Священники женщины

Содержание

«Служба» на праздновании двадцатилетия женского священства в Церкви Англии
Источник: Соцсети

JESUS-PORTAL.RU. 27 мая. В ФРГ прошла общенациональная забастовка женщин за расширение своих прав в рамках института Римско-католической церкви в Германии, сообщает информационный портал Deutsche Welle. Отмечается, что выступления движения «Мария 2.0» были направлены против существующих властных структур и замалчивания сексуального насилия со стороны священнослужителей.

Протестующие призвали отказаться от посещения храмов и церковных работ, выполняемых на добровольных началах, и сами провели «богослужения» без участия священников за пределами религиозных заведений. Участницы движения направили Папе Римскому Франциску онлайн-петицию, в которой потребовали обеспечить женщинам возможность занимать все церковные должности наряду с мужчинами, а также отменить обет безбрачия католических священников.

Протест активисток движения «Мария 2.0»

По заявлению президента Католического союза немецких женщин (KDFB) Марии Флахсбарт, движение «Мария 2.0» явилось ответом на «глубокий кризис католической церкви, абсолютную утрату доверия».

Информагентство также связывает акцию протеста с резонансным случаем в январе этого года, когда австрийский священник Херманн Гайслер «агрессивно домогался» немецкой монахини Дорис Вагнер во время исповеди. Ранее Вагнер сообщила в Ватикан о сексуальном насилии и домогательствах, которым ее подвергали за время восьмилетнего служения. В ответ на это в мае папа Франциск издал указ, который обязал священнослужителей сообщать о случаях сексуальных домогательств или сокрытии подобных фактов.

В Православной Церкви существует однозначная позиция по вопросу женского священства, которое признано недопустимым. Такое решение имеет под собой богословское обоснование, и в то же время совпадает с мнением большинства священнослужителей. Так, портал «Православие.ru» цитирует игумена Нектария (Морозова):

«Матерью может быть только женщина. Но женщина не может быть священником – им может быть только мужчина. Говорит ли это о дискриминации? Нет. Это говорит о разном замысле Творца в отношении мужчины и женщины».

Председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерей Максим Козлов отмечает, что в православии «священство – это не род административного служения и личного жизненного призвания, но соотнесение этого служения с первосвященством Господа Иисуса Христа». Вместе с этим он подчеркивает, что в Русской Церкви женщины «занимают многие ключевые посты служения, начиная с центрального церковного аппарата до церковных СМИ», а также активно занимаются иконописью, регентством и преподают в духовных школах, семинариях и высших учебных заведениях Церкви.

В православии существовала древняя практика рукоположения диаконисс – женщин, несущих послушание, близкое к диаконическому. В некоторых Поместных Церквах эта практика действует и до сих пор – так, в 2016 году Патриарх Александрийский Феодор II рукоположил первых диаконисс для служения в Африке, сообщает «Православие.ru» . Посвященные женщины были призваны помогать в миссионерской деятельности Катангской митрополии (епархия Александрийской Церкви в Конго), «особенно в Таинстве Крещения взрослых, венчания, а также в катехитической деятельности Церкви».

Посвящение диаконисс для служения в Африке

Источник: «Православие.ru»

В то же время, мнение православных мирян в России по вопросу женского священства может отличаться от мнения духовенства. Это продемонстрировали результаты опроса, проведенного Pew Research Center в 2017 году. Согласно аналитическим данным, в России к приятию женского священства готовы 39% респондентов. Это значение оказалось наиболее высоким среди близлежащих стран – к примеру, в Грузии за отмену запрета на рукоположение выступило 9% опрошенных, в Армении – 17%, в Беларуси – 28 %. Меньше всего сторонников женского священства оказалось в Эфиопии (7%), а больше всего – в Эстонии (44%).

Свое мнение о женском священстве высказал также председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. Комментируя в эфире телепрограммы «Церковь и мир» на канале «Россия-24» протест активисток движения «Мария 2.0», архиерей отметил, что протестующие, отказывающиеся от посещения храмов, демонстрируют «слабое понимание того, что такое Церковь и зачем она существует».

Митрополит Иларион отметил исторически сложившийся порядок в Православной Церкви, согласно которому священные степени изначально были распределены среди мужчин – начиная с апостолов, которым Господь вверил пастырское служение. Он также рассказал, что существует богословская аргументация сложившегося порядка помимо «природного различения функций, которое без всякой дискриминации существует в Церкви».

«Служение священника – это служение духовного отцовства. Как женщина не может быть отцом, так она не может быть и священником».

Мы восхищаемся и удивляемся тому, как проявляют и развивают свои многочисленные таланты наши сестры12.

Мы призываем всех наших сестер использовать свои возможности для получения света и знаний в учебных заведениях, в индивидуальном обучении и в Обществе милосердия13.

Вы, молодые женщины, можете устанавливать для себя цели, которые потребуют от вас усилий и усердия. Продолжайте стремиться к этим целям. Будьте смиренны и исполнены молитвы в поисках мудрости и знаний. Ваша задача на время земной жизни – учиться и готовиться. Познавайте все, что можете. Вы будете расти, если будете ставить перед собой высокие цели и стремиться к звездам14.

Каждая девочка, я повторяю, каждая девочка должна готовить себя к браку и домашним обязанностям. Сегодня вы не прочтете этого в журналах, но тем не менее это истинно. Следует воспитывать в ней гордость от подготовки к истинно женственному служению. Она должна преуспеть в том, что будет ей полезно и обогатит ее семейную жизнь. Она должна развивать свои таланты, углублять свое знание Евангелия, укреплять свое свидетельство и стремиться служить другим. Некоторые девушки могут быть призваны на миссию полного дня, но все они будут чрезвычайно полезны в Царстве Божьем, если хорошо подготовятся… Мы хотим, чтобы наши женщины были хорошо образованны, поскольку дети не могут раскрыться в полной мере, если их матери невежественны15.

Мы хотим, чтобы вы получили такое образование, которое пригодится вам как в вечности, так и для полноценного служения во время земной жизни. В дополнение к основным и жизненно важным навыкам ведения домашнего хозяйства вы можете приобретать и другие навыки, которые повысят вашу эффективность в доме, в Церкви и в обществе.

Я вновь повторяю: вам нужно мудро делать свой выбор, но мы не хотим, чтобы женщины Церкви оставались необученными или были бесполезными. Вы будете лучшими матерями и женами как в этой жизни, так и в вечности, если будете развивать данные вам навыки и применять таланты, которыми Бог благословил вас16.

Мы заинтересованы в том, чтобы все, что есть доброго и хорошего в мире, было у наших сестер. Мы выступаем за все эти благословения – культуру, развитие талантов, образование, обогащение знаниями, совершенствование, – чтобы матери наших детей были способны обучать их и воспитывать в праведности17.

Я еще раз подчеркиваю настоятельную необходимость изучения Священных Писаний каждой женщиной. Мы хотим, чтобы наши дома были благословлены сестрами – знатоками Священных Писаний, независимо от того, замужем вы или нет, молоды или в пожилом возрасте, овдовели или имеете семью.

Независимо от каких бы то ни было обстоятельств, чем глубже вы будете постигать истины Священных Писаний, тем лучше вы сможете выполнять вторую великую заповедь – любить ближнего своего как самого себя. Станьте знатоками Священных Писаний – не для того, чтобы подавлять других, но чтобы возвышать их! В конце концов, кто имеет большую нужду в том, чтобы «хранить” Евангельские истины (к которым они прибегают в трудные моменты жизни), как не женщины и матери, отдающие так много времени воспитанию и обучению других?

Старайтесь добиться совершенства во всех своих праведных попытках, в любой сфере вашей деятельности.

Имейте в виду, дорогие сестры, что вечные благословения, которые принадлежат вам благодаря членству в Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, намного, намного больше каких-либо других благословений, которые вы могли бы получить. В этом мире вы не можете добиться большего признания, чем звание женщины Бога. Нет более высокого статуса для вас, чем звание дочери Бога, открывающей для себя радость истинного сестринства, супружества и материнства или выполняющей другие, полезные для жизни задачи…

Все вы нуждаетесь в глубоком понимании Евангельских истин, касающихся вечной природы вашей личности и уникальности вашего характера. Всем вам все больше и больше необходимо чувствовать совершенную любовь нашего Небесного Отца и ощущать, насколько Он ценит вас как личность. Размышляйте над этими великими истинами, особенно в минуты сомнений и смущения (когда вы как личность оказываетесь в тупике беспокойства и страха)…

Нет более великих или более славных обещаний, данных женщинам, чем те обещания, которые приходят через Евангелие и Церковь Иисуса Христа. Где еще вы сможете узнать о том, кто вы такие на самом деле? Где еще вы сможете найти необходимые объяснения и заверения, касающиеся природы жизни? Из какого источника вы сможете узнать о своей уникальности и самобытности? Кто еще сможет рассказать вам о нашем Небесном Отце и Его великолепном плане счастья?18

Известно, что в советские годы православие выжило во многом благодаря женщинам:

их духовное горение, их преданность Церкви, их тихое стояние у креста – словом, их вера помешала власть имущим осуществить до конца свои антирелигиозные планы. Из-за катастрофической нехватки мужчин внутри церковной ограды в это время существенно изменилась роль женщин в храме: именно с тех пор они читают и поют, нередко руководят хором, избираются в приходские советы. Мы к этому привыкли, все это кажется таким естественным. Но следует помнить, что ничего подобного не было в России в XIX веке.

Впрочем, до сих пор можно услышать рассуждения о том, что самое подходящее место женщины в храме – у церковного ящика или у подсвечников. Вот как, например, рассуждает на одном из интернет-ресурсов настоятельница Пермского Успенского женского монастыря Мария (Воробьева): «Одно из самых важных служений несут женщины у свечных ящиков, за кассами в храмах. Ведь именно они, а не батюшки общаются с теми людьми, которые впервые зашли в храм или появляются только для того, чтобы свечку поставить. То есть с большей частью наших соотечественников». С ней солидарен священник Пафнутий Жуков, директор православной гимназии в Сыктывкаре: «Место женщины в Церкви не всегда заметно для православных теоретиков, но любой практикующий священник знает, как много держится на наших сестрах во Христе. Мужчины ставят себя иногда намного выше. Вот он придет в церковь поговорить с батюшкой о Писании, решить богословские вопросы, а пыль протереть – это, увольте, пройдет, не заметив».

Да, все это так: и доброе слово у ящика, и уборка храма – вещи важные. Но без сознательного вхождения в церковную жизнь и просвещенного участия в ней и то и другое может обернуться (как часто и оборачивается) вовсе не миссией и служением, а распространением суеверий или агрессией по отношению к «посторонним». Скажем, к не вполне «по-православному» одетым людям, впервые заглянувшим в храм. Для того чтобы церковные женщины действительно вошли в «избранное священство, народ Божий», необходимо полноценное участие в литургии, в таинствах, а также в литургии после литургии – в служении миру теми дарами, которые даны каждому человеку. Об этом немало писали о. Николай Афанасьев, Александр Шмеман, Сергий Булгаков и другие богословы и мыслители.

Вопрос о месте женщин в церкви, об их участии в приходской и литургической жизни иногда влечет за собой каверзный вопрос о возможности их принадлежности к священству. В Англиканской и других протестантских церквях в прошлом, ХХ веке появились женщины-пресвитеры. Это была своеобразная феминистская реплика на клерикальные заморочки, встреченная православными в штыки. Православные церкви сначала заявляли, что проблема женского священства их не касается. Однако со временем стало ясно, что здесь не все так просто и однозначно. Неслучайно покойный митрополит Антоний Сурожский призвал в свое время верующих к размышлению над этой проблематикой.

В самом деле, тема женского церковного служения не является для православия чем-то посторонним. В Новом Завете мы встречаем женщин-пророков, которые, без сомнения, совершали литургические действия. В «Изречениях отцов-пустынников» наряду с поучениями старцев приводятся высказывания трех «амм», то есть духовных матерей: Феодоры, Сары и Синклитикии. Эти «аммы», как замечает Элизабет Бер-Сижель, автор книги «Служение женщины в Церкви», стоят в одном ряду с великими аввами Антонием, Арсением и Пименом.

Да и для Русской православной церкви это даже не новая тема, если вспомнить стремление святой великой княгини Елизаветы Федоровны возродить чин диаконис. Диаконисы в древней церкви входили в состав клира и играли немаловажную роль при крещении. Также они ходили по домам, причащали больных, наставляли готовящихся к крещению женщин. Кроме того, существовали пресвитериды, которые вплоть до IV века возглавляли женские молитвенные собрания, в особенности ночные, поскольку мужчинам не всегда было удобно на них присутствовать. Со временем сакральные функции диаконис были делегированы женским монашеским общинам. Появились монашеские чины, матушки игуменьи. И все-таки в церкви порой звучали голоса, призывающие вернуться к древним традициям. И поднятый будущей преподобномученицей Елизаветой вопрос о восстановлении института диаконис серьезно обсуждался в Русской православной церкви в период подготовки к Поместному собору 1917 – 1918 годов. Лишь последующие события помешали осуществлению некоторых намечавшихся церковных реформ…

Можно сказать вполне определенно: догматических препятствий для введения женщин в число служителей алтаря нет. Но существуют трудности, связанные с символикой литургии (священник, возглавляющий собрание, – «икона Христа») и в соотнесении этой практики с преданием.

Вряд ли стоит сомневаться, что после недавней кончины единственного богослова, всерьез разрабатывающего эту проблематику – уже упомянутой нами Элизабет Бер-Сижель, – тема женского православного священства уйдет на периферию. Замечательный британский православный богослов, епископ Диоклийский Каллист (Уэр), подводит своеобразную черту под этим вопросом: «Представьте, что вы купили старый дом и, поднимаясь на чердак, ударились головой о балку, которая здесь вроде бы не нужна. Ее предназначение нам пока неизвестно, но не будет ли опрометчивым просто вынуть ее, не изучив как следует устройство дома? Отсутствие убедительных прецедентов и указаний в Священном Предании побуждает нас быть предельно осторожными».

Борис Колымагин

  • Shares

Библия много говорит о женщине, о ее роли и предназначении. А что об этом говорят служителя? Мы собрали 10 цитат известных христиан.

«Если бы Бог назначил женщину быть госпожой мужчины, он сотворил бы ее из головы, если бы — рабой, то сотворил бы из ноги; но так как он назначил ей быть подругой и равной мужчине, то сотворил из ребра».

Аврелий Августин (354 — 430) христианский богослов и философ, влиятельнейший проповедник, епископ Гиппонский (с 395 года), один из Отцов христианской церкви.

«Хочешь, чтобы жена повиновалась тебе, как Христу повинуется Церковь? Заботься и сам о ней, как Христос о Церкви».

Иоанн Златоуст (347 — 407), архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей.

«Усталость заставляет женщин говорить больше, а мужчин меньше».

Клайв С. Льюис (1898 — 1963), британский ирландский писатель, поэт, преподаватель, учёный и богослов.

«Муж с женой должны быть подобны руке и глазам. Когда руке больно — глаза плачут. А когда глаза плачут — руки вытирают слезы».

Иоанн Златоуст (347 — 407), архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей.

«Бог — не далекая абстракция, Он — реальный и живой, Он видит нас, и наблюдает за нами, и заботится обо всех мужчинах и женщинах».

Чарльз Сперджен (1834 — 1892), английский проповедник и богослов, пастор крупнейшей баптистской церкви Англии.

«Одной половине человечества всегда непонятно, почему что-то нравится другой».

Джейн Остин (1775 —1817), английская писательница, провозвестница реализма в британской литературе, сатирик, писала так называемые романы нравов.

«Мужья и жены созданы не для того, чтобы враждовать, быть чужими друг другу, жить в мертвом браке или раздельно, терпеть унижение и разводиться».

Сторми Омартиан (род. 1942), писатель, автор более 10 бестселлеров.

Рик Уоррен (род. 1954), основатель и старший пастор евангельской церкви «Saddleback» в городе Лэйк Форэст, штат Калифорния, США.

«Человек, у которого хорошего мать, не может быть бедным».

Авраам Линкольн (1809 — 1865), американский государственный деятель, 16-й президент США (1861—1865) и первый от Республиканской партии, освободитель американских рабов, национальный герой американского народа.

«По-настоящему трусливы только те мужчины, которые не боятся женщин».

Гилберт Кит Честертон (1874 — 1936), английский христианский мыслитель, журналист и писатель конца XIX — начала XX веков.

  • Shares

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Ключевые моменты программы:

  • Правозащитник и верующая Светова не видит в РПЦ дискриминации по отношению к женщинам. Женщина-священник представляется ей чем-то диким и совершенно не нужным.
  • Женщины-священники в мире есть, в том числе, у протестантов и у римо-католиков.
  • Женское священство есть и в России – в лютеранских и пятидесятнических церквях, а также у баптистов.
  • Среди посетителей православных храмов значительно больше женщин, чем мужчин, а то время как православные священники – исключительно мужчины.
  • Для Бога нет различий, мужчина ты или женщина. И тот, и другая созданы по образу и подобию Божию. И Иисус Христос воспринял не мужскую и не женскую, а общую человеческую природу.

Яков Кротов: У нас в московской студии пастор Инна Фризман и агностик Василиса Виник. По скайпу с нами – православный богослов, теолог из Германии Наталия Василевич.

Начнем с небольшого интервью с писателем, православной, правозащитником Зоей Световой. Как она смотрит на взаимоотношения религии и женщины?

Я лично не чувствую никакой дискриминации по отношению к женщинам в Церкви

Зоя Светова: Я лично не чувствую никакой дискриминации по отношению к женщинам в Церкви. Потому что, когда я хожу в церковь, я иду туда к Богу, и не важно, женщина я или мужчина.

Конечно, я знаю, что у протестантов есть женщины-священники и дьяконы, по-моему, но я совершенно не представляю, чтобы в Православной церкви когда-нибудь женщина могла бы стать священником и служить. Мне кажется, это не нужно. Это было бы сломом традиции, и совершенно непонятно, для чего. В Православной церкви уже веками установлен порядок службы, священник ведет службу, и прихожане участвуют в ней наравне с ним.

Когда мы приходим на исповедь, мы приходим к Богу, но священник — это посредник, и меня совершенно не смущает, что это мужчина, я не вижу в нем мужчину. Если бы это была бы женщина, для меня это было бы странно, потому что Православная церковь все-таки очень традиционна, она вечна. Многие сейчас говорят о том, что Церковь слишком традиционна, что она отстает от современности, но я этого не ощущаю.

Вера – это особая часть человеческой жизни, и она стоит вне современности. Человек приходит к Богу, в Церковь решать какие-то свои внутренние личные проблемы, которые он может решить только с Богом и только в Церкви. И, входя в церковь, он оставляет эти сиюминутные проблемы, условно говоря, проблемы политики.

Дискриминации по отношению к полу я совершенно не ощущаю. Кроме того, у нас в Церкви есть монахини, которые могут быть очень важными для людей, православные ездят в женские монастыри и там решают какие-то очень важные для себя вопросы, они могут общаться с этими монахинями, с настоятельницами.

Вера – это особая часть человеческой жизни, и она стоит вне современности

Установленный порядок кажется мне совершенно нормальным, и если честно, я бы совершенно не хотела, чтобы когда-нибудь в Православной церкви женщина стала священником, для меня это было бы дико.

Зоя Светова

Яков Кротов: Я думаю, что в данном случае, как и в большинстве других, Зоя озвучивает мнение большинства верующих в России. Хотя в Америке мне уже приходилось видеть у римо-католиков женщин – священников и епископов. Так что то, что кажется диким, уже существует. Конечно, это римо-католики за пределами той Церкви, которую возглавляет Папа римский, но по этому поводу идут споры.

Василиса, Бог есть или нет – это…

Василиса Виник: Туманный вопрос.

Яков Кротов: А различия между мужчинами и женщинами – тоже?

Василиса Виник: Различия есть. Кстати, до 18 лет я считала себя верующей, дважды была на исповеди. И, мне кажется, если бы я была на исповеди у женщины, ничего не изменилось бы.

У большинства людей поиск истины и вопрос о Боге – это вопросы о смысле бытия

Яков Кротов: Это был настолько неудачный опыт?

Василиса Виник: Скорее, опыт странного ощущения. Было такое чувство, что это все совершенно оторвано от жизни.

Яков Кротов: Считаете ли вы, что различия между мужчиной и женщиной достаточно принципиальны, чтобы отражаться на взаимоотношениях с Богом?

Василиса Виник: Думаю, нет.

Яков Кротов: А на поиске истины?

Василиса Виник: Тоже нет, ведь есть женщины-ученые.

Яков Кротов: А вот Людмила Улицкая, православный писатель и врач, при всех своих либеральных взглядах, писала, что различия есть, и они очень глубокие, на уровне биохимии: это не идентичные типы поведения, не идентичное мировоззрение.

Василиса Виник: Разные – не значит неравные.

Яков Кротов: Упаси Бог! Но насколько это имеет значение в поиске смысла мироздания? У большинства людей поиск истины и вопрос о Боге – это вопросы о смысле бытия.

Василиса Виник: Смысла жизни, мне кажется, нет, и это дает некую свободу. Ты свободен хоть каждый день выбирать себе новый смысл жизни.

Яков Кротов: А я думал, что я свободен, когда есть смысл жизни… Инна, каково отношение к вам в протестантской среде? Насколько распространено сейчас в России женское священство?

Инна Фризман: Очень даже распространенно – среди лютеран, среди пятидесятнических церквей, и у баптистов оно есть. Протестанты нормально относятся к женскому служению.

Яков Кротов: А как быть с пиететом перед Священным Писанием, где однозначно сказано: «Женщина в церкви да умолчит, а придя домой…»

Инна Фризман: Эти прекрасные слова каждый трактует по-своему. Все-таки нужно относить это к историко-географическому моменту: где, когда, кому это сказано и почему. Есть другие слова того же апостола Павла, когда он передает приветы в «Послании к римлянам», — там перечисляется очень много женщин, и упоминая своих служителей, он говорит: «Вот эти сестры служили вместе со мной по распространению Евангелия и много сделали для Церкви Божьей».

Невозможно трактовать какие-то слова, вырывая их из контекста Писания

Невозможно трактовать какие-то слова, вырывая их из контекста Писания. Например, пятидесятники говорят: тот, кто не говорит на языках, не имеет Святого Дух А баптисты, православные и прочие говорят, что тот, кто говорит на языках, говорит на непонятном языке, и, соответственно, славит беса…

Яков Кротов: Не все православные так думают.

Инна Фризман: Просто есть вещи, о которых надо судить именно в контексте – в контексте Писания, истории, географии.

Яков Кротов: Женщина-священник – это потому, что женщины и мужчины равны, одинаковы, или, наоборот, потому что у женщины есть особенности, и именно поэтому должны быть и женщины-священники?

Инна Фризман: У женщины есть особенности: особенности восприятия, и особенности взаимоотношений. Я знаю очень многих женщин, которые не могут исповедоваться в чем-то перед мужчиной. Наверное, женщина в каких-то вещах поймет женщину лучше и сможет что-то посоветовать с чисто женской позиции. Мужчина и женщина – это совершенно разное восприятие многих вещей.

Яков Кротов: И смысла жизни?

Я знаю очень многих женщин, которые не могут исповедоваться в чем-то перед мужчиной

Инна Фризман: А вот смысл жизни, мне кажется, у всех один. Если смысл жизни – это прожить сегодняшний день, а потом неизвестно, что будет завтра, и тихо умереть, ничего уже не ждать, просто знать, что тебя похоронят – и тебя нет, тогда, наверное, смысла в жизни нет.

Василиса Виник: Все-таки мысли о смерти – это не сама смерть, ты ее не узнаешь, пока не переживешь.

Яков Кротов: Но о смерти думают, чтобы понять смысл жизни.

Инна Фризман: Смерть — это данность, это часть жизни. Человек рождается, не думая о том, что он рождается, но любой человек знает, что когда-нибудь наступит его последний день.

Наталия Василевич: Все познается в сравнении. Например, в Германии я вижу больше женщин – пасторов в Протестантской церкви, богословов на богословских факультетах. Когда возвращаешься в прежний опыт, например, в Белоруссию, начинаешь это чувствовать, поскольку есть с чем сравнивать. И ты уже не можешь представить, как возможно не чувствовать этой дискриминации, которая существует по отношению к женщинам в Церкви.

На мой взгляд, эта дискриминация все-таки существует и имеет различные формы. И то, что так было всегда заведено, что это такая вневременная традиция Православной церкви, — я все-таки считаю, что это недостаточное оправдание. В эсхатологической перспективе мы знаем, что нет во Христе ни мужеского, ни женского пола, что в царстве Божием не выходят замуж и не женятся, половая разница не играет роли в том, насколько человек может приблизиться к Богу.

Тем не менее, мы как люди определяемся разными вещами – своей биологией, генетикой, гормонами, культурой, своей конкретной жизненной ситуацией. И я думаю, что различие все-таки лежит не между полами, а между отдельными личностями.

Во Христе нет ни мужеского, ни женского пола, в царстве Божием не выходят замуж и не женятся

Человек всегда может сконструировать самого себя, выбрать, каким он хочет быть, в том числе, в отношениях с Богом и по отношению к Церкви.

Яков Кротов: Василиса, а вас оттолкнуло от Церкви ощущение дискриминации или непонимание?

Василиса Виник: Это произошло постепенно, я читала какие-то тексты: например, на меня очень сильно подействовал текст Льва Толстого «Критика догматического богословия». И постепенно сложилось ощущение, что я, скорее, агностик, а верующей по-настоящему никогда не была: это была больше дань моде.

Василиса Виник

Яков Кротов: Православие в России — наиболее многочисленная и распространенная Церковь. И мне случалось видеть в интернете такие фотошаржи, где в центре пять священников, дьякон, пономарь, а вокруг сто женщин, и нет ни одного мирянина. Такое гендерное неравенство было и при советской власти: за иконостасом, в алтаре мужчина, может быть, одна алтарница, а перед иконостасом – сплошь женщины. Но ведь женщины идут в эту ситуацию, значит, видимо, им это нравится.

Василиса Виник: Может быть, у женщин больше свободного времени. Может быть, тема духовности интересует их больше, чем мужчин. Может быть, мужчины в среднем более прагматичны.

Инна Фризман: Женщина у нас в России, к сожалению, не имеет сильного мужского плеча, на которое она может опереться. Соответственно, приходя в церковь, женщины видят батюшку, дьякона, служителей, к которым можно подойти, поплакаться, рассказать о своей тяжелой доле, пожаловаться на мужа, и это как бы заменяет общение с отцом, а может быть, и с мужем, с человеком, на руку которого можно опереться.

И это, в принципе, оправдано — патриархальный уклад российской жизни говорит: ну, зачем я пойду к женщине, если она такая же слабая, как и я… А вот мужчина сейчас как возьмет меня за руку, да скажет мне что-нибудь умное, и у меня все будет хорошо. Это примерно то же самое, что пойти к врачу, и если врач – мужчина, то к нему выстраивается большая очередь женщин, потому что они чувствуют от него какую-то особую заботу, особое отношение. И в Церкви ведь такие же человеческие отношения, это не зависит ни от какой догматики.

Яков Кротов: Но это же какой-то перекос власти, когда мужчина занимает совершенно не подобающее положение. Это и есть дискриминация – в том, что женщина оттеснена в домашний очаг, она не Мария Склодовская-Кюри, она варит борщ в ожидании мужа, у нее сужен круг общения, у нее маленькая зарплата. И если в Германии, например, много женщин – богословов, теологов и священников, то не потому ли, что священники получают в среднем меньше, чем средний немец?

Наталия Василевич: Да, если мы посмотрим на многие протестантские богословские факультеты, то там женщин больше, чем мужчин. И многие связывают это именно с тем, что профессия пастора перестала быть достаточно уважаемой и престижной. Поэтому многие мужчины выбирают политику или юридические науки, в то время как женщины сохраняют большую приверженность Церкви.

Яков Кротов: Василиса, смотрите: духовности больше у женщин, но вы, прочтя Льва Толстого, сделали вполне разумный вывод, что бытие Божие недоказуемо. Разве это проявление духовности?

Василиса Виник: Показателен сам факт интереса к духовным вопросам. Ведь далеко не все читают религиозные философские тексты Толстого.

Яков Кротов: Тогда получается, что религия – опиум для народа, и ее основная компенсаторная функция – задурманить себе голову.

Религия — это как обезболивающее

Василиса Виник: Это как обезболивающее.

Яков Кротов: А поскольку в патриархальном обществе большая часть боли приходится на женщину, то женщина и религиознее.

Василиса Виник: Женщина ищет в Церкви сильное мужское плечо, возможно, потому, что ее с детства приучают: ты должна быть слабой.

Яков Кротов: А не то, что мужчину приучают: ты должен быть сильным?

Василиса Виник: А на практике-то оказывается, что по-настоящему сильных духом мужчин мало.

Яков Кротов: А что вы вкладываете в понятие «сила духа»?

Василиса Виник: Это набор качеств; такой человек последователен, великодушен, не склонен подводить, нарушать данное слово.

Инна Фризман: Апостолу Павлу было сказано: «Пусть моя сила проявляется в твоей слабости». Сильный человек никогда не будет настаивать на том, что он сильный. Духовно сильный человек может отказаться от себя, от каких-то своих амбиций и желаний в пользу другого человека. И это может быть и мужчина, и женщина. Наверное, это и есть любовь. Движущая сила – это любовь, но не как эрос, а как агапэ, любовь к творению Божию, будь то мужчина или женщина.

Яков Кротов: В истории рисовалась масса таких оппозиций: женщина более духовна – мужчина более материалистичен, женщина за мир – мужчина за войну…

Духовно сильный человек может отказаться от себя, от своих амбиций и желаний в пользу другого человека

Инна Фризман: Когда Бог создавал мужчину и женщину, мужское начало было создано из праха земного. А женщина была создана уже позже, она была из другого материала, и у них разные задачи: мужчина во внешнем мире, а женщина, как душа, больше во внутреннем.

А кем является для нас Бог, Иисус? 45-ый псалом: «Скорый помощник в бедах». Значит, Бог такой немощный, что он пропускает впереди себя человека и говорит: «А я тебе лишь помощник»?

Яков Кротов: То есть женщина для мужчины — как Бог?

Инна Фризман: Нет, как его половина. У мужчины и женщины свои функции в этом мире, тут не гендерные, а функциональные различия, и каждый исполняет свою роль. К сожалению, кто-то берет на себя право решать, какая роль кому отведена.

Инна Фризман

Яков Кротов: А вот на краю смерти, в помышлении смерти ни мужчины, ни женщины. Но мне кажется, что у апостола Павла какая-то другая нота – здесь и сейчас уже не мужчина и не женщина, этого уже нет. Здесь приблизилось царство Божие.

Инна Фризман: Для Бога нет различий, мужчина это или женщина, девушка или молодой человек. Для него все в одном возрасте – духовном, и для него совершенно безразлично, кто ему служит. Ведь он говорил: «Вы все должны мне служить»: каждый – тем даром, который получил в различной благодати Божией.

Наталия Василевич: Очевидно, что божественные дары даются каждому человеку не потому, что он принадлежит к какому-то полу, а все-таки потому, что его личность каким-то образом может взрастить этот дар и послужить им Церкви, обществу, другим людям. Я не вижу ни одного божественного дара, который имел бы гендерную окраску. Разве бывает женское и мужское смирение? Разве бывает женская и мужская любовь? Нет, любовь – это любовь, она никак не окрашена гендерно.

И оппозиции: мужчины – это война, а женщины – это мир, – тоже неправильны, поскольку есть мужчины – миротворцы, а есть женщины, которые готовы начать конфликт. Я не могу сказать, что мужчины более, а женщины менее агрессивны. Все-таки, на мой взгляд, мы рассматриваем людей независимо от их пола, расы, национальных особенностей. Нужно отходить от этих категорийи смотреть на личность человека, на то, к чему приводит разный набор характеристик в одном человеке.

В каждом «кто» набор личностных характеристик будет различным. Он, конечно, может зависеть от биологического пола, но не исчерпывается этим. И нужно искать ответ на главный вопрос: кто, а не что. И тогда, скорее всего, мы сможем преодолеть ограниченность пола и видеть в человеке, прежде всего, личность.

Иисус Христос воспринял не мужскую и не женскую, а общую человеческую природу

Я хочу вспомнить Петра и Февронию. Однажды Феврония встречает мужчину, который хочет начать с ней какие-то отношения, и она говорит: «Почерпни с одного края лодки воды и выпей, а потом с другого края лодки почерпни и выпей. Ну, что, вода похожа? Вот так и женщины – все одинаковые». То есть женское естество у всех одинаковое, поэтому найди себе другую женщину.

Да, все люди одинаковые, и мужчины, и женщины обладают единым образом Божьим. И главное: и мужчина, и женщина одинаково созданы по образу Божию. И это намного важнее, чем разделение мужчины и женщины на два разных существа, поскольку в этом разделении как раз показано единство их происхождения от одного Бога, то есть единство всего человеческого рода, человеческой природы, которую, в конце концов, воспринял Иисус Христос. Он же воспринял не мужскую и не женскую, а общую человеческую природу.

Яков Кротов: Василиса, доказать бытие Божие невозможно, а к другому человеку вы тоже прилагаете такую позицию невозможности познания?

Василиса Виник: Думаю, один человек никогда на сто процентов не поймет другого в силу нашей уникальности.

Яков Кротов: Так уникальность для того и дана, чтобы понять. Это я не понимаю свое отражение, потому что там нечего понимать. А уникальность человека в том, что он понимающий, познающий орган.

Василиса Виник: То есть вы не верите в фундаментальное человеческое одиночество, в то, что в чем-то мы всегда будем одиноки?

Яков Кротов: Ну, если это то, о чем сказал Бердяев: что в человеке просверлена дырочка в бесконечность, — то да. Но это одиночество исследователя, одиночество Бога, образ Божий, это и есть одиночество в человеке, не сводимость ни к чему. Но это одиночество и подталкивает меня, и делает возможным познание другого в его уникальности. А так, как вы говорите, получается, что человек не познает не только Бога, но и другого человека.

Василиса Виник: Можно познавать, но при этом знать, что ты всегда будешь чего-то не знать.

Яков Кротов: Так это же прекрасно! Я познаю человека, и еще больше, оказывается, предстоит. Я познаю Бога и могу познать еще больше. Познание и должно быть диалогичным процессом.

Василиса Виник: И все равно останутся какие-то тайны, которых он никому не откроет, и которые не откроет никто.

Яков Кротов: Возможно, что в православии появятся женщины – священники и епископы?

Наталия Василевич: Я думаю, это произойдет в ближайшие 50 лет: у нас будут женщины – дьякониссы, потом священники, потом епископы. Это неизбежный процесс, и я думаю, что так оно и будет. И я тоже постараюсь сделать для этого все возможное.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *