Святитель софроний

Свт. Софроний Иркутский

Софроний (Кристалевский) (1703 — 1771), епископ Иркутский и всея Сибири, чудотворец, святитель

Память 30 марта, 30 июня в день прославления, в Соборах Киевских, Санкт-Петербургских, Сибирских и Полтавских (Укр.) святых

В миру Федоров Стефан Назарьевич , родился 25 декабря 1703 года в местечке Березани Переяславского уезда Полтавской губернии от благочестивых родителей духовного звания. Отец его, Назарий Федоров, был «посполитый человек, бельцем его, Софрония, звали Стефаном», в честь первомученика архидиакона Стефана. У него было два брата и сестра Пелагея. Имя одного брата — Павел, имя другого, старшего, неизвестно, но есть сведения, что он был впоследствии наместником Красногорского Золотоношского монастыря.

По одним сведениям, образование получил в Переяславской семинарии , по другим — окончил Киевскую духовную академию .

Красногорский монастырь

В 1727 году Стефан поступил в Красногорский Преображенский монастырь , где уже подвизался его старший брат. 23 апреля 1730 года он принял постриг с именем Софроний, в честь святителя Софрония, Патриарха Иерусалимского.

В ночь после пострижения в монашество инок Софроний услышал в Покровском храме Голос: «Когда будешь епископом, построй храм во имя Всех святых», — предуказавший его будущее служение. Через два года, в 1732 году, его вызвали в Киев, где в Софийском соборе хиротонисали в сан иеродиакона, а потом — иеромонаха.

Александро-Невская лавра

Во время пребывания иеромонаха Софрония по архиерейским делам в Синоде, на него обратили особое внимание. И когда возникла необходимость пополнить братство Александро-Невского монастыря в Санкт-Петербурге, то в числе 29 иноков, вызванных из разных монастырей России, в январе 1742 года был вызван и будущий святитель. Год спустя его назначили казначеем монастыря, а в 1746 году он был утвержден в должности наместника обители, которую исполнял более семи лет.

В помощь себе он вызвал своего земляка, уроженца города Прилуки, иеромонаха Синесия и поставил его строителем Ново-Сергиевой пустыни, приписанной к Александро-Невскому монастырю. С этого времени дружба двух подвижников — иеромонаха Софрония и иеромонаха Синесия — все более крепла в едином пастырском делании, они уже были неразлучны вплоть до своей кончины на Сибирской земле. В эти годы святитель Софроний много трудов положил на благоустройство обители и по улучшению преподавания в находившейся при ней семинарии. Совместно с архиепископом Феодосием он заботился о должном укомплектовании монастырской библиотеки.

При нем была построена двухэтажная церковь: верхняя, во имя святого Феодора Ярославича, старшего брата святого Александра Невского, и нижняя, во имя святого Иоанна Златоуста.

В 1750 году будущий святитель участвовал в переложении святых мощей благоверного князя Александра Невского в новую, серебряную раку.

Известно, что в эти годы императрицей Елизаветой и государственными мужами в монастырь делались большие вклады. Императрица Елизавета в знак своей монаршей любви и уважения к отцу Софронию собственноручно вышила для него епитрахиль, пояс и поручи (шитые по серебряной парче и красному бархату цветными шелками, серебром и золотом).

Епископ Иркутский

В связи с вдовством Иркутской кафедры императрица Елизавета Петровна указом от 23 февраля 1753 года рекомендовала Святейшему Синоду благочестивого наместника Александро-Невского монастыря Софрония, как:

«лицо, не только достойное епископского сана, но и вполне могущее оправдать желание и надежды государыни и Синода — подъять бремя епископского служения на далекой окраине и удовлетворить нужды паствы в суровой стране, среди дикой природы и произвола людского.»

18 апреля того же года, в Неделю о Фоме, в Большом Успенском соборе иеромонах Софроний был хиротонисан во епископа Иркутского и Нерчинского. Во время хиротонии императрица подарила новому владыке белый саккос (шитый золотом и серебром, весь изукрашенный серафимами) который сама же вышила для него своими руками.

Предвидя трудное служение в отдаленном Сибирском крае, новопоставленный святитель не отправился сразу в Иркутскую епархию, но начал подбирать образованных и духовно опытных сотрудников.

В Москве большие услуги святителю оказал архиепископ Московский и Невский Платон (Малиновский), который участвовал в хиротонии иеромонаха Софрония. Он преподал ему отеческие наставления на предстоящий подвиг, так как был хорошо знаком с особенностями сибирского духовного быта, предупреждал о своеволии местных властей и советовал подобрать надежных помощников.

20 марта 1754 года святитель прибыл в Иркутск. Вначале он заехал в Вознесенский монастырь — место жительства своих предшественников, молился на могиле епископа Иннокентия (Кульчицкого), испрашивая у него благословения на предстоящее служение.

Ознакомившись с запущенным положением дел во долго вдовствовавшей епархии, святитель приступил к преобразованиям в духовной консистории, монастырях и приходах. Из первых распоряжений епископа видно, что имевшееся духовенство было подвержено лихоимству, пьянству и многим другим порокам. С первых шагов святителю пришлось применять и поучительные, и понудительные меры. Со всей строгостью повел святитель борьбу за нравственность церковнослужителей. Пьющим клирикам владыка служить запретил.

Им были также приложены все усилия для того, чтобы избавить священнослужителей от унизительной нищеты, в которой они находились, и от телесных наказаний, которым подвергались священники. В результате его ходатайств императрицей Елизаветой был издан указ, по которому духовенство было избавлено от телесного наказания, замененного умеренными епитимиями или штрафами в пользу богоугодных заведений. Тем же указом иркутское духовенство наделялось землей, что избавило многих от нищеты.

В 1754 году владыка возвел своего друга и сподвижника иеромонаха Синесия в архимандрита Вознесенского монастыря.

В сентябре 1754 года святитель издал указ, в котором отмечалась озабоченность обучением и воспитанием детей духовенства. Указом духовенству вменялось в обязанность обучение своих детей Часослову, Псалтири, пению и букварю, причем учение «должно было идти со всяким прилежанием и крайним рачением, дабы дети могли пономарскую и дьячковскую обязанность исполнять по достоинствам своим.»

Первое время положение со священниками было настолько плачевным, что святитель вынужден был ходатайствовать перед Святейшим Синодом о присылке в епархию подготовленных священнослужителей, но ходатайство осталось безответным. Стало ясно, что церковный причт необходимо готовить на месте. Владыка перевел из Вознесенского монастыря в архиерейский дом школу, после чего потребовал от благочинных прислать всех малограмотных клириков и их детей для воспитания и обучения. Владыка стал первым учителем; преподавал церковнославянский и русский языки. Уже через год в школе преподавались также латинский язык и риторика. Школьная программа была приближена к программе тогдашних духовных семинарий.

Святитель не оставлял без внимания и паству. Он предпринимал многомесячные поездки по епархии — в Нерчинск, Шилку, Киренск, дважды в Якутск и до самой Камчатки. Целые месяцы, не жалея себя, проводил он в пути, часто передвигаясь по сибирским дебрям верхом на лошадях. Повсюду он видел изъяны, с которыми старался бороться: пьянство, разбой, маловерие, отступничество или язычество, безграмотность и отсутствие каких бы то ни было школ. Владыка отдавал много сил воспитательной и просветительной деятельности: сам служил на приходах, произносил проповеди, призывая к борьбе с пороками и исполнению христианских заповедей. Внимательно изучая людей и обстановку, в проповедях и личных беседах святитель неустанно побуждал всех к более высоким нравственным идеалам. Следил за нравственной чистотой паствы, заботился о положении женщин в семье, охранял их от несправедливого отношения к ним.

Особое внимание он уделял благоговейному и правильному совершению богослужения. Очень любил уставную службу, сам часто служил и всегда заботился о благолепии и торжественности богослужения, располагавших сердца молящихся к умилению, своим примером наставляя духовенство к красоте и возвышенности службы. Святитель старался повсеместно водворить уставное богослужение, для чего вызывал к себе священников, диаконов, дьячков и пономарей, которые во время архиерейского богослужения участвовали в хоре и иподиаконствовали. Этому способствовало и святительское облачение владыки, дотоле богомольцами не виданное: ему первому из иркутских епископов при хиротонии дарована была привилегия совершать богослужение в саккосе. Объезжая епархию, святитель заметил, что не везде уделяется должное внимание церковному благовесту и каждению и потому указами он восстановил правильное каждение и благовест.

«Делами проповеди и светильником любви согревайте мир человеческий, ибо только от любви любовь воспламеняется и собою всякую ревность по Бозе приводит,» — так наставлял иркутское духовенство и миссионеров святитель Софроний, так жил сам. Щедрость святителя Софрония не знала границ. Всего себя отдавал он делу благотворения — не съедал куска, не поделившись с кем-либо. Его жилище и весь Вознесенский монастырь были переполнены больными, бездомными, сиротами. И подлинно, от такой любви воспламенялись сердца пасомых: не он искал людей, нуждающихся в православном просвещении, а сами они, без различия племен и веры, шли к нему тысячами и отдавали свои души и сердца, умножая собою стадо Христово.

Святитель вел обширную миссионерскую деятельность. Восстанавливая кафедру, святитель составил и разослал по епархии увещательное послание, предписав закащикам (благочинным) следующее:

«Призывать всем священникам идоляторов (идолопоклонников) к познанию Истиннаго Бога: принявших святое крещение учить вере и правым догматам как возможно кратко, применяясь к деяниям апостольским; желающих крестили бы, начальнейших людей учили бы грамоте и показывали, что есть закон христианский. Доносили бы о принявших святое крещение в светскую команду для дарования льготы от ясака, и в консисторию для сведения, и новокрещенным давали бы от себя билет. Принявших крещение увещевать, чтобы к шаманам не ходили, учения их не слушали, идолов не имели и не кланялись им. Повседневно продолжительных молений не полагали бы, только бы по четвертой заповеди в праздники собирались, а повседневно — по утру и, ложась спать, краткими молитвами молились; и молитвы те, аще возможно, перевесть на их язык и, главнее всего, молитву пред начатием дела, молитву Господню и Пресвятой Богородице. Посты с различением брашен не налагались бы, но учили бы при каких ни на есть брашнях всегдашнего воздержания, и сказывали бы, что объядение и пьянство — великий грех есть. Увещали бы, что на всякий год в определенное время, при воздержании от плотоугождения и при искренней (как возможно) исповеди, причащались Пречистых Таин, и чтобы они к таковому великому таинству имели желание, с верою и надеждою оставления своих грехов. Больных, а наипаче в нечаянии живота, увещевали бы и причащением сподобляли, хотя и без алкания. О делах милосердия учили бы, чтоб всяк от имения своего подавал всякому брату неимущему. Смотрели бы, чтобы новокрещенные не держались шаманства, волшебства, чародейства и колдовства, примет счастья, всиречи словесных и бессловесных и прочаго суеверия. По приобщении святых Таин наказывали бы новокрещенным, дабы жили благоговейно, воздержно, яко христианам прилично. Проведывали бы, не имеют ли новокрещенные двух жен, и кто имеет таковых, разлучали бы и велели бы жить с единою женою, с которою пожелает, повенчав их и наказав жить воздержанно и целомудренно. О препятствующих проповеди среди идоляторов доносить кому следует. Не желающим святого крещения, после обращения и увещевания принуждения не чинить и никаких угроз не делать, понеже христианской проповеди надлежит любовь со смирением, кротостию и тихостию, понеже сердце человеческое насильствуемо быть не может» .

Святитель посещал язычников, населявших Иркутск, Якутск, Камчатку, Забайкалье, посылал к ним миссионеров, которым давал подробные инструкции, собственноручно написанные. Мягкое и сердечное послание святителя Софрония оживило состояние миссии. Но положение новокрещенных было тяжелым. Сородичи смотрели на них как на отщепенцев. Поэтому многие из обращенных ко Христу уходили из своих семей и поступали в услужение к русским или жили у воспреемников. Но были случаи, когда непривычные условия новой жизни и тоска заставляли их убегать в свои родные улусы. Появились следственные дела «о оказавшихся из новокрещенных в свои улусы побегах». Всевозможные меры, принимавшиеся духовенством к насаждению новокрещенных от языческого влияния, были не всегда эффективны. И использовать здесь силу святитель воспрещал. Так, им было отказано в посылке на Байкал отряда казаков, «для сыску беглых новокрещенных, дабы казаки не могли братским обид и разорения произвести».

Святитель Софроний заботился об устройстве быта малых народов и способствовал развитию в местном населении оседлости и культуры, предлагал им для поселения монастырские земли и всячески старался изолировать от влияния язычества. Так, святитель устроил за собственный счет и подарил новокрещеным бурятам усадьбу с мельницей, покосами, пашнями и полным хозяйством на реке Китое. Позднее там возникло село Архиерейское, где свято чтилось имя святителя. К святителю постоянно приходили и приезжали из далеких мест за благословением многочисленные посетители.

Но среди многих забот он не забывал о своей внутренней, духовной жизни и вечности и вел подвижническую жизнь. Большую часть ночи владыка проводил в молитве; питался строго по-монашески. Сохранилось свидетельство келейника святителя, который сообщает, что святитель «пищу употреблял самую простую и в малом количестве, служил весьма часто, большую часть ночи проводил в молитве, спал на полу, овечий ли мех, оленья или медвежья кожа и малая простая подушка — вот и вся его постель для непродолжительного сна.»

За годы управления епархией число храмов возросло в три-четыре раза, приходы получили подготовленных священнослужителей, была создана сеть приходских школ.

До конца своих дней святитель Софроний сохранял любовь к Красногорской Золотоношской обители, которая взлелеяла его в дни юности. Он постоянно способствовал поддержанию в ней благолепия, посылая для этого необходимые средства. В 1770 году, предчувствуя свою кончину, святитель просил Святейший Синод об увольнении его на покой в родной Красногорский монастырь и о замене его более молодым архиереем. Но с ответом из Петербурга медлили, потому что было трудно сразу подобрать достойного преемника. Весной 1771 года святитель совсем занемог, а 30 марта, во второй день Пасхи, во втором часу по полудни, отошел ко Господу.

Почитание

Тело почившего, облаченное в священные одежды, находилось в Казанском приделе Иркутского Богоявленского собора до 8 октября — шесть месяцев и десять дней, пока не получено было распоряжение Святейшего Синода о предании его земле. Гроб стоял поверх пола и был покрыт только одной крышкой. Все это время тело святителя оставалось нетленным. К нему уже тогда начали обращаться с молитвой о помощи и предстательстве пред Господом — и многие получали исцеление своих недугов, телесных и духовных.

Росту почитания святителя способствовали результаты последующих неоднократных освидетельствований его святых мощей, имевших место: в 1833 году при вскрытии пола в Казанском приделе; в 1854 году при переделке соборного пола; в 1870 году особой комиссией во время капитального ремонта; в 1887 году. С 1870 года у гробницы святителя по четвергам совершалось богослужение, образ его чтился как святыня.

В 1909 году были вновь открыты нетленные мощи святителя — от них исходило благоухание. Слава о святом Софронии распространялась все шире и приумножалась за счет чудесных знамений от его мощей. Перед Синодом было возбуждено ходатайство о причислении его к лику святых и открытии его святых мощей для поклонения и чествования. Святейший Синод учредил особую комиссию под председательством архиепископа Серафима для более тщательного расследования чудесных знамений. Этой комиссией было исследовано 65 чудес, происшедших по молитвам к святителю Софронию. Комиссия представила отчет.

Тем временем, 8 марта 1909 года особой комиссией в составе архиепископа Тихона, епископа Киренского Иоанна, ректора Иркутской семинарии архимандрита Евгения, миссионера-проповедника протоиерея Иоанна Восторгова, командированного Синодом, и членов местного кафедрального собора было произведено официальное освидетельствование останков святителя, причем обнаружилось следующее: через сто тридцать восемь лет, несмотря на близость к воде (рядом протекает река Ангара), несмотря на постоянную сырость в пещере и под полами собора, особенно в летнее время, гроб, одеяние и тело святителя Софрония сохранились нетленными. Во время досмотра, продолжавшегося около двух часов, некоторыми из присутствующих ощущалось благоухание от мощей святителя.

19 июня того же года года состоялось второе официальное освидетельствование мощей комиссией. Вновь все было найдено в том же виде и состоянии, что и при прежнем осмотре. В 1910 году состоялся Иркутский Миссионерский съезд, который своим постановлением выразил усердное желание ходатайствовать о прославлении святителя перед Святейшим Синодом. В следующем году 19 марта иркутский архиепископ Тихон (Троицкий-Донебин) обратился в Синод со своим личным ходатайством. В 1914 году архиепископ Иркутский Серафим (Мещеряков) сделал Синоду подробный доклад о житии и чудесах, исходящих от нетленных мощей святителя Софрония. То же стремление выразило пастырское собрание духовенства Иркутска. Городская Дума и Городская управа в своем представлении губернатору также просили поддержать ходатайство. Пожелание скорейшего прославления было выражено 48-м епархиальным съездом духовенства Иркутской епархии.

18 апреля 1917 года в Иркутском Богоявленском соборе по неизвестной причине случился пожар, уничтоживший гробницу и нетленные мощи святителя Софрония. Знаменательно, что это событие совпало со днем хиротонии святителя, бывшем в 1753 году, и с новым праздником будущей безбожной власти — Первомаем (18 апреля по старому стилю), в то время уже достаточно широко и по-своему празднуемым. Но горе утраты мощей не только не умалило почитание святого, но еще более усилило его. Верующие чада Церкви объединились в союз православных христиан, имеющий целью ограждать неприкосновенность святынь православия, защищать их от поругания врагами Церкви. Особая комиссия из духовных лиц, мирян, представителей судебной власти, экспертов-медиков и одного химика освидетельствовала прах и кости святителя, сохранившиеся после пожара, и благоговейно сложила останки в специальный ковчежец.

Сразу после пожара во много раз выросло число его почитателей, увеличилось количество панихид, уже перед ковчежцем. По рукам богомольцев и раньше ходили подписные листы с требованием скорейшего прославления угодника Божия, теперь их количество значительно увеличилось. Выросло число заявлений о новых чудесах и знамениях, совершившихся по молитвенному предстательству святителя, причем многие из тех, кто пережил подобное чудесное явление, свидетельствовали об этом на Иркутском епархиальном съезде перед всеми собравшимися. В адрес съезда поступили обращения из других епархий с поддержкой стремления иркутян к прославлению святителя Софрония. Иркутский епархиальный съезд постановил возбудить ходатайство через высокопреосвященного архиепископа Иоанна и избранных представителей от епархии об ускорении дела о канонизации. Это ходатайство перед Святейшим Синодом было возбуждено и передано оттуда в совет Всероссийского Священного Собора. Кроме донесения высокопреосвященного Иоанна Иркутского Собору были представлены все обращения и заявления с описанием чудес, проверенных специальной комиссией, листы с подписями свыше 18 000 человек, отзывы участников Собора, врачей Клевезаля и Волобуева о некоторых наиболее ярких случаях чудесных исцелений по молитвам святителя на основании показа данных под присягой.

Поместный Собор Русской Православной Церкви в определении от 10/23 апреля 1918 года постановил совершить прославление святителя Софрония; священные останки святителя, собрав в ковчежец, вложить в раку. Первой под Определением Собора стояла подпись: «Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России». Торжество причисления святителя Софрония к лику святых было совершено 30 июня того же года, несмотря на разгоравшуюся гражданскую войну. На второй сессии того же Собора под председательством патриарха была утверждена служба святителю Софронию с тропарем, составленным управлявшим в то время Иркутской епархией архиепископом Иоанном.

Тогда же священником Тихоном Солдатовым была составлена служба святителю, а тропарь и кондак по благословению преосвященного Иоанна написал протоиерей Николай Пономарев. Акафист был подготовлен иеромонахом Порфирием и рецензирован коллективом епископов, находившихся в Иркутске «по обстоятсльствам времени.»

Те же «обстоятельства времени» затем перенесли раку и ковчежец со святыми останками в Иркутский храм в честь Владимирской иконы Божией Матери, принадлежавшей обновленцам. С 1937 года, после закрытия этого храма, святыня пребывала под спудом.

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Скорый в бедах и скорбех заступниче, отче иерарше страны Сибирския, святителю Софроние, на Небеси предстояй с первоиерархом Иркутския церкви и всеми святыми, выну имаши благоволение Господа славы; призри на люди, притекающия к честным останкам святых мощей твоих, с верою и любовию слезно просящия твоея помощи и заступления; моли, Егоже проповедал еси людем Сибири, избавити я от находящих зол и наветов вражиих, просветити людей оляденевшая древле неверием сердца, даровати утверждение веры Христовы, и спасти души наши.

Тропарь, глас 4

От юности Христа возлюбил еси, блаженне Софроние, / добре управил еси иноческия обители / и, архиерейства саном почтен быв, / упасл еси Иркутскую паству, / темже и по преставлении дарования чудес от Бога приял еси / и молиши Христа Бога / избавити нас от бед и спасти души наша.

Кондак, глас 3

Пастырей Начальнику Христу трудился еси, святителю Софроние, на пажити духовней северныя страны нашея, языцы монгольстии от прелести и скверны идольския избавляя, привел еси я к свету веры Христовы, и ныне, со Ангелы Владычню престолу предстоя, моли непрестанно о всех нас, избавити ны от бед и спасти души наша.

Литература

Использованные материалы

  • Житие на официальном сайте Иркутской епархии:
  • Страница сайта Русское Православие:
  • Страницы календаря портала Православие.Ru:
  • «Святитель Софроний, епископ Иркутский и всея Сибири чудотворец» // Сайт Издательства Московской Патриархии

Во многих списках жития фамилию Кристалевский считают урожденной фамилией Святителя, но она могла быть дана и семинарии, по обычаю того времени.

По другим сведениям (jmp.ru), родился в Малороссии, в Черниговском полку в 1704 году, а детские годы прошли в Березани, где поселилась семья после увольнения отца со службы.

Поделиться

Святитель Софроний Иркутский. Парсуна 19 века

«Делами проповеди и светильником любви согревайте мир человеческий, ибо только от любви любовь воспламеняется и собою всякую ревность о Боге приводит», — такими словами в середине восемнадцатого столетия наставлял духовенство и миссионеров Сибири святитель Софроний. За долгие годы служения на Иркутской кафедре он стал настоящим духовным отцом для своей паствы. К святителю Софронию люди тянулись сами — шли к нему тысячами, умножая церковную семью.

Епископ Софроний — в миру Стефан Кристалевский — возглавил Иркутскую кафедру в 1754-м году. До приезда нового владыки далекая епархия оставалась без руководства около семи лет. Это от­ри­ца­тель­но ска­за­лось на всей духовной жизни Иркутской земли, и, конечно, отразилось на мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти среди малых народов. Отправляясь в Сибирь, святитель Софроний сознавал, что, кроме просвещения верующих христиан, ему придется приводить к вере язычников.

Уже в первый год своего служения свя­ти­тель Софроний со­ста­вил и разо­слал по всем приходам Иркутской епархии по­сла­ние. Он предписал духовенству «при­зы­вать идо­ло­по­клон­ни­ков к по­зна­нию Ис­тин­но­го Бо­га; а при­няв­ших Свя­тое Кре­ще­ние учить ве­ре и пра­вым дог­ма­там». Епископ Софроний настаивал на том, чтобы священники не совершали «формальных крещений» и всегда вели катехизаторскую работу с новообращенными православными, помогая им укрепляться в вере.

Владыка Софроний предпринимал длительные миссионерские поездки в самые удаленные уголки епархии. Епископ ездил в Нерчинск, Киренск, дважды в Якутск. Целые месяцы, не жалея себя, проводил владыка Софроний в пути. Повсюду он видел изъяны, с которыми старался бороться: маловерие, отступничество или язычество.

Приводить язычников к Христовой Церкви было трудно, так как порой в немногочисленных храмах Сибири просто некому было служить, а некото­рые свя­щен­но­слу­жи­те­ли не уме­ли да­же писать. Положение было настолько плачевным, что епископ Софроний просил Святейший Синод прислать в Сибирь подготовленных священников. Ходатайство осталось безответным. Стало ясно, что духовенство необходимо готовить на месте. Для этого святитель Софроний организовал школу, программа которой была приближена к семинарской. Епископ лич­но руководил хо­дом обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния бу­ду­щих пас­ты­рей. На­хо­дил он вре­мя и для пе­да­го­ги­че­ской ра­бо­ты — пре­по­да­вал в шко­ле церковнославянский и рус­ский язы­ки.

За семнадцать лет служения епископа Софрония (Кристалевского) число храмов в Сибири возросло больше, чем в три раза, приходы получили подготовленных священников, была создана сеть приходских школ, заметно оживилась и миссионерская деятельность. Просвещая язычников светом православной веры епископ Софроний (Кристалевский) заботился и об устройстве быта малых народов и культуры, предлагал им для поселения монастырские земли и всячески старался изолировать от влияния прежних суеверий.

Святитель Иркутский и вся Сибири Софроний (Кристалевский) был канонизирован на Поместном Церковном Соборе в 1918-м году.

Софроний (Софоний) — рязанец, живший в первой половине XV в., автор «Похвалы вел. кн. Димитрию Ивановичу и брату его Володимеру Андреевичу» — литературного памятника о Куликовской битве, известного под именем «Задонщина». В большинстве рукописей С. называется «иереем рязанским», а в некоторых летописях, напр. в Тверской, «брянским боярином». Каких-либо других биографических данных о нем не сохранилось. В своей «Задонщине», написанной, как показывает сравнение, под очень сильным влиянием «Слова о полку Игореве», С. сумел, оставаясь рязанцем, выказать себя таким же патриотом и печальником за всю Русскую землю, каким был и певец Игоря Святославича. Местный элемент, ясно видимый в «Задонщине», совершенно исчезает в другой, более поздней ее редакции, написанной под сильным московским влиянием и известной в литературе под именем «Поведания». В противоположность «Задонщине», имеющей лирический характер, «Поведание» представляет из себя спокойный эпический рассказ о событиях, прерываемый иногда отрывками из народных сказаний о Куликовской битве, благочестивыми размышлениями и молитвами. На более ранние летописи: Новгородскую ІV-ю, Софийские I-ю и II-ю, Ростовскую и Воскресенскую, ни «Задонщина», ни «Поведание» не имели влияния; напротив — в более позднем своде: Никоновской летописи и Синопсисе, — рассказ о Куликовской битве является переделкой «Поведания».

Песнь 1.

Ирмос:

Грядите, людие, поим песнь Христу Богу, раздельшему море и наставльшему люди, яже изведе из работы Египетския, яко прославися.

Славу возслем Христу, Богу нашему, дивному во святых Своих, память угодника Его днесь прославляюще.

Втораго тя заступника граду нашему прияхом, от всяких находящих на ны зол твоим предстательством нас сохрани.

Всех благих дел образ себе показуя пастве твоей, привлекл еси многи души во спасение, иже и улучиша райскаго утешения наслаждение, поюще: несть свят, паче Тебе, Господи.

Богородичен: Буря напастей обдержит ны, Владычице, и волны скорбей, но, предваривши, подаждь нам руку помощи и теплое заступление и предстательство Твое.

Песнь 3.

На камени мя веры утвердив, разширил еси уста моя на враги моя, возвеселибося дух мой, внегда пети: несть свят, якоже Бог наш, и несть праведен, паче Тебе, Господи.

Яко адамант драгоценнейший, возсиял еси ко украшению Церкве Российския, блистаяй непорочностию жития, да и мы, недостойнии, света Христова насладимся.

Теплотою веры согрей сердца наша, от мрака греховнаго иззябшия, дух благочестия и страха Божия вкорени в нас, память твою ублажающих.

Любовию утвердився Христовою, явился еси, яко река, Сибирскую страну напаяя учением словес, богоблаженне Софроние, темже любовию память твою совершаем.

Богородичен: Удивила еси воистину ныне на нас благодеяния и милости Твоя, Владычице, темже славим многое милосердие Твое.

Седален:

Блажен ты, иерарше Софроние, воистину и треблажен еси: совершенною прилепляяся к Богу любовию, и вся люди возлюбил еси, душу полагая за паству твою, бедствующим благодеяния творя, души напаяя смирением и покорением промышлению Божественному. Сего ради тя ублажаем.

Богородичен: Стена непобедимая нам, христианом, Ты еси, Дево Богородице, к Тебе бо прибегающе, невредими пребываем и, паки согрешающе, имамы Тя Молитвенницу. Тем, благодаряще, вопием Ти: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Песнь 4.

Услышах, Господи, славное Твое смотрение и прославих, Человеколюбче, непостижимую Твою силу.

Иерарше Божий, предстоя престолу Господа славы, молися убо мир даровати стране нашей и от всех лютых избавитися.

Тако просветися свет твой пред человеки твоими добрыми делы, имже явился еси в скорбех утешитель, болящим врачь благодатный, да, вси людие Иркутстии, прославим Отца Небеснаго, даровавшаго нам тебе, великаго чудотворца.

Духа Пресвятаго храм, отче, был еси, вмещая в себе Божественную Премудрость, на домостроительство Церкве Христовы и монашествующим на утверждение.

Богородичен: Удивляется вся земля и вси языцы чудятся, зряще многое Твое милосердие, Владычице, к стране нашей и роду христианскому, обаче неисправление наше верою ко благочестию премени.

Песнь 5.

Света Подателю и веков Творче, Господи, во свете Твоих повелений настави нас: разве бо Тебе, иного Бога не знаем.

Елицы во Христа крестихомся, людие Иркутския паствы, вкупе сошедшеся днесь, облекохомся в радость духовную, память святителя прославляюще.

Любве Христовы подражатель быв, вся наша братоненавидения умири, да, тобою в любви евангельстей споспешествуеми, благоговейно хвалим тя.

Непреоборимь явился еси в деле Господни, Софроние, во всем покаряяся воли Его святей, нимало не взирая на человеков негодования, поя всегда: разве Тебе иного Бога не знаю.

Богородичен: Божественным Твоим сиянием, Благая, исцели наша страсти, яже от невнимания нам приходят: молит Тя о сем и святый Софроний.

Песнь 6.

В бездне греховней валяяся, неизследную милосердия Твоего призываю бездну: от тли, Боже, мя возведи.

Явися паки благодать спасительная пастве Иркутстей в прославлении, блаженне, памяти твоея, не бо по грехом нашим воздадеся нам, но теплаго молитвенника обретохом, чтущии память твою.

Пастыря тя добраго вемы, добре стадо свое упасшаго, и ныне паству твою в вере и единомыслии сохрани, во еже пребыти нам в союзе любве и мира и достойным быти вечныя любве.

Напитал еси алчущия правды пищею небесною: хлеб бо ангельский бысть слово твое, Софроние, изымая от пленения греховнаго души чад твоих и ко Христу тех приводя.

Богородичен: Трепетом содержими есмы, Благая, ужасают бо нас ловления лукаваго, но Ты, Владычице, от бездны греховныя нас возведи.

Кондак:

Соименнаго целомудрию иерарха, изрядное Церкве Иркутския украшение, отца нашего святителя Софрония любовию восхвалим, вси вернии, той бо есть хранитель града и страны сея и молитвенник о душах наших.

Икос:

Целомудрия добротами уязвився, святителю, невозвратным желанием последовал еси Сотворшему тя, всяко плотское наслаждение возненавидел еси и яко иное солнце Иркутстей пастве возсиял еси, тем и Христос даром тя чудес обогати. Поминай нас, чтущих пресветлую память твою, да зовем ти: радуйся, архиерейскаго сана удобрение; радуйся, града Иркутска духовное украшение; радуйся, полуденныя страны Российския прозябение; радуйся, полунощныя страны Сибирския похвало; радуйся, чудес не умаливый в опалении мощей твоих; радуйся, носяй венец правды в небеснем Царствии. Радуйся, Софроние богомудре, молитвенниче о душах наших.

Песнь 7.

Богопротивное веление беззаконнующаго мучителя высок пламень вознесло есть: Христос же простре Богочестивым отроком росу духовную, Сый Благословен и Препрославлен.

Радости исполняемся, людие града Иркутска, сошедшеся на честное прославление твое, да единеми усты и сердцем Троицу Единосущную, тя прославльшую, почтим, Ейже ты, святителю, предстоиши, моляся о душах наших.

Отче, святителю Софроние, предстоя на небесех, не забуди нас, долу сущих: от всякия находящия напасти сохрани, вся раздоры и брани умири, да прочее время живота нашего безпечальни пребудем, ограждаеми молитвами твоими.

Трисолнечный Свет почил есть в тебе, святителю Софроние, пресветлую свещу показа тя людем Своим, целебника и врача безмездна, поющим Господеви: Сый благословен и препрославлен.

Богородичен: Мати Дево Препрославленная, угаси пещь страстей наших милосердием Твоим, да воспоем Тя во веки со избранными Твоими.

Песнь 8.

Пещь иногда огненная в Вавилоне действа разделяше, Божиим велением халдеи опаляющая, верныя же орошающая, поющия: благословите вся дела Господня Господа.

Славы, яже от человек, восприяти не восхотев, Божиим произволением честныя мощи твоя огненным запалением пременил еси, да точию от Христа Бога прославишися, научая нас не земнаго, но небеснаго Царствия желати, егоже улучити чаем молитвами твоими.

Яко луч света Христова возсиял еси в стране Сибирстей, святителю блаженне Софроние, просвещая всякаго грядущаго путем евангельским, да, светом твоим озаряеми, не заблудим в пути греховнем и вечнаго Света достигше, вкупе с тобою жизнь вечную наследуем.

Апостола втораго Сибири, Софрония, прославим, непорочному житию его последуим и, вся греховная злопомнения отринувше, зовем: радуйся, Софроние, града нашего заступление.

Богородичен: Свят воистину день сей, в оньже собра нас Мати Божия прославити угодника Своего Софрония, во храме Ея почивающаго и чудесы своими пети нас побуждающаго: благословите, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9.

Безначальна Родителя Сын, Бог и Господь, воплощься от Девы, нам явися, омраченная просветити, собрати расточенная, тем Всепетую Богородицу, величаем.

Веру соблюде, течение сконча, прочее дадеся тебе венец в Царствии Христове. Утверди и нас, маловерием колеблемых, да не будем неверни, но верни, и, взирающе на честный образ твой, спасение улучим.

Иже с верою призываху тя, угодниче Божий, велию благодать получиша, являешибося в скорбех житейских утешитель, в печалех помощник, недуг многообразных целитель, от всяких бед и зол избавитель: но не остави чудотворною помощию нас, память твою верою чтущих.

Мыслию твоею к вечным и нетленным устремился еси, вся же земная отринул еси. Помози и нам, наставниче дивный, взыскати правды и Царствия Божия, да в час смертный христианския кончины сподобимся и вкупе с тобою лицезрети Господа славы достойни будем.

Богородичен: Ангелов Царицу, архиерейскаго, пресвитерскаго и монашескаго чина Владычицу и всего рода христианскаго Покровительницу, приидите, вси, восхвалим и поклонимся Ей, Та бо неложно обещася быти нам Помощница до скончания века.

Светилен:

Свет Христов богатно в тя вселися, премудре Софроние, да, предуготовав чистотою душу твою, сотворит тя наследника Царствия небеснаго и молитвенника о душах наших.

Богородичен: Сладосте ангелов, святителей и преподобных радование, христиан всех Предстательнице, Дево Мати Господня, заступи нас и избави от вечных мук.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *