Святой франциск ассизский

Франциск Ассизский и Францисканский орден

Итальянец Джованни Бернардоне происходил из зажиточной купеческой семьи. Получив хорошее образование, он вел образ жизни, который соответствовал его сословию. По преданию, Джованни однажды проезжал мимо прокаженного, когда внезапный порыв сострадания к ближнему заставил его подойти и поцеловать больного. Джованни решил отказаться от мирских благ и посвятить свою жизнь добрым делам. Он дал обет полной бедности и стал нищим отшельником. Он отказался от владения любым имуществом, не брал в руки денег. С 1206 года Франциск из Ассизи (1181 – 1226) стал проповедовать евангельскую бедность. Отшельническая молитва уступила место проповеди, и именно это стало самым важным в его деятельности, принеся будущему святому всемирную славу.

Странствующий проповедник Франциск Ассизский побывал во Франции, Испании, Египте, Палестине. Он взвел бедность в положительный идеал, вытекающий из идеи следования примеру бедного Христа. Франциск заменил монаха отшельника, монаха монастырского миссионером, отрекшимся от мира, но оставшимся в миру, призывая его к покаянию и добру. Франциск сострадал, но не скорбел. Его обаятельная, поэтическая и жизнерадостная натура, видевшая живую душу во всем живущем, существующем, растущем, преобразовывала сострадание в сочувствие любви. Все явления одушевленной и неодушевленной природы Franciscus Assisiensis называл братьями и сестрами. Образ бедного и страдающего Христа был содержанием его жизни и направлением его деятельности. Сам покаянием отрекшись от мира, Франциск призывал к покаянию людей. Его покаяние соединялось с глубоким смирением. Франциск никого никогда не осуждал и призывал к евангелическому совершенству. Его деятельность поднимала и усиливала религиозный энтузиазм народа, жившего в тяжелейших условиях постоянной борьбы за существование, за выживание в условиях войн и постоянных конфликтов Средневековья.

В 1207-1209 годах вокруг Франциска сложился круг соратников. В Риме с Франциском из Ассизи встретился папа Иннокентий III, который проницательно оценил искренность и крепость его веры. Папа утвердил создание ордена францисканцев, которые должны были стать монахами со своим уставом и подчиняться Святому Престолу. Иннокентий III признал за францисканцами право на проповедование бедности. Он принял их на службу церкви, взял с Франциска обет послушания Ватикану и дал его соратникам тонзуру, сделав их монахами. Небольшие миссии францисканцев разошлись по всему миру с проповедями. Ежегодно в Троицу миссии возвращались к шалашу Франциска у часовни Порцинкулы, где строили и свои шалаши. Сборы членов ордена францисканцев стали называться генеральными капитулами. В 1219 году у Франциска собрались уже пять тысяч братьев.

Франциск возражал против того, чтобы у францисканцев были церкви и монастыри. В 1219 году он совершил путешествие на Восток, где проповедовал турецкому султану. Вернувшись, Франциск увидел первый построенный монастырь своего ордена. Папа уговорил его уступить.

Франциск Ассизский в совете с соратниками написал устав своего ордена, который 29 ноября 1223 года был утвержден буллой папы Гонория III «Solet annuere». Оригинал «Окончательного устава» дошел до наших дней и хранится в монастыре в Ассизи:

«Епископ Гонорий, раб рабов Божьих, возлюбленным сынам, брату Франциску и другим братьям из Ордена Братьев Меньших шлю приветствие и апостольское благословение. Всегда снисходит апостольский престол к благочестивым мольбам и достойным желаниям просящих о даровании благосклонности. Поэтому, возлюбленные сыны в Господе, склонившись к вашим благочестивым мольбам, Устав нашего Ордена нашей апостольской властью утверждаем.

1. Во имя Господа!

Устав и жизнь Братьев Меньших таковы: соблюдать святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа, живя в послушании, без собственности и в чистоте. Брат Франциск обещает послушание и почтение господину папе Гонорию и законным его преемникам, и Римской церкви. Прочие же братья обязаны подчиняться брату Франциску и его преемникам.

2. О тех, кто хочет принять эту жизнь, и каким образом они должны быть приняты.

Если кто захочет принять эту жизнь и придет к нашим братьям, пусть отошлют его к министрам своих провинций, которым только и дается позволение принимать братьев, и никому другому.

Министры должны усердно расспросить их о католической мере и церковных таинствах. Если они верят во все это и хотят это верно исповедовать и неуклонно соблюдать до конца и не имеют жен, дав обет воздержания, пусть подойдут, продадут все свое и раздадут бедным. Затем пусть они облачаться в рубище испытуемых, в две рясы без капюшона и веревку на пояс и штаны. По окончании года испытания они должны быть приняты в послушание, пообещав всегда соблюдать такую жизнь и устав. Ни в коем случае нельзя будет им выйти из этого ордена, корме как по решении Папы, потому что, по святому Евангелию, никто, возложивший руку на плуг и озирающийся назад, не надежен для Царства Божия. Кто вынужден необходимостью, может носить обувь. И все братья пусть одеваются в скромные одежды.

3. О божественном служении и посте, и как братья должны идти в мир.

Священники пусть совершают службе Божью по чину Римской церкви, за исключением Псалтыри, в которой могут делать сокращения. Монахи же пусть читают «Отче наш» двадцать четыре раза в заутреню, пять – в утреню, в часы – семь, на вечерне – двенадцать, на повечерии – семь. И пусть постятся от праздника Всех Святых до Рождества Господня. Пусть соблюдают другой пост четыредесятницы до Воскресенья Господня. В другое же время не обязаны поститься, кроме пятницы.

Прошу, молю и убеждаю братьев моих в Господе, чтобы, когда будут в миру, не затевали ссор и словесных схваток, не осуждали бы других. Но были бы мягки, миролюбивы и скромны, покорны и кротки, беседовали бы со всеми, как положено, подобающим образом. В какой дом войдут, пусть сначала скажут: «Мир дому сему». И по святому Евангелию, пусть вкушают от всякой пищи, какую им предложат.

4. О том, чтобы братья не принимали денег.

Настоятельно велю всем братьям, чтобы никаким образом не принимали никаких денег ни для себя, ни для другого лица. Однако пусть министры, и только они, для нужд больных и для того, чтобы одеть других братьев, через духовных друзей пусть возьмут на себя заботу о соответствии с местом и временем и нахождением в холодных местностях, как им покажется необходимым оснаститься. И пусть соблюдается всегда то условие, чтобы, как сказано было, денег никаких не принимали.

5. О работе.

Те братья, кому Господь дал благодать работать, пусть благочестиво работают, но так, чтобы, лишившись враждебного душе досуга, не угасили бы дух святой молитвы и благочестия, которому должно быть посвящено все преходящее. Из платы же за работу пусть возьмут необходимое для телесных нужд себе и своим братьям, кроме денег, и то смиренно, как подобает рабам Божиим.

6. О том, чтобы братья ничего не присваивали себе, и о сборе милостыни.

Братья пусть ничего не присваивают себе, ни дом, ни поместье, ни что другое. Словно странники в этом мире, в бедности и смирении Господу служащие, пусть без смущения ходят за подаянием, и не следует им стыдиться, потому что Господь ради нас сделался бедным в этом мире. Где бы ни были и ни находились братья, пусть считают друг друга членами одной земли. Пусть безбоязненно открывает один другому свою нужду, потому что, если мать питает и любит сына своего во плоти, насколько больше должен каждый любить и питать брата своего духовного? И если кто их них впадает в немощь, другие братья должны ему служить, как хотели бы, чтобы им самим служили.

7. О епитимии, налагаемой на согрешивших братьев.

Если кто из братьев по наущении врага совершит смертный грех, то за те грехи, братья должны последовать к министрам без промедления. Сами же министры пусть с состраданием наложат на них епитимью через посредство других священников ордена, как им с Божьей помощью лучше покажется все устроить. И должны опасаться, чтобы не гневались и не смущались из-за греха другого, потому что гнев и смущение в себе и в других прогоняют любовь.

8. Об избрании генерального министра этого братства и о капитуле Пятидесятницы.

Все братья должны всегда иметь в качестве генерального министра и слуги всего братства одного из братьев этого ордена и строго его слушаться. Если он умрет, выбор преемника должен быть совершен провинциальными министрами и кустодами на капитуле в Пятидесятницу. И так раз в три года или в другой срок, как распорядится генеральный министр.

Если когда-нибудь большинство провинциальных министров и кустодов, признает, что вышеупомянутый министр не способен служить и быть полезным для всех братьев, то те братья, которые имеют право выбора, должны во имя Господне избрать себе другого генерала.

9. О проповедниках.

Пусть братья не проповедуют в епархии епископа, если он запретил это. И ни один из братьев ни в каком случае пусть не отваживается проповедовать народу до тех пор, пока не будет проэкзаменован и испытан генеральным министром этого братства и не получит от него обязанность проповедования. Напоминаю братьям, чтобы в проповеди, которую они произносят, слова их были продуманы и просты на пользу почитание народу, чтобы говорили им о пророках и добродетелях, о каре и славе в кратких словах, ибо немногословен был Господь на земле.

10. Об увещевании и исправлении братьев.

Братья, являющиеся министрами и слугами прочих братьев, пусть посещают и убеждают своих братьев и кротко и с любовью пусть исправляют их, не предписывая им ничего против совести и нашего Устава. Подчиненные же братья пусть помнят, что для Бога они отреклись от собственной воли. Настоятельно советую им, чтобы повиновались своим министрам во всем, что обещали Богу соблюдать и что не против совести и нашего устава. Убеждаю и призываю в Господе, чтобы береглись братья всякой гордости, тщеславия, зависти, любостяжания, заботы и волнений этого мира, злословия и роптания, и чтобы не стремились не знающие грамоты обучиться. Пусть помыслят, чтоб более всего должны желать иметь Дух Господен и Его святое действие в себе, молиться Ему всегда с чистым сердцем и исполниться смирения, терпения в гонении и немощи и любить тех, кто нас преследует, и осуждает, и уличает, потому что говорит Господь: «Любите врагов ваших и молитесь за обижающих вас и гонящих вас».

11. О том, чтобы братья не посещали женские монастыри.

Строго приказываю всем братьям, чтобы не имели подозрительных свиданий и разговоров с женщинами.

12. Об идущих к арабам, сарацинам и другим неверным.

Кто бы из братьев по божественному вдохновению ни захотел пойти к сарацинам или другим неверным, пусть прежде попросит разрешения у своих провинциальных министров. Министры же пусть никому не дают такого разрешения, кроме тех, которых они сочтут способными для этой миссии.

Никому из людей нельзя отменить этот документ, нами утвержденный, либо в безумной дерзости пойти против него. Если же кто дерзнет посягнуть на это, испытает на себе гнев Бога всемогущего и святых Петра и Павла, апостолов Его».

В своей деятельности Франциск не имел себе равных, творя добро, как всем казалось, без всяких усилий. Он стал основателем нового духовного движения, предопределившего дальнейшие пути западного монашества. Теперь монахи говорили с народом не только с помощью самоусовершенствования и духовных подвигов, но и с помощью проповеди, и миссионерства. Искусство раннего Возрождения было основано на духовности Франциска Ассизского, его поэтическом даре, непосредственной любви ко всему живому и неживому. Последние три года жизни, с 1223 по 1226 годы, Франциск не стал занимать никаких должностей в ордене. Он был канонизирован уже через два года после смерти. В 1218 году в ордене францисканцев было несколько десятков человек, в 1226 году – более десяти тысяч членов.

Генеральный министр и выдающийся организатор францисканского ордена Илия Кортонский, друг папы Григория IX, создал четкую иерархию Братьев Меньших. Он разделил Европу на миссионерские провинции, создал францисканские школы, построил много монастырей и церквей, начал строительство величественного храма на родине святого Франциска в Ассизи. Братья францисканского ордена проповедовали и занимались миссионерской деятельностью «в землях сарацин, язычников, греков, болгар, куман, эфиопов, сирийцев, иберийцев, алан, катаров, готов, зихоров, руссов, якобитов, нубийцев, несториан, грузин, армян, индийцев, московитов, татар, мадьяр». Римская католическая церковь увидела в деятельности францисканцев высшее понимание христианства.

Братья Меньшие были тесно связаны с римской курией. Францисканцы часто сталкивались с местными епископами и приходским священством и Ватикан всегда покровительствовал ордену. Францисканцы стали пользоваться огромной популярностью и орден получал много пожертвований со стороны светского общества, на которые строил монастыри, больницы, школы, приюты.

Из привилегий, данных ордену, главной было право проповеди и совершения таинств. Проповеди Братьев Меньших проникали во все слои населения. Они активно боролись с противниками Ватикана. Францисканцы, как и доминиканцы, начали играть важную роль в работе инквизиции, боровшейся с ересями. В 1256 году папа Александр IV дал ордену право свободного проповедования в европейских университетах. На кафедрах славнейших учебных заведений францисканцы оказали большое влияние на развитие филососфии, точных и естественных наук. Святые Антоний Падуанский и Бертольд Регенсбургский своими великолепными проповедями собирали десятки тысяч слушателей по всей Европе. Во главе посольств Ватикана к монгольским ханам в глубине Азии стояли францисканцы Плано Карпини, Гильом Рубрук и Бартоломей Кремонский. Братья Меньшие проповедовали в Китае, Тибете, Иерусалиме, в котором построили свой монастырь, в Боснии, Сербии, Болгарии, Литве, по всей Европе.

В 1260 году новый руководитель францисканского ордена святой Бонавентура, котрого называли вторым основателем братства, на генеральном капитуле принял «Норбоннские конституции». Было осуждено чрезмерное увлечение бедностью. Большие францисканские монастыри выводились из-под власти епископа, в епархии которого находились. Создавалась сеть францисканских школ и кафедр в университетах. Святой Бонавентура, написавший много теологических сочинений, в 1273 году был возведен в сан кардинала Римской католической церкви. Он разработал фундаментальную иерархию устройства мира. В церковную иерархию входили народ – чиновники – государи – младшие клитики – священники – папы – монахи монастырей с общежительным уставом – монахи созерцательных орденов (францисканцы) – святые подвижники (святой Франциск). Внутренняя иерархия включала возвещение – наставление – ведение – упорядочение – укрепление – повелевание – поддерживание – откровение – помазание. В небесную иерархию входили ангелы – архангелы – начальства – власти – силы – господства – престолы – херувимы – серафимы.

В конце XIII века в ордене францисканцев образовалось два течения, по-разному реализовавшие заветы святого Франциска, его отношения к бедности и к строгости соблюдения устава.

Францисканцы, занимавшиеся изучением и пропагандой трудов Иоахима Флорского, стали называться спиритуалами, «мужами духа». Во главе спиритуалов, сосредоточившихся в Италии и Южной Франции, стоял Петр Олива. Он разработал идею постепенного развития церкви, проходящей через семь стадий, или эпох. Последняя эпоха будет благодатным царством Святого Духа, предвестником которого является Францисканский орден. Конвентуалы, осуждавшие иоахимизм, составляли второе течение в ордене.

Римский папа Климент V декларацией 1311 года пытался примирить обе группы, но безуспешно. В 1328 году спиритуалы были отлучены от церкви папой Иоанном XXII. В XV веке конвентуалы и новые «строгие» обсерванты, разделились как бы на два ордена. В 1517 году булла папы Льва X «Ite vos» окончательно закрепило разделение ордена на две ветви, за которыми осталось общее название францисканцев. В 1528 году из обсервантов выделились знаменитые капуцины.

Французская революция, реформа императора Иосифа II, секуляризация монашеских земель при Наполеоне в начале XIX века, сильно уменьшили количество францисканских монастырей и монахов. Много Братьев Меньших переселилось в Англию и США.

Францисканцы – влиятельный католический орден, возглавляемый генералом, избираемым на шесть лет. В нем в конце XX века насчитывалось более тридцати тысяч монахов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Святой Франциск Ассизский — покровитель Италии

Жизнь и деяния этого великого итальянца увековечены каноном Католической церкви и легендами. Его именем назван город Сан Франциско в Соединенных Штатах, ему поклоняются миллионы верующих по всему миру. Италия избрала его своим Святым Покровителем, а город Ассизи, в котором он родился, стал особым итальянским городом, своего рода символом добродетели и веры.

Джованни ди Пьетро Бернардоне родился зимой 1182 года в семье купцов. Его отец Пьетро ди Бернардоне и мать Мадонна Пика торговали специями, шелковыми тканями и считались одной из самых зажиточных семей города Ассизи в провинции Перуджи, Умбрия. Когда мальчик родился, отца не было в городе и мать решила назвать его Джованни. Вернувшись, отец тут же переименовал ребенка, дав ему имя Франческо. Его имя в народе — il Poverello di Assisi, что тесно связано с историей и традициями Италии тех времен. Poverello в данном случае означает не бедняк или бедняга, а «преисполненный сочувствия к бедным, такой же, как бедные».

В 1204 году Франческо участвует в войне между Перуджей и Ассизи и попадает в плен. Именно год в плену коренным образом изменил мировоззрение молодого человека.

Возвратившись домой в 1205 году, он посвящает себя благотворительности, лечению прокаженных и восстановлению церквей в городе. Наступает неизбежный конфликт с отцом, который официально лишает его прав наследства. Франческо покидает Ассизи и возвращается три года спустя, но с двенадцатью единомышленниками, которые впоследствии станут первыми членами будущего Францисканского ордена. В 1210 г. папа Инокентий III официально признает орден. К нему чуть позже присоединяется орден Клары Ассизской, так называемый Клариссе.

В 1219 году Франциск отправляется с миссией в Египет. Ему не удается убедить султана в христианской вере и собрать единомышленников, однако его речи производят огромное впечатление. По возвращению домой он узнает, что в основанном им францисканском ордене начались серьезные тяжбы и разногласия. Он уходит и создает новый, третий Францисканский Орден в 1224 году.

Между тем, состояние здоровья Франциско резко ухудшается, он теряет зрение и с трудом передвигается самостоятельно. Его сердце перестает биться в 1226 году. Но его благодеяния, молитвы и проповеди, его мысли о единстве человека и природы пережили столетия.

Франциск Ассизский был канонизирован в 1228 году папой Григорием IV. Его могила находится в Крипте Нижней Базилики в Ассизи.

LiveInternetLiveInternet

  • Архитектура (335)
  • Дворцы, замки и крепости (146)
  • Классика (11)
  • Модерн (16)
  • Мосты (3)
  • Театры и музеи (5)
  • Храмы мира (87)
  • Рассказы о живописи и картинах (93)
  • Аудиокниги (25)
  • Великие истории и письма о любви (47)
  • ГУЛАГ И ГОЛГОФА (78)
  • История и документы (18)
  • Люди и судьбы (53)
  • Палачи и стукачи (1)
  • Деткам (15)
  • Диссиденты (49)
  • Еврейская тема (127)
  • ЖЗЛ (779)
  • Артисты и режиссеры (67)
  • Музыканты и композиторы (43)
  • Общественные деятели и герои (41)
  • Писатели и поэты (260)
  • Ученые и философы (34)
  • Художники и скульпторы (185)
  • Забытые имена (46)
  • Здоровье (91)
  • Интересно! (26)
  • Искусство (1882)
  • ХХ век (45)
  • Американское искусство (36)
  • Ювелирные изделия (5)
  • Картина в деталях (2)
  • АРТПРОСВЕТ (13)
  • Братство прерафаэлитов (42)
  • Вернисаж одной картины (190)
  • Густав Климт (23)
  • Импрессионизм (69)
  • Картина дня (136)
  • Классическая живопись (217)
  • Модернизм (43)
  • Музеи мира (25)
  • Натюрморт (142)
  • Пейзаж (117)
  • Портрет (165)
  • Русский авангард (54)
  • Русское искусство (165)
  • Скульптура (56)
  • Современная живопись (376)
  • Японское, китайское и корейское искусство (32)
  • Истории и письма о любви (29)
  • История вещей (6)
  • История и экономика (38)
  • Как прекрасен этот мир, посмотри (57)
  • Кино (80)
  • Кулинария (199)
  • Легенды и мифы (17)
  • Сказки (3)
  • Литература (1163)
  • Актуальная поэзия (97)
  • Воспоминания, письма и эссе (6)
  • 100 лет — 100 книг русской литературы XX-го века (3)
  • Воспоминания (69)
  • Календарь литературных преследований (29)
  • Любимые стихотворения (37)
  • Поэзия (399)
  • Поэзия и живопись (140)
  • Поэзия серебряного века (219)
  • Проза (65)
  • Шедевры мировой поэзии (39)
  • Мудрость (270)
  • Музыка (639)
  • Балет (23)
  • Инструментальная музыка (22)
  • Музыкальные открытки (74)
  • Опера (5)
  • Современная музыка (399)
  • Французский шансон (4)
  • Мультипликация (4)
  • Невыдуманные истории (8)
  • Оформление дневника (103)
  • Полезные советы (7)
  • Природа (192)
  • Драгоценные камни (1)
  • Животные (5)
  • Пейзажи (14)
  • Птицы (10)
  • Сады и парки (71)
  • Цветы (31)
  • Путешествия (709)
  • Германия (13)
  • Аргентина (2)
  • Швейцария (1)
  • Непал (1)
  • Бразилия (3)
  • Европа (341)
  • Израиль (7)
  • Индия (12)
  • Италия (37)
  • Китай (38)
  • ОАЭ (3)
  • Россия (19)
  • США (31)
  • Таиланд (10)
  • Украина (13)
  • Франция (55)
  • Чили (2)
  • Япония (49)
  • Репрессированная литература (9)
  • Современность (49)
  • Страницы истории (27)
  • Театр (22)
  • Фантазия (16)
  • Фотографии (450)
  • Редкие фотографии (19)
  • Фото дня (220)
  • Фотопрогулка (77)
  • Фототерапия (16)
  • Юмор (77)

12 3 4 5 6 7 …34

Гилберт Кийт Честертон

Святой Франциск Ассизский

ВВЕДЕНИЕ

ГИЛБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН И ЕГО ТРАКТАТЫ

Вероятно, почти все признают Честертона классиком английской литературы, хотя бы классиком детектива. Читают его много, знают — мало и потому все еще удивляются, что писал он не только о католическом священнике, отце Брауне, чье священство нередко воспринимается как условность, но и о католических святых, и о христианстве вообще. После этой книги, видимо, удивляться будет трудно — в ней собраны его трактаты, которые, надеюсь, говорят сами за себя. Пересказывать их не стану; и здесь лишь попытаюсь предостеречь от недоразумений, постоянно возникающих, когда речь идет о Честертоне.

Внешне и житейская, и литературная судьба Честертона очень счастлива. Родился он в уютной и просвещенной семье 29 мая 1874 года, учился в одной из старейших и лучших школ, в 25—26 лет стал необычайно популярен, писал много, умер легко. Он был рассеянным и добрым, огромным и неуклюжим; его сравнивали с Рождественским дедом. Когда ему было 34 года, он написал «Ортодоксию», книгу о правоверии — наверное, одну из самых радостных книг нашего века.

Можно тут же описать и «второй план» — в отрочестве, юности и ранней молодости он невыносимо страдал от духа времени, лишенного надежды, любви и веры, и от собственного душевного мрака; всю жизнь хворал; на пятом десятке стал смертельно терять популярность и к концу жизни был если не посмешищем, то одиноким пророком. Некоторые критики полагают, что ему лучше было бы умереть в 1914 году. Он тяжело и странно болел, долго был без сознания, и можно сказать, что эта болезнь разделила его жизнь надвое.

Ему было ровно 40 лет. Шоу написал тогда, что возраст этот — роковой для великих людей, чаще всего они умирают. Скорее, такой возраст — 37; но не в этом дело, все тут тайна. Честертон как будто и впрямь умер. До этого он был веселым любимцем англичан, почти все лучшее (из романов и рассказов) написал, всех непрестанно смешил и сам вроде бы непрестанно веселился. Он сочувствовал либералам, до 1909 года — очень активно. У него было только одно несчастье, незадолго до болезни: его младший брат Сесил, известный и смелый журналист, попытался обличить фирму Маркони, которая получала выгодные заказы, тайно ссужая высоких чиновников деньгами, и потерпел полную неудачу. Для старшего брата это было, быть может, еще большим ударом, чем для него.

Началась первая мировая война. Честертон тяжело заболел. Сесил ушел на фронт, потом погиб. Лет за шесть Гилберт Кийт не написал ничего, равного прежним его эссе и рассказам; романов и трактатов вообще в это время не было. Позже, в 20-е годы, вышел новый сборник рассказов об отце Брауне и сборник о другом «сыщике-любителе», Хорне Фишере. Герой его — очень грустный человек, совершенно разуверившийся в том, что политика, да и общественная жизнь, может быть мало-мальски честной.

Стал ли грустным Честертон? Одни пишут, что он стал мудрым, другие — что он стал жалким. Кто бы ни оказался прав (скорее всего и те, и эти), уже не он бросал вызов миру; мир от него отвернулся. Конечно, он оставался живым классиком или на худой конец чем-то вроде полуклассика. Веселил он меньше, меньше и веселился. Он радовался, но радость, особенно в его системе ценностей, ничуть не противопоставлена печали.

То, чему он радовался, уже никак не относилось к «веку сему» — ни к общественной жизни, ни к идеям, ни к проектам. Надежды он ничуть не потерял, но надеялся только на очень простые, частные вещи, связанные не с человечеством, а с человеком.

Третьим, самым важным планом его жизни была несокрушимая, благодарная радость. С той минуты, как юношеский мрак сменился постоянным ощущением чуда, он этой радости не терял и написал о ней перед смертью, в последней главе своей биографии (этой главой, такой важной для него, кончается и наш сборник).

Англия же в то время вступила в ту полосу всезнайства, все отрицания и вседозволенности, последствия которой мир еще и сейчас не расхлебал. На что ей был набожный Честертон, верящий в крестьянство, в природу, в семью, в мужество и целомудрие? Католики хвалили его. Читатели же — не его любимые «common people» (простые, обычные люди), а, по его словам, «те, кто живет среди книг и трибун», — с некоторым презрением удивлялись ему.

Как говорил он сам, случилось так потому, что люди догадались — он пишет всерьез. Этого никогда не любят, а уж в 20-х годах XX века это было совсем не ко времени. Вызов, который он бросал миру, наконец поняли — и ответили удивленным пренебрежением. И тут вышла книга, которую считают лучшей апологией нашего столетия, — «Вечный человек».

Конечно, так считают католики, надеюсь — вообще христиане. Еще в 60-х годах, когда ее стали читать у нас, она удивляла «ненаучностью». Не будем спорить о том, так это или не так, — смысл ее вообще не в этом, — но ведь культ науки был и в 60-х годах, и в 30-х. Словом, ни этот трактат, ни другой, о Фоме Аквинском (1933), не изменили того отношения к Честертону, о котором мы только что говорили — скорее способствовали разочарованию.

Умер он сравнительно рано, всего шестидесяти двух лет, 14 июня 1936 года. Роналд Нокс, священник и критик, написал на его смерть несложный сонет. Приведу эти стихи, чтобы показать, каким был Честертон для своих искренних почитателей:

«Со мной он плакал», — Браунинг сказал,
«Со мной смеялся», — Диккенс подхватил,
«Со мною, — Блейк заметил, — он играл»,
«Со мной, — признался Чосер, — пиво пил»,
«Со мной, — воскликнул Коббет, — бунтовал»,
«Со мною, — Стивенсон проговорил, —
Он в сердце человеческом читал»,
«Со мною, — молвил Джонсон, — суд вершил».

А он, едва явившийся с земли,
У врат небесных терпеливо ждал,
Как ожидает истина сама,
Пока мудрейших двое не пришли.
«Он бедных возлюбил», — Франциск сказал,
«Он правде послужил», — сказал Фома.

Ключ к сонету прост — именно об этих людях у Честертона есть книги (о докторе Джонсоне — пьеса). Известней всего — книга о Диккенсе (1906). Книги о «двух мудрейших» читатель найдет в этом сборнике. Вторую из них ценили многие томисты XX века. Создан «Святой Фома Аквинский» незадолго до смерти, Честертону было трудно писать, он диктовал, и секретарь его Дороти Коллинз рассказывала, что он говорил ей: «Давайте-ка поделаем Томми!» Книга очень неровная, но — как почти всегда у Честертона — некоторые абзацы, а порой и страницы с лихвой искупают ее недостатки. «Святой Франциск» ровнее, он написан (не надиктован) раньше, в 1923 году, вскоре после того как Честертон и формально стал католиком.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *