Святость, что это?

См. раздел СВЯТЫЕ и СВЯТОСТЬ

  • Святость Краткий словарь агиографических терминов
  • Святой. Святость Богословско-литургический словарь
  • О святости и духовности митр. Сурожский Антоний
  • Святость Бога * Святость Церкви иерей Олег Давыденков
  • Святость как итог аскетики свящ. Сергий Дергалев
  • Что такое святость и зачем православному христианину читать «Жития святых» преп. Иустин (Попович)
  • Святость человека в православной аскетической традиции проф. А.И. Осипов
  • Агиология

***

Свя́тость – 1) одно из существенных Божеских свойств; 2) высокая степень духовной причастности (близости) Богу.

Можно выделить три уровня святости:

  • Святость принадлежит Богу, только Бог свят по Своей природе. Мы можем быть святы только через причастие святости Божией.
  • Далее, мы говорим, что к святости призваны все христиане. Апостол Павел адресует свои послания всем святым в Риме, в Колоссах и т. д., он обращается к христианским общинам. Также и апостол Петр пишет о христианах как о «святом народе». В этом смысле святы все христиане.
  • Наконец, мы говорим о тех святых, которые прославлены Церковью.

Я – Господь Бог ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят… (Лев.11:44).

По примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. (1Пет.1:15)

«Называя Бога святым, мы исповедуем, что Он совершенно чист от всякого греха, даже не может согрешать, и во всех своих действиях совершенно верен нравственному закону, а потому ненавидит зло и любит одно только добро и во всех своих творениях». (митрополит Макарий. Православно-догматическое Богословие)

«Бог непричастен никакому злу» (Послание патриархов восточно-кафолической церкви о православной вере, чл. 3).

Святым называется человек по причине его причастности Всесвятому Богу, в силу соединения с Ним, соучастия в Его всесовершенной Жизни.

Святость есть единство человека с Духом Господним (1Кор.6:17), пребывание благодати Святого Духа в человеке. Святость – дар Божий, обретаемый человеком по действию Божественной благодати. Но для получения этого дара человек должен приложить усилия. Эти усилия состоят в борьбе со своими греховными страстями. В ходе этой борьбы христианский подвижник получает благодать Святого Духа, преображающую его поврежденную грехом природу. Святость есть преображение, обожение падшего человеческого естества действием Божественной благодати Святого Духа.

Святость христиан – не в безгрешности, а в стойком и последовательном отвращении к греху.

***

митрополит Сурожский Антоний:
Святой — это человек, который открылся Богу и через которого Бог как бы действует и сияет. И я думаю, что многие святые никаких чудес не творили, но сами были чудом.

  • Как понимают христиане качество Церкви Христовой Православной?

Христиане исповедуют Церковь Христову Святою

Чтобы дать точное выяснение этого понятия, необходимо знать предварительно, что значит слово «святой».

  • Почему же у нас со словом святой всегда прежде всего соединяется понятие безгрешности?

Это потому, что слово «святой» всегда прежде всего прилагалось к Богу и означало то понятие, что Бог есть Существо, как бы отрезанное от мира, выделенное от него, не имеющее недостатков (конечных свойств) мира, но неизмеримо выше мира, совершеннее. А так как Бог безгрешен, то и слово «святой» стали понимать в смысле — «безгрешный».

  • Есть ли доказательства, что слово «святой» не только означает понятие безгрешности, когда прилагается к безгрешному Богу, но означает еще и выделение чего-нибудь из ряда подобных себе предметов?

Место, называемое святым, именуется так потому, что оно выделено особым явлением здесь Бога человеку (Моисею — Исх. 3:5; Иис. Нав. 5:15) Храм называется святым, потому что он выделен из всех строений особым присутствием Божиим, Живущим в нем Господом (Мф. 23: 21) Гора, по слову Божию, свята, т.е. выделена из всех гор особенными великими событиями. Вода свята, потому что выделена из всех вод освещающей ее благодатной молитвой. Елей свят тем, что выделен он особой молитвой над ним.

В этом же смысле прежде всего и главным образом называется святою и Церковь (Еф. 5: 27), и члены Церкви (1 Кор. 1: 2).

Много есть религиозных обществ, но выделенное из них, истинное праведное общество есть Церковь Христова.

  • Как сектанты понимают слово свящ. Писания, что Церковь Христова свята?

Они думают, что святость Церкви Христовой в том заключается, что Церковь состоит из людей безгрешных, а того не видят, что на свете нет ни одного безгрешного человека. Все мы много согрешаем, говорит Апостол Иаков (3:2), и Ап. Иоанн пишет: если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя, и истины нет в нас. (1 Ин 1:8). Да и Спаситель научил молиться каждодневно Отцу Небесному: прости нам грехи наши (Лук. 11:4)

  • В чем можно легко обвинить лжемудрствование сектантов и доказать им, что Церковь, хотя и свята, но не из безгрешных людей состоит?

Нужно показать сектантам, что не только новозаветная, но даже ветхозаветная Церковь называется в Писании святою.

Когда Господь выделил для Себя израильский народ, то назвал его народом Божиим (Суд. 20:2) и народом святым. Господь говорил обществу Израильскому так: если будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов; то есть, израильтяне выделяются из всех народов, ибо, продолжает Господь, Моя вся земля (Исх. 19:5)

  • Как же за эту выделяемость Израиля называет Господь общество Свое?

Вы будете у Меня царством священников и народом святым, -сказал Господь (Исх. 19: 6) Также и в другом случае Бог подтверждает: будете у меня людьми святыми (Исх. 22: 31)

Поэтому-то читаем об израильтянах и во Второзаконии (7:6): ты народ святой у Господа, Бога твоего, и вот почему: тебя избрал Господь Бог твой, чтобы ты был собственным его народом из всех народов, которые на земле. (ср. 14:2; 28: 9)

И увидят народы земли, что имя Господа нарицается на тебе, и убоятся тебя (Втор. 28: 10) Не говорится, что народы будут удивляться безгрешности Израиля, но свидетельствуя, что они будут бояться выделенности и принадлежности израильтян Богу, имя Которого на Израиле, называющемся Божиим народом, святым обществом. В смысле выделенности израильского общества говорит и псалмопевец: Когда вышел Израиль из Египта, дом Иакова из народа иноплеменного, Иуда сделался святынею Его, Израиль владением Его. (Пс. 113: 1,2). Также и пророк Иеремия говорит: Израиль был святынею Господа (Иерем. 2:3), и св. Иоанн Златоуст, объясняя это место, говорит: Свят Израиль Господу, то есть отделен для Господа (Злат. XII, 1147)

  • Нельзя ли общество израильтян, называемое всюду в св. Писании святым, считать безгрешным?

Нет, нельзя, потому что, хоть и святы были израильтяне, но грешили они очень много, и всюду Господь укоряет их за грехи. Завет Мой, говорил Господь, они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними (Иер. 31: 32)

Итак, общество ветхозаветное, хотя и было святым обществом, но не было безгрешным, а называлось таким лишь в смысле выделенности его из всех народов для Господа. В этом же смысле выделенности называется святою и Церковь новозаветная, общество Христово.

  • Есть ли предсказание в слове Божием о выделении Христова верующего общества, Церкви, из множества других религиозных обществ?

Есть. Пророк Исаия в своем предсказании о Церкви Христовой, называет ее горою дома Господня, говорит: и будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. (Ис. 2: 2, 3)

Так же и в книге «Песнь Песней», где Церковь Христова изображена под видом невесты и жены царской, говорится о высоком выделении Церкви Христовой: есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа; но единственная — она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы, и превозносили ее царицы и наложницы, и восхваляли ее. (Песнь Песн. 6: 8-10)

  • В чем же Православная Церковь выделяется из всех религиозных обществ?

Первое свойство Церкви Христовой, выделяющее ее из всех религиозных обществ, то, что Глава Церкви — Христос (Еф. 1: 22).

В обыкновенных обществах главенствуют люди, как напр., в Латинской вере главенствует папа римский, в языческих религиях главенствуют жрецы, а в православной Церкви Глава — Христос. Этим наше православное общество и выделяется из других обществ.

Во-вторых, Церковь есть общество, выделяющееся учением, законом Христовым. Об Апостолах, которые составили первоначальную Церковь, Спаситель молился Отцу Небесному: Я передал им слово Твое… Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина (Ин. 17: 14, 17)

Истина Господня находится в доме Божием, который есть церковь Бога живого, столп и утверждение истины (1 Тим 3: 15) Значит, у нас, в Православной Церкви — научение, закон Христов, истина Отца Небесного, а в других обществах — законы, выдуманные людьми, напр.: в латинстве законы утверждены папой римским, в обществе баптистов законы выдуманы Николаем Шторком и Фомою Мюнцером; у лютеран — законы выдуманы Мартином Лютером; у пашковцев учение составлено Якубом Шпенером и В. Пашковым; у адвентистов — Виллиамом Миллером, и т.д. У нас же — закон Христов; этим Церковь Христова и свята, этим она выделяется из других обществ.

Третьим отличием Церкви являетcя то, что она выделяется руководством Св. Духа, помогающего членам Церкви благодатью. Я умолю Отца, говорил Господь, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами (т.е. с истинно, православно верующими в Него) вовек (Ин. 14: 16) Этот Дух Святый сошел на Церковь Христову в день Пятидесятницы, постоянно руководит Церковью, научая всему и вспоминая все, что говорил Христос (Ин. 14: 26; 15: 26; 16: 13-14).

В других обществах главное руководство идет не от Духа Святого, Которого у них нет, а от мыслей грешных людей: от папы, баптистов, адвентистов и т.п.; в Православной же Церкви, как сказано, руководство исходит от Духа Святого; этим опять Церковь Христова выделяется из всех религиозных обществ.

  • Неужели Церковь именуется Святою только в смысле выделенности от прочих обществ, а не в смысле преимуществ в добродетели?

Несомненно, и в том, и в другом смысле, но это преимущество заключается, как видим, не в безгрешности сынов Церкви, а в том, что они, как выделенные Богу, призываются к постепенному достижению безгрешной святости.

  • В таком случае, как определить это 4-е отличительное свойство Церкви?

В-четвертых, Церковь выделяется из всех обществ своею высокой целью. Цель Церкви Христовой заключается в том, чтобы усовершенствовать своих членов в познании истины Божией, чтобы укрепить их волю в добродетели, освободить от грехов, страстей и греховных наклонностей, привести их к высшей праведности и непорочности. Все общества имеют свои цели, выдуманные и поставленные им людьми; латинство, лютеранство, баптизм, адвентизм и др. протестантские секты имеют в виду насадить среди людей охристианенную Германо-Романскую культуру, т.е. наилучшее устройство материальной жизни на земле, а Церковь Христова имеет свое научение от Господа, старается чрез воздержание привести людей к небесному совершенству и любви. Этим особенно выделяется она из всех обществ.

  • Какие еще назначения имеет Церковь?

Хранить неповрежденное учение Христово и благодатный источник таинств. Третье ее назначение — распространять истинное христианство среди неверующих и еретиков, т.е. ложно верующих во Христа.

  • Какое научение в Церкви Христовой относительно цели ее?

Спаситель сказал, что верующие в Него должны постепенно совершенствоваться до уподобления Отцу Небесному: будьте совершенны, говорит Господь, как совершенен Отец ваш Небесный (Мф. 5: 48). Ап. Павел писал верующим: воля Божия есть освящение ваше (1 Фес. 4: 3,4), т.е. то, чтобы вы делались все непорочнее, более и более приближались к безгрешному состоянию.

  • Где в свящ. Писании такая обязанность предписана не только отдельным лицам, но, именно, Церкви?

Это со всей ясностью изложено в словах Ап. Павла: Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познание Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова. (Еф. 4: 11-13)

  • Есть ли в Церкви соответствующие условия для того, чтобы достигать членам ее непорочной жизни?

Спаситель, как Глава Церкви, позаботился об этом. Христос, говорит Ап. Павел, возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова, чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна (Еф. 5: 25-27).

Значит, Господь сделал все, чтобы члены Церкви достигали непорочности.

  • Как же достигается непорочность христианами?

Люди грешные, с испорченной греховной природой, для своего совершенствования и спасения вступают в Церковь и здесь, получивши прощение грехов, укрепляются в вере, переходя от веры в веру, от силы в силу, как по ступеням праведности.

  • Как понимать слова Апостола, что Господь говорил (Еф.5:27) о Церкви: «дабы она была свята и непорочна»?

Это не значит, что все уже сейчас безгрешны, но то, что в Церкви есть все, дабы верующие достигали непорочности, т.е. здесь указывается не теперешнее, а будущее совершенство верующих.

  • Какое у нас есть основание для признания того, что в Церкви могут находиться согрешающие члены?

Прежде всего таково научение Спасителя. Господь научал так об обществе Своих верующих притчами. Притчею о плевелах Господь показал, что в Церкви среди доброго семени Божия диавол будет сеять плевелы, т.е. злое научение, будет подстрекать ко злу, но все согрешающие по диавольскому научению не будут извержены из Церкви, доколе Господь не придет вторым пришествием. Тогда пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную; там будет плачь и скрежет зубов (Мф. 13: 41, 42)

То же подтверждается и притчею о неводе, под которым разумел Спаситель Церковь. Как невод, когда закинут его, тянет всякую рыбу, какая попадется, а разбирают все уже на берегу, так и Церковь держит в себе до времени всяких членов: и добрых и порочных; при кончине века, изыдут Ангелы и отделят злых от среды праведных и ввергнут их в печь огненную: там будет плачь и скрежет зубов. (Мф. 13: 47-50)

И притчею о десяти девах, вышедших навстречу Жениху, Господь указывает, что в Церкви могут быть и добрые, и злые, и даже показывается, что все не безгрешны, потому что все девы, и добрые и нерадивые, одинаково не бодрствовали, но все заснули, хотя всем должно было бодрствовать. (чит. Мф. 25: 1-13)

И притчею о блудном и добром сынах у отца показал Спаситель, что у Бога нет совершенных людей, так как и блудный согрешил, и добрый не остался до конца праведным, но впал в зависть (чит. Лук 15: 11-32). Но особенно ясно Господь раскрыл эту истину в притче о званных на вечерю, где сказано: рабы те, вышедши на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими (Мф. 22: 10)

Следовательно, в Церкви могут быть более совершенные и менее совершенные. В таком же смысле, и Апостол говорит: в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении. Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело. (2 Тим. 2: 20,21)

  • Было ли так, что в Церкви Христовой были грешные члены с самого начала бытия Церкви на земле?

Все в Церкви было всегда согласно с научением Спасителя: всегда в обществе верующих были согрешающие члены. И св. Апостолы во всех своих посланиях верующим говорят о греховности их. Ап. Иаков указывает на предрассудки, человекоугодничество, невоздержанность языка, распри и вражды, а цель самого послания Ап. Иакова есть взаимное исправление верующих (Иак. 5: 19,20) Таковы же послания Ап. Петра и все послания Ап. Павла. В кратком описании жизни Церкви Христовой в книге Деяний Апостольских такое же положение: тут и Анания с Сопфирой согрешили, тут и христиане-иудеи и христиане- Еллинисты спорили и бедных вдовиц обижали (Деян. 6: 1,2), и Апостолы были в несогласии (Деян. 15: 36-41). Точно так же и в Откровении Ев. Иоанна все Церкви описаны с падениями и греховными недостатками (2 и 3 глава).

  • Итак, как же совместить веру в безгрешность Церкви с допущением греховности ее членов?

Церковь свята, т.е. выделена из всех религиозных обществ особенными милостями Божьими; однако, члены Церкви не безгрешны, а лишь идут верным путем непорочности и имеют все действенные средства достигнуть совершенства.

  • Неужели же сектанты думают, что они безгрешны?

Сектанты баптисты, адвентисты, и особенно пашковцы (евангелики) всегда почти бесстыже заявляют, что они безгрешны и непорочны; когда же им укажешь на явные их грехи, они и тут не каются, а говорят, что у них нет грехов, хотя они и согрешают иногда. Это все равно, как если бы кто — пьяница сказал, что он не пьет, а выпивает. Так, действительно, и говорят некоторые из сектантов — пьяниц.

  • Какое же доказательство своей мнимой безгрешности приводят сектанты?

Они ссылаются на слова Ап. Иоанна Богослова: всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога. (1 Иоан. 3:9)

  • Свидетельствуют ли эти слова о безгрешности сектантов?

Нисколько. Здесь, во-первых, говорится о рождении от Бога, а сектанты рождены от диавола, потому что ни Христос Бог, ни Апостолы Его не создавали сект, а создал их диавол, во-вторых, сказанными словами Ап. Иоанн говорит только о том, насколько не к лицу христианам греховность, — что они не должны допускать греха. Однако, Ап. Иоанн не отрицает, что христиане на деле грешат. Он говорит: если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас (1 Иоанн. 1:8) А если и пишет о безгрешности рожденных от Бога, то сам Апостол объясняет, для чего так пишет: Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали (1 Ин. 2: 1)

  • Что же говорят в свое оправдание сектанты, когда сделаешь им такое объяснение?

Они начинают задавать православным вопросы, которыми хотят доказать свою праведность.

Они спрашивают православных: «где ваша душа будет, если вы сейчас помрете»? Если же православный затрудняется ответить, то сектанты обыкновенно говорят: «а мы знаем, что будем с Господом в рая, потому что мы уже спасены», как сказал Апостол: «благодатью вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф. 2: 8, 9)

  • Как нужно отвечать на вопросы и рассуждения сектантов?

На вопрос: где наша душа после смерти будет, — нужно отвечать словами Апостола: знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище; только бы нам и одетым не оказаться нагими. (2 Кор 5:1-3) Оттого мы благодушествуем и желаем лучше выйти из тела и водвориться у Господа (2 Кор. 5:8)

На суждение же сектантов, что они уже спасены и сейчас в рай войдут, нужно ответить словами Апостола, что мы спасены в надежде (Рим. 8: 24). В рай еще нужно подождать собираться, потому что еще Страшный Суд будет, не только для грешных, но и для праведных христиан: время, говорит Ап. Петр, начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? и если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный, где явится (1 Петр. 4: 17,18)? Необходимо поэтому прежде позаботиться об освобождении себя от страстей, похотей, дурных навыков и научиться жить благочестиво.

  • Чем же стараются обосновать сектанты лжеучение о своей безгрешности?
  • В чем же неправильность этого вывода?

В том, что здесь должно разуметь совершенную веру и совершенное рождение от Бога, до которого христиане доходят путем продолжительного подвига, и то немногие.

  • Откуда видно, что здесь разумеется не всякий уверовавший?

Не всякий уверовавший может творить чудеса, а очень немногие, усовершившиеся в вере, как сказано: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. ( Мф 17:20) Или еще: Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду. (Иоан 14:12)

Итак, если сектанты называют себя верующими и рожденными от Бога в совершенном смысле, то пусть оправдают на себе эти слова Спасителя.

  • Итак, есть разные степени веры и рождения от Бога?

Несомненно, так. Это видно из слов Ап. Павла: в нем открывается правда Божия от веры в веру (Рим 1: 17). Апостол Иаков говорит об Аврааме: вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства (Иак. 2:22)

Что такое святость и можно ли стать святым сегодня

Абсолютно свят только Бог. В то же время церковь причисляет к лику святых и людей. На эту тему автор и ведущий Виталий Стариков беседует с настоятелем ракитянского Свято-Никольского храма протоиереем Николаем Германским.

«Разговор о святости – это непростой разговор, особенно в наше время. Кто-то скажет: какая святость, какой духовная высота, когда мы выживаем? Какое преображение, какое вознесение, какое самоотречение? Но если мы не будем говорить о святости, в скором времени увидим вещи еще более ужасающие», – считает Николай Германский.

Что такое святость

Святость – это духовное совершенство. Абсолютно свят только Бог. В понимании человеческой святости присутствует постоянное и искреннее духовное совершенствование, которое должно закончиться духовной высотой. Оно выражается в смирении, доброте, вере, надежде и, главное, любви. Когда Христос пришел в наш мир, он пришел напомнить всем об этом, хотя и знал, какую цену ему придется заплатить.

«В понимании человеческой святости присутствует постоянное неуклонное и искреннее духовное совершенствование, которое в конечном итоге должно закончиться духовной высотой. Она выражается в смирении, доброте, вере, надежде», – говорит Николай Германский.

Может ли человек стать святым

В отношении человека понятие святости относительно – абсолютно свят только Господь. Когда-то человек был создан по образу и подобию Божию. Практически Адам и Ева были святыми. Но, нарушив заповедь через непослушание, они потеряли свою невинность и перевернули систему ценностей. На первое место вышло тело. И теперь попытка обрести святость – это попытка вновь вернуться к Господу.

Чем нравственный человек отличается от святого

Нравственный закон присущ человеку, но не каждый человек исполняет этот закон. Совесть – это есть голос Божий в человеке, но иногда она засыпает или даже почти умирает. Человек может быть нравственным, но, остановившись в своем развитии, не стать духовным. Это значит, что святость и нравственность – далеко не одно и то же. Чтобы обрести святость, нужно полностью отречься от земных благ.

Почему современный мир так несовершенен

Главная причина – удаление человека и человечества от Бога. Когда-то единая церковь и вера разделились: сначала отпочковался католицизм, от которого, в свою очередь, отделился протестантизм. Искажение веры влечет за собой искажение понятия святости и искажение опыта жизни целого народа.

«Именно в православии эта чистота осталась ненарушенной. И на Западе это многие понимают», – считает Николай Германский.

Каковы признаки святости

Все признаки святости можно найти в Нагорной проповеди, которая представлена в Евангелии от Матфея. В мировоззрении западных людей любовь подменена гуманизмом, терпение – толерантностью, то есть терпимостью к любому греху. У них искажено понятие свободы: для них это свобода для греха, а для нас – от греха. Вместо духовного блаженства они избрали земное наслаждение. Между тем святость – это блаженство: блаженны чистые сердцем, кроткие, плачущие, милостивые, те, кто претерпит за Христа все страдания. Святые – это терпеливые, добрые, искренние, преисполненные веры, надежды, любви.

Почему Серафима Тяпочкина считают святым

Многие святые не канонизированы, и церковь их не знает. Но их знает Бог, и это самое главное. Архимандрит Русской православной церкви, прослуживший больше 20 лет настоятелем Свято-Николаевского храма в пос. Ракитное Белгородской области Серафим Тяпочкин обладал всеми признаками святости, и главное его качество – любовь. Он носитель того самого божественного света. Причисление его к лику святых – вопрос времени.

Свящ. Максим Козлов

1. Как жила Русь?

– Да по-всякому жила. Но было в этой жизни нашего Отечества нечто, благодаря чему мы по праву можем называть наше Отечество в какие-то века святой Русью. Почему? Потому что даже в те времена, когда было много страшного, греховного, человеческой немощи, обманов и подлости, все же было главное почти у всех русских людей: идеалом образа жизни, нормой жизни была святость. Люди русские мерили свою жизнь не по богатству, не по знатности, не по преуспеванию, а по святости угодников Божиих. И вот то, что этот идеал был перед почти всеми русскими людьми целые века, и дает нам основания называть наше Отечество святой Русью.

2. Как крестили Русь?

– Во-первых, добровольно, это в отличие от многих стран Западной Европы, где, случалось, делали это огнем и мечом. Во-вторых, быстро, потому что, хотя где-то по закоулкам, в глубинке, в лесах и таилось язычество, но еще и века не прошло, как большинство русских людей были уже православными христианами. А в-третьих, радостно и красиво, потому что самое главное, к чему прикоснулась душа русского человека, была красота. Помните, послы Владимира вошли в Софию Константинопольскую – и что они там увидели: они не знали греческого языка и не знали икон, но они почувствовали, что они как на небе, такая красота открылась их очам, что после этого возвращаться к язычеству – было невозможно. И вот это «как на небе» потом появилось и на Руси: и в Киевском Софийском соборе, и в Новгородском, и во многих других. Вспомните храм Покрова на Нерли – вот эти кусочки неба на земле. Вот так Русь крестилась – через эту дивную Божественную красоту.

3. Почему русские цари выбрали именно Православную веру?

– Потому что они увидели, что это та вера, к которой если прикоснешься, то ни на какую другую уже смотреть не будешь. Они, конечно, не то чтобы интеллектуально рассуждали, взвешивали или у них была группа геополитиков-аналитиков, которая составляла им протокол, доклад, как нынче делает наша Дума: «Какие будут последствия для великого княжества Руси, если примет она эту веру?» – нет, конечно, просто сердце отозвалось вот на эту радость Православия…

4. Почему сейчас рушится Россия, а храмы возрождаются?

– Россия рухнула не сейчас. Православное царство, каковым была Россия, прекратило существовать в 1917 году, в феврале, а окончательно в октябре того же трагического для русского народа и для Церкви времени. И потом уже России, как государства, никогда не было. Был Советский Союз, теперь – Российская Федерация, но России нет. А вот возродиться она сможет тогда, когда станет страной православных людей. Есть такая древняя пословица: были бы братья, будет и братство; будут православные люди, великое их братство, будет и православная Россия. На ядерных ракетах, на обширных границах да на больших денежках – только на таком, материальном, богатстве, великой России не построить. Нужна крепость духа. Над этим и надо трудиться.

5. Какое житие святого апостола Андрея?

– Житие это длинное, в нем много повествуется, как он проповедовал в разных странах, как пострадал за Христа, как был распят на кресте, который дал начало флагу русского флота. В житии этом рассказывается и о том, как он побывал и в пределах нашего Отечества. И мы знаем, что земля наша освящена пребыванием одним из апостолов и учеников Спасителя – Андрея Первозванного.

6. Если во сне является святой, то как это воспринимать? а) не обращать внимания; б) этот сон имеет какой-то особый смысл?

– Многие святые говорили, что если человек увидит ангела и не поверит, то не согрешит. Почему? Потому что очень велика опасность перепутать по нашей неопытности. И то, что нередко происходит от естественных причин: от прочитанных книжек, даже и хороших. Например, читали вы накануне житие какого-нибудь святого, запало вам нечто на душу и приснилось. Или от услышанного по радио, скажем, послушали «Радонеж», или кассету посмотрели, я имею в виду какую-то благочестивую кассету, и вот потом у нас что-то в памяти отложилось – это естественная причина. А еще бывает, что нас лукавый смущает, чтобы в нас гордость раздуть – вон я какой, мне ангелы снятся! – какую-то нам покажут обманку, а мы ее и воспримем. Так что надежней, конечно, по первому, второму, а может, и по третьему разу не поверить. Ну а ежели этот сон есть не просто сон, а некое видение или знамение нам от Бога, то Господь сам нас так вразумит, что никакого сомнения не будет.

7. Какие у вас иконы?

– Какие иконы дома, видимо, ты спрашиваешь? Однажды я узнал правило от одного священника: дома иметь такие иконы только, которым молишься. Вот этому правилу стараюсь следовать. Иконы, к которым ты знаешь тропарь, молитву, и их читаешь. Иметь дома выставки икон, древних или вырезанных из календарика, но к которым мы не обращаемся даже с краткой молитвой, бессмысленно. Так что возьмите это за правило и держитесь его.

8. Нравятся ли вам византийские иконы?

– Хорошие, конечно, нравятся. Но в любой православной иконе есть важная основа, которая заключается в том, что даже самая простая из них написана по определенному строгому канону. А что такое канон? Это опыт поколений жизни и веры людей. Опыт богообщения, опыт церковный, который говорит: вот так можно молиться, так можно святых изображать, и если у иконописца даже не было большого или особенного таланта и особого внутреннего опыта, то он хотя бы следовал этому канону, или правилу, как пути, по которому нужно идти, чтобы икона, пусть она не будет как у Андрея Рублева, но хотя бы была указанием правильного направления, как окошко – не в погреб, а к солнышку.

9. Что нужно сказать, когда тебе говорят, что верующий человек поклоняется иконе, а не Богу, как это доказать, что мы молимся не иконам, а Богу?

– А как доказать? Так и доказать: ты что! Ты где это такое вычитал? Если хочешь знать, чему мы молимся, открой любой акафист, который мы перед иконами читаем, например, «Нечаянной радости» – там что говорится: честь, которую мы воздаем образу, то есть иконе, к первообразному восходит, то есть к первому образу, то есть к Тому, Кто на этой иконе изображен, и ежели ты думаешь, что мы поклоняемся доске, краскам и яичному порошку, который входит в темперу, то ошибаешься в корне. Мы поклоняемся Господу и святым, а не вышеназванным бездушным предметам.

10. Я хотел бы знать, почему у нашей страны на протяжении многих лет такая тяжелая судьба?

– Я уже говорил прежде, чем Господь кого любит, того наказывает. С кого можно спросить, с того спрашивает, ведь и мама с папой больше спрашивают со старших детей, чем с младенца, который еще кашей манной с ложки питается. Он, бывает, и покапризничает, и опрокинет эту кашу себе на голову, а его только отмоют и опять за стол посадят. А попробуйте-ка вы то же сделать, представьте, что родители вам за это устроят. Также и здесь: у кого больше разумения, крепости душевной, с того и спроса больше.

11. Как вы считаете, возможно ли восстановить монархию на Руси?

– Человеку невозможно, а Богу все возможно, но, впрочем, зависит от человека, до какой-то степени: то есть будут ли подданные у монарха? Ведь монархия что предполагает? Что будет такая, достаточно значительная часть народа, которая свою волю – политическую, отчасти экономические права, права человека, – добровольно пожелает ограничить, себя стеснить ради доверия воли, уму, сердцу душе православного монарха. Вот когда будет большая часть народа таковой, тогда будет и православная монархия.

12. Если нельзя возродить в России царскую власть, то какая власть для нее наиболее приемлемая?

– Церковь может существовать при любой власти, и по большому счету она непреодолима вратами ада, как об этом говорит Сам Господь в Евангелии. Но, конечно, Церковь будет приветствовать такое государство, которое будет ориентироваться на традиционные ценности, которое будет уважать Евангелие, будет уважать исторический путь России и место в ней православной Церкви, которое не будет потакать разного рода сектантам, сатанистам и прочим, разлагающим душу нашего народа. А уж какая она будет – президентская республика, или парламентская, или вовсе не республика, а что-то другое – это не важно.

13. Почему большевики расстреливали священников и посадили Патриарха?

– Действительно, многие сотни тысяч людей, священников, монахов были расстреляны, казнены, сосланы, уморены в лагерях в минувшие годы. А почему так было? А потому, что говорится в Писании: «Бог кого любит, того и наказывает». И, видно, столько греха, злобы, неправды накопилось к концу двадцатого века в человеческом роде, что на крест страдания за других должны были пойти те, которые смогли бы его с терпением, смирением и без ропота принять. А кто это мог принять? Только православные люди. Потому что заставь-ка идти на крест, мучиться безбожника – в те годы и многим из них пришлось туго, но они и проклинали, и предавали, и сейчас простить не могут и забыть того, что с ними делали. А православные люди, уподобляясь Христу, с терпением и прощением понесли многие мучения, чтобы чего худшего не случилось со всеми, со всем народом русским.

СВЯ́ТОСТЬ, религиозная категория, происходящая из сферы культа и приобретшая значение идеального морального совершенства. В Библии святость обозначается словом קֹדֶשׁ, ко́деш, в мишнаитском иврите קְדֻשָּׁה, кдушша, а то, что считается святым, — קָדוֹשׁ, кадош.

Еврейские экзегеты, следуя традиции галахического Мидраша (Сифра к Лев. 19:2), трактуют глагол с корнем קדש (кдш) как «быть отделенным», «обособленным». Традиционная интерпретация совпадает с данными современной феноменологии религии, которая описывает святое как «совершенно иное», внушающее одновременно благоговение и трепет (нуминозное).

В Библии

В Библии святость выражает самую природу Бога; Бог, источник святости, именуется Святой (Кадош). Предметы, места, лица и действия, связанные со служением Богу или посвященные Ему, приобретают святость. Поскольку святость есть сущность Бога, Библия рассматривает моральное совершенство как существенный аспект святости, хотя последняя и не исчерпывается им. В отличие от политеистических религий Ближнего Востока, религия Древнего Израиля не ограничивает святость сферой культа. Святость, исходящая от Бога, относится к природе, истории, человеческому опыту и поведению, а также к избранному народу и завету Бога с ним. Библейская религия предвидит в конце дней универсальное распространение царства святости, которое должно охватить весь мир и все человечество.

Трактовка святости Бога как выражения Его морального совершенства характерна не только для пророков; она присутствует и в так называемом Священническом (или Жреческом) кодексе (см. Библия. Толкование экзегезы и критические исследования Библии. Научное исследование и критика Библии; Ю. Вельхаузен). Чисто ритуальные аспекты святости соединены там с моральными предписаниями (Лев. 19). Пророки углубили и расширили моральные аспекты Божественной святости. Амос (Ам. 2:7) приравнивает угнетение бедных и половую распущенность к осквернению святого имени Бога. Хошеа видит в милосердии атрибут Божественной святости (Хош. 11:8–9); он считает чистоту сердца и отказ от злых дел предпосылками обращения к святому Богу.

Всякий человек и всякий предмет, вступающие в какое-либо непосредственное отношение с Богом, наделяются святостью. Человек, предмет или местность вводятся в царство святости действием или повелением Самого Бога. Народ освящается и слышит повеление быть святым, вступая в завет с Богом (Исх. 19:6; Лев. 11:44–45; 19:2; 20:7; Втор. 7:6; 26:19). Ковчег завета был свят, так как считался престолом невидимого Бога. Святыми считались сама скиния и все сосуды, употреблявшиеся в ней. Пророк, призванный к службе Богу, считался святым человеком (II Ц. 4:9). Святость определенных мест и периодов времени устанавливалась Богом (Быт. 2:3). Однако народ Израиля должен был освящать субботу, освященную Богом (Исх. 20:8; Втор. 5:12; Иер. 17:22; Нех. 13:22). Праздники, скиния, жертвенник, Аарон и его сыновья (Исх. 29:43) — все освящены Богом, но должны также пройти ритуал освящения, совершаемый людьми.

В Талмуде и Мидраше

В Талмуде, Мидраше и позднейшей раввинистической литературе святость неоднократно определяется как `отдельность`, `обособленность` (на иврите пришут, Сифра к Лев. 19:2; см. выше). Этому слову в разных контекстах придаются такие значения:

  • строгое воздержание от всяких действий, хотя бы отдаленно связанных с идолопоклонством;
  • отделение от всего нечистого и оскверняющего;
  • воздержание от употребления мяса и вина (ББ. 60б; Тосеф. Сот. 15:11);
  • умеренность в половых сношениях или даже полное воздержание от них (Сот. 3:4; Шаб. 87а; Быт. Р. 35:1). Это последнее значение, по-видимому, заключено и во фразе: «отдельность ведет к чистоте, чистота ведет к святости» (Мид. Таннаим к Втор. 23:15; Ав. Зар. 20б; ТИ. Шк. 3:4; 47в). Законоучители Талмуда считали, что тело человека должно быть свято, так как грех оскверняет не только душу, но и тело.

Святость рассматривается как самая сущность Бога; в раввинистической литературе и устной речи на иврите и других еврейских языках Бог чаще всего именуется «Святой, да будет Он благословен» (Ха-Кадош барух Ху). Божья святость несоизмерима с человеческой и недостижима для человека (Быт. Р. 90:2). Хотя Божья святость абсолютна, еврейский народ освящает Бога (Исх. Р. 15:24), так же как Бог освящает народ (там же). В отличие от святости Бога, святость еврейского народа не составляет его сущности, но зависит от исполнения им мицвот. Центральное место среди мицвот, соблюдение которых освящает еврейский народ, занимает соблюдение субботы. Материальные предметы (Сефер-Тора, тфиллин, мезуза и другие) обладают святостью только тогда, когда они изготовлены лицом, имеющим законное право исполнять соответственные предписание, и с той целью, которой они изначально были предназначены (Гит. 45б). Мишна (Кел. 1:6–9) перечисляет десять восходящих степеней святости, начиная с Земли Израиля и кончая святилищем (Святая святых) Храма.

В раввинистической литературе

В раввинистической литературе эпитет «святой» по отношению к человеку применяется с осторожностью. Согласно мидрашу, ангелы хотели при сотворении Адама воспеть ему хвалу как святому созданию, но когда Бог наслал на него сон, они поняли, что Адам смертен, и отказались от своего намерения (Быт. Р. 8:10). Согласно мидрашу, патриархов не называли святыми до их кончины (Ялк. Иов 907). Однако Талмуд называет святым того, кто следует словам законоучителей (Иев. 20а). Во власти человека освятить себя, и если он делает это, хотя бы и в малой мере, он в гораздо большей мере освящается свыше (Иома 39а). Человек может освятить себя, добровольно воздерживаясь даже от того, что не запрещено ему законом, но является морально предосудительным (Иев. 20а). Святость человеческих дел предполагает Божью помощь (Лев. Р. 24:4). Человек, готовый пожертвовать своей жизнью, но не отказаться от своей религии и не нарушить Божьи законы, совершает акт освящения Имени (см. Киддуш ха-Шем). Этот акт воплощает высший идеал раввинистического иудаизма (Бр. 61б).

В хасидизме термин кдушша применяется к цаддику: святость является его атрибутом.

Слова, производные от корня кдш, играют важную роль в литургии и вообще в ритуале. См. Каддиш; Кдушша; Киддуш; Пиют; Хевра каддиша.

В средневековой еврейской философии

В средневековой еврейской философии термин «святость» встречается редко и указывает на различие между духом и плотью, вечным и временным, абсолютным и изменяющимся. Бог свят, ибо Он отличен от всего и возвышается над всем. Еврейский народ свят, ибо он отделился от мира с его заботами и обратился к почитанию Бога. Суббота свята, ибо она посвящена духовным, а не земным делам. Имеется тесная связь между понятиями «святость» и «уникальность» в сфере теологии и понятиями «святость» и «отдельность» в сфере этики, хотя первоначальное значение термина «святость» относится к области ритуала. Маймонид ассоциирует идею святости с идеей особенности и уникальности, давая ей крайне интеллектуалистическое толкование.

Бог свят, так как он абсолютно отличен от творения, не подобен ему ни в одном из Своих атрибутов и не зависит от его бытия (Майм. Яд., Иесодей ха-Тора, 1:3). Место, имя или предмет святы лишь постольку, поскольку они обособляются во имя служения Богу. Освящение с помощью предписаний религии также предполагает уникальность и отдельность. Согласно Маймониду, имеется три способа освящения с помощью мицвот:

  1. освящение добродетелью, то есть воздержанием от плотских желаний и удовлетворением их лишь в пределах необходимого, чтобы целиком посвятить себя Богу;
  2. исполнение тех предписаний, которые уводят человека от забот о грешном мире и подготавливают его к постижению истины;
  3. достижение святости путем соблюдения законов о ритуальной чистоте (в учении Маймонида последние два не играют важной роли). Человек, достигший высшей степени святости — как патриархи и Моисей, — свободен от власти плоти и в этом подобен Богу (Майм. Яд., Иесодей ха-Тора, 3:33).

Иехуда ха-Леви в книге «Кузари» утверждает, что Бог свят, ибо Он дух, свободный от пороков, присущих материи. Он правит всем творением, не будучи зависим от него. Святость, согласно Иехуде ха-Леви, — это живая духовная сила, исходящая от Бога и присутствующая во всяком, почитающем Его. Народ Израиля именуется святым, ибо святость, проявляющаяся главным образом в пророчестве, вдохновляет народ и наполняет язык иврит, Страну Израиля и Храм. Человек, стремящийся к святости, должен отделиться от всего нечистого, но не пренебрегать жизнью плоти, чувств и эмоций.

В еврейской философии нового времени

В еврейской философии нового времени средневековые идеи подверглись переосмыслению под влиянием разных светских философских систем. Н. Крохмаль под влиянием Гегеля определяет святость как статичный и пребывающий духовный атрибут, противоположностью которого являются начала динамизма и изменчивости («Море невухей ха-зман»). Святость — это символ духовного, так как она пробуждает духовные мысли. Мицвот освящают, так как исполнение их усиливает духовное восприятие. В отличие от Маймонида и Иехуды ха-Леви, Крохмаль считал, что духовное начало присутствует в природе и истории, и отождествлял его с разумом. Освящение — это не уход от мира, но самоосуществление разума в самом существующем.

М. Лацарус отождествляет Бога с идеей морального поведения. Почитание Бога, следовательно, идентично этике (ритуал — лишь символ чистой этики). Человек достигает святости моральным поведением, а общество освящается, подчиняясь категорическому императиву («Этика иудаизма»). Эта идеальная цель, согласно Лацарусу, никогда не может быть достигнута полностью.

Г. Коген также определяет святое как сферу этической деятельности, место встречи человеческого и Божественного разума. Лишь человек с Божьей помощью может осуществить этический идеал, своим поведением освятив себя и общество («Религия разума»).

Ф. Розенцвейг придерживается диаметрально противоположных взглядов на святость. Он возвратился к идее святости как отдельности. Бог противостоит миру. Он свят, ибо вечен и, следовательно, пребывает вне мира. Мир достигает святости только с помощью откровения, которое есть милость Бога, дарованная людям. Встречая Бога, человек освобождается от всего временного и преходящего и соединяется с вечным. В этом функция библейских предписаний, которые освящают жизнь еврея в рамках общины («Звезда спасения»).

Наряду с философскими течениями, испытавшими влияние разных течений западной философии, в 20 в. возникли течения, непосредственно черпавшие идеи из средневековой каббалы. Например, А. Кук трактовал святость в духе каббалы как всеохватывающее Божественное бытие в его абсолютном единстве.

О святости Земли Израиля см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *