Святоотеческое толкование

И. Закваска фарисейская и саддукейская (16,1-12)

16,1 Фарисеи и саддукеи, традиционные противники в теологических вопросах, представляли две доктринальные крайности. Но когда их объединила общая цель уловить Спасителя, эта враждебная настроенность открыла им путь к сотрудничеству. Чтобы испытать Иисуса, они просили Его показать им знамение с неба. Каким-то путем, непонятным для нас, они старались принудить Его пойти на компромисс. Прося знамение с неба, они, наверное, думали, что его источник будет иной, чем прежних знамений. Или, может быть, они хотели какогото сверхъестественного знамения на небе. Все чудеса, сделанные Иисусом, совершались на земле. Мог ли Он делать знамения и на небе?

16,2-3 Он ответил им, продолжая тему о небе. Если они видели вечером красное небо, то предсказывали на следующий день ясную погоду. Они также знали, что грозное багровое небо утром предвещало днем бурю. (Конечно же, данный прогноз погоды действителен для Израиля, но не для Северной Америки или Великобритании.) Они были специалистами в толковании лица неба, но не могли толковать знамений времени.

Что это были за знамения? Пророк, возвестивший приход Мессии, явился в личности Иоанна Крестителя. Чудеса, предсказанные о Мессии, – дела, которые никто из людей никогда не делал, – были продемонстрированы в их присутствии. Другим знамением времени было явное отвержение евреями Мессии и переход Евангелия к язычникам – все в исполнение пророчеств. Все же, несмотря на явные доказательства, они не осознавали, что создается история или исполняется пророчество.

16,4 В поисках знамения, когда Оно стояло среди них, фарисеи и саддукеи выставили себя как лукавый и духовно прелюбодейный род. Теперь они не получат никакого знамения, кроме знамения Ионы пророка. Как объясняется в комментарии на 12,39, это будет воскресение Христа в третий день.

Лукавый и прелюбодейный род распнет своего Мессию, но Бог воскресит Его из мертвых. Это будет знамением погибели для всех, кто отказался поклониться Ему как полноправному Правителю.

Этот отрывок заканчивается зловещими словами: «И оставив их, отошел». Духовный смысл этих слов должен быть понятен каждому.

16,5-6 Когда ученики присоединились к Господу на восточном берегу озера, они забыли взять с собой пищу. Поэтому, когда Иисус обратился к ним с предупреждением беречься закваски фарисейской и саддукейской, они подумали, что Он говорил: «Не ходите к этим еврейским вождям за продуктами!» Озабоченность пропитанием понуждала их искать буквального, естественного объяснения духовного урока, который Иисус намеревался им преподать.

16,7-10 Они все еще беспокоились о недостатке пищи, несмотря на то что с ними был Тот, Кто напитал пять и четыре тысячи. Он явил им два чудодейственных насыщения. Урок, следующий из этого, касался Божественной арифметики и Божественной находчивости, потому что, чем меньше Иисусу нужно было потрудиться, тем больше человек он насыщал и тем больше еды оставалось. Когда было только пять хлебов и две рыбки, Он накормил пять тысяч, и осталось двенадцать коробов еды. Имея большее количество хлебов и рыбы, Он накормил только четыре тысячи, и осталось только семь корзин. Если мы отдадим в Его пользование наши ограниченные ресурсы, Он может умножить их в обратной пропорции к нашему вкладу. «Малое значит много, если в нем пребывает Бог».

Здесь употреблено другое слово, описывающее короба, чем при насыщении пяти тысяч. (В двенадцати коробах, оставшихся от 5000, может содержаться меньше хлеба, чем в семи корзинах, оставшихся от 4000.) Можно предположить, что в этом случае семь корзин были большими, чем двенадцать в предыдущем случае. Но суть урока не изменяется: зачем переживать о голоде и нужде, когда мы имеем общение с Тем, у Кого есть неограниченная сила и запасы?

16,11-12 Говоря о закваске фарисейской и саддукейской, Господь имел в виду не хлеб, а пагубные доктрины и поведение. У Луки (12,1) закваска фарисейская определяется как ересь. Хотя они утверждают, что соблюдают мельчайшие детали Слова Божьего, все же их послушание было показным и поверхностным. Внутри они были злыми и испорченными.

Закваска саддукейская – это рационализм. Вольнодумцы своего времени, они, как сегодняшние либералы, построили целую систему сомнений и отрицаний. Они отвергали существование ангелов и духов, воскресение тела, бессмертие души и вечное наказание. Эта закваска скептицизма, если к ней относиться терпимо, распространится и впитается, как дрожжи в муку.

X. ЦАРЬ ПОДГОТАВЛИВАЕТ СВОИХ УЧЕНИКОВ (16,13 – 17,27)

А. Великое исповедание Петра (16,13-20)

16,13-14 Кесария Филиппова находилась на расстоянии приблизительно сорока километров на север от Галилейского моря и восьми километров на восток от Иордана. Когда Иисус пришел в окружающие селения (Мк. 8,27), произошло событие, которое обычно считается вершиной Его учительского служения. До этого времени Он вел Своих учеников к истинному пониманию Его Личности. Успешно добившись этого, Он теперь с решимостью обращает Свое лицо навстречу кресту.

Начал Он с того, что спросил Своих учеников, за кого почитают Его люди. Последовал целый ряд вариантов – от Иоанна Крестителя до Илии, Иеремии или одного из пророков. Для обычного человека Он был одним среди многих. Хороший, но не самый Лучший. Великий, но не самый Великий.

И пророк, и не Пророк. Такая точка зрения совсем не подходит. Она признавала Его недостойным особого восхваления. Если Он был кем-то другим, то мошенником, потому что претендовал быть равным Богу Отцу.

16,15-16 Поэтому Иисус спросил учеников, за кого они почитают Его. Этот вопрос привел Симона Петра к историческому исповеданию: «Ты – Христос, Сын Бога Живого». Другими словами, израильский Мессия и Сын Божий.

16,17-18 Наш Господь благословил Симона, сына Ионина. Этот рыбак не пришел к такому выводу об Иисусе своим умом или природной мудростью. Ему открыл то Бог Отец сверхъестественным образом. Но Сын также хотел сказать ему нечто важное. Поэтому Он добавил: «И Я говорю тебе: ты – Петр, и на этом камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее». Мы все знаем, что вокруг этого стиха ведется гораздо больше споров, чем вокруг любого другого стиха в Евангелии. Вопрос стоит так: «Кто или что камень?» Часть проблемы возникает из-за того, что по-гречески имя «Петр» и слово «камень» звучат одинаково, но имеют разное значение.

Если Петр не камень, то кто же? Если мы придерживаемся контекста, то ответ таков: камень – это исповедание Петра, что Христос есть Сын Бога живого, – истина, на которой основана Церковь. Ефесянам 2,20 учит, что Церковь строится на Иисусе Христе – главном, краеугольном Камне. Высказывание в этом месте Писания, что мы утверждены на основании апостолов и пророков, относится не к ним, а к основанию, заложенному в их учении о Господе Иисусе Христе.

О Христе, как о краеугольном камне, говорится в 1 Коринфянам 10,4. В этой связи Морган приводит полезное напоминание:

«Помните, что Он говорил евреям. Если мы проследим использование слова «камень» в еврейских Писаниях, то найдем, что оно никогда не символизировало человека, а только Бога. Так и здесь, в Кесарии Филипповой, не на Петре строится Церковь. Иисус не шутит со словесными образами. Он взял древнюю еврейскую иллюстрацию – камень, всегда символ Божества, и сказал: «На Самом Боге-Христе, Сыне живого Бога, Я создам Церковь Мою». (G. Campbell Morgan, The Gospel According to Matthew, p. 211.)

«Я создам Церковь Мою». Здесь впервые в Библии упоминается о Церкви. Она не существовала в ВЗ. Церковь, которая в тот момент, когда Иисус говорил эти слова, являлась еще делом будущего, была сформирована в день Пятидесятницы и состоит из всех верующих во Христа христиан – и евреев, и язычников. Отличающееся от других общество, известное как Тело и Невеста Христа, она имеет уникальное небесное призвание и судьбу. Мы едва ли ожидали, что Церковь будет представлена в Евангелии от Матфея, где постоянными темами являются Израиль и Царство. Однако в результате отвержения Христа наступал промежуточный период, период Церкви, который будет длиться до восхищения Церкви. Потом Бог восстановит Свои отношения с народом израильским как с нацией. Поэтому здесь вполне уместно то, что, отверженный Израилем, Бог представляет Церковь как следующий шаг в Его диспенсационной программе.

«…Врата ада не одолеют ее» можно понимать двояко. Во-первых, врата ада изображены в безуспешном выступлении против Церкви – Церковь отражает все атаки, направленные против нее. Или Церковь может быть сама изображена как переходящая в наступление и выходящая победительницей. В любом случае силы смерти будут поражены восхищением живых верующих и воскресением умерших во Христе.

16,19 «И дам тебе ключи Царства Небесного» не означает, что Петру дана власть впускать людей на небо. Здесь речь идет о Царстве Небесном на земле – сфере, включающей всех, кто заявляет о своей преданности Царю, всех, кто считает себя христианами. Ключи говорят о доступе или входе. Ключи, как становится ясным из Великого поручения (Мф. 28,19), – это наставление, крещение и научение, которые открывают дверь в сферу исповедания. (Крещение – не обязательное условие спасения, это обряд посвящения, посредством которого люди всенародно исповедуют свою преданность Царю.)

Петр впервые применил ключи в день Пятидесятницы. Они не были даны ему и только ему, но ему, как представителю от всех учеников. (См. Мф. 18,18, где такое же обещание дано нам всем.)

«…А что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». Этот и созвучный ему отрывок у Иоанна (20,23) иногда используют для того, чтобы учить, что Петру и его предполагаемым преемникам дана власть прощать грехи. Мы знаем, что это невозможно, только Бог может прощать грехи.

Есть два пути понимания этого стиха. Во-первых, можно считать, что апостолы имели власть связывать и развязывать грехи, чего мы не имеем сегодня. Например, Петр связал Ананию и Сапфиру их грехами, так что они были наказаны мгновенной смертью (Деян. 5,1-10), в то время как Павел освободил наказанного человека в Коринфе от последствий его греха, потому что этот человек покаялся (2 Кор. 2,10).

Или этот стих может означать, что все, что апостолы свяжут или разрешат на земле, должно быть также связано или разрешено на небесах (см. ссылку на NKJV). Так, Райри говорит: «Небо, а не апостолы, является инициатором всех связываний и разрешений, тогда как апостолы только объявляют об этом». (Charles C. Ryrie, ed., The Ryrie Study Bible, New King James Version, p. 1506.)

Единственная возможность объяснения этого стиха применительно к сегодняшнему дню – это его декларативный смысл . Когда грешник кается в своих грехах и принимает Иисуса Христа личным Спасителем, христианин может объявить, что грехи этого человека прощены. Когда грешник отвергает Спасителя, христианский работник может объявить, что его грехи остаются на нем. Вильям Келли пишет: «Всякий раз, когда Церковь действует во имя Господа и на самом деле исполняет Его волю, печать Божья стоит на ее делах».

16,20 Опять мы читаем, что Господь Иисус повелевает Своим ученикам никому не сказывать, что Он – Мессия. Потому что из-за неверия Израиля ничего хорошего не будет, если это станет известным. Несомненно, что народное движение за Его коронацию причинит ущерб, поскольку такое несвоевременное развитие событий может быть безжалостно подавлено римлянами.

Стюарт, который называет этот отрезок служения Иисуса поворотным пунктом, пишет:

«Этот день в Кесарии Филипповой отмечает водораздел Евангелий. С этого момента и далее ручейки начинают течь в другом направлении. Волна популярности, которая в ранние дни служения Иисуса, казалось, несла Его к трону, осталась позади. Теперь поток несет Его в сторону креста… В Кесарии Иисус стоял как бы на разделительном рубеже. Это выглядело так, как будто с вершины холма Он мог видеть Себя, все пройденные Им дороги позади Себя, а впереди – ожидающий Его темный, страшный путь. Он бросил взгляд назад, где еще трепетали отблески счастливых дней, а потом повернулся и пошел вперед, навстречу теням. Теперь Его курс лежал на Голгофу». (James S. Stewart, The Life and Teaching of Jesus Christ, p. 106.)

Б. Подготовка учеников к смерти и воскресению Иисуса (16,21-23)

16,21 Теперь, когда ученики поняли, что Иисус – это Мессия, Сын Бога живого, они были готовы услышать первое прямое предсказание Его смерти и воскресения. Теперь они знали, что Его дело никогда не потерпит урон, что они на стороне победителя и, что бы ни случилось, победа обеспечена. Поэтому Господь сообщил новости приготовленным сердцам. Он должен идти в Иерусалим, должен много пострадать от рук религиозных вождей, должен быть убит и в третий день воскреснуть. Новостей было достаточно, чтобы навлечь гибель на любое движение, на все, кроме одного: должен …воскреснуть в третий день. В этом-то заключалась вся разница!

16,22 Петр очень вознегодовал при мысли, что его Учитель подвергнется такому обращению. Отозвав Его, словно желая преградить Ему путь, он запротестовал: «Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!»

16,23 Его поступок вызвал упрек со стороны Господа Иисуса. Он пришел в этот мир, чтобы умереть за грешников. Что-то или кто-то, препятствующий Ему в достижении этой цели, шел в разрез с волей Божьей. Поэтому Он сказал Петру: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое». Называя Петра сатаной, Иисус не имел в виду, что апостол одержим или находится под контролем сатаны.

Он просто считал, что действия и слова Петра были как раз теми, каких ожидал сатана (имя которого означает враг). Протестуя против Голгофы, Петр стал препятствием для Спасителя. Каждый христианин призван взять свой крест и идти за Господом Иисусом, но когда вдали на тропе неясно вырисовывается крест, внутренний голос говорит: «Будь милостив к себе! Побереги себя». Или, может быть, голоса наших любимых стараются увлечь нас с тропы послушания. В это время мы должны сказать: «Отойди от меня, сатана! Ты мне мешаешь».

В. Подготовка к истинному ученичеству (16,24-28)

16,24 Теперь Господь Иисус просто констатирует, что нужно для того, чтобы быть Его учеником: отвержение себя, несение креста и следование за Ним. Отвержение себя – это не то же самое, что самоотречение; это значит настолько подчинить себя Его контролю, чтобы «я» не имело никаких прав.

Взять крест – значит быть готовым переносить позор, страдания и, может быть, мученическую смерть ради Него, а также умереть для греха, себя и мира. Следовать за Ним – значит жить так, как жил Он: в полном смирении, бедности, сострадании, любви и всякой добродетели.

16,25 Господь предвидит два препятствия для ученичества. Первое – естественное искушение уберечь себя от неудобств, боли, одиночества или утрат. Второе искушение – стать богатым. Что касается первого, то Иисус предупредил, что все, кто держится за свою жизнь, преследуя себялюбивые цели, никогда не получат удовлетворения от жизни; те же, которые, не задумываясь, не считаясь с потерями, отказываются от своей жизни ради Него, найдут смысл своего существования.

16,26 Второе искушение – стать богатым – просто неразумно. «Представьте себе, – сказал Иисус, – что человек настолько преуспел в бизнесе, что приобрел весь мир. Это безумное стремление поглотит столько времени и энергии, что он потеряет основную цель жизни. Что хорошего, если он приобретет все эти деньги, а потом умрет, ничего не взяв с собою, и будет проводить вечность ни с чем?» Человек находится здесь для более важного дела, чем делать деньги. Он призван представлять интересы своего Царя. Если он не поторопится сделать это, то потеряет все. В стихе 24 Иисус сказал ученикам о самом плохом. Такова характеристика христианства; ты должен знать худшее с самого начала. Но ты никогда не перестанешь открывать для себя сокровища и благословения. Барнхауз хорошо сказал об этом:

«Когда человек увидел все непривлекательное, что есть в Писании, не остается ничего сокрытого, что может застать его врасплох. Все новое, что мы когда-нибудь узнаем в этой жизни или будущей, будет доставлять нам удовольствие». (Donald Grey Barnhouse, Words Fitly Spoken, p. 53.)

16,27 Теперь Господь напоминает и о Своей славе, которая последует за страданиями. Он указывает на Свое второе пришествие, когда Он вернется на землю со Своими ангелами в совершенной славе Своего Отца. Тогда Он даст награду всем, кто жил для Него. Единственный путь к успешной жизни – нацелить себя на то славное время, решить, что будет действительно важным тогда, а потом идти к этой цели, прилагая все старание.

16,28 Потом Иисус сделал ошеломляющее заявление о том, что среди стоящих с Ним есть те, которые не вкусят смерти, пока не увидят Его, грядущего в Царстве Своем. Проблема, конечно, в том, что ученики уже умерли, а Христос все еще не пришел в силе и славе, чтобы установить Свое Царство. Но проблема разрешается, если мы не принимаем во внимание то, что эта глава заканчивается, и считаем, что объяснением этого загадочного заявления служат первые восемь стихов следующей главы. Эти стихи поясняют событие, происшедшее на горе Преображения. Там Петр, Иаков и Иоанн увидели преображенного Христа. Они действительно имели привилегию видеть Христа в славе Его Царства. В преображении Христа нам открывается как бы набросок Его грядущего Царства. Петр описывает это событие как «…силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа…» (2 Пет. 1,16). Сила и пришествие Господа Иисуса Христа относятся к Его второму пришествию. И Иоанн говорит о пережитом ими на горе как о том времени, когда «…мы видели славу Его, славу как единородного от Отца» (Ин. 1,14). Первое пришествие Христа было скромным, Его второе пришествие будет во славе. Таким образом, предсказанное в стихе 28 исполнилось на горе; Петр, Иаков и Иоанн увидели Сына Человеческого, но уже не кроткого Назарянина, а прославленного Царя.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите: Ctrl + Enter

«Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» Мф.16:18

В одном месте строили новую церковь. Одной из ее характерных особенностей должны были стать цветные витражи в окнах. Темой для картины, изображаемой в витражах, взяли слова христианского гимна: «Вокруг Божьего трона на небе стоят тысячами дети».

Пригласили художника. Художник начал работу и прямо-таки влюбился в нее. Когда работа была завершена, художник лег и заснул. И видит сон: ему показалось, что он слышит шум в своей мастерской, и он увидел там незнакомца с кистью и краской, работающего над картиной. «Стой, — закричал художник, — ты испортишь мою картину». — «Мне кажется, что ты уже испортил ее», — ответил незнакомец. «Как так?» — удивился художник. «Ну, — сказал незнакомец, — у тебя много красок, а ты брал только одну белую, когда рисовал лица детей. Кто тебе сказал, что на небесах только белолицые дети?» — «Никто», — ответил художник. «Так я и думал, — сказал незнакомец, — смотри! Я сделаю некоторые лица желтыми, некоторые коричневыми, некоторые черными, а некоторые красными. Они все тоже там, потому что ответили на Мой зов». — «На Твой зов, — удивился художник. — Кто Ты?»

Незнакомец улыбнулся: «Когда-то давно Я сказал: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Я еще и теперь говорю это»». И тут художник понял, что перед ним Сам Господь, и в этот момент Он стал невидим. Картина, на которой были черные, желтые, красные, коричневые и белые дети, выглядела теперь еще прекраснее.

Утром, проснувшись, художник побежал в мастерскую, взял кисти и краски и начал рисовать детей самых различных цветов кожи и рас, какие есть в мире. Члены комитета нашли картину прекрасной, а один из них сказал: «Да! Это воистину семья Бо-жия на небе». Церковь — это семья Божия, в ней есть место всем народа мира. В Церкви Божией нет барьеров. Их создали люди, а Бог во Христе разрушил их.

Резюме.

Мф. 16:18,19 «Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах».

Эти слова, положенные в основание главного догмата Римско-католической церкви, касаются одного из важных вопросов христианской веры: кто может точно понимать смысл слов Христа? Ответ, конечно, очевиден: ни папы Римские и патриархи, ни епископы и священники, ни богословы, ни монахи, но, прежде всего, апостолы, которым Он Сам изъяснял всё сказанное и которым отверз ум к уразумению Писаний (Лк. 24:45), а также и все те, которые своей жизнью достигли того же принятия Духа Святого, что и апостолы, — это святые отцы Церкви.

Когда апостолов Петра и Иоанна арестовали и привели на суд к иудейским первосвященникам, то Пётр прямо заявил им о Христе: Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения (Деян. 4:11). А вот, что он говорит в своём послании: Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному… Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится (1 Пет. 2: 4,6). Так, специально подчёркивая сказанное ему слово «камень», он, чтобы не извратили смысл слов Христа и не подумали, что он, Петр, есть основание Церкви, прямо указывает на Того, кто является Камнем краеугольным, на котором зиждется Церковь – Сам Господь Иисус Христос. И чтобы окончательно сделать свою мысль ясной и убедительной, называет всех апостолов, то есть и себя, и всех христиан живыми камнями (1 Петр. 2:5), из которых строится всё здание Церкви.

Власть же «вязать и решить» получили от Христа все апостолы: Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Мф. 18:18).

И только гордость могла заставить Рим истолковать слова Христовы в значении, будто апостол Петр является краеугольным камнем Церкви, и потому он, а затем и все его преемники обладают абсолютной властью над всеми епископами (церквами) мира. Эта страсть гордыни, развиваясь, привела к откровенно сатанинскому догмату о непогрешимости (безошибочности) единоличных решений папы, когда он говорит как верховный пастырь и учитель. Так, папа Римский, фактически, был уравнен с Христом, что было выражено и в одном из папских титулов – Наместник Христа.

Поэтому не удивительно, с какими резкими оценками католицизма, его вероучительных заблуждений и глубокой пре́лестности учения о духовной жизни писали вслед за великими византийскими борцами с латинской ересью святителями Григорием Паламой (14 в.) и Марком Ефесским (15 в.) многие русские святые: прп. Феодосий Печерский, прп. Максим Грек, прп. Паисий Величковский, свт. Игнатий (Брянчанинов), свт. Феофан (Говоров) прп. Амвросий и прочие Оптинские старцы, св. Иоанн Кронштадтский, свт. Патриарх Тихон, свт. Иларион (Троицкий) и др. Этот голос святых является ярким и самым убедительным свидетельством того, что в действительности, а не по экуменическим меркам, Римско-католическая организация представляет собой не церковь, а корпорацию, как писал свт. Феофан: «Дух католичества земной. Церковь у них и по ихнему есть политическая корпорация».

и аз же тебе глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ей

Ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою. Дабы правильно разуметь, каким образом на сем камени, который есть Апостол Петр, создана Церковь, должно прежде всего утвердить коренную истину, что всеобщее, глубочайшее основание, также и первый, краеугольный камень здания церковнаго, есть не иной кто, как Иисус Христос Сын Бога живаго. Основания, говорит Апостол, инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос (1 Кор. III, 11). Наздани бывше, говорит он также в другом месте Христианам, на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу: о Немже всяко создание составляемо, растет в церковь святую о Господе: о немже и вы созидаетеся в жилище Божие Духом (Еф. II, 20–22). Посему и Петр положен в основание Церкви не прежде, как он положил в ея основание Христа. Прежде Петр сказал Господу: Ты еси Христос Сын Бога живаго. Потом уже Господь сказал Петру: ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою. Примечайте и то, что хотя Господь обещает Петру на нем создать Церковь: на сем камени созижду; но не обещает, чтобы Церковь была его, а называет ее Своею: созижду церковь Мою. Не хотят сего примечать западные, которые силятся утверждать, будто Церковь принадлежит одному Петру, а Петр одному Риму: и не напрасно называются они западными, не по местоположению только их области в стихийном мире, но и по состоянию их в области духа в вечерния времена Церкви: поелику истина веры, которая на Востоке взошла и возсияла в чистом стремлении к царствию небесному, заходит и меркнет у них, как в облаке или тумане, в смешенном желании земнаго владычества.

Каким же образом на сем камени, который есть Петр Апостол, создана Церковь Христова? Приближимся, посмотрим. Когда Иисус Христос явился в мире, тогда стояла церковь Иудейская, а Христианской даже и основания не видно было; – основание разумейте то, о котором теперь говорено было. Тайну сего основания прежде всех Петру не плоть и кровь явили, то-есть не человек возвестил, но явил Отец, иже на небесех (Мф. XVI, 17). Ты еси Христос, Сын Бога живаго, сказал Петр, – и открылось основание Церкви Христианской. Прежде всех Петр увидел сие основание, и прежде прочих всех возлег на сем основании сей камень; и прежде прочих Апостолов получил обещание, что на нем самом возвысится потом здание. Ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою. Действительное созидание на сем камени началось по сошествии Святаго Духа на Апостолов. Посмотрите, как и теперь прежде прочих, и как твердо полагает Петр прежде положенное основание, еже есть Иисус Христос. Твердо убо да разумеет весь дом Израилев, говорит Петр Иудеям, яко и Господа и Христа Его Бог сотворил есть, Сего Иисуса, Егоже вы распясте (Деян. II, 36). Смотрите далее, как быстро растет здание: приложишася в день той душ яко три тысящи (ст. 41). И далее: мнози от слышавших слово, вероваша; и бысть число мужей яко тысящь пять (IV, 4). Вскоре присоединились к Петру в деле сего созидания и прочие Апостолы: и по нескольких летах Иаков и пресвитеры его, в одном Иерусалиме, уже не тысящами, но тьмами считали Христиан, указывая их Павлу: видиши ли, брате, колико тем есть Иудей веровавших (XXI, 20)! Видите уже, без сомнения, и вы, братие, и разумеете, каким образом на камени, который есть Петр Апостол, созидалась Церковь Христова. Она созидалась проповедию Петра и прочих Апостолов, крещением от них, помазанием Святаго Духа чрез их рукоположение, таинственным преподаянием от них животворящаго тела и крови Христовы верующим, друг друга приимательным от них распространением священства со властию тайнодействовать, и вязать, и решить духовно, чрез что созидание Церкви, Апостолами начатое, и после того, как сии камни основания и утверждения сокрылись в Церкви невидимой, небесной, также чрез их преемников, пастырей и учителей, непрерывно продолжает Верховный Зиждитель Христос. Той дал есть овы убо Апостолы, овы же Пророки, овы же благовестники, – для начатия созидания, овы же пастыри и учители для продолжения созидания, – тех и других вместе, к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова (Еф. IV, 11. 12). Павел ли кто, Аполлос ли, или кто бы то ни был, но, по преемству от них приявший тоже дело служения, – Богу есмы споспешницы; а вы Божие тяжание, Божие здание есте (1 Кор. III, 9).

Видим образ созидания Церкви: посмотрим на твердость сего здания.

И врата адова не одолеют ей. Можно ли было ожидать иного? Если Зиждитель Церкви есть Бог и Христос Его: то кто может быть ея разрушителем? Какой враг, ищущий ея разрушения, может быть так силен, как Бог, Который ее утверждает и подкрепляет? Верно слово: и врата адова не одолеют ей?

Если испытующий спросит, почему и в каком разуме Господь не просто здесь именует ад, но в особенности указует врата адовы: в разрешение сего приметим, что Господь в изречении Своем Церковь уподобляет зданию града, которому другой враждебный град в созидании препятствовать, и которое разрушить старается, как сие особенно испытали Иудеи с Иерусалимом после пленения Вавилонскаго. У врат града, по древнему обыкновению, собирались обладающие градом и старейшины его для общественных совещаний и предприятий. Врата града враждебнаго бывают особенно страшны, и потому особенно могут быть указаны, когда выходит из них вражеское войско. Посему когда Господь не просто именует ад, но в особенности указует врата адовы: чрез сие представляется уму нашему все, чтo ад имеет наиболее страшнаго и могущественнаго, если можно назвать могуществом его хитрость и ярость.

Едва открылось на земли созидание Церкви Христовы, как и врата адовы отворились, и изрыгнули против нея многочисленныя враждебныя силы и многообразныя орудия. Врата адовы отверзлись против Христианства на земли в Иудействе и в язычестве. Сила и хитрость, клевета и ласкательство, угрозы и прельщения, невежество народа и тонкости ученых, буйство черни и искусство правительства, поругание, изгнание, грабительство, мучения, множество известных и новоизобретенных родов ужасной смерти, – все подвигнуто было, чтобы одолеть Церковь Xристианскую. И что же? Синагога, храм и град Иудеев, капища, идолы, престолы, воинства, целый мир язычников, все рушилось и разсыпалось в прах: а Церковь Христова осталась, возрасла, утвердилась, возвысилась, расширилась, возгосподствовала. Ад посрамленный, но не истощившийся в хитростях и злобе, хотел-было подкопаться под основание Церкви, и отворит себе новыя тайныя врата против Церкви, чрез ереси и расколы: но где уже Арий, Македоний, Несторий, Диоскор и множество древних и новых ересеначальников и расколоначальников с их сонмищами? Врата адовы отворились в сем случае против Церкви только для того, чтоб ея изверги туда низринулись, а ей не одолели, и поелику небо и земля прейдут, словеса же Христовы не мимо идут, никогда никакими усилиями, ни ухищрениями, врата адовы не одолеют ей.

Слово по освящении храма святителя Алексия в селе Черкизове (1825 г.).

Те, которые ревнуют о св. Петре более, нежели он того от них желает, пусть послушают сего первоверховного Апостола более, нежели своего или постороннего мудрования. Святый Петр не на Петре, но на Христе основать и утвердить вас желает. К Нему же, говорит, приходяще, Камени живу, от человек убо уничижену, от Бога же избрану, честну, и сами яко камение живо зиждитеся в храм духовен (1 Пет. 2:4-5). Святый Петр знает одно только имя, без которого нельзя спастись, — имя Христа, а не три имени — Христа, Петра и преемника Петрова. Несть бо, говорит, иного имени под небесем, даннаго в человецех, о немже подобает спастися нам (Деян. 4:12).

Если дивимся тому, какая великая благодать и сила дана Петру в слове Господнем: Ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою, то помыслим о том, как сия благодать приобретена. Она приобретена не от плоти и крови заимствованным, но от Отца Небесного, внутренно явленным, от полной души происшедшим, искренним, несомненным, безбоязненным исповеданием веры: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго (см. Мф. 16:16).

Слово по освящении храма Благовещения Пресвятыя Богородицы в кафедральном Чудовом монастыре (1844 г.).

и Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне
Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее.

От Матфея 16:18

Папа Иоанн XXIII

Здесь, на пост-христианском Западе, часто разговор с католиками переходит к вопросу о римском папе и роли апостола Петра в Церкви, при рефлективном цитировании католической стороной Мф.16:18 для обоснования теории папства. Но говорит ли Евангелие об особом месте и роли апостола Петра среди апостолов как основаниях папизма – большой вопрос, который все же находит в святоотеческой экзегетической традиции ясный ответ.

Евангельский текст Мф.16:18 является одним из наиболее важных для выражения незыблемости Церкви и ее непреодолимости силами зла, являющих ее твердое непоколебимое основание. Правильное понимание этого евангельского стиха особенно важно сейчас, когда необходимо неотложное православное свидетельство на христианском Западе, тяжело страдающем обмирщением веры и забвением евангельских ценностей. Однако определенное истолкование слов Иисуса Христа в этом евангельском отрывке создает благоприятное основание для формирования особого вероучительного мнения – теории папства, – являющегося серьезным препятствием для единства христиан.

Целью данной работы является выяснение святоотеческого понимания Евангелия от Матфея 16:18 и рассмотрение его конфессиональных интерпретаций, их истоков и последствий.

Основное разночтение этого евангельского текста, способствующее конфессиональной разобщенности и обособленности христианских общин от соборного единства Церкви, происходит от разного понимания основания, того незыблемого «камня», на котором она созиждится, и роли апостола Петра, Симона-Камня, среди апостолов и в Церкви в целом. Если рассмотреть обстоятельсва, при которых Иисус Христос обратился к апостолу Петру с указанными словами и наименовал его Петром (греч. Petroz – мужского рода), увидим, что поводом для их произнесения стало твердое исповедование апостолом Петром божественности Иисуса Христа (Мф.16:13-16), подлинного основания, камня веры, на котором (греч. petra «камень» – женского рода) Христос создает Церковь Свою (на это ясное отличие апостола Симона-Petroz в Евангелиях и камня-petra в парономазии Мф.16:18, на котором Христос основывает Свою Церковь, указывал уже блаженный Августин, писавший по латыни). Несмотря на это, католицизм использует своеобразное толкование Мф.16:18 для обоснования чрезвычайной (некогда абсолютной) власти римских пап, приписывая апостолу Петру уникальную основополагающую роль в Церкви и его исключительную власть и полномочия, как-то переданные им римским папам. Например, папа Стефан еще во время гонения при императоре Декии назвает себя «епископом епископов», выражая уже появляющиеся в Риме особые мнения (при этом он пытается массово отлучать своих собратьев-епископов, из-за чего в конце концов сталкивается с отпором с их стороны: «Когда ты думаешь, что все могут быть отлучены от тебя, ты отлучил от всех одного себя»). Папа Иннокентий далее в V веке объявляет, что «ничего нельзя решать без сношений с римской кафедрой и что, особенно в делах веры, все епископы должны обращаться к апостолу Петру», т.е. к Римскому епископу, а папа Агафон в VII веке заявляет, что Римский епископ никогда не погрешал и не мог погрешить. Но насколько эти идеи нарождавшегося папизма имели свое основание в Священном Писании, и разделялись ли такие папские воззрения святыми отцами «нераздельной» Церкви при толковании ими Мф.16:18?

Евсевий Кесарийский (†340), отец церковной истории, упоминая этот евангельский отрывок в своих комментариях на псалмы, считает Самого Христа основанием Церкви (H petra de hn o Cristoz), следуя известным текстам апостольких посланий (1Кор.10:14 и 1Кор.3:11). И затем, также согласно апостолу Павлу (Еф.2:20), после Спасителя основанием Церкви можно считать проповедь пророков и апостолов (eita met¢ auton qemelioi thz Ekklhsiaz projhtikoi kai apostolikoi logoi), имея «Самого Иисуса Христа краеугольным камнем». Особая ценность этого утверждения в том, что при всей вероучительной уклончивости и некой догматической нетвердости Евсевия Кесарийского, продемонстрированных им на Первом Вселенском соборе, он однозначно пишет об Иисусе Христе и о вере в Его Божественность как основании Церкви, вероятно, выражая тем самым общепринятое мнение ранней Церкви.

Преподобный Илларий Пиктавийский (†367), именуемый «Афанасием Запада» благодаря своей активной деятельности в защиту Православия от арианства в Галлии, считает камнем, на котором построена Церковь (super hanc igitur confessionis petram Ecclesiae aedificatio est) , твердое исповедование из уст блаженного Симона Бар-Ионы. Неподвижное основание (immobile fundamentum) есть исповедованный камень блаженной веры Петра (una haec felix fidei petra Petri ore confessa).

Святитель Григорий Нисский (†394), один из трех великих «каппадокийцев», не распространяет теплоту своей похвалы на Симона, ибо он был лишь рыбаком, но на ту твердую веру (alla proz thn ekeinou pistin thn sterean), которая есть основание всей Церкви.

Святитель Амвросий Медиоланский (†397), один из великих латинских учителей Церкви, обративший в христианство блаженного Августина и оказывавший влияние на императора Феодосия Великого, считает веру основанием Церкви (Fides ergo est Ecclesiæ fundamentum), ибо не о плоти Петра, но о вере сказано, что врата ада не одолеют ее (non enim de carne Petri, sed de fide dictum est, quia portæ mortis ei non prævalebunt). Далее святитель называет Христа Камнем, следуя мысли апостола Павла в послании к Коринфянам (1Кор.10:4), и призавает каждого христианина делать усилия и стать камнем. Христианину не нужно искать камня вовне, но внутри себя. Его камень есть его дела и помышления, на этом камне построен его дом. Его камень есть его вера, и вера есть основание Церкви. Такое аллегорическое толкование аскетической направленности также не дает возможности воспонимать апостола Петра как основание Церкви. Известное изречение святителя Амвросия «где Петр, там и Церковь» (Ubi Petrus, ibi Ecclesia) следует понимать именно со святоотеческих экклезиологических позиций, на основании которых епископство воплощается в каждом епископе в полноте, где каждый епископ имеет целиком петровый дар созидания Церкви, что мы будем подробнее рассматривать ниже.

Святитель Епифаний Кипрский (†403), деятельный обличитель ересей, несколько сближает апостола Петра и его веру. С одной строны, апостол Петр является первым среди апостолов (ton prwton twn apostolwn), твердым камнем (thn petran thn sterean), на котором основана Церковь Божия (ef’ hn h Ekklhsia tou Qeou wkodomhtai). Но с другой стороны, «святой Петр, главенствующий среди апостолов (korujaiotatoz twn apostolwn), стал для нас воистину твердым камнем (sterea petra), утверждающим веру Господа, на каковом камне во всем созиждена Церковь». Далее святитель Епифаний цитирует Мф.16:18 и поясняет слова Господа после Петрова исповедования: «На этом камне непоколебимой веры создам Церковь мою» (Epi th petra tauth thz asjalhz pistewz oikodomhsw mou thn Ekklhsian). Высшее выражение апостольского предания святитель Епифаний видит в Символе веры (но не в личности апостола Петра), провозглашенном отцами Никейского Собора: «Эта вера передана от святых апостолов и в Церкви во святом граде (en Ekklhsia th agia polei) единодушно от всех бывших тогда святых епископов, числом более трехсот десяти».

Святитель Иоанн Златоуст (†407), создатель Литургии, которую неизменно служат в православных церквях всегда и везде, считает камнем, на котором создана Церковь, исповедование (th pistei thz omologiaz) апостолом Петром Божественности Иисуса Христа. Когда апостол Петр исповедал Его Христом, Сыном Божиим, тогда и Христос называет Петра сыном Иониным, чтобы показать, что он одной сущности с родившим, и затем Иисус Христос добавляет о созидании Церкви на этом вероисповедании (epi thz omologiaz) Его божественности. Использование святителем аллегорического толкования этого евангельского текста для выражения фундаментального богословского положения о единосущности Отца и Сына не оставляет возможности для некоего «прямолинейного» толкования – представления ап.Петра как исключительного основания Церкви и притязаний пап вместе с этим.

Блаженный Иероним Стридонский (†419), переводчик Священного Писания на латынь, создатель Вульгаты, считает камнем основание Церкви (Super hanc petram Dominus fundavit Ecclesiam), и апостол Петр обрел свое имя от этого камня (ab hac petra apostolus Petrus sortitus est nomen). Единое основание, которое положил апостольский архитектор (1Кор.3), есть Сам Господь наш Иисус Христос (Fundamentum quod Apostolus architectus posuit, ICor.III, unus/unum est Dominus noster Jesus Christus), и на этом незыблемом и твердом основании Христос постоил Церковь (Super hoc fundamentum stabile et firmum … aedificatur Christi Ecclesia). Почтительное отношение бл.Иеронима к папе Дамасу не имеет вероучительного характера, так как он ничего не пишет о некоем едином (единственном) духовном центре в Риме.

Блаженный Августин (†430), основатель западно-христианского богословия, вдохновлявший карфагенские соборы против римской централизации, утверждает, что Церковь основана на камне, от которого апостол Петр получает имя (fundata est super petram, unde Petrus nomen accepit), подобно тому, как слово «христианин» происходит от имени «Христос» (christianus a Chisto vocatur). Этот камень есть Сам Христос, Церковь основана во Христе (Petra enim erat Christus, ICor.X,4; …fundatur in Christo, ICor.III,11): «И все пили одно и то же духовное питие: ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос» (1Кор.10:4), – «Ибо никто не может положить иного основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор.3:11). В других своих текстах блаженный Августин камнем считает вероисповедание апостола Петра, и Церковь основана Христом не на человеке, но на этом вероисповедании. Апостол Петр олицетворял Церковь, когда исповедовал божественность Иисуса Христа, хотя согласно блаженному Августину, ключи от Царствия Небесного получил не homo unus, sed unitas ecclesiae (не «один человек, но единство Церкви») . Как считает проф.Болотов, в апостоле Петре Августин не видит ни главу, ни начальника Церкви, хотя все же высшее средоточие приемуществ Церкви, но о преемстве высокого положения апостола Петра бл.Августин не думет.

Святитель Акакий Мелитинский (†ок.438) после своего пространного исповедования церковной веры на III Вселенском Соборе в Ефесе заключает, что на этой нашей вере твердо созиждена Церковь (auth hmwn h pistiz× epi toutw tw qemeliw wkodomhqh h Ekklhsia). Неуточнение святителем этой очевидной ссылки на евангельское повествование можно объяснить общепринятостью понимания твердой неизменной апостольской веры как основания Церкви.

Святитель Кирилл Александрийский (†444), известный египетский экзегет и полемист, защитник Православия от несторианства, цитируя этот евангельский текст, считает камнем незыблемую веру ученика (petran, oimai, legwn to akradantoneiz pistin tou maqhtou), само имя которого и значит ни что иное как его непоколебимую и твердую веру, на которой утверждена Церковь Христова (thn akataseiston kai edraiotathn tou maqhtou pistin).

Епископ Павел Эмесский (†444), участвовавший в примирении Александрийской и Антиохийской кафедр после Третьего Вселенского собора, приводит исповедования корифея апостолов из уст учеников (o korujioz twn apostolwn… to stoma twn maqhtwn) апостола Петра: «Ты есть Христос, Сыно Бога Живаго», – и на этой вере, на этом камне (epi tauth th pistei… epi tauthz thz petraz) основана Божия Церковь. При всех своих дипломатических способностях епископ Павел формулировал однозначные вероучительные определения, что выражено в его проповедях в присутствии святителя Кирилла Александрийского.

Блаженный Феодорит Кирский (†457), ярчайший представитель Антиохийской школы богословия, призывает услышать слова исповедования великого Петра божественности Иисуса Христа и подтветрждение Христом этих Петровых слов Своим высказыванием о создании Церкви на этом камне. Поэтому мудрейший ап.Павел, наипрекраснейший строитель церквей, не кладет иного основания: «Ибо никто не может положить иного основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор.3:11) – этот божественный писатель и блаженный Феодорит считают Христа основанием Церкви (см. Epistola 146, ad Joannem œconomum).

Согласно Василию Селевкийскому (†458), Христос называет вероисповедование Камнем (tauthn thn omologian Petran kalesaz o Cristoz) и называет того, кто его исповедал, Петром (Камнем), воспринимающим это именование как наиболее подходящее тому, кто первым исповедал веру (Petron onomazei ton prwtwz tauthn omologhsanta × gnwrisma thz omologiaz thn proshgorian dwroumenoz). Это есть истинный камень благочестия, основа спасения, стена веры, основание истины: «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (Auth gar alhqwz thz eusebeiaz h petra, auth thz swthriaz h krhpiz, touto thz pistewz to teicoz, outoz o thz alhqeiaz qemelioz × Qemelion gar allon oudeiz dunatai qeinai para ton keimenon, oz estin Ihsouz Cristoz).

Святитель Лев Великий (†461), знаменитый римский папа, вызывавший восхищение современников силой своего характера, нравственной чистотой и преданостью Церкви, употребляет в проповедях слово «камень» с явной аллюзией на рассматриваемый евангельский текст, однако уже с иными смыслами и под влиянием идей римского патриотизма, искавшего новые основания для сохранения romanitas и утверждения величия Рима после утраты его значимости как столицы империи. Согласно протопресвитеру Иоанну Мейендорфу святителю Льву было естественно верить в промыслительную миссию Римской империи в деле управления единством христиан, поэтому даже при распаде империи, переносе ее столицы в Константинополь, набегах варваров центр вечного единства христиан должен был непоколебимо пребывать как «камень», воплощенный во всемирном пастырстве «наследника» святого Петра в Риме: «Через святую кафедру блаженного Петра, ты (Рим) поклонением Богу достиг более обширной власти, нежели посредством земной власти» (per sacram beati Petri sedem caput orbis effecta, latius præsideres religione divina quam dominatione terrena). И выпавшие в истории на долю вечного города испытания лишь помогали раскрытию Божественного замысла – признанию Рима незыблемой кафедрой наместника святого Петра: «Пребывает то, что повелела сама Истина, и потому блаженный Петр, сохраняя полученную им силу камня, не оставляет вверенного ему управления Церковью» (Manet ergo dispositio veritatis, et beatus Petrus in accepta fortitudine petræ perseverans, suscepta Ecclesiæ gubernacula non reliquit). Такое существенное отличие в понимании и практическом использовании рассматриваемого евангельского текста, в особенности термина «камень», было необычным и несогласуюшимся с общей традицией святоотеческого толкования, в связи с чем его интерпретация святителем Львом Великим может рассматриваться как его частное богословское мнение. Конечно, католикам радостно обнаруживать в святоотеческом наследии уважительное отношение к апостолу Петру. Например, им дорого понятие «cathedra Petri», введенное крупным латинским богословом святителем Киприаном Карфагенским (†258), чьи главные сочинения посвящены осмыслению вопросов единства Церкви, расколов и отступничества. Но и в его работах папизм не находит основания, ибо для святителя Киприана единство епископата, которое представляет апостол Петр, также воплощается в каждой его части, то есть каждый епископ обретает его в полноте (Episcopatus unus est, cujus a singulis in solidum pars tenetur), что не позволяет возникнуть некоему дополнительному над-уровню епископства в виде «епископа епископов» на римской кафедре. Поэтому если с исторической точки зрения римская апостольская кафедра была одной из cathedra Petri, ибо апостол Петр ранее возглавлял Антиохийскую церковь, то с экклезиологической точки зрения, продолжая мысль святителя Киприана, каждая епископская кафедра есть кафедра Петра. Подобные экклезиологические взгляды, принятые в ранней Церкви, выражает и преподобный Максим Исповедник (†662), один из крупнейших византийских богословов и философов, долго живший в Риме. «Богословско-полемическое сочинение ХХ» преподобный Максим заканчивает похвалой кипрскому архиепископу Аркадию, который «возглавляет, согласно иерархическому порядку, нашу незапятнанную и православную веру» (tw ierarcinwz prokaqhmenw thz amwmhtou hmwn kai orqodoxou pistewz), к которому устремляют взоры «как возглавителю (источнику) нашего спасения после Того, Кто является Им по природе и Первым (Христос)» (proz auton wz archgon thz swthriaz hmwn, meta ton jusei kai prwton, aposkopountez). Как пишет Жан-Клод Ларше, в контексте того, чем сделалось позднее место римского папы на христианском Западе, могло бы показаться немыслимым, что такая похвала могла быть адресована к кому-либо другому, кроме папы. Но эта похвала обращена не к папе Гонорию, которому преподобный Максим только что посвятил длинное рассуждение, но епископу, который не был даже предстоятелем Патриархата. Далее, призывая монахов Кильяри в Сардинии отправиться в Рим и предостеречь Римскую церковь об испытаниях из-за нового натиска монофелитской ереси, преподобный Максим молит быстро преодолеть эти нестроения «рядом с мужами Древнего Рима, благочестивыми и твердыми как камень» (ad senioris Romae pios et firmos, ut petram, viros). Здесь автор послания не имеет в виду только папу и не предает исключительные права ни его личности, ни его деятельности, но полагает, что Церковь представлена также всем клиром и народом. Последовавшие вскоре события показали, что перед лицом колеблющегося папы народ Божий более утвержден в своей вере, нежели он. Эта значительность, придаваемая народу Божиему в деле догматики, характеризует древнюю Церковь и присутствует до сегодняшнего дня в Православной Церкви. Также выражение «благочестивые и твердые как камень», которое содержит очевидный намек на Мф.16:18, показывает, что слово «камень» не соотносится только с личностью апостола Петра, ни тем более с тем, что римский папа считается его приемником, но обозначает всех, кто исповедует православную веру. Особо значимо мнение папы Григория Великого (†604), который не сомневался в духовном первенстве своей церкви в ту эпоху и остаивал авторитет римской кафедры, но у которого не было представления о жесткой церковной иерархии во главе с римским епископом. Смиренный папа неоднократно отклонял предложенное ему Александрийским патриархом Евлогием высокомерное обращение «вселенского папы» (superbæ appellationis verbum universalem, me papam dicentes) и настаивал: «Я прошу Вас не прибегать, общаясь со мною, к подобному слову, ибо я знаю, кто есть я и кто Вы. По рангу Вы мне брат, что же касается морального авторитета, отец» (Loco enim mihi fratres estis, moribus patres). Папа Григорий мыслил о высоком папском достоинстве отнюдь не по-ватикански. В послании к императору Маврикию святитель Григорий убеждает об опасности использования такого «глупого и гордого словечка» (stulto ас superbo vocabulo), и если в Церкви кто-то украшает себя подобным титулом, тем самым занимая верховное положение и делаясь судьей над всеми, то как следствие вся Церковь рухнет, стоит только пасть тому, кто именует себя «вселенским». Как пишет по этому поводу римо-католический богослов Йоханнес Модесто, «этот поразительный с экуменической точки зрения довод папы Григория Великого выставляет в интересном свете позднейшее развитие по направлению к догматам непогрешимости и юрисдикционного примата папы», – комментарии к высказыванию почтенного доктора богословских наук излишни. Сам же папа Григорий заканчивает письмо однозначным утверждением: «Я с уверенностью говорю, что всякий, называющий себя вселенским первосвященником, или желающий так называть, в гордости опередил антихриста» (Ego autem fidenter dico quia quisquis se universalem sacerdotem, vel vocari desiderat, in elatione sua Antichristum præcurrit…).

Закончим же рассмотрение святоотеческих толкований из нераздельного церковного предания первого тысячилетия трудами последнего из наиболее крупных отцов преподобного Иоанна Дамаскина (†ок.780). Преподобный Иоанн, систематизатор греческой патристики, пишет о пламенной ревности и наставлении Святым Духом апостола Петра при его исповедовании Христа, Сына Бога Живаго, и именно это богословие (qeologia) и есть та твердая и непоколебимая вера, на которой, как на камне, утверждена Церковь (auth h pistiz h aklinhz kai aklonhtoz, ej hn wz h Ekklhsia esthriktai). Пребывание преподобного в халифате априори освобождало его от влияния каких-либо сомнительных нововведений и нетридиционных доктрин, что делает его мнение также не менее важным.

Итак, подводя итог о толковании Мф.16:18 отцами Церкви, можно заключить следующее:

1. Апостол Петр (Petroz) и камень (petra), на котором Христос основал Свою Церковь, есть два разных явления.

2. Основание Церкви (petra), по согласному мнению (неримских) отцов, есть Сам Христос и/или вера в Его божественность, впервые ясно и твердо исповеданная апостолом Петром, что и послужило поводом для Господа произнести рассматриваемую евангельскую фразу.

3. В Священном Писании и в его согласном толковании отцами Церкви первого тысячилетия нет оснований для теории папства, поэтому католикам следовало бы от него отказаться ради достижения заповеданного единства христиан, которое согласно Евангелию есть наиболее действенная миссионерская сила (Ин.17:21), что особенно актуально сейчас при катастрофической дехристианизации Европы.

Отрадно, что в современном католицизме, помимо прочего, по-прежнему существует более адекватное святым отцам понимание этого евангельского текста и роли апостола Петра в Церкви, выраженное недавно почившим папой Иоанном Павлом II: «Церковь построена на вере и верности апостола Петра», – что не может не вселять надежду на возможность возвращения инославных христиан и неправославных общин к исповедованию подлинной апостольской веры.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *