Святой лев катанский

Икона Святителя Льва Катанского — именная икона мужчин по имени Лев. День памяти установлен Православной Церковью 20 февраля/5 марта.

Святитель Лев, епископ Катанский, всю свою жизнь отдал упрочению и распространению христианской веры в Византии. Прославился преподобный Лев своей добротой и милосердием, христианской любовью к нищим и странникам, готовностью помочь каждому. Молитвенное обращение к святителю Льву Катанскому помогает от воздействия темной силы, исходящей от колдунов и экстрасенсов.

Молитва перед иконой Святителя Льва, епископа Катанского, помогает от всяких действий, связанных с нарушением душевного равновесия, с чародейством, колдовством, и других действий темных сил. Также молитва святителю способствует исцелению от различных болезней, о чем свидетельствуют исторические источники, сохранившие описание его жития.

Святитель Лев прославился тем, что выступал за иконопочитание, за это был изгнан с епископской кафедры византийским правителем-иконоборцем. Несколько лет он скитался по горам Неброди, на севере острова, охраняемый своей паствой. Добравшись до Рометты, он устроил себе пещеру и подвизался там в молитве и посте. Через много лет, после смерти своего преследователя, он вернулся на свою епископскую кафедру и с большим усердием выступал за почитание икон.
Жизнь святителя Льва – пример истинной веры, когда все происходит, как сказано: «Ополчится Ангел Господень вокруг боящихся Его и избавит их» (Пс. 33). Победа преподобного Льва над волхвом Илиодором – подтверждение того, что последовательные действия в служении Богу никогда не остаются незамеченными и получают чудесную Божественную поддержку как свидетельство Господней любви и защиты преданных и сердечно служащих ему. Так что доверьтесь молитвам святого Льва, епископа Катанского, о Вас: если Вы прибегнете к его помощи, заподозрив, что кто-то желает Вам недоброго и призывает себе в услужение силы с другой, темной стороны, все у Вас образуется. Он, уничтоживший чародея в земной своей жизни, творящий чудеса от своих честных мощей, спустя много веков после ухода стоит ныне у престола Божия и через иконный образ свой станет опорой и поддержкой каждому, кто придет к нему с молитвенной просьбой, идущей от искреннего и доверяющего сердца.

Тропарь преподобному Льву, епископу Катанскому, глас 4-й
Правило веры и образ кротости, воздержания учителя, яви тя стаду твоему, яже вещей истина, сего ради стяжал еси смирением высокая, нищетою богатая, отче Льве, моли Христа Бога спастися душам нашим.
Кондак, глас 8-й
Якоже светильника превелика, Церковь имать, всеблаженне, тебе, паче солнца сияюща, юже твоими молитвами сохрани, блаженне, непобедиму, и непоколебиму от ереси всякия, и нескверну, яко приснопамятный.

>именные иконы

Святые покровители носящих имя Лев

Святитель Лев, епископ Катанский
День памяти установлен Православной Церковью 20 февраля/5 марта.
Святитель Лев, епископ Катанский, всю свою жизнь отдал упрочению и распространению христианской веры в Византии. Прославился преподобный Лев своей добротой и милосердием, христианской любовью к нищим и странникам, готовностью помочь каждому. Молитвенное обращение к святителю Льву Катанскому помогает от воздействия темной силы, исходящей от колдунов и экстрасенсов.

Заказать икону Варианты иконы
Икона Святителя Льва, епископа Катанского
Иконописец: Юрий Кузнецов

Лев Оптинский, преподобный

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 11/24 октября.

Икона Святого преподобного
Льва Оптинского
Сергиев Посад. 2000 год

Первый Оптинский старец преподобный Лев (в миру Лев Данилович Наголкин) родился в 1768 году в городе Карачеве Орловской губернии. В молодости он служил приказчиком по торговым делам, объездил всю Россию, узнал людей всех сословий, приобрел житейский опыт, который пригодился ему в годы его старчествования, когда приходили к нему люди за духовными советами.
В 1797 году преподобный оставил мир и вступил в число братии Оптиной пустыни при игумене Авраамии, а через два года перешел в Белобережский (Орловской губернии) монастырь, где в то время настоятелем был иеромонах Василий (Кишкин), подвижник высокой духовной жизни.
В 1801 году послушник Лев был пострижен в мантию с именем Леонид, в том же году 22 декабря рукоположен в иеродиакона, а 24 декабря в иеромонаха. Живя в монастыре, он проводил дни в трудах и молитве, подавая пример истинного послушания. Однажды, когда отец Леонид только что вернулся с сенокоса, настоятель велел ему петь всенощную. Как был, усталый и голодный, отец Леонид пошел на клирос и вдвоем с братом пропел всю службу.
В 1804 году преподобный становится настоятелем Белобережской пустыни. До этого он недолго жил в Чолнском монастыре, где встретился с учеником молдавского старца Паисия (Величковского) отцом Феодором и стал его преданным учеником. Старец Феодор научил преподобного Льва, тогда еще отца Леонида, высшему монашескому деланию — умной молитве. С этого времени они подвизаются вместе. Через четыре года отец Леонид оставил должность настоятеля и удалился с отцом Феодором и отцом Клеопой в тихую лесную келию. Но духовные дары подвижников стали привлекать в их уединение все больше народу, и они стремясь к безмолвию, ушли в один из скитов Валаамского монастыря. На Валааме они прожили шесть лет. Но когда их высокая жизнь стала привлекать к себе внимание, они снова ушли, стремясь к безмолвию, на этот раз в Александро-Свирский монастырь. Там отец Феодор преставился в 1822 году.
В 1829 году преподобный Лев вместе с шестью учениками прибыл в Оптину пустынь. Настоятель, преподобный Моисей, зная духовную опытность преподобного Льва, поручил ему окормлять братию и богомольцев. Вскоре в Оптину прибыл и преподобный Макарий. Еще иноком Площанской пустыни он познакомился с преподобным Львом и теперь пришел под его духовное руководство. Он становится ближайшим учеником, сотаинником и помощником во время старчествования преподобного Льва.
Преподобный Лев обладал многими духовными дарованиями. Был у него и дар исцеления. Приводили к нему многих бесноватых. Одна из них как увидела старца, упала перед ним и закричала страшным голосом: «Вот этот-то седой меня выгонит: был я в Киеве, в Москве, в Воронеже, никто меня не гнал, а теперь-то я выйду!» Когда преподобный прочитал над женщиной молитву и помазал маслом из лампадки, горевшей пред образом Владимирской Богоматери, бес вышел.
Победа над бесами, конечно, была одержана преподобным Львом только после победы над своими страстями. Никто не видел его возмущенным от страшного гнева и раздражения, не слыхал от него слов нетерпения и ропота. Спокойствие и христианская радость не оставляла его. Преподобный Лев все время творил Иисусову молитву, внешне пребывая с людьми, внутренне всегда пребывал с Богом. На вопрос своего ученика: «Батюшка! Как вы приобрели такие духовные дарования?» — преподобный ответил: «Живи проще, Бог и тебя не оставит и явит милость Свою».

Старчество преподобного Льва продолжалось двенадцать лет и принесло великую духовную пользу. Чудеса, совершаемые преподобным, были бесчисленны: толпы обездоленных стекались к нему, окружали его, и всем им как мог помогал преподобный. Иеромонах Леонид (будущий наместник Троице-Сергиевой лавры) писал, что простой люд говорил ему о старце: «Да он для нас, бедных, неразумных, пуще отца родного. Мы без него, почитай, сироты круглые».
Не без скорби приближался преподобный Лев к концу своей многотрудной жизни, о близости которого имел предчувствие. В июне 1841 года он посетил Тихонову пустынь, где по его благословению начала строиться трапеза. «Не увижу я, видно, вашу новую трапезу, — говорил преподобный Лев, — едва ли до зимы доживу, здесь уже больше не буду». В сентябре 1841 года он начал заметно слабеть, перестал вкушать пищу и ежедневно причащался Святых Христовых Таин. В день кончины преподобного, 11/24 октября 1841 года, служили всенощную в честь памяти святых отцев семи Вселенских Соборов.
Лев I Римский, папа

Заказать икону

День памяти установлен Православной Церковью 18 февраля/3 марта.

Икона Святителя Льва Римского
Иконописец монахиня Иулиания (Соколова).
Сергиев Посад. 1950-1970 годы

Святитель Лев жил в V веке. Получив блестящее светское образование, все же выбрал путь служения Господу. Он стал архидиаконом при папе Сиксте III, а после его смерти сам был избран на папский престол. Он управлял Римской Церковью 21 год, с 440 по 461. Это было трудное для православия время, церковь раздирали изнутри различные еретические течения, варвары же угрожали Риму снаружи. И там, и там святитель Лев приложил немало усилий для сохранения мира, используя свой проповеднический дар. Он умел сочетать мягкость и сострадание пастыря с несокрушимой твердостью, когда вопрос касался вероисповедания. Погребен великий святитель в Ватиканском соборе в Риме. После него осталось богатое литературное и богословское наследие.

Лев (Церпицкий)

Митрополит Лев<tr><td colspan=»2″ style=»text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;»></td></tr>

<tr><td colspan=»2″ style=»text-align: center;»>Митрополит Лев после возведения в сан митрополита 8 января 2012 года</td></tr>

Митрополит Новгородский и Старорусский
(до 8 января 2012 года — архиепископ;
до 25 февраля 1995 года — епископ)

c 20 июля 1990 года
Церковь: Русская православная церковь
Предшественник: Сергий (Голубцов)

Епископ Ташкентский и Среднеазиатский

1 ноября 1987 — 20 июля 1990
Предшественник: Варфоломей (Гондаровский)
Преемник: Владимир (Иким)
Имя при рождении: Николай Львович Церпицкий
Рождение: 13 апреля 1946 (72 года)
село Залужье, Столбцовский район, Минская область, БССР, СССР
Принятие священного сана: 20 апреля 1975 года
Принятие монашества: 28 марта 1971 года
Епископская хиротония: 1 ноября 1987 года
Награды:

|

Митрополи́т Ле́в (в миру Никола́й Льво́вич Церпи́цкий; 13 апреля 1946, село Залужье, Столбцовский район, Минская область) — епископ Русской православной церкви; митрополит Новгородский и Старорусский; правящий архиерей Новгородской епархии, глава Новгородской митрополии. Почётный гражданин Великого Новгорода (2004).

Тезоименитство — 18 февраля / 3 марта (святителя Льва, Папы Римского).

Биография

Родился 13 апреля 1946 года в селе Залужье Столбцовского района Минской области Белоруссии в семье священника Льва Церпицкого (1916—1972). Его дед и младший брат также были священниками.

По окончании средней школы с 1966 по 1969 год служил в рядах Советской Армии.

В 1969 году поступил в Ленинградскую духовную семинарию.

28 марта 1971 года митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) был пострижен в монашество с именем Лев в честь святителя Льва, Папы Римского. 7 апреля того же года возведён в сан иеродиакона, 20 апреля — в сан иеромонах.

В 1972—1975 годы — личный секретарь митрополита Никодима (Ротова). Иногда по два раза в день летал с документами между Москвой и Ленинградом, за что, по воспоминаниям архимандрита Августина (Никитина), получил прозвище «аэромонах».

В 1975 году окончил Ленинградскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия (тема кандидатской работы: «Постановление II Ватиканского Собора „Конституция о богослужении“»).

В 1975—1978 годы проходил богословский курс в Папском Григорианском университете в Риме.

8 августа 1978 года возведён в сан архимандрита и в том же месяце в составе делегации Русской православной церкви присутствовал на погребении Папы Римского Павла VI, а в сентябре — на интронизации Папы Иоанна Павла I. В его присутствии на приёме у новоизбранного Папы скончался глава делегации митрополит Никодим.

С 14 октября 1978 года указом митрополита Ленинградского и Новгородского Антония (Мельникова) настоятель Крестовоздвиженского собора в Петрозаводске и благочинный храмов Олонецкой епархии. Одновременно читал курс лекций по сравнительному богословию в Ленинградской духовной семинарии.

С октября 1980 года — настоятель Воскресенского храма в Рабате (Марокко). С 1981 по ноябрь 1982 года являлся председателем Совета церквей Марокко.

В 1982—1983 годах работал в Отделе внешних церковных сношений в городе Москве.

С 13 октября 1983 по 31 октября 1987 года — настоятель Спасо-Преображенского собора в Выборге.

Архиерей

10 сентября 1987 года решением Священного Синода Русской православной церкви избран епископом Ташкентским и Среднеазиатским.

17 октября по окончании Всенощного бдения в Иоанно-Богословском храме храме Ленинградских духовных школ наречён во епископа Ташкенского и Среднеазиатского. Наречение совершили: митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер), митрополит Новосибирский и Барнаульский Гедеон (Докукин), архиепископ Смоленский и Вяземский Кирилл (Гундяев), епископ Брюссельский и Бельгийский Симон (Ишунин) и епископ Тихвинский Прокл (Хазов).

1 ноября 1987 года в Троицком соборе Александро-Невской лавры хиротонисан во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. Хиротонию совершили архиереи, участвовавшими в наречении, а также митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков).

Его назначение на кафедру совпало с периодом послаблений со стороны государства. Благодаря усилиям епископа Льва были возрождены четыре храма из числа закрытых, появилась возможность расширения церковной деятельности.

20 июля 1990 года переведён на возрождённую Новгородскую и Старорусскую епархию.

После воссоздания епархии пригласил в неё образованных и либеральных священников из Санкт-Петербурга.

В дни ГКЧП в 1991 году он организовал в Кремле молебен перед иконой Знамения Божией Матери за избавление от опасности возврата власти безбожников при стечении громадных толп народа.

В 1992 году основал газету «София» и стал её главным редактором. В 1996 году издание преобразовано в ежеквартальный журнал с таким же названием.

В 1992 году возглавил оргкомитет Арсениевских чтений в память о митрополите Новгородском Арсении (Стадницком). Первые чтения состоялись в 1993 году.

Приоритетами деятельности Новгородской епархии являются сотрудничество с университетом, развитие православного студенческого движения, активная социальная работа и организация воскресных школ и библиотек в приходах.

25 февраля 1995 года возведён в сан архиепископа.

Будучи сторонником развития межрелигиозного диалога, в июне 1996 года присутствовал на церемонии открытия католического храма Петра и Павла в Великом Новгороде.

С 11 июля 1997 года — член президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

19 июля 2000 года постановлением Священного Синода включён в паломническую группу Русской Православной Церкви, направленную на Святую Гору Афон в период с 4 по 11 августа 2000 года.

14 октября 2004 года мэр Великого Новгорода Николай Гражданкин вручил архиепископу регалии «Почётного гражданина Великого Новгорода».

20 апреля 2005 года назначен ректором вновь открытого Новгородского духовного училища.

11 апреля 2008 года вошёл в организационный комитет по подготовке и проведению проведении в Великом Новгороде с 18 по 22 июня 2008 года выставки «Православная Русь».

В июня 2008 года не прибыл на Архиерейский собор Русской православной церкви по болезни

28 декабря 2011 года решением Священного Синода назначен главой Новгородской митрополии. 8 января 2012 года в Успенском соборе Московского Кремля Патриархом Кириллом был возведён в сан митрополита.

В связи с кончиной 7 марта 2015 года митрополита Петрозаводского и Карельского Мануила (Павлова), по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла назначен временным управляющим Петрозаводской и Карельской епархией.

Накануне отказа Русской Православной церкви от участия в Соборе на о. Крит был направлен в Стамбул во главе делегации для участия в праздновании тезоименитства Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея (11 июня 2016 года).

Ссылки

  • на сайте patriarchia.ru
  • на сайте «Русское православие»
  • // «Церковь и время». 1998. № 4 (7). стр. 9—24
Епископы
Новгородские
Иоаким Корсунянин • Ефрем Грек • Лука Жидята • Стефан • Феодор • Герман • Никита • Иоанн Папин • Нифонт • Аркадий
Архиепископы
Новгородские
Иоанн II • Григорий • Мартирий Рушанин • Митрофан • Антоний (Ядрейкович) • Арсений Чернец • Спиридон • Далмат • Климент • Феоктист • Давид • Моисей • Василий Калика • Алексий • Иоанн III • Симеон • Феодосий I • Евфимий (Брадатый) • Евфимий II • Иона • Феофил • Сергий • Геннадий (Гонзов) • Серапион I • Макарий I • Феодосий II • Серапион II (Курцев) • Пимен Чёрный • Леонид
Митрополиты
Новгородские
Александр (Бердов) • Варлаам (Белковский) • Исидор • Макарий II • Киприан (Старорусенников) • Аффоний • Никон (Минин) • Макарий III • Питирим • Иоаким (Савёлов) • Корнилий • Евфимий III (Рылков) • Иов • Феодосий (Яновский) • Феофан Прокопович • Амвросий (Юшкевич) • Стефан (Калиновский) • Димитрий (Сеченов) • Гавриил (Петров) • Амвросий (Подобедов) • Феогност (Лебедев) • Гурий (Охотин) • Арсений (Стадницкий) • Иосиф (Петровых) • Алексий (Симанский) • Венедикт (Плотников) • Николай (Ярушевич) • Сергий (Голубцов) • Лев (Церпицкий)
Российская
империя
УзССР Иннокентий (Пустынский) • Лука (Войно-Ясенецкий) • Сергий (Лавров) • Никандр (Феноменов) • Афанасий (Малинин) • Арсений (Стадницкий) • Борис (Шипулин) • Кирилл (Поспелов) • Гурий (Егоров) • Ермоген (Голубев) • Гавриил (Огородников) • Платон (Лобанков) • Варфоломей (Гондаровский) • Лев (Церпицкий) • Владимир (Иким)
Узбекистан

Отрывок, характеризующий Лев (Церпицкий)

– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.

– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему:
– Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты.
– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.

– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.
Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.

Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient».
Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата.
– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.

Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.
– Vous voyez le malheureux Mack, – проговорил он сорвавшимся голосом.
Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь.
Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *