Священники в великой отечественной войне

Содержание

Священник Федор Пузанов

(1888-1965)

Участник двух мировых войн, награжденный тремя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Принял священный сан в 1926 году. В 1929 был посажен в тюрьму, затем служил в сельском храме. Во время войны собрал в селах Заполье и Бородичи 500 000 рублей и передал их через партизан в Ленинград на создание танковой колонны Красной Армии.

«Во время партизанского движения я с 1942 года имел связь с партизанами, много мною выполнено заданий, — писал священник в 1944 году архиепископу Псковскому и Порховскому Григорию. — Я помогал партизанам хлебом, первый отдал свою корову, бельем, в чем только нуждались партизаны, обращались ко мне, за что я получил государственную награду 2-й степени «Партизан Отечественной войны».

С 1948 года и до смерти настоятель Успенского храма в селе Молочкове Солецкого района Новгородской области.

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов)

(1914-1975)

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов)

Учился в вечерней студии при Московском Союзе советских художников в бывшей мастерской Сурикова. С 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Орден Красной звезды, медаль За отвагу, несколько медалей За боевые заслуги.

С 12 марта 1950 года — послушник Троице-Сергиевой лавры (Загорск). С 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря. Вернул из Германии монастырские ценности. Вел колоссальную реставрационную и иконописную работу в монастыре.

Советский монах. Алипий-воин

Архимандрит Нифонт (в миру Николай Глазов)

(1918-2004)

Получал педагогическое образование, преподавал в школе. В 1939 году призван служить в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на всю жизнь он остался инвалидом. В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

После окончания Московской духовной академии направлен в Новосибирскую епархию.

Протоиерей Николай Колосов

(1915-2011)

Протоиерей Николай Колосов

Сын священника, за это был исключен из школы. Воевал в Тульской области, в 1943 году воевал на линии Болохово-Мценск — Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе – сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». Стояли на реке Сож в Смоленской области. В августе 1944 года ранен под Белостоком. После войны поступил в семинарию.

Накануне Петрова дня 1948 года рукоположен во священный сан. Прошел через хрущевские гонения.

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

(1921-2005)

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

Родился в Петрограде в семье верующего рабочего. Принимал участие в Великой Отечественной войне, имел воинские награды. В 1939 году переехал в Ташкент, где в 1940 году по благословению своего духовного отца архимандрита Гурия (Егорова) поступил в медицинский институт.

В 1942—1946 служил радиотелеграфистом в Красной армии. Участвовал в снятии блокады Ленинграда, воевал в Эстонии, Чехословакии, дошёл до Берлина. За боевые заслуги был награждён медалями.

С мая 1946 года – послушник Троице-Сергевой Лавры и один из первых пострижеников Лавры после её открытия. В июне 1951 года окончил Московскую Духовную семинарию. 17 декабря 1993 года архимандрит Михей (Хархаров) хиротонисан во епископа Ярославского и Ростовского в Феодоровском кафедральном соборе города Ярославля. В1995 году возведен в сан архиепископа.

Профессор, протоиерей Глеб Каледа

(1921—1994)

Протоиерей Глеб Каледа

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию. С декабря 1941 года и до конца войны он находился в действующих частях и в качестве радиста в дивизионе гвардейских минометов «катюш» участвовал в битвах под Волховом, Сталинградом, Курском, в Белоруссии и под Кенигсбергом. Был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной Войны.

В 1945 г. поступил в Московский геологоразведочный институт и окончил его в 1951 г. с отличием; в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую в области геолого-минералогических наук. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий.

С 1972 года тайный священник. В 1990 году выходит на открытое служение. Служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского. Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт.

О протоиерее Глебе Каледе

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

(1921-2012)

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

Ушла на фронт с третьего курса МАИ, была направлена в разведку. Принимала участие в обороне Москвы, вынесла раненого из-под обстрела. Была направлена в штаб К. Рокоссовского. Принимала участие в боях на Курской дуге и под Сталинградом. В Сталинграде вела переговоры с фашистами, призывая их сдаться. Дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С.П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана.

Монахиня Адриана (Малышева) — все материалы

Протоиерей Василий Брылев

(1924-2011)

Протоиерей Василий Брылев

На войне

В 1942 году ушел на фронт добровольцем. Был подо Ржевом. На Курской дуге работал связистом. Однажды под бомбардировкой восстанавливал разорванную связь. Получил медаль «За отвагу». Был ранен и демобилизован.

После войны

Закончил Московскую Духовную семинарию в 1950 году, рукоположен во священники. Был настоятелем многих храмов, добивался, чтобы храмы не закрывали. В последние годы жизни был настоятелем Спасского храма села Большой Свинорье, Наро-Фоминского района Московской области.

Протоиерей Василий Брылев — под Ржевом и на Курской дуге

Протоиерей Ариан Пневский

(1924 — 2015)

Протоиерей Ариан Пневский

Великая Отечественная война застала о. Ариана на территории современной Польши. Работал на железной дороге помощником машиниста. В войну передавал партизанам сведения о продвижении поездов с немецкими солдатами и бронетехникой, а также поездов с советскими военнопленными и угоняемыми на работу в Германию мирными жителями. Когда в списках отправляемых в Германию оказался сам Ариан Пневский, партизаны забрали его в отряд. Этот отряд входил в соединение под командованием легендарного партизанского генерала Сидора Артемьевича Ковпака.

Молодому партизану Ариану Пневскому довелось участвовать в рейдах по фашистским тылам и диверсиях, надолго сковывающих действия армии противника. После первого ранения семье отца Ариана по ошибке была отправлена «похоронка». Выписавшись из госпиталя, отец Ариан был направлен в танковые войска. Во время боя, в результате прямого попадания в танк вражеского снаряда сдетонировал боекомплект. Как правило, в таких случаях никто из членов экипажа в живых не остается, и родственники получили уже вторую похоронку. Но, к счастью, опять преждевременную. Вернуться домой отец Ариан смог уже после войны, лишь в конце 45-го года.

В 1945 году он поступил в Одесскую Духовную семинарию, которую в 1949 году с отличием окончил. Основной период пастырского служения отца Ариана пришелся на годы хрущевских гонений на Церковь. Об этом страшном времени издевательств над Православием о.Ариан всегда говорит: «Не дай вам Бог пережить что-то подобное».

Отец Ариан скончался утром 9 мая 2015 года, в день 70-летия победы в Великой Отечественной войне, на 91-м году жизни.

Почётный настоятель Свято-Георгиевского прихода г. Таганрога протоиерей Ариан Пневский

Протоиерей Алексий Осипов

(1924-2004)

Протоиерей Алексий Осипов

Родился в Саратовской губернии, в 1942 заканчивает среднюю школу. Направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. В 1945 году, за очень короткий срок он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Был исключен за то, что читал на клиросе.
Заканчивает Одесскую Духовную семинарию, Московскую Духовную академию. Направлен в Новосибирскую епархию, в октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника.

Протоиерей Борис Бартов

(1926-2013)

Протоиерей Борис Бартов

Призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…».

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. До последнего дня был почетным настоятелем Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

Протоиерей Борис Бартов: Дорога длиною в жизнь

Протоиерей Александр Смолкин

(1926-2002)

Протоиерей Александр Смолкин

Александр Петрович Смолкин родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье.

В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт, воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью.

После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. И уже на следующий год он поет на клиросе, а затем становится псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе города Новосибирска, через год его рукополагают в диаконы, через три — во священники.

Протоиерей Сергий Вишневский

(1926 — 2017)

Протоиерей Сергий Вишневский

В 1941 году учился в ремесленном училище на автозаводе имени Молотова в Горьком, попал под первую бомбежку. В армию призван в 1943 г. Служил в пехоте, охранял склады с боеприпасами. При росте 149 см весил 36 кг. После войны отец Сергий закончил духовные семинарию и Академию, в 1952 году принял священство. Служил настоятелем храма святых Флора и Лавра в селе Флоровское Ярославской области.

Протоиерей Валентин Бирюков

(1922 г.р.)

Протоиерей Валентин Бирюков

После школы был призван на фронт и направлен в Ленинград. Пережил блокаду. «Вы даже представить себе не можете, что такое блокада. Это такое состояние, когда есть все условия для смерти, но никаких — для жизни. Никаких — кроме веры в Бога. Нам приходилось копать траншеи для пушек и блиндажи в пять накатов из брёвен и камней. А питались при этом травой. Запасали её на зиму».

Защищал «Дорогу жизни» обеспечивающую связь блокадного Ленинграда с внешним миром, в 1944 получил пулевые и осколочные ранения. После войны Валентин Яковлевич вернулся в Томскую область. В 1960-е годы Валентин Бирюков пел на клиросе. Один из старейших священников Новосибирской епархии.

Протодиакон Николай Попович

(1926 г.р.)

Протодиакон Николай Попович

В 1943 году, имея бронь на Московском авиационном заводе, Николай Попович ушел добровольцем на фронт. Окончив сержантскую школу, стал командиром пулеметного расчета «Максим». В 1944 году после тяжелой битвы на реке Неман и отражения немецкой контратаки был награжден орденом Красной Звезды. Пройдя с боями Белоруссию, Литву и Польшу, был тяжело ранен осколком в голову на подступах к Восточной Пруссии, направлен на излечение в госпиталь в г. Чкалов и впоследствии демобилизован. После войны получил два высших образования – юридическое и экономическое. Работал в Госплане Российской Федерации, занимал ответственные посты в системе Госкомитета по труду и заработной плате при Совете Министров СССР.

Узнав о вводе советских войск в Чехословакию – к тому времени он был уже верующим, – решительно положил свой партбилет на стол перед онемевшим секретарем райкома партии и, по благословению духовника, ушел в церковные сторожа.

Протодиакон Николай Попович. Путь фронтовика

Протодиакон Маркиан Пасторов

Родился в Сталинградской области, Кумылженский район, хутор Ярской, в семье крестьянина. Рукоположен во диакона в 1925 году.

В начале Отечественной войны был мобилизован на оборонные работы. В 1942 году попал во вражеский плен. Из плена совершил побег в город Варнау, где обратился к Митрополиту Дионисию, который направил меня во Францию в войсковую часть диаконом в распоряжение архимандрита отца Владимира Финковского, где я служил в разных местах ; в 1945 году (в День Трех святителей) был возведен в сан протодиакона Епископом Василием Венским.

По окончании войны вместе со многими был репатриирован в Россию, выслан в город Прокопьевск Кемеровской области. В первые годы моего пребывания там я был лишен права выезда, поэтому нигде не мог служить в приходе». Лишь в 1956 году отец Маркиан стал протодиаконом храма в Прокопьевске. О годах своей ссылки он не без юмора говорил так: «Десять лет находился на «сибирских курсах”». В начале семидесятых по возрасту вышел за штат, и в конце своей жизни жил у дочери в городе Калач Волгоградской области.

Монах Самуил (в миру Мальков Алексей Иванович)

(1924 г.р.)

Монах Самуил (Мальков)

Насельник Саввино-Сторожевского монастыря

До ухода на фронт учился во 2-м Московском пулеметном училище. Призван на фронт, сражался на Курской дуге в пехоте: был автоматчиком. На Курской дуге был ранен, после ранения направлен в сталинградскую школу по подготовке младших командиров, окончил ее успешно, остался преподавать, затем направлен в Киевское танковое училище. Работал в НИИХИММАШ (Научно-исследовательский институт химического машиностроения) старшим инженером-конструктором. Ушел на пенсию в 1974 году. В 2001 году принял монашеский постриг.

Монах Самуил: «На Курской дуге я был с самого первого дня»

Монахиня Елисавета (в миру Вера Дмитриева)

(1923-2011)

Родилась в Ставрополе.

Прошла Великую Отечественную войну медсестрой, вынесла множество раненых бойцов с поля боя. «Я читала молитву, и страх как-то током в землю уходит. И слышно, как сердце бьется. И не боишься уже». Укрывала раненых солдат от фашистов.
Одна из первых монахинь Хабаровска.

Живой голос матушки Елизаветы

Протоиерей Роман Косовский

Скончался в 2013-м году.

Родился Роман Косовский в селе Пустоха на Винничине в крепкой крестьянской семье. В 37-м отца расстреляли. Все хозяйство отобрали. Мама умерла с голоду — все, что удавалось раздобыть, отдавала четверым детям. После смерти матери их распределили по детдомам. 15-летнего Романа отправили в Луганск. Уже в 16 он пошел на шахту. А в 17 — в 41-м — на войну. Победа застала его в Праге.

Рожденный под Покровом Богородицы

Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина)

Ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю. Участвовала во взятии Кенигсберга (Калининград).

Существует множество воспоминаний о молебне русских священников у стен Кенигсберга во время его штурма в апреле 1945 года. Видела его и матушка София(Екатерина Михайловна Ошарина), ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю.

… Помню Кенигсберг. Мы относились ко 2-му Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение — 13-й РАБ (район авиационного базирования) — находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта, недалеко от места боев за Кенигсберг.

Очень трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!…

Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!»

И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало.

Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

Митрополит Тверской и Кашинский Алексий (Коноплёв)

1910-1988

Был мобилизован в октябре 1941. 5 мая 1942 получил ранение, а после излечения вновь отправлен на передовую. После вторичного ранения был как нестроевой откомандирован в военно-дорожный отряд. Награждён медалью «За боевые заслуги» и рядом других военных наград.
Награждён орденом Отечественной войны I степени (в 1985, в связи с 40-летием победы в войне).

Архимандрит Кирилл (Павлов)

(1919-2017)

Духовник Троице-Сергиевой лавры, духовный отец трёх русских Патриархов.

Участник Великой Отечественной войны в звании лейтенанта, участвовал в обороне Сталинграда (командовал взводом), в боях возле озера Балатон вВенгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946 году.

Во время войны Иван Павлов обратился к вере. Он вспоминал, что, неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943 года, среди развалин дома нашёл Евангелие. Иногда архимандрита Кирилла отождествляют со знаменитым сержантом Я. Ф. Павловым, также участвовавшим в Сталинградской битве и оборонявшим знаменитый «дом Павлова». Однако речь идет об однофамильце — гвардии старший сержант Яков Павлов после войны находился на партийной работе и в монахи не постригался.

После демобилизации Иван Павлов поступил в Московскую духовную семинарию, а по её окончании — в Московскую духовную академию, которую окончил в 1954 году. 25 августа 1954 года был пострижен в монашество в Троице-Сергиевой лавре. Вначале был пономарём. В 1970 году стал казначеем, а с 1965 года — духовником монашеской братии. Был возведён в сан архимандрита.

Архимандрит Петр (Кучер)

(1926 г.р.)

Духовник Боголюбского монастыря. С 2010 года на покое.

В сентябре 1943 года в возрасте 17 лет был призван в армию. После окончания полковой школы в Одессе 11 июня 1944 года прибыл в действующую армию 3-го Украинского фронта на Днестре в районе города Бендерыи участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии и Чехословакии.

Награждён несколькими боевыми наградами, среди которых — орден Славы III степени, орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и др.

Демобилизовался осенью 1950 года, майор в отставке.

Патриарший архидиакон Андрей Мазур

(1927 — 2018)

В качестве командира отделения миномётчиков участвовал в военных действиях под Берлином.

Награды:

Орден Отечественной войны 2-й степени (1985).

Медаль «За взятие Берлина» (1945).

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945).

«Мне очень мало пришлось воевать. Нас, «западников», почему-то на фронт не пускали, держали в Марийской республике ― считали, что мы ненадежные, бандеровцы, если что, переметнемся на сторону врага. Под конец уже послали, когда были бои за Берлин.Там я попал в госпиталь. Ранен не был, просто заболел: кормили в армии очень плохо. Каждый стремился попасть в наряд на кухню, чтобы хоть чем-то поживиться. Помню, картошку чистили, а очистки собирали, пекли в землянке на «буржуйке» и ели. Хорошо, родители посылали хлеб. Не всегда посылки доходили, но иногда все же что-то получали.Когда я вернулся после госпиталя, меня хотели отправить в школу милиции. Тогда отец отвез меня в Почаевскую лавру, где я стал послушником».

Архидиакон Андрей Мазур: Христиан не хватает! (+ ВИДЕО)

Протоиерей Василий Ермаков

(1927-2007)

Родился в городе Болхове Орловской губернии в крестьянской семье. Первые наставления в церковной вере получил в семье от отца, поскольку все 28 церквей небольшого города к 30-м годам были закрыты. Пошел в школу в 1933 году, к 1941 году окончил семь классов средней школы.
В октябре 1941 года немцы с боями захватили город Болхов. Молодёжь от четырнадцати лет и старше отправлялась на принудительные работы: чистить дороги, рыть окопы, засыпать воронки, строить мост. Во время оккупации, с 16 октября 1941 года в городе была открыта церковь ХVII века во имя святителя Алексия, митрополита Московского, расположенная на территории бывшего женского монастыря Рождества Христова. Служил в церкви священник Василий Верёвкин. В этом храме Василий Ермаков впервые посетил службу, с Рождества Христова 1942 года стал ходить на службы регулярно, с 30 марта 1942 года стал прислуживать в алтаре.

16 июля 1943 года вместе с сестрой попал в облаву и 1 сентября был пригнан в лагерь Палдиский в Эстонии. Таллиннское православное духовенство совершали в лагере богослужения, и в числе прочих в лагерь приезжал протоиерей Михаил Ридигер, с которым Василий Ермаков тогда же познакомился и подружился. В лагере Василий Ермаков пробыл до 14 октября 1943 года: священник Василий Верёвкин, находившийся там же в лагере, причислил его к своей семье, когда вышел приказ освободить из лагеря священников и их семьи.

До конца войны вместе с Алексеем Ридигером, сыном протоиерея Михаила, служил иподьяконом у епископа Нарвского Павла и одновременно работал на частной фабрике. 22 сентября 1944 года город Таллин был освобождён советскими войсками.

После освобождения Василий Ермаков был мобилизован и направлен в штаб Балтийского флота, в свободное время выполняя обязанности звонаря, иподьякона, алтарника в соборе Александра Невского в Таллине.

«Домой придешь!» Памяти протоиерея Василия Ермакова

Я несу духовную радость уже 60 лет: последнее интервью протоиерея Василия Ермакова

Протоиерей Василий Ермаков: Детство-Война- В оккупации

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов)

(1924-2001)

По окончании средней школы был зачислен в Тульское пулемётное училище и в 1942 году направлен на фронт. Воевал рядовым под Сталинградом. После ранения (два пулемётных ранения и обморожение конечностей) попал в госпиталь, откуда после ампутации пальцев обеих ног, демобилизовался в 1943 году.

Иеромонах Сергий (Хомутов)

(1924-2016)

Иеромонах Сергий (Хомутов)

Один из старейших священников Кузбасской митрополии. Отец Сергий (в миру Сергей Александрович Хомутов) родился 5 мая 1924 года в Сталинске (ныне Новокузнецк) Кемеровской области. В годы войны был призван в армию, воевал в составе 75-го отдельного артиллерийского дивизиона радиотелеграфистом. После войны вернулся домой, к родителям.

Окончил курсы чертежников, работал на Кузнецком металлургическом комбинате художником. В 1958 году принял священный сан, в последние десятилетия служил в приходах на территории Кузбасской митрополии. В 2000 году был почислен на покой по состоянию здоровья.

Митрофорный протоиерей Иоанн Букоткин

(26.09.1925 — 08.05.2000)

Родился в 1926 году в деревне Полухино Саратовской области Аркадагского района в крестьянской семье. Окончил только семь классов школы. С началом войны отправился учиться на связиста. Воевал на Третьем Белорусском фронте, в Восточной Пруссии.

Из воспоминаний о. Иоанна:

«Я непрестанно молился всю войну. У меня на груди был крест; однажды я уронил его на соломенный пол и не смог найти. Из подола шинели вырезал крестик и повесил на грудь. Но очень расстроился. И вот проходит старшина, спрашивает: «Как дела, Букоткин?» Я ответил: «Так-то все хорошо, но вот крест потерял» (офицеры знали, что я верующий). И старшина достает из кармана крест и иконку: «Выбирай!» Крестом его благословила мать, и я взял иконку, подаренную старшине полячкой. Он спас ее дочерей, когда отступающие немцы хотели сжечь множество людей в сарае. С этой иконкой Спасителя и Божией Матери я прошел до конца войны. У многих наших офицеров были кресты и иконки. Кому мать дала, кому жена.

Орден Славы III степени — это самая дорогая для меня награда. Под Инстинбургом мы отбили две атаки немцев, а в третью они пошли без единого выстрела и только с близкого расстояния открыли минометный огонь. Мины ложились в шахматном порядке, головы не поднять. Мне командир приказал добраться до левого фланга и разведать обстановку. Я пробирался под шквальным огнем и встретил санитара, который перевязывал раненого сержанта Глушко. Я отстреливался, а немцы наступали полукругом. Тогда мы затащили раненого в какой-то сарай и спрыгнули в погреб. Глушко остался наверху. Погреб был каменный, в одном месте дыра заткнута тряпкой, можно было руку протянуть и достать до немцев, а они уже были везде. Я понял, что нас обязательно схватят, а если узнают, что я связной — будут пытать. Говорю санитару: «Я ухожу отсюда». Он стал уговаривать остаться. Я перекрестился, три раза прочел «Отче наш», приставил лесенку и с молитвой «Господи, благослови» вылез из погреба. Сержант Глушко лежал без движения, и я подумал, что он умер. Так же, видно, решили и немцы. Выглянул во двор, везде суетились фашисты. Решил пересечь двор и перебежать дорогу, а там залечь в кювете и отстреливаться до последнего патрона, последний — себе. Пробежал до кювета, а они меня не заметили! До сих пор не знаю почему. Может быть, оттого, что шинель-то на мне была зеленая, английская…

За кюветом было открытое место, в гору метров двести пятьдесят. И я побежал зигзагами. Немцы стали стрелять, а я падал, отдыхал и бежал дальше. Меня ранило в ногу, а уже на самой горке пулей раздробило левое плечо. Подобрали меня свои уже, когда стемнело. Оперировали в полевом госпитале, где я встретил сержанта Глушко. От него узнал, что санитара, оставшегося в погребе, немцы нашли….»

После войны служил в штабе Московского военного округа. После окончания семинарии в 1952 году был рукоположен в священники в Саратове, потом служил в Астрахани, в Камышине, в Боровичах Новгородской области. Около сорока лет отец Иоанн Букоткин прожил в Самаре и служил в храме во имя святых апостолов Петра и Павла, последние годы был духовником Самарской епархии. ППохоронен в Иверском женском монастыре в Самаре.

Подготовлено по открытым источникам. Присылайте дополнения в редакцию.

Словарь Правмира — Священники, священство

О роли Русской Православной Церкви в Победе в Великой Отечественной войне рассказывает 9 мая руководитель молодежного отдела Екатеринбургской епархии, кандидат исторических наук Алексей Леонидович Соловьев.

— Вопрос о роли Русской Православной Церкви в Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. рассматривается в исторической науке и публицистике с двух основных позиций. Первая утверждает, что Церковь накануне войны была практически разгромлена как организация, и реального влияния на сопротивление врагу оказать не могла. Следовательно, ее участие в борьбе с фашизмом сводилось либо к обращениям к верующим с призывами встать на «защиту священных рубежей Отечества», либо к сбору пожертвований, что, действительно, имело место быть (всего за годы войны поступления от духовенства и верующих в Фонд обороны составило более 300 млн. руб., что было эквивалентно выпуску примерно 1500 танков).

Вторая точка зрения утверждает, что большинство населения СССР, несмотря на все усилия атеистической пропаганды, продолжало оставаться верующим (что подтверждают данные переписи 1937 г.), следовательно, даже не смотря на отступление от церковных заповедей, люди продолжали быть частью Церкви как духовной сакральной организации. И именно они и спасли свое Отечество от пропитанных языческим оккультизмом нацистов, которые пытались представить себя в роли защитников христианства.

Для понимания роли Церкви и верующих в Победе необходимо осознавать, что православное мировоззрение исходит из того, что любая война происходит по воле, или попущению Божию, чтобы через нее привести к покаянию потерявших живую деятельную веру людей. «Когда ты видишь смуты и войны, или иные бедствия, — пишет святитель Димитрий Ростовский в житии святого благоверного князя Михаила Черниговского, — не думай, чтобы все сие было простым, обычным явлением сего временного мира, или произошло из-за какого-либо случая, но знай, что бедствия попускаются волею всемогущего Бога за наши грехи, дабы согрешающие приходили в чувства и исправлялись. Вначале Господь вразумляет нас малыми наказаниями…, если же мы не исправляемся, посылает тяжкое нашествие иноплеменников, чтобы хоть в сем великом бедствии люди могли прийти в чувство и обратиться от путей своих лукавых» .

А состояние советского общества накануне Великой Отечественной войны было таково, что только через глобальные потрясения, такие как война, можно было надеяться, чтобы хотя бы некоторые из крещеных людей вспомнили о Боге, чтобы власть изменила свою политику в отношении Церкви. Ведь перед 1941 г. церковная организация стояла на грани уничтожения. В РСФСР продолжали действовать не более 100 храмов, репрессиям подверглись полмиллиона священнослужителей, из них 426 – архиереев, были уничтожены 200 тыс. священников и 247 епископов, к 1941 г. на свободе оставалось только четыре митрополита, сотни тысяч верующих томились в лагерях и преследовались за веру . При этом согласно засекреченной переписи 1937 г. 60 % советских граждан: 2/3 сельских жителей и 1/3 горожан, продолжали считать себя верующими, и открыто заявляли об этом . Вот почему, согласно православному мировоззрению, Господь послал войну 22 июня – в День всех святых, в Земле Российской просиявших, по молитвам которых забывшим о Боге людям был дан шанс изменить свою жизнь. И Церковь достойно проявила себя в годы войны, став духовной опорой для всех нуждающихся в ней.

Уже в первый же день войны местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский) собственноручно напечатал на машинке воззвание «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором благословил на защиту священных рубежей Отечества: «наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред Родиной и верой и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы – православные, родные им и по плоти, и по вере» . Будучи физически немощным человеком, владыка собрал все свои силы и ежедневно молил Бога о даровании Победы. Свое воззвание он разослал по всем церковным приходам и, по словам очевидцев, оно дало ответ на то, что надо делать в тяжелую годину испытаний. Так, настоятель храма св. Иоанна Предтечи г. Свердловска протоиерей Николай Адриановский писал, что «в первые дни войны перед нами, верующими г. Свердловска, возник вопрос: как Церковь должна помогать Родине? Какие она должна принимать меры, чтобы помочь армии разгромить ненавистного фашистского врага?.. Воззвание повело за собой Русскую Церковь, т.к. в нем ясно определяются обязанности, как пастыря, так и пасомых в деле общего участия в разгроме фашистской нечести» . Следует отметить, что это послание на две недели опередило обращение к нации И.В. Сталина, который, в отличие от Владыки Сергия, не смог сразу сформулировать ответ на стоящие перед страной новые вызовы.

Общеизвестно, что Церковь с первых же дней войны включилась в общее дело приближения Победы. На деньги верующих были построены танковая колонна им. Дмитрия Донского и эскадрилья им. Александра Невского, осуществлялся сбор пожертвований, простые бабушки вязали носки и варежки. Храмы были полны молящимися, духовенство неустанно служило, исповедовало, причащало, поддерживало страждущих словом и делом. Известны массовые случаи связи священников с партизанским движением на оккупированных территориях, где нацисты разрешили открывать храмы. Но, при этом, проводили политику «разделяй и властвуй», натравливая одни религиозные организации на другие, стремясь отколоть их от Матери-Церкви. Надо отдать должное Патриаршему Экзарху Латвии и Эстонии митрополиту Виленскому Сергию (Воскресенскому) и руководителям Псковской духовной миссии, которые до последнего пытались сохранить каноническую связь с Московским Патриархатом, продолжая упоминать имя митрополита Московского на богослужениях и лавировали в отношениях с германскими властями. Митрополит Сергий говорил: «Не таких обманывали! С НКВД справлялись, а этих колбасников обмануть не трудно» .

Священники были со своим народом и во время блокады Ленинграда. Символами духовного сопротивления стали старец Серафим Вырицкий, который, будучи совсем немощным стариком, молился на коленях на камне о даровании Победы. Архиепископ-хирург Лука (Войно-Ясенецкий) совершал операции в Красноярском эвакогоспитале, отказываясь снимать архиерейское облачение и молясь перед висящими в операционной иконами. Митрополит Николай (Ярушевич), служивший под Сталинградом, на противоположном берегу Волги, молебен перед Казанской иконой Матери Божией. Блаженная Матрона Московская, находившая слова утешения и духовной поддержки для огромного количества обращающихся к ней за молитвенной помощью людей. Архимандрит Александр (Вишняков), крестивший и поддерживающий евреев в Киеве и за это заживо сожженный на кресте в Бабьем Яру. Людиновский протоиерей Викторин Зарецкий, оказывавший всестороннюю помощь партизанам-подпольщикам и за это (посмертно) награжденный Президентом России В.В. Путиным медалью «За отвагу». Фронтовиками были будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков), митрополит Нижегородский Николай (Кутепов), архиепископ Ярославский Михей (Хархаров). На фронте веру обрели будущий наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов) и духовник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл (Павлов).

Государство вынуждено было переосмыслить свое отношение к Церкви, в которой увидело мощный инструмент поднятия патриотического духа нации. Была прекращена поддержка Союза воинствующих безбожников, главному атеисту страны Емельяну Ярославскому пришлось по поручению И.В. Сталина, скрепя сердцем, написать статью о патриотической позиции Церкви в годы войны, государство санкционировало ликвидацию обновленческого и григорьевского расколов. В 1943 г. после исторической встречи И.В. Сталина с тремя оставшимися на свободе митрополитами, было разрешено избрать Патриарха и восстановить церковное управление, на свободу вышли сотни священнослужителей. Но кульминация примирения стала возможной только с началом коренного перелома в войне, когда Красная армия стала освобождать оккупированные нацистами территории, на которых были открыты храмы. И неизбежно возник вопрос: «что мы, хуже фашистов что-ли? Они храмы открывали, а мы будем закрывать?»

Ныне широкую известность приобрела фраза: «В окопах атеистов нет». Маршал Советского Союза Д.Т. Язов выразился более точно: «Войну выиграли безбожники, но с Божьей помощью». Действительно, многие, находясь на передовой, вспоминали Бога и начинали молиться. И Он отвечал на их обращение к Себе. Иногда задается вопрос: как Бог, который есть Любовь (1 Ин. 4,8), мог послать на верную гибель молодых парней? В чем тут любовь? Православная догматика отвечает и на этот, непонятный для светского разума, вопрос. Христос говорил: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15,13). Православная Церковь всегда призывала вставать на защиту Отечества и веры. Христиане знают, что если они погибают на поле брани «за други своя», то становятся мучениками и с них омываются грехи. А, следовательно, есть шанс попасть в рай. Вот и получается, что то, что в глазах людей является безусловной трагедией, в глазах Божиих, становится искуплением и омытием грехов, которых у отошедших от Бога крещеных людей было очень много. И когда вчерашний крещеный атеист шел в свою последнюю атаку, он, наверняка, в глубине своего сердца, обращался ко Господу с молитвой: «Господи помилуй, Господи спаси!» И в этот момент, погибая, прощался и соединялся со своим Спасителем.

Инвалид войны, артиллерист М.А. Свидетелев подтверждает, что «в годы моей юности многие, в том числе и я, стали отдаляться от веры… Вновь прозрел я только тогда, когда немцы разбили мою батарею на подступах к г. Оржоникидзе (Владикавказу), и с восьмью бойцами ночью вышел я в станицу Архонскую, где нас накормила и напоила русская женщина. Она крестилась, плакала. Я смотрел на образ Христа Спасителя, находящийся среди других икон…Такой же образ был у нас в селе…В чужой избе я душой ощутил присутствие Бога, Которого забыл в годы атеизма, и ужаснулся своих страшных деяний. Мне вдруг стало ясно, за какие грехи наказан наш народ Богом! За отступничество от Бога, от веры, от святынь, от традиций, от всего духовно-нравственного, на чем держалась Великая Русь-Россия» .

Православные христиане верят, что Господь смилостивился над Советским Союзом в годы Великой Отечественной войны. Сам факт Победы в войне, в которой решался вопрос существования исторической России как таковой, говорит сам за себя. Тем более что Победа была одержана в дни Пасхальной седмицы, сразу после окончания праздника святого великомученика Георгия Победоносца. И, несмотря на то, что государство после войны вновь стало закрывать храмы и использовать Церковь для укрепления своих позиций на подконтрольной СССР территории Восточной Европы, сам факт обретения канонического статуса и места в православном мире Албанской, Болгарской, Польской и Чехословацкой автокефальных Церквей, способствовал увеличению количества православных христиан. Таким образом, то, что в глазах человеческих выглядело чистой политикой, в глазах Божиих, означало дарование миллионам людей шанса на Спасение. А, значит, с Красной армией и с советским воином-освободителем пребывал сам Господь Бог. Ведь Он, по словам недавно скончавшегося протоиерея Всеволода Чаплина, «пребывает с ратью тогда, когда совершается священная брань, священная война за народ, за ближних, за Отечество, а главное – за свободу православной цивилизации, за ее самостоятельность по отношению к какому-либо внешнему центру, за право христиан жить по своей вере» . А это право верующие люди после Великой Отечественной войны, несмотря на все гонения и ограничения, все-таки получили.

Библиографический список

Сегодня мало кто знает о священниках, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. Никто точно не скажет, сколько их было, шедших в бой без рясы и крестов, в солдатской шинели, с винтовкой в руке и молитвой на устах. Статистики никто не вел. Но батюшки не просто сражались, защищая свою веру и Отечество, а еще и получали награды – почти сорок священнослужителей были награждены медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы», более пятидесяти – «За доблестный труд во время войны», несколько десятков – медалью «Партизану Великой Отечественной войны». А скольких еще награды обходили стороной?

Протоиерей Борис Бартов

Призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…».

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. ныне — почетный настоятель Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

Протоиерей Борис Бартов

Архимандрит Кирилл (Павлов)

После освобождения Сталинграда нашу часть оставили нести караульную службу в городе. Здесь не было ни одного целого дома. Был апрель, уже пригревало солнце. Однажды среди развалин дома я поднял из мусора книгу. Стал читать ее и почувствовал что-то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!..

Собрал я все листочки вместе — книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мною все время. До этого такое смущение было: почему война, почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие, у меня просто глаза прозрели на все окружающее, на все события. Такой мне бальзам на душу оно давало.

Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся. Дошел до Австрии. Господь помогал и утешал. А после войны привел меня в семинарию.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Протоиерей Алексий Осипов

Родился в Саратовской губернии, в 1942 заканчивает среднюю школу. Направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. В 1945 году, за очень короткий срок он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Был исключен за то, что читал на клиросе.
Заканчивает Одесскую Духовную семинарию, Московскую Духовную академию. Направлен в Новосибирскую епархию, в октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника.

Протоиерей Глеб Каледа

В начале Великой Отечественной войны был призван в армию. С декабря 1941 года и до конца войны он находился в действующих частях и в качестве радиста в дивизиона гвардейских минометов «катюш» участвовал в битвах под Волховом, Сталинградом, Курском, в Белоруссии и под Кенигсбергом. Был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной Войны.

В 1945 г. поступил в Московский геологоразведочный институт и окончил его в 1951 г. с отличием; в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую в области геолого-минералогических наук. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий.

Протоиерей Глеб Каледа

С 1972 года тайный священник. В 1990 году выходит на открытое служение. Служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского. Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт.

Архимандрит Нифонт (в миру Николай Глазов)

(1918-2004)

Получал педагогическое образование, преподавал в школе. В 1939 году призван служить в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге. Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми. Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на все жизнь он остался инвалидом. В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «Зэ взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

После окончания Московской духовной академии направлен в Новосибирскую епархию.

Митрополит Николай (Кутепов) (1924-2001 гг.) — один из видных церковных деятелей 20-го столетия. Он прошел войну и получил контузию, с которой прожил всю последующую жизнь. Он занимал кафедры в разных регионах Советского Союза: Мукачевскую, Омскую, Ростовскую, Владимирскую, Калужскую, и, наконец, горьковскую (Нижегородскую), на которой и закончил свой земной путь.

Измученный, худой, с кровоточащими ногами Николай Кутепов вернулся с войны живой, и вся семья благодарила за это чудо Бога. Самому Николаю не было еще и девятнадцати, а он уже потерял отца и стал инвалидом на всю жизнь, но самое главное – он был жив и этот дар он принял как дар Божий, понимая, что жив только благодаря Господу и неустанной молитве его родных и близких.

Командир 5-й Ленинградской партизанской бригады, Герой Советского Союза К.Д. Карицкий прикрепляет медаль «Партизану Отечественной войны II степени» священнику церкви псковского села Хохловы Горки Порховского района Федору Пузанову

Священник Федор Пузанов

(1888-1965)

Участник двух мировых войн, награжденный тремя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Принял священный сан в 1926 году. В 1929 был посажен в тюрьму, затем служил в сельском храме. Во время войны собрал в селах Заполье и Бородичи 500 000 рублей и передал их через партизан в Ленинград на создание танковой колонны Красной Армии.

Будучи священником на оккупированной территории активно помогал партизанскому движению. Был связным, снабжал партизан продуктами. В тылу у немцев организовал уникальный сбор средств на нужды Красной армии. Спас от угона в Германию 300 односельчан.

«Во время партизанского движения я с 1942 года имел связь с партизанами, много мною выполнено заданий, — писал священник в 1944 году архиепископу Псковскому и Порховскому Григорию. — Я помогал партизанам хлебом, первый отдал свою корову, бельем, в чем только нуждались партизаны, обращались ко мне, за что я получил государственную награду 2-й степени «Партизан Отечественной войны».

С 1948 года и до смерти настоятель Успенского храма в селе Молочкове Солецкого района Новгородской области.

Протоиерей Николай Колосов

Сын священника, за это был исключен из школы. Воевал в Тульской области, в 1943 году воевал на линии Болохово-Мценск — Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе — сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». Стояли на реке Сож в Смоленской области. В августе 1944 года ранен под Белостоком. После войны поступил в семинарию.

Накануне Петрова дня 1948 года рукоположен во священный сан. Прошел через хрущевские гонения.

Будущий наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов), прошедший от Москвы до Берлина и награжденный орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», вспоминал: «Война была настолько страшной, что я дал слово Богу, что если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь». Посвятить свою жизнь Богу решил и кавалер орденов Славы трех степеней Борис Крамаренко, после войны став диаконом в храме под Киевом. А бывший пулеметчик Коноплев, награжденный медалью «За боевые заслуги», стал впоследствии митрополитом Калининским и Кашинским Алексием.

Протоиерей Александр Романушко с товарищами-партизанами из Пинской области

Протоиерей Александр Романушко

Архимандрит Леонид (Лобачев) в начале войны добровольцем вступил в ряды Красной Армии и стал гвардии старшиной. Дошел до Праги, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией». После демобилизации снова вернулся к служению в священном сане и был назначен первым руководителем Русской Духовной Миссии в Иерусалиме после ее открытия в 1948 году.

Архимандрит Леонид (Лобачев)

Многие священнослужители уходили на фронт, отбыв срок в лагерях и ссылках. Вернувшись из заключения, будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) дослужился на войне до звания майора. Многие, избежав смерти на фронте, становились священниками после победы.

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

Родился в Петрограде в семье верующего рабочего. Принимал участие в Великой Отечественной войне, имел воинские награды. В 1939 году переехал в Ташкент, где в 1940 году по благословению своего духовного отца архимандрита Гурия (Егорова) поступил в медицинский институт.

В 1942-1946 служил радиотелеграфистом в Красной армии. Участвовал в снятии блокады Ленинграда, воевал в Эстонии, Чехословакии, дошёл до Берлина. За боевые заслуги был награждён медалями.

С мая 1946 года — послушник Троице-Сергевой Лавры и один из первых пострижеников Лавры после её открытия. В июне 1951 года окончил Московскую Духовную семинарию. 17 декабря 1993 года архимандрит Михей (Хархаров) хиротонисан во епископа Ярославского и Ростовского в Феодоровском кафедральном соборе города Ярославля. В1995 году возведен в сан архиепископа.

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

Ушла на фронт с третьего курса МАИ, была направлена в разведку. Принимала участие в обороне Москвы, вынесла раненого из-под обстрела. Была направлена в штаб К. Рокоссовского. Принимала участие в боях на Курской дуге и под Сталинградом. В Сталинграде вела переговоры с фашистами, призывая их сдаться. Дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С.П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана.

Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева)

Протоиерей Василий Брылев

На войне

В 1942 году ушел на фронт добровольцем. Был подо Ржевом. На Курской дуге работал связистом. Однажды под бомбардировкой восстанавливал разорванную связь. Получил медаль «За отвагу». Был ранен и демобилизован.

После войны

Закончил Московскую Духовную семинарию в 1950 году, рукоположен во священник. Был настоятелем многих храмов, добивался, чтобы храмы не закрывали. В последние годы жизни был настоятелем Спасского храма села Большой Свинорье, Наро-Фоминского района Московской области.

Протоиерей Василий Брылев

Протоиерей Ариан Пневский

Великая Отечественная война застала о. Ариана на территории современной Польши. Работал на железной дороге помощником машиниста. В войну передавал партизанам сведения о продвижении поездов с немецкими солдатами и бронетехникой, а также поездов с советскими военнопленными и угоняемыми на работу в Германию мирными жителями. Когда в списках отправляемых в Германию оказался сам Ариан Пневский, партизаны забрали его в отряд. Этот отряд входил в соединение под командованием легендарного партизанского генерала Сидора Артемьевича Ковпака.

Молодому партизану Ариану Пневскому довелось участвовать в рейдах по фашистским тылам и диверсиях, надолго сковывающих действия армии противника. После первого ранения семье отца Ариана по ошибке была отправлена «похоронка». Выписавшись из госпиталя, отец Ариан был направлен в танковые войска. Во время боя, в результате прямого попадания в танк вражеского снаряда сдетонировал боекомплект. Как правило, в таких случаях никто из членов экипажа в живых не остается, и родственники получили уже вторую похоронку. Но, к счастью, опять преждевременную. Вернуться домой отец Ариан смог уже после войны, лишь в конце 45-го года.

В 1945 году он поступил в Одесскую Духовную семинарию, которую в 1949 году с отличием окончил. Основной период пастырского служения отца Ариана пришелся на годы хрущевских гонений на Церковь. Об этом страшном времени издевательств над Православием о.Ариан всегда говорит: «Не дай вам Бог пережить что-то подобное».

Протоиерей Ариан Пневский

Протоиерей Александр Смолкин

Александр Петрович Смолкин родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье.

В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт, воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью.

Протоиерей Александр Смолкин

После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. И уже на следующий год он поет на клиросе, а затем становится псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе города Новосибирска, через год его рукополагают в диаконы, через три — во священники.

Протоиерей Сергий Вишневский

В 1941 году учился в ремесленном училище на автозаводе имени Молотова в Горьком, попал под первую бомбежку. В армию призван в 1943 г. Служил в пехоте, охранял склады с боеприпасами. При росте 149 см весил 36 кг. После войны отец Сергий закончил духовные семинарию и Академию, в 1952 году принял священство. Настоятель храма святых Флора и Лавра в селе Флоровское Ярославской области.

Протоиерей Сергий Вишневский

Протоиерей Валерий Бирюков

После школы был призван на фронт и направлен в Ленинград. Пережил блокаду. «Вы даже представить себе не можете, что такое блокада. Это такое состояние, когда есть все условия для смерти, но никаких — для жизни. Никаких — кроме веры в Бога. Нам приходилось копать траншеи для пушек и блиндажи в пять накатов из брёвен и камней. А питались при этом травой. Запасали её на зиму».

Защищал «Дорогу жизни» обеспечивающую связь блокадного Ленинграда с внешним миром, в 1944 получил пулевые и осколочные ранения. После войны Валентин Яковлевич вернулся в Томскую область. В 1960-е годы Валентин Бирюков пел на клиросе. Один из старейших священников Новосибирской епархии.

Протоиерей Валерий Бирюков

Протодиакон Николай Попович

В 1943 году, имея бронь на Московском авиационном заводе, Николай Попович ушел добровольцем на фронт. Окончив сержантскую школу, стал командиром пулеметного расчета «Максим». В 1944 году после тяжелой битвы на реке Неман и отражения немецкой контратаки был награжден орденом Красной Звезды. Пройдя с боями Белоруссию, Литву и Польшу, был тяжело ранен осколком в голову на подступах к Восточной Пруссии, направлен на излечение в госпиталь в г. Чкалов и впоследствии демобилизован. После войны получил два высших образования — юридическое и экономическое. Работал в Госплане Российской Федерации, занимал ответственные посты в системе Госкомитета по труду и заработной плате при Совете Министров СССР.

Узнав о вводе советских войск в Чехословакию — к тому времени он был уже верующим, — решительно положил свой партбилет на стол перед онемевшим секретарем райкома партии и, по благословению духовника, ушел в церковные сторожа.

Протодиакон Николай Попович

Протодиакон Маркиан Пасторов

Родился в Сталинградской области, Кумылженский район, хутор Ярской, в семье крестьянина. Рукоположен во диакона в 1925 году.

В начале Отечественной войны был мобилизован на оборонные работы. В 1942 году попал во вражеский плен. Из плена совершил побег в город Варнау, где обратился к Митрополиту Дионисию, который направил меня во Францию в войсковую часть диаконом в распоряжение архимандрита отца Владимира Финковского, где я служил в разных местах ; в 1945 году (в День Трех святителей) был возведен в сан протодиакона Епископом Василием Венским.

По окончании войны вместе со многими был репатриирован в Россию, выслан в город Прокопьевск Кемеровской области. В первые годы моего пребывания там я был лишен права выезда, поэтому нигде не мог служить в приходе». Лишь в 1956 году отец Маркиан стал протодиаконом храма в Прокопьевске. О годах своей ссылки он не без юмора говорил так: «Десять лет находился на «сибирских курсах»». В начале семидесятых по возрасту вышел за штат, и в конце своей жизни жил у дочери в городе Калач Волгоградской области.

Протодиакон Маркиан Пасторов

Монах Самуил (Мальков)

Насельник Саввино-Сторожевского монастыря

До ухода на фронт учился во 2-м Московском пулеметном училище. Призван на фронт, сражался на Курской дуге в пехоте: был автоматчиком. На Курской дуге был ранен, после ранения направлен в сталинградскую школу по подготовке младших командиров, окончил ее успешно, остался преподавать, затем направлен в Киевское танковое училище. Работал в НИИХИММАШ (Научно-исследовательский институт химического машиностроения) старшим инженером-конструктором. Ушел на пенсию в 1974 году. В 2001 году принял монашеский постриг.

Монах Самуил (Мальков)

Монахиня Елисавета (в миру Вера Дмитриева)

Родилась в Ставрополе. Прошла Великую Отечественную войну медсестрой, вынесла множество раненых бойцов с поля боя. «Я читала молитву, и страх как-то током в землю уходит. И слышно, как сердце бьется. И не боишься уже». Укрывала раненых солдат от фашистов.

Одна из первых монахинь Хабаровска.

Монахиня Елисавета (в миру Вера Дмитриева)

Протоиерей Роман Косовский

Родился Роман Косовский в селе Пустоха на Виннитчине в крепкой крестьянской семье. В 37-м отца расстреляли. Все хозяйство отобрали. Мама умерла с голоду — все, что удавалось раздобыть, отдавала четверым детям. После смерти матери их распределили по детдомам. 15-летнего Романа отправили в Луганск. Уже в 16 он пошел на шахту. А в 17 — в 41-м — на войну. Победа застала его в Праге.

Протоиерей Роман Косовский

Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина)

Цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю. Участвовала во взятии Кенигсберга (Калининград).

Существует множество воспоминаний о молебне русских священников у стен Кенигсберга во время его штурма в апреле 1945 года. Видела его и матушка София(Екатерина Михайловна Ошарина), ныне цветовод-озеленитель Раифского монастыря. От Москвы до Берлина прошла она, сражаясь за родную землю.

… Помню Кенигсберг. Мы относились ко 2-му Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение — 13-й РАБ (район авиационного базирования) — находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта, недалеко от места боев за Кенигсберг.

Очень трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!…

Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли икону Казанской Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!»

И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало.

Наши опомнились, за какие-то четверть часа прорвались… Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

Матушка София (Екатерина Михайловна Ошарина)

И много ещё их — неизвестных нам, но ведомых Богу.

Уже в первый день войны, 22 июня 1941 года местоблюститель патриаршего престола, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) обратился к верующим с посланием, в котором призвал народ на защиту Отечества.

«Православная наша Церковь, – говорилось в послании, – всегда разделяла судьбу народа. Не оставит она народа своего и теперь. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь дарует нам Победу».

Подготовлено их открытых источников

(Просмотров 2769)

Помогал сам Господь

Сегодня мало говорят и вспоминают о вкладе священников в Великую Победу. Точных данных о том, сколько из них самоотверженно сражались на передовой с винтовками в руках и молитвами на устах, нет. Однако доподлинно известно, что многие священнослужители мужественно противостояли врагу, несмотря на безжалостные довоенные гонения со стороны властей. Вот как свои фронтовые будни вспоминал протоиерей Валентин Бирюков (в монашестве иеромонах Иосиф), служитель Бердской церкви Сретения Господня:

В конце 30-х годов священнослужителей тысячами арестовывали и тысячами расстреливали. Казалось бы, они должны были быть обижены на страну и выступать за свержение советского строя. Были те, кто действительно ошибочно видел в немцах освободителей от большевистского диктата. Но тысячи священников понимали, какая опасность угрожает Отчизне и всему человечеству. Многие на фронт шли добровольцами.

Я помню, как в начале войны наши танки, самолёты горели, как фанерные. Только появится «Мессершмитт», даст очередь – и наши самолёты валятся. Больно и печально было на это смотреть, – вспоминал фронтовик, один из самых почитаемых старцев Русской Православной Церкви, архимандрит Кирилл (Павлов), духовник Троице-Сергиевой Лавры. — Во время Сталинградской битвы я был прямо восхищён: «Катюши», артиллерия, самолёты наши господствовали, и было радостно за страну, за нашу мощь. Чувствовался подъём в войсках. Все были воодушевлены. Это Господь помогал нам! И потом, слава Богу, прошли мы всю Украину, освобождали Румынию и Венгрию, Австрию…

Полицаев предаём анафеме

На самоотверженный шаг решился в 1943 году протоиерей Александр Романушко. Родственники убитого партизанами полицая долго искали для отпевания священника, но местный батюшка им отказал. Тогда они обратились к отцу Александру, который на тот момент состоял в партизанском соединении генерал-майора В.З. Коржа и совмещал свою подпольную деятельность со служением в храмах. На кладбище все приготовились слушать молитвенные прошения, произносимые при отпевании. Отец Александр, надев на себя епитрахиль и ризу, отошёл в сторону и глубоко задумался. А потом произнес совершенно неожиданную речь:

Братья и сестры, я понимаю горе матери и отца убиенного. Но не наших молитв и «Со святыми упокой» заслужил во гробе лежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Предадим же его анафеме! К вам, заблудшим, моя последняя просьба: искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите свое оружие против тех, кто уничтожает наш народ, кто в могилы закапывает живых людей, а в Божиих храмах заживо сжигает верующих и священников.

Смелая речь отца Александра была встречена тишиной. Присутствовавшие на похоронах полицаи могли за секунду убить священника, продолжавшего обращать свои грозные слова и взоры изменникам. Но его не тронули. Более того, после такого выступления многие раскаялись и вслед за священником ушли в партизанский отряд. Протоиерей Александр Романушко участвовал в партизанском движении до самого освобождения Пинской области в Белоруссии от фашистской оккупации.

Впоследствии священнику за его воинский подвиг вручили награды — медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Партизану Отечественной войны» I степени.

Голгофа отца Александра (Вешнякова)

Многим священникам не удалось выстоять в смертельной схватке с гитлеровцами. Они погибали с молитвой на устах за людей и своё Отечество! Мученическую смерть принял от рук фашистов в начале войны архимандрит Александр (Вешняков). Ещё в Первую мировую он был отмечен Георгиевским крестом за личное мужество и героизм. Тогда, после гибели командира, отец Александр поднял в атаку солдат.

Проявил он храбрость и в годы Великой Отечественной. На оккупированной немцами Украине он спасал людей от расстрела, обращал в христианскую веру евреев, читал гневные и обличительные проповеди против немцев. 6 ноября 1941 года его в колонне измученных и избитых голодных людей привели в Бабий Яр.

По мнению некоторых исследователей, в Бабьем Яре всего было расстреляно и замучено свыше ста (или ста пятидесяти) тысяч человек. Фото: Sergii Kharchenko/Globallookpress via ZUMA Press

Отца Александра заставили раздеться донага, вспоминал один из очевидцев, чудом избежавший расправы. В это время он спрятал в рот свой нательный крестик. Пытались распять батюшку на кресте, но у них не получилось. Тогда вывернули ему ноги и, привязав колючей проволокой за руки и за ноги, всё же распяли, затем облили бензином и подожгли. Так, горящим на кресте, его сбросили с обрыва. Многие священнослужители мужественно разделили трагичную судьбу народа. Не только словом, но и личным примером они вдохновляли людей на борьбу с врагом. С первого дня войны Русская Православная Церковь призывала к защите Родины. По всей стране в православных храмах служились молебны за грядущую победу. Много священнослужителей трудилось в военных госпиталях.

По инициативе Церкви был проведен сбор средств на нужды фронта и для создания танковой колонны им. Дмитрия Донского и авиационной эскадрильи. Они молились под пулями и сами бесстрашно шли в бой, погибали, спасали людей физически и духовно. Сражаясь за Веру и Отечество, священнослужители внесли неоценимый вклад в Победу!

Черногорские священники — часть мужского населения Черногории, которая была ответственна, в первую очередь, за духовную службу, но, в тоже время, зачастую вместе с крестом бралась и за оружие.

Многими путешественниками, посетившими Черногорию в XIX веке, особенно во второй половине, подчеркивается крайне низкий уровень образования черногорского православного духовенства, который еще более способствует охлаждению черногорцев к посещению церкви. Черногорский поп еще в середине XIX века почти не умел читать и писать, а литургию служил на память, распевая ее точно песню. Он носил обыкновенную одежду и оружие и часто бывал знаменитым воеводой, сердаром, полководцем. Например, поп Лука, убитый в граховском сражении, в 1858 году, как начальник ускоков, был долгое время грозою для мусульман Герцеговины. Черногорского священника можно было узнать только тогда, когда черногорец при встрече с ним скажет: «помогай Бог, попе!» или: «како си попе Перо, попе Марко» и т. д. Монахи носили рясы и камилавки, но это не мешало им также принимать участие в военных экспедициях. А. С. Троянский так описывал черногорского священника, которого он встретил во время своего посещения Черногории в 1863 г.:

« Это был высокого роста мужчина, с смуглым лицом, черною окладистою бородой, одетый и вооруженный подобно всем другим черногорцам (в Черногории можно узнать белого священника лишь по бороде, остальные черногорцы обыкновенно бреют бороду).

1 января 1865 г. черногорский митрополит Иларион Роганович издал циркуляр, которым воспрещалось духовным лицам носить оружие и предписывалось отпускать бороду в отличие от светских. По данным К. Петковича, многие священники предпочли лишиться своего прихода и права совершать священные таинства, чем отпустить бороду или отказаться от оружия и от светских званий: сенаторов, сердарей и капитанов.

Во время русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. духовенство дало большое количество известных военных героев, как военный министр поп Илья, поп Богдан Зимонич, поп Мило и т. п. Очень естественно, что эти головорезы были плохими богословами и проповедниками, но вместе с тем отличными воинами.

Несмотря на это, российский путешественник И. Попович-Липовац отмечал:

« Удивительно, что не смотря на все это, в Черногории нет людей, относящихся к религии с пренебрежением. Богохульство в Черногории — вещь невозможная, и человек, который решится на кощунственное слово, всегда может ожидать неожиданности в роде пули в лоб.

Галерея

Добавить фото

Источники

Воины: Гвардия • Перяники • Священники • Черногорки • Здухачи
Оружие: Gasser M1870/74 Montenegrin • Ятаган
Личности: Данило Негош • Пётр I Петрович • Вуко Юро • Стефан Малый • Пётр II Петрович • Лука Вукалович • Данило I Петрович • Мирко Петрович-Негош • Никола I Петрович • Филипп Пламенац • Лексо Саичич • Иван Попович-Липовац

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *