Священник с книгой

7 самых популярных книг лета

Мы решили представить вашему вниманию книги магазина «Сретение» (ул. Большая Лубянка, дом 17), которые в эти летние месяцы пользуются наибольшим спросом и вниманием у наших гостей и покупателей.

1. Андрей Ткачев, протоиерей. Мужики, мужики… – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018. – 240 с.

Андрей Ткачев, протоиерей. Мужики, мужики… – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018. – 240 с. Новая книга известного миссионера и проповедника протоиерея Андрея Ткачева «Мужики, мужики…», вышедшая в издательстве Сретенского монастыря, – о месте мужчин в семье и обществе, в храме и на поле битвы.

«Отец семейства должен быть капитаном корабля. Мать и жена – помощником капитана или боцманом, хоть и звучит это не по-женски. А дети – юнгами и матросами. Когда человеку страшно, он кричит: ‟Мама!” Это инстинктивный крик человека, находящегося в опасности. На мой взгляд, понятие ‟мама” обозначает внимание к биологической жизни и ее сохранение. А в слове ‟папа” есть совершенно другие ассоциации и другие смысловые нагрузки. Папа – это цивилизация. В слове ‟папа” есть власть, послушание, ответственность. То есть папа – это цивилизация, это вертикаль. Мама – это горизонталь. Нужны и папа, и мама <…>

Далее следуют мама и папа. Не одна мама, а непременно – мама и папа. Мама – это самый красивый и добрый человек в мире. Но добрым он может быть, только если где-то на фоне мелькает папа. В его отсутствие – полное, то есть, отсутствие – мама остается самым красивым человеком в мире, но становится также и самым злым, самым раздраженным человеком в мире.

Папа же является по определению самым сильным человеком в мире, которого заслуженно любит самый красивый человек.

В слове «папа» есть власть, послушание, ответственность

Пока самый красивый и самый сильный человек живут вместе, и ребенок осознает себя их ребенком, он живет в подлинном раю. Сей психологический рай характеризуется защищенностью и безответственностью. За все отвечают они, сильные и красивые. А ты живешь как у Христа за пазухой, и смысл этого выражения станет тебе понятен много позже. Еще должны быть братья и сестры, тети и дяди, двоюродные братья и сестры. Они дают ощущать, что жизнь сложна, что жизнь – ковер, а ты – нитка, вшитая в ткань ковра…

Почему в наших храмах молящихся мужчин не большинство? Понимаем ли мы, что эта статистика смерти подобна? Заполните храмы сильными и умными представителями первой и главной части человечества, теми, что первыми сотворены, – и вы тем самым опустошите ночные клубы, казино, клиники реабилитации наркоманов и всякие болотные места с нездоровой политической активностью. Женщины вам только спасибо скажут. Им самим позарез надоело жить среди тряпок, мерзавцев и лентяев. А превращение тряпки и лентяя в полноценного человека только и возможно, что под действием благодати».

2. Андрей (Конанос), архимандрит. Христос посреди нас. О святости повседневной жизни. – М.: Никея, 2018. – 320 с.

Андрей (Конанос), архимандрит. Христос посреди нас. О святости повседневной жизни. – М.: Никея, 2018. – 320 с. Эта книга о любви. О любви к Богу, к жизни, к ближнему.

«Христос, ходивший по нашей земле, олицетворял Собой любовь. Он принимал пищу вместе с грешниками, никого не ругал и никому не указывал. Даже среди Его апостолов не было никаких правил и принуждений. Ведь разве можно быть с Тем, кто тебя любит, насильно?

Но как же наше представление о Боге изменилось за 2000 лет. Теперь люди считают Бога мстительным и злым. Если человек попал в аварию, говорят: ‟Это тебя Бог наказал!”, случилось несчастье – ‟Это тебе за грехи!” Кажется, что Бог только и делает, что наказывает и мстит.

Люди судят о Боге, глядя на других людей. На нас с вами. Если мы злые и мстительные – то и Бог кажется людям таким же.

Один молодой человек видел, как его родители ходили в церковь и разговаривали там с Богом. А с ним не разговаривали, когда были дома. И друг с другом не разговаривали. Этот человек, глядя на отца и мать, думал: ‟Ну, уж я-то таким не буду”».

Люди считают Бога мстительным и злым. Кажется, Бог только и делает, что наказывает и мстит

А другой прихожанин поделился как-то с архим. Андреем (Конаносом) радостной вестью:

«Отче, я нашел Христа! Вчера отец вернулся с работы, обнял маму и сказал – милая, родная, как я рад тебя видеть! И я увидел Святую Троицу. Отец, мать – и Христос между ними. Ведь Господь сказал: Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них (Мф. 18, 20)».

«Навсегда – твоя Солнышко». Письма Императрицы Александры Федоровны к Императору Николаю II. 1914–1917. – М.: Новое небо, 2018. – 716 с. 3. «Навсегда – твоя Солнышко». Письма Императрицы Александры Федоровны к Императору Николаю II. 1914–1917. – М.: Новое небо, 2018. – 716 с.

В юбилейный, сотый год чудовищного расстрела Царской Семьи в Екатеринбурге издательство «Новое Небо» предпринимает первое отдельное издание в России писем Императрицы Александры Федоровны Романовой к Императору Николаю II. 404 письма охватывают собой период с июля 1914 года по 17 декабря 1916 года. Живые характеры участников переписки и сложные обстоятельства времени нашли отражение в письмах – свидетелях трагической эпохи гибели Российской Империи.

4. Иов (Гумеров), архимандрит. Тихие воды последней пристани. Книга воспоминаний. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018. – 415 с.

Архимандрит Иов (Гумеров) – насельник Сретенского монастыря, кандидат философских наук, кандидат богословия. Автор многих книг и статей: «Благодатный пастырь. Протоиерей Валентин Амфитеатров», «Суд над Иисусом Христом», «Тысяча вопросов священнику», «Духовная жизнь современного христианина в вопросах и ответах» (2 тома) и других. Много лет, как пастырь, он отвечает на вопросы читателей сайта Православие.ру о духовной жизни и предметах веры.

Иов (Гумеров), архимандрит. Тихие воды последней пристани. Книга воспоминаний. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2018. – 415 с. Новая книга рассказывает о жизненном и духовном пути автора. Она проникнута одной центральной мыслью: Господь через разные события, испытания, встречи вел его к Себе. Во всех событиях своей жизни автор книги видит руку Божию.

«В моей жизни действие Божественного Промысла особенно зримо и очевидно потому, что итог моей жизни (православие, священство, монашество) никак не объясним ни происхождением, ни воспитанием, ни образованием, ни профессиональными занятиями. Господь повернул течение моей жизни <…> Я никогда не ставил себе цели стать богословом, священником, монахом. Не только тогда, когда учился в школе, университете или в аспирантуре, но и позже, в период работы научным сотрудником, я не имел таких намерений. Мысль об этом показалась бы мне тогда почти фантастичной», – пишет архимандрит Иов.

5. Тихон (Шевкунов), митрополит. Несвятые святые. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2017. – 640 с.

Многолетний бестселлер теперь уже митрополита Псковского и Пороховского Тихона (Шевкунова) по-прежнему не сдает свои позиции и пользуется высоким спросом.

«Как-то теплым сентябрьским вечером мы, совсем молодые тогда послушники Псково-Печерского монастыря, пробравшись по переходам и галереям на древние монастырские стены, уютно расположились высоко над садом и над полями. За разговором мы стали вспоминать, как каждый из нас оказался в обители. И чем дальше слушали друг друга, тем сильнее удивлялись.

Каждому из нас открылся прекрасный, несравнимый ни с чем мир

Шел 1984 год. Нас было пятеро. Четверо росли в нецерковных семьях, да и у пятого, сына священника, представления о людях, которые уходят в монастырь, мало чем отличались от наших, что ни на есть советских. Еще год назад все мы были убеждены, что в монастырь в наше время идут либо фанатики, либо безнадежно несостоявшиеся в жизни люди. Да! – и еще жертвы неразделенной любви.

Тихон (Шевкунов), митрополит. Несвятые святые. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2017. – 640 с. Но, глядя друг на друга, мы видели совершенно иное. Самому юному из нас исполнилось 18 лет, старшему – 26. Все были здоровые, сильные, симпатичные молодые люди. Один блестяще окончил математический факультет университета, другой, несмотря на свой возраст, был известным в Ленинграде художником. Еще один основную часть жизни провел в Нью-Йорке, где работал его отец, и пришел в монастырь с третьего курса института. Самый юный – сын священника, талантливый резчик, – только что завершил учебу в художественном училище. Я тоже недавно окончил сценарный факультет ВГИКа. В общем, мирская карьера каждого обещала стать самой завидной для таких юношей, какими мы были тогда.

Так почему же мы пришли в монастырь и всей душой желали остаться здесь навсегда? Мы хорошо знали ответ на этот вопрос. Потому, что каждому из нас открылся прекрасный, несравнимый ни с чем мир. И этот мир оказался безмерно притягательнее, нежели тот, в котором мы к тому времени прожили свои недолгие и тоже по-своему очень счастливые годы. Об этом прекрасном мире, где живут по совершенно иным законам, чем в обычной жизни, мире, бесконечно светлом, полном любви и радостных открытий, надежды и счастья, испытаний, побед и обретения смысла поражений, а самое главное, – о могущественных явлениях силы и помощи Божией, я хочу рассказать в этой книге.

Мне не было нужды что-либо придумывать – все, о чем вы здесь прочтете, происходило в жизни. Многие из тех, о ком будет рассказано, живы и поныне».

6. Николай Сербский, свт. Война и Библия. – Симферополь: Русское слово, 2016. – 110 с.

Николай Сербский, свт. Война и Библия. – Симферополь: Русское слово, 2016. – 110 с. Похоже, мир в очередной раз стоит на пороге войны, причём войны глобальной, безжалостной, самой разрушительной за всю историю человечества, учитывая гигантский термоядерный потенциал крупных мировых держав. И победителей на этом поле боя не будет…

Выводы о причинах войн, которые высказывает автор книги «Война и Библия», святитель Сербский Николай (Велимирович), сделаны на основании изучения Библии, ибо нет ни одной книги на свете, где было бы описано столько войн с объяснением их причин. В Библии собраны и проанализированы результаты огромного человеческого опыта. Глубинные причины, механизмы возникновения войн и конфликтов на планете нам необходимо знать и понимать именно теперь, когда, по выражению святителя Николая, «граждане в городе торопятся полить дома свои керосином». И «совсем неважно, кто первый бросит искру в политый город».

«Вы сердитесь на меня за то, что в книге ‟Война и Библия” я пишу, что Господь попускает войны по человеческим грехам, так же как голод и мор. Все, что я писал, писал не по своему разумению, а по Священному Писанию Божию. Ни один человеческий разум не в состоянии объяснить всю совокупность того зла и горя, которая названа одним коротким словом – ‟война”; не может объяснить того и мой разум; но все объясняет и освещает, как яркое солнце, Священное Писание Божие.

Все войны, с начала и до конца истории, – библейские войны, т.е. все они находятся в зависимости от живой, активной и всемогущей воли Третьего, Невидимого и Всерешающего; все они проистекают из греховности или обеих сторон, или только одной из них; все они действуют по библейскому закону причинности и оканчиваются так, как им присудит Вечное, Непогрешимое Правосудие.

Из Святого Откровения Божиего ясно, кому Бог дарует победу. Это ясно и из примера всех войн в истории человечества, если их рассматривать в освещении Святого Откровения. Воля Божия дарует победу тому, у кого самая ясная и крепкая вера в Бога и кто исполняет Его закон… Если ни один христианский народ не покается и не возвратится ко Христу – центру своей души и жизни, – то Бог отдаст победу народам азиатским, нехристианским».

7. Непознанный мир веры. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. – 448 с.

Непознанный мир веры. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. – 448 с. Со страниц книги «Непознанный мир веры» с вами будут беседовать о вере ученые, художники, писатели, полководцы, общественные деятели, космонавты, артисты, певцы и музыканты. Вы узнаете поразительные факты из истории и современной жизни христианства, факты, которые тщательно, порой столетиями, скрывались от большинства людей. Вам откроется богатейший материал для размышлений, а выводы вы будете делать сами.

Книги издательства Сретенского монастыря можно также заказать в Интернет-магазине православной книги «Сретение» https://sretenie.com/

Романы о священниках

Священник — как бы наиболее «церковная фигура», своего рода «воплощение Церкви». Сегодня решили посмотреть, как фигура священника отображена в художественной литературе — русской, французской, английской, японской; классической и научно-фантастической; XIX и XX вв. Священник-детектив, священник-неудачник, священник-миссионер, священник, сомневающийся в Боге, священники в космосе и священники после ядерной катастрофы, священники-святые и священники-грешники.

Кадр из фильма «Дневник сельского священника»

Если бы Диккенс писал на темы Достоевского, то у него вышло бы что-то вроде романов Макдональда. В хорошем смысле сентименальные, при этом остросюжетные и легкие, эти романы обладают философской глубиной. «Томас Уингфолд, священник» (др. название «Пробуждение викария») религиозно-философский роман, написанный в реалистической манере, великого христианского писателя и мыслителя Дж. Макдональда, предшественника К. С. Льюиса. Провинциальный священник (надо помнить, что Макдональд сам был священником), ставший служителем Божьим из-за карьерных соображений, долгим трудным путем обретает Бога. Роман про молодого священника, обнаруживающего себя атеистом. С этим противоречием связан «духовный» сюжет романа, внешний же завязан вокруг убийства и прочих романных радостей.

«Сила и слава» — гениальный роман Грэма Грина, пример подлинно христианской литературы. Священник в эпоху гонений. Священник — блудник, алкоголик, трус… Зачем он остался в этой стране? Его презирают (как и он сам себя, впрочем), преследуют как зверя, наконец убивают. Искренняя, даже жесткая история о грехе, служении Христу, святости. О том, что святость, в каком-то смысле, неприглядна. О том, что есть единственное горе — не быть святым. И главное: то, что мир считает поражением, для Неба — величайшая победа. Аверинцев справедливо говорил о романе «Сила и слава» Грэма Грина как об одном из самых аутентичных свидетельств христианства XX века — христианства, оставившего себе только Крест.

«Дневник сельского священника» — величайший роман Бернаноса. Молодой священник пытается преобразить жизнь своего прихода в истинно христианском духе, но сталкивается с мощным сопротивлением. Главная тема Бернаноса — борьба святости и пошлости — исполнена в этом романе поистине гениально. Ко всему прочему, «Дневник сельского священника» — прекрасная иллюстрация слов Павла о том, что «мы сделались посмешищем миру»: святость для мира — нечто крайне позорное. Как позорен в глазах мира Крест. Это главная тема Бернаноса, гениально воплощенная в «Дневнике сельского священника»: священник где-то в провинции, «в старом христианском приходе» пытается просто помочь людям жить по-евангельски: и, кажется, ничего кроме смеха, жестокости и подлости это живое присутствие святости не вызывает…

Главный роман Арчибальда Кронина, образец подлинно христианской литературы. «Ключи Царства» Кронина — история священника Френсиса Чизхолма: несчастная любовь, учеба, первый приход, проповедь в Китае и старость на родине. Кронин сумел показать, что истинная кротость и смирение не отрицают, а предполагают смелость, свободу и дерзание. Вечная борьба кротости и фарисейства, смирения и жестокости, святости и мира. «Ключи Царства» — редкий пример увлекательной, осознанно христианской литературы, вышедшей действительно «легкой» (по чтению, содержание «Ключей Царства» в общем трагическое), а главное — искренней, честной, без нравоучений (может быть, правда, несколько сентиментальной).

«Соборяне» — роман-хроника, о судьбе и смерти трех героев: протопопа Савелия Туберозова, священника Захарии Бенефактова и дьякона Ахиллы Десницына. Также в текст включен дневник Туберозова, открывающий внутренний смысл событий. Роман о смелом служителе Христа. Чудесный, подлинно христианский роман об обычных русских клириках XIX века.

«Молчание» — самый знаменитый роман Эндо, японского классика-христианина. История португальского миссионера в условиях гонений. Роман очень богатый: разнообразие историй, яркий сюжет, глубокая проблематика (с, надо сказать, весьма противоречивым решением) и документальность повествования (его можно читать как учебник истории христианства в Японии). Гонимый священник-миссионер.

Как считается, «Шпиль» — высшее достижение Голдинга. Верно это или нет, в любом случае этот роман — выдающееся произведение как по своим художественным качествам, так и в «идейном» плане. Как и всегда у Голдинга, «Шпиль» — блестяще написанный религиозно-философский роман. Критик А. Злобина писала о «Шпиле»: «Роман о светлой радости возвышенного служения, оборачивающейся грехом гордыни». XIV век, настоятелю собора кажется, что Бог хочет от него постройки 400-футового шпиля. Слишком понятно, что «шпиль» — образ: от пресловутого фаллоса до молитвы (но и Вавилонской башни, спасения, гордыни, Церкви, человечества, истории, искусства…). Также двусмысленна «миссия» настоятеля: гордыня? вдохновение? безумие? воля Божия? Сама эта двусмысленность лучше описывает судьбу человека и отношения с Богом, чем любые «прямые» ответы и «понятные» символы.

Рассказы Честертона об отце Брауне — само воплощение удивительной способности английской литературы (особенно христианских ее представителей) писать одновременно «легко» и «серьезно»: способность создавать гениальное «легкое чтиво». Классика детектива и одновременно классика «поучающей» литературы (уже во времена Честертона не слишком популярный вид творчества). Священник-детектив и истинный врачеватель душ.

«На пути» — второй роман «католической трилогии» Гюисманса. Здесь речь идет о периоде его обращения в веру. Герой романа обретает веру — через общение со священниками и монахами. Вторая часть романа посвящена нахождению героя в монастыре — весьма редкая в литературе вещь. Бердяев писал: «“На пути” — самая интересная книга Гюисманса, в ней описывается его обращение в католичество. Тут чрезвычайно тонкая психология двойственности, вечное колебание веры и сомнения, утонченная смесь декадентства с католичеством».

Монастырь как мы сказали редко описывался в художественной литературе. Еще одно исключение — «Братья Карамазовы» Достоевского. Роман о монастыре, старчестве, священстве (исключая множество других тем разумеется). Достоевский дает образ святости — старца Зосиму, пишет — помимо прочего апологию Церкви, но и создает «Великого Инквизитора», может быть, самую жесткую критику Церкви, из когда-либо бывших. Церковь во всей ее сложности: от жизни во Христе до предательства Христа, от святого до Антихриста, от старца до инквизитора.

«Отец Арсений» — роман о священнике-исповеднике, одном их множества страдавших за Христа в России XX века.

«Архиерей» иеромонаха Тихона, книга начала XX века — о всех тех болезнях, которыми и тогда и сейчас болеет Церковь: казенщине, нелюбви, неверии, лицемерии, сребролюбии, тяги к атрибутам власти и престижа, эмоциональном выгорании, «крепостничестве» внутри клира и пр. и пр. А главное о враче этих болезней — епископе, по-настоящему верном Христу.

«Барчестерские башни» — как считают многие лучший роман викторианского классика Троллопа. Здесь с добрым юмором, а часто сатирически, даже едко описывается жизнь английского провинциального духовенства: дрязги, интриги, борьба и т. д. и т. д. Иными словами «Барчестерские башни» остаются актуальными везде, где есть клерикальная жизнь. Но и подлинному христианству здесь несмотря ни на что остается место:

«Автор оставляет теперь своим читателям не как героя, не как образец для всеобщего восхищения, не как человека, за которого провозглашают тосты на званых обедах, называя его совершенным священнослужителем (выражение общепринятое и тем не менее, весьма неуклюжее), а как хорошего, бесхитростного человека, смиренно верующего в то, чему он старался учить, и следующего заветам, которые он старался постичь.»

«Булгамптонский викарий» — как считается самый религиозный роман Троллопа. Любовная история, браки, клерикальная жизнь, борьба атеизма и разных христианских течений — вот материл романа, но главное — спасение падшей женщины.

«Отверженные» Гюго — еще одна книга о святом епископе. В центре — смирение и милосердие епископа Мириэля. Вальжан в начале романа — на самом дне. Избыточный, расточительный дар Мириэля спасает его, запускает преображение, цепную реакцию благодати. А вот справедливость инспектора Жавера ведет к катастрофе. Епископ не просто жалеет грешника — он идет против закона; он не просто помогает грешнику, он отдает ему им сворованное, но — и это самое прекрасное, самое евангельское — дает еще и сверх того. Это, может быть, лучшая икона животворности и красоты прощения и того, каким должен быть «настоящий» епископ.

Священники в космосе: «Птица малая» — один из самых заметных научно-фантастических романов последних лет. Умно и тонко проработанный сюжет Контакта, действительно хорошо построенный сюжет. Иными словами, превосходный и необычный образчик жанра. Необычный вот почему: «Птица малая» — один из немногих примеров религиозно-философской фантастики: контакт осуществляют христианские миссионеры.

Священники после ядерной катастрофы: «Страсти по Лейбовицу» Миллера (или «Гимн Лейбовицу», «Гимн по Лейбовицу») — классика научной фантастики. Лем в своей «Фантастике и футурологии» приводит роман Миллера как единственный достойный пример «метафизической фантастики и футурологии веры». Человечество пережило глобальную катастрофу. Выжившие отброшены на столетия назад. Единственный институт, сохраняющий цивилизацию, — Церковь.

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Автор статьи: Владимир Шалларь

Редактор медиатеки «Предание.Ру». Пишите: shallar@predanie.ru.


Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *