Святая Елизавета Федоровна

Содержание

1 ноября исполняется 155 лет со дня рождения святой преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Федоровны Романовой.

Елисавета Фёдоровна — принцесса Гессен-Дармштадтская; в супружестве (за русским великим князем Сергеем Александровичем) великая княгиня царствующего дома Романовых. Вторая дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, внучка английской королевы Виктории. Её младшая сестра Алиса позднее, в ноябре 1894 года, стала русской императрицей Александрой Фёдоровной, выйдя замуж за русского императора Николая II.

В 1878 г. вся семья, кроме Эллы (как её звали в семье) заболела дифтерией, от которой вскоре умерла младшая сестра Эллы, четырёхлетняя Мария и мать, великая герцогиня Алиса. Потому Элла и Аликс воспитывались в основном у своей бабушки, королевы Виктории в Осборн-хаусе. С детских лет сёстры были религиозно настроены, участвовали в делах благотворительности, получили уроки по ведению домашнего хозяйства. Большую роль в духовной жизни Эллы играл образ святой Елизаветы Тюрингской, в честь которой была названа Элла: эта святая, родоначальница герцогов Гессенских, прославилась делами милосердия.

3 (15) июня 1884 года в Придворном соборе Зимнего дворца венчалась браком с великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра III. Чета поселилась в купленном Сергеем Александровичем дворце Белосельских-Белозерских (дворец стал именоваться Сергиевским), проведя медовый месяц в подмосковном имении Ильинское, где они также жили и впоследствии. По её настоянию в Ильинском была устроена больница, периодически проходили ярмарки в пользу крестьян. В совершенстве овладела русским языком, говорила на нём почти без акцента. Ещё исповедуя протестантизм, посещала православные богослужения. В 1888 году, вместе с супругом, совершила паломничество в Святую Землю. В 1891 году приняла православие, написав перед этим своему отцу: «Я всё время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь — и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином».

У Сергея Александровича и Елисаветы Фёдоровны не было родных детей, но они воспитывали детей брата Сергея Александровича, великого князя Павла Александровича, Марию и Дмитрия, чья мать скончалась в родах.

С началом русско-японской войны Елисавета Фёдоровна организовала Особый комитет помощи воинам, при котором в Большом Кремлёвском дворце был создан склад пожертвований в пользу воинов: там заготавливали бинты, шили одежду, собирали посылки, формировали походные церкви.

4 февраля 1905 её супруг был убит террористом Иваном Каляевым, который метнул в него ручную бомбу. Елизавета Федоровна тяжело переживала эту трагедию. Греческая королева Ольга Константиновна, двоюродная сестра убитого Сергея Александровича, писала: «Это чудная, святая женщина — она — видно, достойна тяжёлого креста, поднимающего её всё выше и выше!». Позднее великая княгиня посетила в тюрьме убийцу: она передала ему прощение от имени Сергея Александровича, оставила ему Евангелие. Более того, она подала прошение императору Николаю II о помиловании террориста, но оно не было удовлетворено.

После гибели мужа Елисавета Фёдоровна заменила его на посту Председателя Императорского Православного Палестинского Общества и исполняла эту должность с 1905 по 1917 годы.

Вскоре после гибели мужа продала свои драгоценности (отдав в казну ту их часть, которая принадлежала династии Романовых), и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, где расположилась основанная ею в 1909 Марфо-Мариинская Обитель Милосердия (это не был монастырь в точном смысле слова, сестры обители занимались благотворительной и медицинской работой). Была сторонницей возрождения чина диаконисс — служительниц церкви первых веков, которые в первые века христианства поставлялись через рукоположение, участвовали в совершении Литургии, примерно в той роли, в какой сейчас служат иподиаконы, занимались катехизацией женщин, помогали при крещении женщин, служили больным. Получила поддержку большинства членов Святейшего Синода в вопросе о присвоении этого звания сёстрам обители, однако, в соответствии с мнением Николая II, решение так и не было принято. При создании обители был использован как русский православный, так и европейский опыт. Сёстры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определённого срока устав обители позволял сестрам выйти из неё и создать семью. Сёстры получали в обители серьёзную психологическую, методологическую, духовную и медицинскую подготовку. Им читали лекции лучшие врачи Москвы, беседы с ними проводили духовник обители о. Митрофан Сребрянский (позднее архимандрит Сергий; канонизирован Русской православной церковью) и второй священник обители о. Евгений Синадский.

По плану Елисаветы Фёдоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся, которым часто не просто давали еду и одежду, но помогали в трудоустройстве, устраивали в больницы. Нередко сёстры уговаривали семьи, которые не могли дать детям нормальное воспитание (например, профессиональные нищие, пьяницы и т. д.), отдать детей в приют, где им давали образование, хороший уход и профессию. В обители были созданы больница, отличная амбулатория, аптека, где часть лекарств выдавалась бесплатно, приют, бесплатная столовая и ещё множество учреждений. В Покровском храме обители проходили просветительские лекции и беседы, заседания Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия.

Поселившись в обители, Елисавета Фёдоровна вела подвижническую жизнь: ночами ухаживая за тяжелобольными или читая Псалтирь над умершими, а днём трудилась, наряду со своими сёстрами, обходя беднейшие кварталы, сама посещала Хитров рынок — самое криминогенное место тогдашней Москвы, вызволяя оттуда малолетних детей. Там её очень уважали за достоинство, с которым она держалась, и полное отсутствие превозношения над обитателями трущоб.

Во время Первой мировой войны активно заботилась о помощи русской армии, в том числе раненым солдатам. Тогда же она старалась помочь военнопленным, которыми были переполнены госпитали и, в результате, была обвинена в пособничестве немцам. При её участии в начале 1915 года была организована мастерская по сборке протезов из готовых частей, получаемых в большинстве из Петербургского завода военно-врачебных изготовлений, где имелся особый протезный цех. До 1914 года в России эта отрасль промышленности не развивалась. Средства на оборудование мастерской, размещавшейся в частном владении по Трубниковскому переулку в д. № 9 собирались из пожертвований. По мере развития военных действий возрастала необходимость увеличения выпуска искусственных конечностей и Комитетом Великой Княгини производство перемещено в д. 9 по Мароновскому переулку. Понимая всю социальную значимость этого направления, при личном участии Елисаветы Федоровны в 1916 году была начата работа по проектированию и строительству в Москве первого в России протезного завода, который до настоящего времени занимается выпуском комплектующих к протезам.

Елисавета Федоровна отказалась покинуть Россию после прихода к власти большевиков, продолжая заниматься подвижнической работой в своей обители. 7 мая 1918 года, на третий день после Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божьей Матери, патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель милосердия и отслужил молебен. Через полчаса после отбытия патриарха Елизавета Фёдоровна была арестована чекистами и латышскими стрелками по личному распоряжению Ф. Э. Дзержинского. Патриарх Тихон пытался добиться её освобождения, но тщетно — она была заключена под стражу и выслана из Москвы в Пермь.

В мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург, а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск. Она не теряла присутствие духа, в письмах наставляла оставшихся сестёр, завещая им хранить любовь к Богу и ближним. Вместе с ней находилась сестра из Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева. В Алапаевске Елисавета Фёдоровна находилась в заточении в здании Напольной школы. До сих пор возле этой школы растёт яблоня, по преданию, посаженная Великой княгиней.

В ночь на 5 (18) июля 1918 года великая княгиня Елисавета Фёдоровна была убита большевиками: сброшена в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска. Вместе с ней погибли: великий князь Сергей Михайлович; князь Иоанн Константинович; князь Константин Константинович (младший); князь Игорь Константинович; князь Владимир Павлович Палей; Фёдор Семёнович Ремез, управляющий делами великого князя Сергея Михайловича; сестра Марфо-Мариинской обители Варвара (Яковлева).

Все они, кроме застреленного великого князя Сергея Михайловича, были сброшены в шахту живыми. Когда тела были извлечены из шахты, то было обнаружено, что некоторые жертвы жили и после падения, умирая от голода и ран. При этом рана князя Иоанна, упавшего на уступ шахты возле великой княгини Елизаветы Фёдоровны, была перевязана частью её апостольника. Окрестные крестьяне рассказывали, что несколько дней из шахты доносилось пение молитв.

31 октября 1918 года белые заняли Алапаевск. Останки убитых извлекли из шахты, положили в гробы и поставили на отпевание в кладбищенской церкви города. Однако с наступлением Красной армии тела несколько раз перевозили дальше на Восток. В апреле 1920 года в Пекине их встречал начальник Русской духовной миссии, архиепископ Иннокентий (Фигуровский). Оттуда два гроба — великой княгини Елисаветы и сестры Варвары — были перевезены в Шанхай и затем пароходом в Порт-Саид. Наконец гробы прибыли в Иерусалим. Погребение в январе 1921 под храмом равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании совершил Иерусалимский Патриарх Дамиан. Тем самым было исполнено желание самой великой княгини Елизаветы быть похороненной на Святой земле, выраженное ею во время паломничества в 1888 году.

18 июля: День памяти святой преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны

Праздник, посвящённый памяти преподобномученицы Елисаветы, отмечается 18 июля, в годовщину расправы над алапаевскими мучениками.

Великая княгиня Елисавета Феодоровна (53 года). Фото: wikipedia.org

В ночь на 18 июля 1918 года большевики вывезли из Алапаевска группу заключённых, среди которых были пять князей императорской крови – Сергей Михайлович, Иоанн Константинович, Константин Константинович, Игорь Константинович, Владимир Палей; приближённый Сергея Михайловича Фёдор Ремез; инокиня Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева и настоятельница Марфо-Мариинской обители Елисавета Феодоровна Романова.

Убиение преподобномученицы Елисаветы и иже с нею (клеймо иконы Собора святых новомучеников и исповедников российских)

Заключённых доставили на заброшенный железный рудник в 18 километрах от города и столкнули в одну из шахт. Судя по положению тел, обнаруженных несколько месяцев спустя солдатами армии генерала Колчака, искалеченные люди долго умирали от ран и голода. Местные жители свидетельствовали, что слышали из шахты стоны и молитвенное пение.

Наземный вид шахты недалеко от Алапаевска, куда были сброшены тела Великих князей, 1918 год. Фото: wikipedia.org

Так закончился жизненный путь одной из самых ярких и незаурядных женщин своей эпохи – Великой княгини Елисаветы Феодоровны Романовой, основательницы первой обители милосердия в Москве.

Не счесть истинно добрых дел, совершённых ею. Её именем строились приюты, больницы, школы, направлялись поезда с гуманитарной помощью на фронты Первой мировой.

Елисавета Феодоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обители. Фото: wikipedia.org

В основанной ею обители белых сестёр Елисавета Феодоровна была первой трудницей. В заботах о больных и раненых она не знала отдыха – была медсестрой и сиделкой, ассистировала при операциях, поднимала «безнадёжных». Своих сподвижников она вдохновляла не руководством, а собственным примером. Для неё всё это были лёгкие дела, не требующие усилий. Она говорила о том, что совсем не трудно поддержать человека в его скорбях, проявить к нему участие.

Елисавета Феодоровна не принимала постриг, однако путь её был иноческим. Монашеское делание заключалось для неё в служении людям, которого она не оставляла до последних минут своей жизни. На дне шахты под Алапаевском, умирая, она перевязывала раны своих братьев по несчастью…

Икона «Святая Елисавета»

В 1992 году Русская Православная Церковь причислила Елисавету Романову к лику святых.

Ежегодно верующие чтят её память, отправляясь в июле в Паломничество по местам скорбного пути Великой княгини Елисаветы Феодоровны, которое организуется ктитором храма во имя святой Елисаветы в Покровском-Стрешневе Игорем Ашурбейли.

Рака с мощами святой Елисаветы в церкви Марии Магдалины. Фото: wikipedia.org

В ночь на 18 июля верующие совершают крестный ход к шахте, где были заживо погребены алапаевские мученики.

Подробнее о паломничестве на сайте ashurbeyli.ru

Эта икона до сих пор напоминает нам о трагичной жизни Святой преподобномученицы Елизаветы Фёдоровны. Мученический крест в правой руке Святой и собор Марфо-Мариинской обители – так изображена икона Елизаветы Федоровны.

Дни памяти:

  • 5 февраля – Собор Костромских святых
  • 11 февраля – Собор Екатеринбургских святых
  • 18 июля
  • 11 октября – Обре́тение мощей

Подобно католической Святой Елизавете Венгерской, которая основала Эйзенахскую больницу для бедных, она прославилась благодаря следованиям идеалам церкви Христовой.

История Святой Елизаветы Федоровны

Святая Елисавета Федоровна была рождена в немецком Дармштадте 20 октября (ныне – 1 ноября) 1864 года. Она стала вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и дочери английской Королевы Виктории — принцессы Алисы. Благодаря традициям старой Англии, дети воспитывались в строгости – они носили простую одежду и вкушали обычную еду. Их мать воспитывала их на основе христианских заповедей и вкладывала в их сердца сострадание и любовь к своим ближним. Оттого, Елизавета с детства отличалась своей религиозностью и отдавала свое почтение ее дальней родственнице – Елизавете Тюрингенской.

К сожалению, семья Елизаветы потеряла ребенка – в 1873 году их покинул ее трехлетний брат – Фридрих. А в 1876 году дифтерит унес из жизни одну из сестер Елизаветы, а после – ее мать Алису. Тогда Святая Елисавета стала поддержкой своему отцу и оставшимся в живых брату и сестрам.

В свои 20 лет, Елизавета вышла замуж за великого князя Сергея Александровича. Они оба жили духовным браком, так как оба дали тайный обет хранить девственность всю жизнь.

Супруг являлся очень религиозным человеком, а княгиня поддерживала его в этом. Являясь протестанткой, Елизавета твердо решила принять православие, и отправила телеграмму своему отцу с надеждой на его благословение. Однако отец отправил дочери ответное письмо со строками о боли и страдании о ее мыслях. Несмотря на отказ отца, Елизавета, проявив мужество, тайно приняла православие.

13 (25) апреля, в Лазареву субботу, было совершено таинство миропомазания великой княгини Елизаветы Федоровны с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы — матери святого Иоанна Предтечи

Во время русско-японской войны, Елизавета Федоровна организовала помощь фронту.

В 1905 году, похоронив мужа от бомбы террориста, Святая наведала убийцу супруга в тюрьме, где простила его. Евангелие – вот что оставила Праведная Елисавета. Икона и образ которой, отражены в центре рядом с Царственными страстотерпцами.

Вскоре Елизавета, собрав свои драгоценности, использовала их в создании обители милосердия. А в 1909 году сама была облачена в монашеское одеяние. Елизавета и ее сестры воспитали множество приемных детей в своей обители.

После Первой Мировой войны и Революции 1917 года вся царская семья была арестована, а вскоре – сброшена в шахту железного рудника. Местные крестьяне несколько дней слышали пение молитв, доносившихся из шахты. Ее нетронутое тлением тело перенесли в Иерусалимскую церковь Марии Магдалины спустя несколько лет.

Русская Православная Церковь канонизировала Святую Елизавету и сестру Варвару в 1992 году, а царственных страстотерпцев в 2000 году.

Рекомендуем прочитать: Икона Иоанна Лествичника

Молитва преподобномученице и празднование

Покровительница отделения сестер милосердия при Нижегородском мединституте – Елисавета. Икона Великой Святой оказывает благодатную помощь всем нуждающимся верующим.

К Великой Святой обращаются со следующими словами:

О, святая преподобномученице Елисавето, избранная от рода державнаго красото Церкве Российския, любовию изобильною Богу и милосердием ближним добре послужившая, за веру во Христа Господа нашего душу свою положившая, венцем славы Христовы украшенная и невестою Христовою быти удостоенная!

Боготечною звездою возсияла еси в земли Российстей, святая преподобномученице Елисавето, егда богатство и славу яко прах вменивши, в руце Божии жизнь свою предала еси, да послужиши Ему постом и молитвою, и к страждущим явила еси любовь и велие милосердие.

Благодати исполненнии сосуди явишася честныя мощи твои, святая преподобномученица Елисавето, ихже от поругания и безчестия спасти хотяще, благочестивии людие во святый град Иерусалим принесоша и в веси Гефсиманийстей на горе Елеон погребоша, к нимже припадающии облегчение, отраду и исцеления обретают.

Темже и нас, грешных, твоею молитвою исцели и путь жития нашего светом добродетелей твоих озари. Умоли, о мати наша, да сподобит нам Господь стяжати исцеление страстей, немощи наши да претворит в силу ко спасению, да не погибнем в пучине попечений житейских, но да возможем вечныя муки избавитися и Небесному Царствию наследники быти со всеми святыми, от века Богу угодившими.

О великая княгине Елисавето, жен российских украшение и радосте наша, приими воздыхание сердец наших, с любовию тебе приносимое, и твоим предстательством ко Господу дух правыя веры и благочестия в нас укрепи, в добродетели и милосердии нас утверди, помози крест скорбей с терпением и надеждою понести, в любви и согласии святой храм наш сохрани, да сподобимся в радость Господа внити, со Ангелы и всеми святыми славить Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков!

Аминь!

Ниже мы видим один из образов великой княгини – Елизавета Чудотворица – икона Святой преподобномученицы.

Православная церковь чтит память Святой великомученице Елизаветы Федоровны Романовой 18 июля – единственной из четы Романовых, чья святость совершенна.

Алапаевская мученица. Часть IV

Когда тёмный вихрь революционных событий охватил Россию, венценосные родственники из Европы начали уговаривать Елизавету покинуть погибающую империю, ей не раз предлагали устроить побег. Однако она категорически отказывалась. «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!» – таков был её ответ на предупреждения и уговоры бежать.

Вера её не была экзальтированной, а очень осознанной и ясной. С той же спокойной ясностью она сознавала опасность, нависшую над царской семьёй, в том числе и над нею самой.

«…Вы скажете, что жизнь полна ужаса и смерти. Да, это так. Но мы ясно не видим, почему кровь этих жертв должна литься. Там, на небесах, они понимают всё и, конечно, обрели покой и настоящую Родину – Небесное Отечество. Мы же, на этой земле, должны устремить свои мысли к Небесному Царствию, чтобы просвещёнными глазами могли видеть всё и сказать с покорностью: «Да будет воля Твоя», – писала она графине Александре Олсуфьевой.

Разбушевавшиеся толпы были для неё не сбродом и не скопищем злодеев, а «больными детьми, которые не ведают, что творят».

Продолжалась война, и было очень много дел: формирование санитарных поездов, организация госпиталей и санатория для раненых в тылу, помощь вдовам и сиротам. Елизавета Феодоровна не могла оставить страну, которая так в ней нуждалась.

Февральская революция всколыхнула и подняла на поверхность «тину со дна общества». Выпущенные из тюрем по амнистии дезертиры и воры устраивали погромы на улицах Москвы. Горожане покрепче закрывали ставни и двери. Однако ворота Марфо-Мариинской обители по-прежнему оставались открытыми для всех, по-прежнему работали амбулатория и аптека.

Однажды сюда нагрянули несколько пьяных погромщиков, к ним вышла сама Матушка. Её пробовали оскорбить, но она держалась с таким достоинством, что непрошеные гости «сыграли отступление».

Один из налётчиков выкрикнул вопрос, который обычно задают беспомощные люди, не знающие других аргументов, чтобы задеть и унизить сильного противника. Смысл вопроса сводился к следующему: «Ты здесь кто такая?». «Я здесь служу людям», – спокойно и твёрдо ответила Елизавета.

После прихода к власти большевиков обитель и её настоятельницу некоторое время не трогали – так велик был авторитет Матушки в народе и так глубоко осознание важности совершаемого ею дела.

1910 г. Основательница Марфо-Мариинской обители.
Источник фото: сайт «Православие»

Но в апреле 1918 года, на третий день Пасхи, на Большую Ордынку явились латышские стрелки (правительство не решилось доверить арест почитаемой простыми людьми Великой княгини русским красноармейцам).

Настоятельнице дали на сборы полчаса, лишь двум сёстрам разрешили сопровождать её – одной из них была инокиня Варвара Яковлева, которая до конца прошла весь скорбный путь Алапаевской мученицы и разделила с ней её участь. Остальные сёстры не отпускали Матушку, хватались за её одежду и пытались помешать вооружённым до зубов людям. Поднялся плач и крик. Белых сестёр били прикладами, чтобы они не препятствовали аресту. А затем они бежали за машиной, пока хватало сил…

С дороги, пока Елизавету везли на Урал, якобы для того, чтобы воссоединить с остальными членами царской фамилии, она успела написать письма насельницам своей обители со словами утешения и напутствия. Следуя завету Матушки, сёстры продолжили дело милосердия. Обитель была закрыта чекистами в 1926 году.

Обещание «воссоединить» членов царской фамилии было исполнено лишь частично: пленниц поместили в Напольной школе в Алапаевске вместе с доставленными туда же внуком Николая I Великим князем Сергеем Михайловичем, сыновьями Великого князя Константина Константиновича Иоанном, Игорем и Константином и князем Владимиром Палеем.

Семья императора была заключена в Екатеринбурге. До этого Романовых перемещали по Уралу, из города в город. Елизавета Феодоровна некоторое время содержалась в Перми, потом в Екатеринбурге и лишь затем попала в Алапаевск, где провела последние месяцы жизни.

Рядом с Матушкой неизменно находилась сестра Варвара Яковлева, о которой до нас дошло мало сведений и всего одна фотография. Известно только, что она принадлежала к придворному окружению Великой княгини, затем приняла постриг, была одной из первых насельниц Марфо-Мариинской обители и келейницей настоятельницы.

Как и Великая княгиня, всю жизнь она посвятила делам милосердия. Ей неоднократно предлагали свободу, но она ни за что не соглашалась оставить Матушку.

Из «арестантов Напольной школы» Варвара Яковлева была самой старшей, ей было около 68 лет (точный год её рождения неизвестен), Великой княгине было 53 года, Великому князю Сергею Михайловичу 48 лет, князю Иоанну Константиновичу 32 года, Константину Константиновичу 27 лет, Игорю Константиновичу 24 года. Самым молодым был Владимир Палей, сын Великого князя Павла Александровича. К моменту гибели ему исполнился 21 год.

Условия содержания поначалу были относительно мягкими: ссыльным позволяли передвигаться по городу, посещать храм, заниматься садоводством (в Алапаевске и по сию пору растёт яблоня, посаженная Елизаветой Феодоровной), огородничеством и принимать у себя местных жителей, которые приходили навестить узников и приносили им еду. Но через некоторое время прогулки запретили и арестованных полностью изолировали от внешнего мира.

В ночь на 18 июля 1918 года их разбудили вооружённые люди, под предлогом отправки в безопасное место заставили одеться и увезли.

26 июля было опубликовано официальное заявление о «похищении великих князей бандой белогвардейцев». И лишь осенью, когда Алапаевск перешёл под контроль армии адмирала Колчака, после проведённого расследования стало известно, куда исчезли заключённые.

Позднее события были восстановлены по показаниям и воспоминаниям участников убийства.

Арестованных посадили на подводы, завязав им глаза и связав руки за спиной, и повезли к старому руднику в 18 км от Алапаевска. Пытавшегося сопротивляться Великого князя Сергея Михайловича застрелили. Остальные приняли свою участь безропотно. Подводя жертв к краю заброшенной шахты, их прикладами сталкивали вниз. Затем «живую могилу» забросали гранатами и присыпали землёй.

Окрестные жители уверяли, что из шахты ещё долго доносились стоны и молитвенное пение. О том, что некоторые из мучеников ещё какое-то время были живы, свидетельствовало и положение тел, обнаруженных в октябре 1918 года. Так, князя Палея нашли сидящим.

Рана князя Иоанна Константиновича, упавшего на выступ рядом с Елизаветой Феодоровной, была перевязана апостольником (головным монашеским платком): даже умирая, Елизавета помогала, поддерживала, вдохновляла…

Очевидцы, присутствующие при извлечении останков из шахты, были потрясены: несмотря на то, что с момента убийства прошло более трёх месяцев, разложение практически не тронуло тела Матушки Великой, лицо её было покойно и улыбалось, а персты правой руки сложены словно для крестного знамения. В том же жесте застыли руки князя Иоанна и инокини Варвары. Можно только предположить, какой подъём веры испытывали эти люди в последние минуты жизни…

Тела захоронили в склепе Свято-Троицкого собора в Алапаевске, а спустя год, во время наступления Красной армии на Урал, спасая от надругательств, вывезли из страны.

В 1921 году мощи Матушки Великой и инокини Варвары через Китай и Египет были доставлены в Иерусалим и упокоились в райских кущах Гефсимании, в Храме равноапостольной Марии Магдалины. За 33 года до этого храм был освящён в присутствии юной Великой княгини.

1 ноября 1981 года все алапаевские страстотерпцы были канонизированы Русской православной церковью заграницей, а в 1992 году Елисавета и Варвара прославлены Архиерейским собором РПЦ как преподобномученицы.

В возрождённой Марфо-Мариинской обители современные белые сёстры помогают страждущим, как и сто лет назад, сохраняя традиции, созданные Матушкой Елизаветой и первыми насельницами.

Во имя преподобномученицы Елизаветы Алапаевской возведено более 20 храмов в разных городах России, в том числе в Екатеринбурге, Калининграде, Нижнем Новгороде и посёлке Дивеево.

В Москве ей посвящён храм в Покровском-Стрешневе, построенный на средства учёного и благотворителя Игоря Ашурбейли. В храме хранятся частицы мощей святой Елисаветы и святой Варвары. Верующие с молитвой ищут здесь поддержки и исцеления.

Теги:

> Великая княгиня Елизавета Федоровна style=»font-size: 1em;»>Письмо княгини Елизаветы отцу о принятии Православия style=»font-size: 1em;»>Елизавета Фёдоровна: жизнь, как дорога, полная света style=»font-size: 1em;»>Пример для подражания в делах благотворительности style=»font-size: 1em;»>Икона святой преподобномученицы княгини Елизаветы style=»font-size: 1em;»>Стихотворение о великой княгине Елизавете Феодровне

Когда празднуется память святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны

Память святых преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары мы празднуем в день их мученической смерти — 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю). 1 ноября – день рождения великой княгини Елисаветы. 11 октября – день обретения мощей преподобномученицы Елисаветы.

Биография великой княгини

Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам давали отчество Феодоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери.

Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие. Много занималась благотворительностью: посещала больницы, тюрьмы, детские приюты.

Материал по теме

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович Романовы: история любви, история лжи

История любви. История лжи: В день десятилетия супружеской жизни, которое пришлось на разгар Русско-японской войны, князь записал в дневнике: «С утра я в церкви, жена — на складе. Господи, за что мне такое счастье?»

В 1905 году от бомбы террориста Ивана Каляева погиб генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович. Елизавета Федоровна первой прибыла на место трагедии и своими руками собирала части тела любимого мужа, разбросанные взрывом.

На третий день после гибели великого князя она поехала в тюрьму к убийце в надежде, что тот раскается. На слова Каляева «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз и то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть» Елизавета Федоровна ответила: «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?» Несмотря на то, что убийца не раскаялся, великая княгиня подала Николаю II прошение о помиловании, которое тот отклонил.

Елизавета Феодоровна решила отдать все свои силы служению Христу и ближним. Она купила на Большой Ордынке участок земли и в 1909 году открыла там Марфо-Мариинскую обитель, назвав ее в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии. На участке расположились два храма, лечебница, аптека с бесплатными лекарствами для бедных, детский приют и школа.

Через год насельниц монастыря посвятили в звание крестовых сестер любви и милосердия, а Елизавету Федоровну возвели в сан настоятельницы. Она без сожаления простилась со светской жизнью, сказав сестрам обители: «Я оставляю блестящий мир, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

Во время Первой мировой войны великая княгиня активно поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви.

После отречения Николая II от престола она писала: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: “Да будет воля Твоя”».

В 1918 году Елизавету Федоровну арестовали и отправили в ссылку на Урал — в город Алапаевск. За матушкой последовали сестры милосердия Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Екатерину позже отпустили на свободу, а Варвара отказалась уезжать и осталась с великой княгиней до конца.

18 июля 1918 года заключенных — Елизавету Федоровну, сестру Варвару и нескольких членов семьи Романовых — отвезли к деревне Синячихи. Там, на заброшенном руднике, их избили прикладами винтовок и сбросили в шахту. Во время казни великая княгиня крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, не знают, что делают!»

Матушка и великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как в глубине шахты мученики пели Херувимская песнь.

Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела мучеников достали из шахты. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения.

Письмо Елизаветы Федоровны отцу о принятии Православия

О приятии Православия Елизавета Федоровна думала с тех пор, как стала супругой великого князя Сергея Александровича. Но немецкая принцесса переживала, что этот шаг будет ударом для ее семьи, верной протестантизму. Особенно для отца, великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV. Только в 1891 году княгиня написала отцу письмо:

» … А теперь, дорогой Папа, я хочу что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение. Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии с тех пор, как Вы были здесь в последний раз — более полутора лет назад. Я все время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым, что никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг, и что надо быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я доставляю Вам боль. Но Вы, разве Вы не поймете, мой дорогой Папа? Вы знаете меня так хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере и что я чувствую, что пред Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Как было бы просто — оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем — притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет, и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне это не позволяет. Прошу, прошу по получении этих строк простить Вашу дочь, если она Вам доставит боль. Но разве вера в Бога и вероисповедание не являются одним из главных утешений этого мира? Пожалуйста, протелеграфируйте мне только одну строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо».

Отец не благословил дочь менять веру, но она уже не могла изменить решения и через таинство Миропомазания стала православной.

Мученическая смерть великой княгини Елизаветы Федоровны

Великую княгиню Елизавету Федоровну арестовали в 1918 году. В этот день святейший патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель и отслужил там Божественную Литургию. Почти сразу после его отъезда за настоятельницей приехала машина с комиссаром и латышскими стрелками. На сборы дали тридцать минут. Благословив сестер, в сопровождении сестер Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой матушка отправилась в ссылку.

Заключенных на поезде отвезли на Урал — в городок Алапаевск. Вместе с настоятельницей Марфо-Мариинской обители и сестрами отправили великого князя Сергея Михайловича, его секретаря Федора Ремеза, трех братьев — Иоанна, Константина и Игоря; князя Владимира Палея. Сестер Варвару и Екатерину хотели отпустить, но инокиня Варвара пожелала разделить крест с великой княгиней.

Ночью 18 июля 1918 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, узников вывели под конвоем на старый рудник, избили и стали сбрасывать в глубокую шахту. Во время мучений Елизавета Федоровна молилась словами, которые произнес на кресте Спаситель: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают». Палачи бросали в шахту ручные гранаты.

Матушка и великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как из глубины шахты звучала Херувимская песнь. Мученики пели, пока не изнемогли от ран.

Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела убиенных достали из алапаевской шахты. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения; голова великого князя была перевязана куском ткани.

Где покоятся мощи великой княгини

В 1921 году останки великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим. Там они обрели покой в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

В 1981 году, накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью Заграницей, гробницы мучениц решили вскрыть. Руководила вскрытием комиссия во главе с начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонием (Граббе). Когда открыли гроб с телом великой княгини, все помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи, которые оказались частично нетленными, перенесли из усыпальницы в сам храм святой Марии Магдалины.

Канонизация

Русская Православная Церковь Заграницей канонизировала мучениц Елисавету и Варвару в 1981 году.

В 1992 году Русская Православная Церковь причислила преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару к лику святых новомучеников России. Память их мы празднуем в день их мученической смерти 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю).

Икона святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны

Чаще всего иконописцы изображают святую преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну стоящей; ее правая рука обращена к нам, в левой — миниатюрная копия Марфо-Мариинской обители. Иногда в правой руке святой Елисаветы изображают крест (символ мученичества за веру еще со времен первых христиан); в левой — четки.

Также традиционно великую княгиню Елисавету Феодоровну пишут на иконах вместе с инокиней Варварой — «Преподобномученицы Варвара и Елисавета Алапаевские». За плечами мучениц изображается Марфо-Мариинская обитель; у их стоп — шахта рудника, в который их сбросили палачи.

Еще один иконописный сюжет — «Убиение преподобномученицы Елисаветы и ихже с нею». Красноармейцы ведут под конвоем великую княгиню Елисавету, инокиню Варвару и других Алапаевских узников, чтобы сбросить их в шахту. В шахте на иконе изображен лик преподобного Сергия Радонежского: казнь совершилась в день обретения его мощей 18 июля.

Молитвы святой преподобномученице великой княгине Елисавете Феодоровне

Тропарь преподобномученице великой княгине Елисавете Феодоровне

глас 1

Смирением достоинство княжеское сокрывши, богомудрая Елисавето, сугубым служением Марфы и Марии Христа почтила еси. Милосердием, терпением и любовию себе предочистивши, яко жертва праведная Богу принеслася еси. Мы же, чтуще добродетельное житие и страдания твоя, яко истинную наставницу усердно просим тя: святая мученице великая княгине Елисавето, моли Христа Бога спасти и просветити души наша.

Кондак преподобномученице великой княгини Елисаветы Феодоровны

глас 2

Величие подвига веры кто повесть? Во глубине земли, яко в раи светлости, страстотерпица великая княгиня Елисавета со ангелы во псалмех и пениих радовашеся и, убиение претерпевающи, о безбожных мучителех взываше: Господи, прости им грех сей, не ведят бо, что творят. Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси души наша.

Стихотворение о великой княгине Елизавете Федоровне

В 1884 году великий князь Константин Константинович Романов посвятил Елизавете Федоровне стихотворение.

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто
средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!

К. Р.

Марфо-Мариинская обитель

После гибели мужа от рук террориста Елизавета Федоровна стала вести почти монашеский образ жизни. Ее дом стал похож на келью, она не снимала траур, не посещала светские мероприятия. Молилась в храме, соблюдала строгий пост.

Часть своих драгоценностей великая княгиня раздала, а другую часть потратила, чтобы построить обитель милосердия на Большой Ордынке. Здесь были два храма, большой сад, больница, приют для сирот и многое другое.

Первый храм в монастыре освятили во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй — в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В Марфо-Мариинской обители милосердия действовал устав монастырского общежития. В 1910 году епископ Трифон (Туркестанов) посвятил 17 насельниц в звание крестовых сестер любви и милосердия, а великую княгиню — в сан настоятельницы.

Духовником монастыря стал протоиерей Митрофан Серебрянский. Сама настоятельница вела подвижническую жизнь. Постилась, спала на жесткой кровати, еще до рассвета вставала на молитву, работала до позднего вечера: распределяла послушания, присутствовала на операциях в клинике, вела административные дела обители.

Все операции в больнице проводились бесплатно, причем работали тут лучшие специалисты Москвы. Была и бесплатная столовая для бедняков. Марфо-Мариинская обитель, по сути, выполняла роль многофункционального социально-медицинского центра.

Вместе со своей келейницей Варварой Яковлевой Елизавета Федоровна часто посещала Хитров рынок — место притяжения для московской бедноты. Здесь матушка находила беспризорников и отдавала их в городские приюты. Вся Хитровка уважительно называла великую княгиню «сестрой Елисаветой» или «матушкой».

Марфо-Мариинская обитель милосердия. Москва, конец XIX в.

Елизавета Федоровна хотела открыть отделения обители в других городах России, но ее планам не суждено было исполниться. Началась Первая мировая война, по благословению матушки сестры обители работали в полевых госпиталях. Революционные события коснулись всех членов дома Романовых, даже великую княгиню Елизавету, которую любила вся Москва. Вскоре после Февральской революции вооруженная толпа с красными флагами пришла, чтобы арестовать настоятельницу обители — «немецкую шпионку, которая хранит в монастыре оружие». Обитель обыскали; после ухода толпы Елизавета Федоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца».

После октябрьской революции 1917 года обитель поначалу не беспокоили, даже привозили сестрам продовольствие и медикаменты. Аресты начались позже. В 1918 году под страху заключили Елизавету Федоровну.

Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 года. Некоторых сестер отправили в ссылку, другие объединились в общину и создали в Тверской области маленькое огородное хозяйство.

Через два года в Покровском храме открыли кинотеатр, а потом там разместился дом санитарного просвещения. В алтаре поставили статую Сталина. После Великой Отечественной войны в соборе обители обосновались Государственные художественные реставрационные мастерские, остальные помещения заняли поликлиника и лаборатории Всесоюзного института минерального сырья.

В 1992 году территорию монастыря передали Русской Православной Церкви. Сейчас обитель живет по уставу, созданному Елизаветой Федоровной. Насельницы проходят обучение в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия, помогают нуждающимся, работают во вновь открытых на Большой Ордынке приюте для девочек-сирот, благотворительной столовой, патронажной службе, гимназии и культурно-просветительском центре.

День памяти преподобномучениц Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары

Великий герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг IV и принцесса Алиса

Родителями Эллы были Великий герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг IV и принцесса Алиса, дочь английской королевы Виктории. Гессен – небольшое герцогство площадью в 21 тысячу квадратных километров, расположенное в самом центре Германии. Герцогская семья вела очень скромный образ жизни. Жители герцогства так любили герцогиню Алису, что после ее смерти на собранные деньги установили ей памятник с надписью «Алисе – незабвенной Великой герцогине».

Английская королева Виктория

Бабушка будущей княгини – знаменитая английская королева Виктория. Она пробыла на троне 63 года, и период ее правления – викторианская эпоха – считается временем расцвета Британии. Кстати, Элла и ее сестра Алиса (будущая российская императрица Александра Феодоровна) много времени провели в Осборн-хаусе – резиденции королевы Виктории – под пристальным оком грозной бабушки.

Семья Гессен

У герцогской четы было семеро детей: Виктория, Елизавета, Ирэна, Эрнест-Людвиг, Фридрих, Алиса (будущая императрица Российская Александра Феодоровна) и Мария . Великая герцогиня Алиса воспитывала детей в строгих правилах: они сами убирали свои комнаты, постели, самостоятельно следили за своим туалетом, топили камин. Впоследствии Великая княгиня Елисавета не раз говорила: «В доме меня научили всему». Но главное – в семье Гессен детей учили состраданию. Дети вместе с матерью ездили по больницам, навещали сирот в приютах, посещали дома инвалидов…

Элла

Безмятежное детство у маленькой Эллы закончилось очень рано. Когда ей было 9 лет, насмерть разбился ее младший брат Фридрих. А спустя 3 года все члены семьи Гессен заболели дифтеритом – болезнью, которая в те времена плохо поддавалась излечению. Герцогиня Алиса выхаживала детей, но вскоре четырехлетняя Мария умерла, а вслед за ней в возрасте 35 лет скончалась и сама Алиса. Четырнадцатилетняя Элла всеми силами пыталась облегчить горе своего отца, утешала младших сестер и брата, пытаясь хоть в малой мере заменить им мать. Эти несчастья закалили характер юной Елизаветы. Многие вспоминали, что уже тогда Элла проявляла исключительную душевную доброту и милосердие.

Первая красавица Европы

Вскоре об Элле из рода Гессен заговорили по всей Европе. Считалось, что в Старом Свете есть только две красавицы – и обе Елизаветы: супруга императора Франца Иосифа Елизавета Австрийская и Елизавета Гессенская. Повзрослевшая Элла была ослепительно красива, при этом все отмечали ее одухотворенность, обаяние и чарующую душевную красоту, простоту и изящность ее манер, притягательность ее пленительных глаз. К ней сватались самые известные и аристократичные мужчины Европы, среди которых были Фридрих Баденский и прусский кронпринц Вильгельм…

Елисавета со своим супругом Великим князем Сергеем Александровичем

…Но выбор Елизаветы пал на Великого князя Сергея Александровича, брата императора Александра III. Элла и Сергей знали друг друга давно, еще детьми, так как Сергей в юности не раз гостил и в Германии у семьи Гессен и в Англии у королевы Виктории.

3 (15) июня 1884 года в Придворном соборе Зимнего дворца состоялось их венчание. Причем обряд проходил дважды: сначала по православному обряду, потом – по протестантскому. Кстати, на свадьбу принцессы Елизаветы в Россию приехала и ее младшая сестра Алиса. Здесь она встретила своего будущего супруга цесаревича Николая Александровича.

После венчания молодые поехали в роскошный дворец на Невском проспекте, который Великий князь Сергей купил незадолго до свадьбы. Там их по русскому обычаю встречали хлебом-солью император Александр III и императрица Мария Феодоровна. Медовый месяц молодожены провели в имении Ильинское. Современники отмечали красоту новой супружеской пары и их схожесть друг с другом.

После свадьбы княгиня Елисавета Феодоровна под руководством мужа занялась изучением русского языка, истории Русского государства и Русской Православной Церкви. Князь Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, он строго соблюдал посты, ездил по монастырям и жил по уставу Святой Церкви. Княгиня во всем следовала за супругом. В своих письмах Елисавета пишет, что она невероятно счастлива с мужем. В свете о князе Сергее ходило немало нелицеприятных слухов, но сама Элла в письмах к родным писала, что очень любит своего мужа и любима им: «Пусть мужья и жены всегда любят друг друга так, как мы…»

Великие князья Сергий Александрович, Павел Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна
в храме Св. Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме

В 1882 году князь Сергей Александрович основал Императорское Палестинское общество, главной задачей которого стала забота о паломниках из России, посещавших Святую Землю. С его помощью были выкуплены такие библейские святыни, как Мамврийский дуб, часть горы Голгофы и Гефсиманский сад. На Масличной горе по повелению императора Александра III был построен монастырь в память его матери православной императрицы Марии Александровны и освящен в честь ее небесной покровительницы святой равноапостольной Марии Магдалины, ученицы и верной последовательницы Спасителя.

На освящение монастыря приехали Великие князья Сергей и Павел Александровичи и княгиня Елисавета Феодоровна. Пораженная красотой храма, она произнесла: «Как бы я хотела быть похороненной здесь». Ее словам суждено было сбыться.

Портрет Елисаветы Феодоровны кисти Фридриха Августа фон Каульбах

Именно после поездки на Святую Землю, паломничества в Назарет, посещения Святой горы Фавор и Гроба Господня княгиня Елисавета принимает решение перейти в Православие. 1 января 1891 года она пишет отцу о своем решении: «Я все время думала и читала и молилась Богу указать мне правильный путь – и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином». 13 апреля 1891года, в Лазареву субботу, над княгиней Елисаветой Феодоровной был совершен чин присоединения к Православной Церкви через миропомазание с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елисаветы, матери Крестителя Господня пророка Иоанна Предтечи.

В этом же году князь Сергей Александрович был назначен на должность генерал-губернатора Москвы. А вскоре жители Москвы смогли оценить милосердие супруги губернатора. Княгиня Елисавета посещала больницы для бедных и приюты для беспризорных детей и повсюду старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, как могла улучшала условия жизни несчастных.

При всем своем безграничном милосердии к больным, страдающим людям лишь одного княгиня Елисавета категорически не могла принять. Она была активная сторонница любых самых жестких и решительных мер по отношению к революционерам и террористам. «Неужели нельзя судить этих животных полевым судом? – спрашивала она у императора. – Необходимо сделать все, чтобы не допустить превращения их в героев… Нечего жалеть тех, кто сам никого не жалеет». Она словно бы предчувствовала, что рука террориста разрушит ее семейное счастье.

4 (17) февраля 1905 года князь Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Уже через несколько минут Елисавета была на месте взрыва. Ее пытались удержать, отвести от страшного зрелища, но она не позволила. С помощью солдат, стоя на коленях в снегу, не плача, она своими руками собрала и положила на носилки части тела мужа, разбросанные взрывом, которые потом отнесли в церковь Чудова монастыря и положили перед амвоном.

…Потом княгиня отправилась во дворец и переоделась в траурное платье, которое решила больше не снимать. На третий день после смерти мужа она поехала в тюрьму, где содержался его убийца. До нас дошла лишь часть беседы, которая состоялась между ними. «Я не хотел убивать Вас, – сказал ей Каляев. – Я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но Вы все время были с ним, и я не решился его тронуть». «И Вы не сообразили, что убили меня вместе с ним?» – спросила княгиня Елисавета. Она призывала Каляева покаяться, оставила убийце Евангелие и маленькую икону, но, выйдя из тюрьмы, произнесла: «Моя попытка оказалась безрезультатной, хотя, кто знает, возможно, что в последнюю минуту он осознает свой грех и раскается в нем». Интересно, что княгиня Елисавета, которая всегда была сторонницей решительной борьбы с террористами, даже обратилась к императору Николаю II с просьбой помиловать убийцу ее мужа… Но ее прошение было отклонено.

С момента гибели князя Сергея Великая княгиня не снимала траур, много молилась, держала строгий пост. А на месте взрыва по ее просьбе был установлен памятник-крест, созданный по проекту художника В.М. Васнецова с выбитыми у подножия креста словами Иисуса Христа из Евангелия от Луки: «Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят» (Лк. 23, 34). Кстати, этот памятник-крест был снесен большевиками 1 мая 1918 года, причем активное личное участие в сносе креста принимали В.И. Ленин и Я.М. Свердлов.

После трагической гибели мужа княгиня Елисавета навсегда удалилась от света, посвятив себя делам милосердия и благотворительности. Она распродала все свое имущество: уникальные драгоценности, великолепные картины… Часть вырученных денег отдала в казну и родственникам, а оставшуюся сумму решила использовать для создания в Москве обители милосердия.

В мае 1907 года с благословения митрополита Московского и Коломенского Владимира княгиня Елисавета приобрела у купца К.А. Соловьева владение с четырьмя двухэтажными домами и огромным садом на Большой Ордынке в Замоскворечье, а в 1909 году докупила прилегающий к обители участок с домом. В самом большом двухэтажном доме расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, в другом – церковь и больница, рядом аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника, духовника обители, школьные классы для девочек приюта и библиотека.

Марфо-Мариинская обитель милосердия открылась 23 (10) февраля 1909 года. В этот день Великая княгиня впервые после гибели мужа сняла траурное платье, облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия и, собрав семнадцать сестер основанной ею обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир – в мир бедных и страдающих».

Выбирая название для своей обители, княгиня Елисавета Феодоровна решила посвятить ее святым праведным Марфе и Марии – сестрам праведного Лазаря Четверодневного. В Евангелии есть рассказ о том, как Мария села однажды у ног Христа и стала слушать Его учение, тогда как Марфа в это время одна заботилась об угощении Гостя. Это было не в традиции иудейских женщин – сидеть с мужчинами и слушать их разговоры, но Мария не могла оторваться и продолжала с жадностью ловить слова Христа. «Марфа же заботилась о большом угощении и подошедши сказала: Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10, 40-42). Называя обитель в честь двух сестер, княгиня Елисавета как бы объединяла два служения: «служение Марии» и «служение Марфы», служение монашеское и служение милосердия.

Знаменитый Покровский храм в обители был построен по проекту архитектора А. Щусева, внутреннее убранство расписал знаменитый художник М.В. Нестеров. К сожалению, при большевиках поразительные по своей красоте и жизни яркие фрески, созданные Михаилом Васильевичем Нестеровым, служители Санпросвета замажут темной краской…

Священник Митрофан Серебрянский, духовник Марфо-Мариинской обители

Княгиня Елисавета очень много работала над составлением Устава обители. Одно время она даже думала возродить древний институт диаконис, но потом отказалась от этой идеи. Однажды ей в руки попалась книга «Дневник полкового священника, служившего на Дальнем Востоке во весь период минувшей Русско-японской войны», написанная священником Митрофаном Серебрянским. Княгиня пригласила его в Москву, и в результате их бесед родился проект Устава Марфо-Мариинской обители. Более того, княгиня упросила отца Митрофана переехать в Москву и стать духовником ее обители. Тот поначалу колебался, не решаясь оставить свой приход в Орле и огорчить своих прихожан. Он даже сел писать княгине письмо с отказом, но в это мгновение пальцы на руке стали неметь и рука отнялась. Отец Митрофан принял это за знак свыше и попросил отправить княгине телеграмму с сообщением, что он согласен. Вскоре способности руки полностью восстановились.

Согласно принятому Уставу сестры, жившие в обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания. Однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока (1 год, 3, 6 и более лет) они могли уйти из обители, создать семью и быть свободными от данных обетов. Сестры в обители получали серьезную психологическую, духовную и медицинскую подготовку, лучшие врачи Москвы читали им лекции; в Покровском храме проходили просветительские лекции и беседы, заседания Палестинского и Географического обществ, духовные чтения…
В Марфо-Мариинской обители княгиня Елисавета вела подвижническую жизнь: спала на деревянных досках без матраса и тайно носила власяницу. Привыкшая с детства к труду, она все делала сама и как рядовая сестра участвовала во всех делах обители: ночами ухаживала за тяжелобольными, обходила беднейшие кварталы, помогая бедным, часто посещала страшный Хитров рынок, вызволяя оттуда малолетних детей…

Когда началась Русско-японская война, княгиня Елисавета немедленно организовала помощь фронту. Первым делом в залах Кремлевского дворца были созданы мастерские для помощи солдатам. Елисавета организовала отправку на фронт тюков с продовольствием, обмундированием и медикаментами, а также походных церквей с иконами и всем необходимым для богослужения. Княгиня не только собирала средства, которые потоком стекались в Кремль со всей Москвы и провинции, но и на свои личные средства подготовила и отправила на фронт несколько санитарных поездов. Помимо этого, для раненых солдат она устроила госпиталь и создала специальные комитеты для помощи вдовам и сиротам, лишившимся своих кормильцев на войне.

Почитание Великой княгини Елисаветы Феодоровны в те годы было поистине безграничным. Ее любили, ею восхищались, называя «белым ангелом Москвы».

«На Ордынке я остановил извозчика у ворот Марфо-Мариинской обители: там во дворе чернели кареты, видны были раскрытые двери небольшой освещенной церкви, из дверей горестно и умиленно неслось пение девичьего хора. Мне почему-то захотелось непременно войти туда. Дворник у ворот загородил мне дорогу, прося мягко, умоляюще:

– Нельзя, господин, нельзя!
– Как нельзя? В церковь нельзя?
– Можно, господин, конечно, можно, только прошу вас за-ради Бога, не ходите, там сичас Великая княгиня Ельзавет Федровна и Великий князь Митрий Палыч…

Я сунул ему рубль – он сокрушенно вздохнул и пропустил. Но только я вошел во двор, как из церкви показались несомые на руках иконы, хоругви, за ними, вся в белом, длинном, тонколикая, в белом обрусе с нашитым на него золотым крестом на лбу, высокая, медленно, истово идущая с опущенными глазами, с большой свечой в руке, Великая княгиня; а за нею тянулась такая же белая вереница поющих, с огоньками свечек у лиц, инокинь или сестер, – уж не знаю, кто были они и куда шли. Я почему-то очень внимательно смотрел на них». (Это – отрывок из чудесного рассказа «Чистый понедельник» Ивана Бунина).

…С приходом к власти большевиков страшные тучи стали стремительно сгущаться над страной. Это понимали и в России, и за рубежом. Королевские дома Европы пытались спасти княгиню от неминуемого ареста. Германское правительство даже добилось от правительства большевиков разрешения для Елисаветы Феодоровны покинуть Россию. Дважды к ней приезжал немецкий посол граф Мирбах с предложением уехать, но она не приняла его, передав на словах: «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!»

…Ее арестовали 24 апреля (7 мая) 1918 года – на третий день Пасхи, в праздник Иверской иконы Божией матери. Арестовали по личному указанию В.И. Ленина. По его распоряжению председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский прислал для ее ареста отряд латышский стрелков. На сборы ей дали 30 минут. Прежде чем сесть в машину, настоятельница Марфо-Мариинской обители Великая княгиня Елисавета Феодоровна осенила всех плачущих сестер обители широких крестом и сказала: «Не плачьте! На том свете свидимся». Вместе с ней поехали две сестры – келейница княгини Варвара (Яковлева) и сестра Екатерина (Янышева). Другим сестрам чекисты не позволили сопровождать настоятельницу.

Напольная школа в Алапаевске, где содержались арестованные члены семьи Романовых

Опасаясь народных бунтов, большевистское правительство решило уничтожать членов семьи Романовых по-тихому и вдали от Москвы и Петрограда. Великую княгиню с сестрами вывезли сначала в Пермь, потом в Екатеринбург, оттуда в Алапаевск. Их поселили на окраине города в здании Напольной школы. Вместе с ними под арестом находились: великий князь Сергей Михайлович (младший сын Великого князя Михаила Николаевича, брата императора Александра II), его секретарь Федор Ремез, три брата Иоанн, Константин и Игорь (сыновья Великого князя Константина Константиновича), а также князь Владимир Палей (сын Великого князя Павла Александровича). В этом доме арестованные члены царской семьи прожили два месяца. Елисавета Феодоровна много трудилась и неустанно молилась. Она понимала: конец близок.

Убиение преподобномученицы Елисаветы

5 (18 июля) 1918 года чекисты получили от Ленина и Свердлова приказ уничтожить алапаевских узников. Глубокой ночью их посадили в телеги и отвезли на заброшенную шахту Новая Селимская в 18 километрах от Алапаевска. Там их зверски казнили: живыми (кроме князя Сергея Михайловича, которого застрелили) сбросили на дно шахты, а потом закидали бревнами и гранатами. За казнью, совершаемой большевистскими извергами, наблюдал местный крестьянин. Он рассказал, что, когда сталкивали в шахту Великую княгиню, она повторяла вслух молитву Спасителя: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». И еще долгое время из-под земли доносились звуки Херувимской.

Церковь Святой Марии Магадалины в Гефсиманском саду, где находятся останки Великой княгини

Когда спустя 3 месяца белая армия под командованием Колчака освободила Алапаевск, то первым делом достали тела погибших. Было установлено, что они погибли в страшных мучениях от ран, голода и жажды. Было также установлено, что княгиня Елисавета Феодоровна упала не на самое дно шахты, а на выступ на глубину 15 метров. Рядом с ней оказался князь Иоанн. И даже на краю гибели Великая княгиня продолжала милосердствовать – в полной темноте она перевязала раны князя своим апостольником. Когда тела подняли на поверхность, все увидели, что пальцы Великой княгини и инокини Варвары были сложены для крестного знамения.

Рака с мощами святой Елисаветы в церкви Святой Марии Магдалины

Извлеченные тела неизвестный монах в наскоро сколоченных гробах через всю охваченную гражданской войной Сибирь повез сначала в Пекин, а затем в Харбин. За время долгого пути все тела сильно разложились, и лишь тело Великой княгини осталось нетленным.

Икона преподобномученицы святой Великой княгини Елисаветы

В ноябре 1920 года останки Елисаветы Феодоровны и ее келейницы Варвары по настоянию сестры Великой княгини принцессы Виктории через Шанхай и Порт-Саид были перевезены в Иерусалим. Здесь в так называемой Русской Гефсимании они обрели свой вечный покой: в склепе церкви Святой равноапостольной Марии Магдалины стоят два гроба. В одном – нетленные мощи Великой княгини Елисаветы Феодоровны Романовой, в другом – ее верной келейницы Варвары, которая отказалась покинуть свою игумению, чтобы спасти жизнь. Исполнилось желание княгини покоиться на Святой Земле. В ногах Великой княгини поместили шкатулку, которая всегда была с преподобномученицей. В ней находился оторванный взрывом палец Великого князя Сергея Александровича и прядь волос царственного мученика цесаревича Алексия.

Статуя княгини Елисаветы в Вестминстерском аббатстве

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца ино­ки­ня Вар­ва­ра бы­ла кре­сто­вой сест­рой и од­ной из пер­вых на­сель­ниц Мар­фо-Ма­ри­ин­ской оби­те­ли в Москве. Бу­дучи ке­лей­ни­цей и сест­рой, са­мой близ­кой к Ве­ли­кой кня­гине Ели­са­ве­те Фе­о­до­ровне, она не пре­воз­но­си­лась и не гор­ди­лась этим, а бы­ла со все­ми добра, лас­ко­ва и об­хо­ди­тель­на, и все лю­би­ли ее. В Ека­те­рин­бур­ге сест­ру Вар­ва­ру от­пу­сти­ли на сво­бо­ду, но и она, и дру­гая сест­ра – Ека­те­ри­на Яны­ше­ва – про­си­ли вер­нуть их в Ала­па­евск. В от­вет на за­пу­ги­ва­ния Вар­ва­ра ска­за­ла, что го­то­ва раз­де­лить судь­бу сво­ей ма­туш­ки на­сто­я­тель­ни­цы. Как бо­лее стар­шую по воз­рас­ту, в Ала­па­евск вер­ну­ли ее. Му­че­ни­че­скую кон­чи­ну она при­ня­ла в воз­расте око­ло 35 лет.

В 1992 году на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Великая княгиня Елисавета и сестра Варвара были причислены к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Лик милосердной Великой княгини Елисаветы Феодоровны можно увидеть и в Вестминстерском аббатстве в Лондоне. В конце XX века во время реставрационных работ на западном фасаде аббатства было принято решение установить в нишах над дверями статуи мучеников-христиан XX века, которые приняли смерть в своей родной стране. Россию там представляет самая добрая и милосердная душа России, «белый ангел Москвы», Великая княгиня Елисавета Феодоровна Романова.

Собор новых мучеников и исповедников Российских (фрагмент).
Иконописная школа. Сергиев Посад. 2002 год

Тропарь преподобномученице Великой княгине Елисавете Феодоровне, глас 1

Смирением достоинство княжеское сокрывши, богомудрая Елисавето, сугубым служением Марфы и Марии Христа почтила еси. Милосердием, терпением и любовию себе предочистивши, яко жертва праведная Богу принеслася еси. Мы же, чтуще добродетельное житие и страдания твоя, яко истинную наставницу усердно просим тя: святая мученице великая княгине Елисавето, моли Христа Бога спасти и просветити души наша.

Кондак преподобномученице Великой княгине Елисавете Феодоровне, глас 2

Величие подвига веры кто повесть? Во глубине земли, яко в раи светлости, страстотерпица великая княгиня Елисавета со ангелы во псалмех и пениих радовашеся и, убиение претерпевающи, о безбожных мучителех взываше: Господи, прости им грех сей, не ведят бо, что творят. Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси души наша.

Молитва святой преподобномученице Великой княгине Елисавете

О святыя новомученицы Российския великая княгине Елисавето и сестро ея крестовая пречестная инокине Варваро, купно путь свой во мнозех муках скончавшия, евангельския заповеди делом во Обители милосердия совершившия, веры ради православныя подвизающися до смерти в последняя времена сия, и добрый плод в терпении страстей Христу принесшия! Молитеся Ему, яко победителю смерти, да утвердит Церковь Русскую Православную и отечество наше, кровию и страданьми новомучеников искупленныя, и не даст в расхищение врагом России достояния нашего. Се бо лукавый враг вооружися на ны, хотя нас погубити в междоусобных бранех, скорбех, нестерпимых печалех, болезнех, нуждах и бедах лютых. Умолите Господа низложити вся немощныя дерзости их; веру в сердцах людей российских укрепите, да егда найдет на ны испытания час, мужества дар восприимем вашими молитвами, отвергшеся себе и вземше крест свой, последуем, Христу, распинающе плоть свою со страстьми и похотьми. Сохраните нас от всякаго зла, освятите пути жизни нашея, даруйте покаяние нелицемерное, тишину и мир душам нашим, испросите у Господа всем нам мытарств горьких и вечныя муки избавитися и Небесному Царствию наследники быти со всеми святыми, от века угодившими Богу, да радующеся воздадим хвалу, честь и поклонение Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *