортов, мы, церковь, будем это критиковать. Если власть живет двойной жизнью и говорит, что они патриоты, но хранит деньги на Западе, мы будем это критиковать. Мы знаем, что среди власть имущих есть люди, сколотившие себе состояние благодаря коррупции», — говорит Всеволод Чаплин.
Может даже показаться, что Чаплин говорит как представитель оппозиции, критикующей Путина, которая борется за демократию по западному образцу. Но на самом деле Чаплин выражает мнение оппозиционеров противоположного крыла.
Последствия консервативного наступления Путина во многом обогнали самого президента. Военное вмешательство на востоке Украины и аннексия Крымского полуострова мобилизовали тысячи российских добровольцев, воспламенившихся от утверждений государственных телеканалов о кровожадных «украинских нацистах» и необходимости защищать русскоязычных, живущих за пределами России. Кремль не делал ничего, чтобы убедить их в чем-то ином.
Крым имеет «священное значение для России, такое же, как Храмовая гора в Иерусалиме имеет для ислама и иудаизма», — объявил Путин в одной из своих речей.
В отличие от Крыма мятежные районы на востоке Украины превратились в ничейную землю, где повсюду насилие, разрушения и чье будущее неясно. Путин поставил конфликт на знак «пауза», что вызвало ярость у российских сторонников жесткого курса и националистов. Безусловно, наиболее знаменитый лидер мятежников, ультра-ортодоксальный монархист Игорь Гиркин в последний год обвинял Путина в том, что он предал пророссийских мятежников. Потом он объявил, что хочет создать совершенно новое политическое движение.
Всеволод Чаплин разделает эту точку зрения. Он хвалит Гиркина. А вот некоторые министры в путинском правительстве — наоборот, представители предательской «пятой колонны», — говорит он.
«Подлинная «пятая колонна» находится в коридорах власти. Это люди, которые говорят красивые слова, но которые боятся рассориться с западными элитами», — говорит Всеволод Чаплин о министрах экономики, финансов и развития.
«Вы должны знать, что в рядах церкви — тысячи, которые будут бороться с этими людьми», — говорит он.
В консервативных церковных кругах вполне серьезно обсуждается вопрос о том, как ввести в России «ортодоксальную монархию» вместо управляемой демократии Путина. России следует отказаться от глобальных экономических правил игры, запретить банкам взимать проценты, запретить аборты и вредную литературу и фильмы, считает Чаплин.
«Вопрос в том, уйдет ли эта элита сама, или же нужно будет ее заменить», — говорит он.
Но пока широкие массы не внимают Чаплину. После своей отставки он оказался в «черном списке» тех, кого не должны показывать государственные СМИ. Священник, который хотел запретить неприличную литературу, оказался запрещен сам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Владимир Путин четко обозначил свои идеологические предпочтения. Причем в наиболее наглядном, «комиксовом» виде. Деникин, Ильин, Каппель, Шмелев, Солженицын – на могилы именно этих исторических деятелей были возложены цветы. Как хороши, как свежи были розы… И главное – все понятно: смесь белогвардейщины с националистической публицистикой, в изобилии представленной в разнообразных «православных» лавках наряду с «Протоколами сионских мудрецов» и прочими продуктами сна разума, порождающего исследования еврейской мировой закулисы.

Большинство наблюдателей обратило внимание на то, что Путин, процитировав Деникина, рассуждал о гибельности расчленения России, но говорил об этом так, как если бы речь шла о Российской империи, в которую, естественным образом, входила Украина. В этом было усмотрено покушение на суверенитет западного славянского соседа. Кроме того, выражалось недоумение: как же так, объявил гибель коммунистического колосса величайшей геополитической катастрофой XX века, а теперь тоскует по офицерам-монархистам. Но никакого покушения на суверенитет не было, как нет и противоречия в столкновении в одной голове двух империй. Главное слово здесь – «империя», а советская она или несоветская, значения не имеет. Оплакивая «величайшую геополитическую катастрофу», Путин скорбел и по Российской империи тоже – не зря многие белогвардейцы-эмигранты справедливо усматривали в сталинском проекте продолжение русских, именно русских (см. тост Сталина за русский народ), имперских политических традиций. А Украина… Что Украина. Она всего лишь часть физически утраченной империи, а вот в империи русского духа она будет пребывать всегда…

Это абсолютно банальная идеологическая эклектика, описанная еще Владимиром Набоковым в романе «Пнин»:

«Только другой русский мог понять, какую реакционно-советофильскую смесь являли собой псевдокрасочные Комаровы, для которых идеальная Россия состояла из Красной армии, помазанника Божия, колхозов, антропософии, Православной церкви и гидроэлектростанций».

Ивана Ильина в официальных речах премьер-министр больше не упоминает. Но тем хуже: он стал частью его непубличных, интимных представлений о России. Ильин – один из специалистов по Гегелю. Это в том, что касается собственно философской части его наследия. А вот его публицистика похожа на типичные образцы русского фашизма, и в том виде, в каком он был представлен в довоенные годы в эмиграции – в Маньчжурии или в Европе, и в тех эклектических одеждах, в каких он предстает сегодня. Хорошо известно, что Ильину нравился и немецкий национал-социализм – самобытностью, страстью, жертвенностью. Это опять-таки не означает, что премьер-министр разделяет в нюансах взгляды Ильина-публициста. Просто ему нравится его пафос, его стиль, его горячность в отстаивании всего русского. Идеология — часто не отрефлексированная, а интуитивная и эмоциональная субстанция. Неслучайно ее так сложно выразить словами и обосновать рационально. И неслучайно ее проще облечь в художественную форму, чем обосновать строго рассудочно. Вот и посещение Донского кладбища со стороны Путина было эмоциональным, если угодно – художественным жестом, в котором сошлось все – и любовь к отеческим гробам, и православие, и дань уважения символическим фигурам определенного направления русской мысли. Слова здесь не главное.

Важно вот еще что.

На Донском кладбище премьер выступил в роли национального лидера. Поскольку в российской политической традиции председатель правительства занимается хозяйственными вопросами и не слишком активно и выразительно играет на поле историко-идеологических символов, было слишком заметно, что Путин вышел за рамки обычных функций премьера.

Минувшие выходные вообще стали днями государственного PR: оба лидера – тот, который по Конституции, и тот, который «национальный», — отметились в общении с патриархом, который, в свою очередь, начал православную миссионерскую экспансию в молодежную среду. Для этих дней православия-самодержавия-народности было как-то многовато. Казалось, в государственно-патриотическом PR соревновались не только члены дуумвирата, но и третье лицо – Кирилл.

«Возвращение к корням», кажется, привело к тому, что у нас уже не дуумвират, а триумвират. Православие символизирует патриарх, самодержавие – президент, а народность – премьер.

Духовный, конституционный и национальный лидеры ведут страну в светлое, но крайне неопределенное будущее с помощью разных инструментов. Впору создавать объединенную комиссию по технологической модернизации фальсификации истории…

Ну и, конечно же, все отметили возвращение в публичное поле супруги Владимира Путина. Ее помощь нужна для коррекции имиджа премьера. Посещение Кирилла с первой «национальной» леди и возложение цветов к отеческим гробам при участии архимандрита Тихона – серьезная заявка на победу. Конструкция триумвирата обогащает образ каждого из лидеров, но Боливар российской политической системы не выдержит троих.

Предвыборная кампания началась задолго до календарного срока, но что делать, если политические обстоятельства меняются. Да и мировая закулиса не дремлет.

Кстати, «мировая закулиса» — это термин Ивана Александровича Ильина.

В ПРОШЕДШУЮ пятницу сотни миллионов телезрителей Си-эн-эн во всем мире стали свидетелями интервью Владимира Путина, которое он дал в прямом эфире известнейшему политическому шоумену Ларри Кингу. В этом интервью было много вопросов, касающихся внешней и внутренней политики президента России, свободы слова и гибели подводной лодки «Курск».

Но нас, разумеется, прежде всего интересует та часть интервью, в которой высказаны религиозные взгляды Владимира Путина и его осведомленность в религиозно-политической ситуации в России.

И здесь российских зрителей, интересующихся данной проблематикой, ожидали несколько сенсационных открытий.

Но предоставим слово самому президенту.

«…Когда наши войска вошли в Чечню, для нас совершенно неожиданной была реакция местного населения. Выяснилось, что за все годы, когда мы со стороны наблюдали за процессами внутри самой Чечни, мы не обратили внимания на некоторые новые явления. Иностранные наемники, по существу, захватили определенные сферы управления на территории Чечни, там не было никакого руководства, во главе районов встали так называемые полевые командиры. Выяснилось, что в Чечню была вброшена новая идеологическая платформа — религиозная. Она пришла с Ближнего Востока. И они стали навязывать местному населению суннитское толкование ислама. А наши жители Кавказа в большинстве своем шииты. Это вызвало определенное отторжение со стороны местного населения в отношении этих самых наемников и способствовало установлению контакта с местным населением».

Высказанная Путиным оценка религиозной ориентации мусульман российского Северного Кавказа верна с точностью «до наоборот».

Уверенность, с какой президент озвучил на весь мир принципиально неверные сведения, заставляет задуматься об уровне компетентности российской власти в деле решения религиозных конфликтов на территории России и СНГ. Чего стоит весь пафос борьбы с «исламским экстремизмом» на Северном Кавказе, если высшее руководство демонстрирует столь очевидное незнание простейших реалий региона?

Или Путин должен сам разобраться с тем, какую же ветвь ислама он поддерживает в России (и во что верят российские мусульмане), или дать своим советникам по борьбе против «исламской опасности» указание прочитать хотя бы простейшие справочники по этому вопросу.

Ведь достаточно открыть справочное пособие «Конфессии, культы, религиозные движения», изданное правительством Москвы в 1998 г., чтобы узнать, что «мусульмане России в своем подавляющем большинстве придерживаются суннитского направления ислама».

Но еще более интересны рассуждения Путина о его взаимоотношениях с Церковью.

«- Ходит много разговоров о вас и ваших религиозных взглядах. Мне говорили, что вы носите крест. Вы крещеный? Вы верующий? Каковы ваши взгляды на религию?

— Вы знаете, я предпочитаю не особенно распространяться на эту тему. Я считаю, что есть вещи, которые человек должен хранить в себе. Веру нельзя выставлять напоказ. Что касается креста, то я его раньше никогда не носил. Но когда я поехал в Израиль со своей семьей как турист, моя мать дала мне крест, чтобы я получил благословение у Гроба Господня. Я сделал это, и теперь он со мною. У меня есть дача под Санкт-Петербургом, и там случился пожар, что-то там замкнуло в сауне. Прежде чем зайти в сауну, я снял крест. А когда начался пожар, я со своими товарищами выскочил оттуда практически голым, потому что все случилось неожиданно. Надо сказать, что крест был мне очень дорог, ведь мне его дала мама. Я думал, что от креста не останется даже следа, это, знаете ли, был такой простой алюминиевый крестик. Мое удивление было беспредельным, когда пришел рабочий, покопался в том, что осталось от дома, разжал кулак — там был крест. Дом сгорел полностью. Это было удивительно. Теперь я с крестиком не расстаюсь.

— Вы верите в высшие силы?

— Я верю в человека. Я верю в его добрые помыслы. Я верю, что все мы пришли для того, чтобы творить добро. И если мы будем это делать все вместе, то нас ждет успех. И в отношениях между государствами. А самое главное, чего мы добьемся таким образом, — мы добьемся комфорта».

Миф о церковности Путина, усиленно распространяемый в последнее время национал-православными кругами и наивно поддерживаемый либеральными СМИ, рассуждающими о несуществующих «духовниках президента», сам гарант Конституции разрушил уверенно и, хочется думать, окончательно.

Его взгляды, особенно высказанные в последнем ответе, предельно далеки от взглядов православного верующего. Теперь ясно, что президент России — последовательный и принципиальный гуманист, стоящий на позициях секулярной идеологии «общего дела», близкой к идеалам либеральных масонов конца прошлого столетия.

Торжество человеческого начала, достижение всеобщего комфорта и согласия на мировом уровне, игнорирование идеи Страшного Суда — именно эти принципы положены в основу процессов, определяемых зачастую как «глобализационные».

«Американский агент», «натовский офицер», «генерал без армии», «марионетка Ватикана». Вселенский патриарх Варфоломей еще несколько недель назад был уважаемым (хотя и не сильно любимым в Москве) главой старейшей православной церкви мира.

Агент германской разведки в Стамбуле

Сегодня православные фундаменталисты, кремлевские политологи на зарплате и журналисты правительственных СМИ соревнуются в том, кто больнее пнет Димитриоса Архонодиса (таково светское имя патриарха). Будучи гражданином Турции, он действительно проходил срочную службу в турецкой армии в начале шестидесятых годов. Он также учился в Папском восточном институте в Риме. Кроме того, Его Святейшество обучался в Мюнхенском университете. Это, по идее, делает его также агентом BND — немецкой разведки.

Московский патриархат разорвал отношения с патриархом Константинополя из-за украинской автокефалии. Русским православным теперь нельзя участвовать в службах на Афоне, Крите и в знаменитом «эмигрантском» храме в честь святого благоверного князя Александра Невского в Париже. Все они принадлежат Вселенскому патриархату.

Худой мир лучше доброй войны

Сам по себе конфликт с Фанаром (или Фенером — в этом районе Стамбула, известным своим футбольным клубом «Фенербахче», и располагается Вселенский патриархат) для русского православия не есть нечто новое. Многие этого уже не помнят, но исповедоваться и причащаться в храмах, принадлежащих Вселенскому патриархату, российским верующим уже было нельзя — правда, совсем недолго. Случилось это в далеком 1996 году.

Константин Эггерт

Тогда патриарх Московский и всея Руси Алексий II спорил с патриархом Варфоломеем о том, в чьей юрисдикции должна находиться Эстония. В какой-то момент предстоятель РПЦ решил прервать евхаристическое общение. Запрет верующим участвовать в таинствах исповеди и причащения в церквях Константинопольского патриархата фактически приравнивает его к Римско-католической церкви. Ведь православные тоже не могут приступать к таинствам в католических храмах.

Но если между Римом и Москвой есть серьезные догматически различия, то с Константинопольским патриархатом никаких различий нет. Это хорошо понял патриарх Алексий II. Вскоре запрет был снят, хотя для родившегося и выросшего в межвоенной Эстонии патриарха Алексия (фон Ридигера) ситуация была лично очень болезненной. Теперь в Эстонии две православные церкви. Одна поминает на литургии константинопольского патриарха, другая — московского. Это выглядит странно, но худой мир оказался лучше доброй ссоры.

Кто первый среди равных в мире православия?

Константинопольские патриархи тоже не раз пытались использовать свой статус «первого среди равных» среди пятнадцати предстоятелей автокефальных церквей для утверждения Вселенского патриархата в роли не только символического, но и реального главы всемирного православия. Например, в начале шестидесятых годов именно патриарх Афинагор пошел с папой римским Павлом VI (канонизированным на днях папой Франциском) на взаимное снятие анафем. Это открыло путь для диалога православия и католицизма после противостояния, продолжавшегося девять веков. Патриарх Варфоломей встречался со всеми римскими папами, начиная с Иоанна Павла II, по нескольку раз.

Русская церковь, в свою очередь, всегда считала, что должна играть особую роль в мировом православии в силу самого большого числа верующих. Это желание часто пытались использовать светские власти. В 1947 году Сталин потребовал от тогдашнего патриарха Алексия I (Симанского) собрать в Москве Всеправославное совещание, которое приняло бы решение признать Москву неким аналогом «православного Ватикана». Попытка провалилась, да и не могла быть успешной, но отношения с Вселенским патриархатом остались непростыми.

РПЦ в одиночестве

Однако последнее решение Священного Синода Русской православной церкви разорвать отношения с константинопольским патриархатом — особое. Ведь Украина стала для иерархии Русской православной церкви тем же, чем и для Владимира Путина — главной проблемой и символическим рубежом, с которого нельзя отступить. Как и президент России, патриарх Кирилл не любит и не умеет отступать и признавать ошибки. Между тем решение безоговорочно поддержать Кремль в войне против Киева именно такой ошибкой и было. Без него вопрос украинской автокефалии не решился бы так быстро, а, возможно, не решился бы вовсе.

Однако предстоятель имперской церкви не может ошибаться, и, если что-то пошло не так, то виноваты в этом, по определению, внешние враги. Москве предстоит теперь пережить еще один неприятный момент — некоторые православные церкви осудят решение Константинополя (как это сделала Сербская церковь). Однако, скорее всего, ни одна из них не станет рвать отношения с Фанаром. РПЦ останется в одиночестве.

Это приведет ее к самоизоляции и усилению зависимости от Кремля. Владимир Путин поспособствует этому. В Москве уже пошли слухи о том, что администрация президента планирует создать к выборам в Государственную думу в 2022 году новую православно-монархическую партию, возможно, при поддержке олигарха-националиста Константина Малофеева.

В случае реализации проекта Россия получит вместо христианских демократов еще одно издание Союза Михаила Архангела. Кремль не упустит случая поглубже втянуть руководство РПЦ в политические игры. Тем более что теперь, после поражения в Украине, оно ослаблено и не сможет (да и не захочет) этому сопротивляться. Русская церковь теперь скована одной, украинской, цепью с Путиным и судьбой его режима. Разорвать эту цепь будет трудно, почти невозможно.

Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.


  • Автокефалия для Украины: кто что говорит

    Украина стремится к автокефалии православной церкви

    Процедура предоставления Украинской православной церкви автокефалии (или издания томоса — указа о создании единой поместной церкви) вызывает ожесточенные споры. В Москве и Киеве реагируют по-разному. Кто из ключевых фигур дела что говорит?


  • Варфоломей: Диалог — путь, завещанный Богом

    «Мы верим в силу диалога. В то время как политическое руководство использует диалог, чтобы разрешить проблемы своих стран, мы, религиозные лидеры, используем диалог еще больше, потому что это путь, который нам завещан самим Богом», — указал Константинопольский патриарх Варфоломей во время встречи в августе 2018 года с патриархом Московским и всея Руси Кириллом.


  • Кирилл: Верим, что врата ада не одолеют Церковь

    «Мы знаем, как сегодня непросто на братской земле украинской. Мы знаем, как враг рода человеческого ополчился на Церковь православную, которая проходит через тяжелейшие испытания. Но мы верим, что врата ада не одолеют Церковь», — сказал позднее сам Кирилл.


  • Филарет: Путин — новый Каин

    «Путин — верующий. Христианин. А живет ли он по вере? Нет, не живет по вере. Я его назвал: ‘новый Каин'», — заявил предстоятель Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет в интервью Жанне Немцовой.


  • Онуфрий: Не томос решает проблемы, а человек

    «Не томос решает проблемы, а человек своим добрым усилием, своими руками, головой должен решать проблемы. Колбаса не повысилась в цене из-за отсутствия томоса и не будет снижена, если его дадут», — уверяет митрополит Киевский, епископ РПЦ Онуфрий.


  • Павел: Отделение — раскол мирового православия

    «Отделение украинской церкви — процесс, который сегодня принимает отчетливые формы церковного раскола всего мирового православия», — считает предстоятель Белорусской Православной Церкви митрополит Павел. С аналогичными заявлениями выступили и другие главы поместных церквей — Эстонии, Абхазии и других.


  • Порошенко: Украина — не территория РПЦ

    «Украина не была, не является и не будет канонической территорией Русской церкви», — настаивает президент Украины Петр Порошенко, один из главных инициаторов и сторонников автокефалии.

  • Тимошенко: Независимость церкви — укрепление суверенитета

    «Мы всем сердцем и всеми возможностями поддерживаем предоставление Украинской православной церкви томоса, чтобы наша церковь стала независимой от российской церкви, и чтобы мы имели возможность укрепить свой суверенитет, получив настоящую независимость нашей православной церкви», — заявила бывший премьер-министр Украины и вероятный кандидат на должность президента страны Юлия Тимошенко.

  • Лавров: Провокация, чтобы использовать раскольничьи церкви

    «Провокация задумана с тем, чтобы использовать две неканонические раскольничьи церкви на Украине, которые никогда не были признаны ни одной православной церковью. <…> Патриарх Варфоломей признал их каноническими и снял анафему с двух иерархов, возглавляющих эти раскольничьи церкви», — так считают в Москве. Эту точку зрения озвучил глава МИД РФ Сергей Лавров.

    Григорий Аросев

Смотреть видео 25:08

«Россия: национальный вопрос» — название второй статьи кандидата в президенты Путина. Сравним результаты переписи 2002 и 2010 годов: количество народностей на Ямале выросло со 120 до 200. Как живут и уживаются эти этносы? И каковы главные тезисы, как ее уже окрестили, «программной статьи» Путина — обсудили на площадке ямальской общественной палаты представители власти, общественности, бизнеса и религиозных общин. Тему продолжит Алсу Хайретдинова.

В лид статьи Путина вынесен тезис:
«Самоопределение русского народа — это полиэтническая цивилизация, скрепленная культурным ядром». В многонациональной стране не должно быть распрей на национальной почве.
Владимир Недашковский, член ОП ЯНАО: «Я вот такое мнение имею, что если человеку нечем гордиться — это и говорили древние и сегодняшние политики говорят — он гордится национальностью. Ну а гордость — это грех, который очень часто приводит к непредсказуемым последствиям».
Миграционные потоки в России Путин сравнивает с великим переселением. Отмечая, что многих это сегодня раздражает.
К обсуждению подключился Ноябрьск. Представитель азербайджанской диаспоры — Абузар Мамедов на Севере прожил почти всю жизнь. Говорит, ассимиляция привела к тому, что поколение, которое родилось здесь уже не знает родного языка. А вновь прибывших земляков берут под свое крыло старейшины.
Абузар Мамедов, член национально-культурной автономии азербайджанцев г. Ноябрьска «Умуд»:
«Чтобы они в этом обществе вели себя так, как у себя на Родине. Мы по этой теме очень часто профилактические работы ведем среди своих земляков. Стремимся к этому, чтобы наши земляки вели себя в этом городе очень хорошо».
Дружественные отношения необходимо строить на основе национального творчества, изучения культуру соседей. Сегодня на Ямале уже работает 7 национально-культурных автономий: тюрская, украинская, казахская, армянская, азербайджанская, чеченская, узбекская и татарская. Их поддержка закреплена в окружном законе.
Олег Нилин, настоятель прихода Храма преподобного Серафима Саровского, г. Новый Уренгой: «Сегодня сравнивали Россию с большой семьей, с многодетной, где каждый ребенок со своим характером, своими интересами. Мир в такой семье возможен лишь тогда, когда строгие родители, строгие и любящие своих детей».
Хайдар Хафизов, муфтий Духовного управления мусульман ЯНАО: «Были моменты сделать разногласие между мусульманами, но слава Богу, мы все прошли эти моменты 90-х годов — острые моменты Северного Кавказа. Именно с приходом Владимира Путина в 2000 году, начала исправляться ситуация, и сегодня на Северном Кавказа очаг войны потушен».
Для объективности — статистика миграционной службы. Ежегодно количество иностранных рабочих регистрируемых на Ямале увеличивается на 30 процентов. Миграционная служба выявляет до 10 тысяч нарушений в год. Они происходят, в основном, из-за незнания российского законодательства.
Александр Нилогов, заместитель руководителя УФМС России по ЯНАО: «У нас есть еще такая статистика, как совершение преступлений, которые совершают иностранные граждане. Необходимо отметить, что в 11 году их зарегистрировано меньше. Но цифра все равно большая — 239 преступлений».
За прошлый год на учет в миграционной службе поставлено 84 тысячи иностранцев. Разрешение на работу получила только треть. Чем занимаются остальные — вопрос.
Андрей Лукашов, предприниматель: «Не переживайте, они все работают. Это уже проблема правоохранительных органов — выявлять недобросовестные организации, которые не регистрируют трудовых мигрантов. Все эти люди работают. Они должны на что-то жить, питаться, где-то жить».
По мнению строителя Лукашова — без трудовых мигрантов, которые идут на стройку и отлично работают, сегодня не обойтись
Валерий Золотухин, председатель СНТ «Удача», г. Салехард: «Ответственны за все это мы, прежде всего. И как говорил кот Леопольд: «Давайте жить дружно!» — Это, наверное, самое главное зерно этой статьи и всей нашей жизни».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *