Святые о воспитании детей

1. Учите детей личным примером. Он во сто крат сильнее назидательных слов и поучений. «Развращение детей происходит не от чего другого, как от безумной привязанности (родителей) к житейскому».

Иоанн Златоуст

2. Не балуйте детей, воспитывайте их в скромной обстановке с твёрдым укладом. «Кто хочет рачительно воспитать детей своих, воспитывает их в великой строгости и трудных занятиях, чтобы, отличившись и в науках, и поведении, могли они со временем получить плоды трудов своих».

Преподобный Нил Синайский

3. Не стройте воспитание на запретах, давайте детям свободу выбора (например, из двух приемлемых вариантов), учите разбираться в том, что вредно и что полезно для них, через рассуждения с ними: «К чему приведёт твой выбор? Как ты думаешь, будет ли это полезно?»
«Сколько можно, надобно внушать детям, что для них вредно, смотря на других детей, упражняющихся в сих забавах, или будут им завидовать, или осуждать, а себя считать лучшими их. И тут подобает иметь мудрость, но не со своим разумом, а молить Господа, да умудрит вас, как поступать в воспитании детей, и да сохранит их от тлетворного духа вредных обычаев мирских».

Макарий Оптинский

4. Не потакайте детским капризам, не идите на поводу, но научитесь спокойно находить причину негативного поведения детей: если в ответ на замечание, ребёнок на время уступает, значит ему не хватает Вашего внимания. Если продолжает настаивать на своём, «бросает вызов», а в Вас вскипает возмущение — «борется за власть». Ласково посмотрите в глаза, не ввязывайтесь в ссору, стойте на своём: «Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость» (Притчи 15,1). Если в ответ на замечание Вы видите попытку «отомстить», не вымещайте свою обиду в ответ, отделите грех ребёнка от него, вспомните о том, что эта скорбь дана Вам за грехи, начните восстанавливать отношения первыми. «Остерегайте детей своих со всею заботливостию от капризов пред вами, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят свое сердце злобою. Каприз — зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу».

Иоанн Кронштадский

5. Учите детей жить в присутствии Божием. «При обсуждении детских проступков не ограничивайте ваши замечания словами: «Как это стыдно или неприлично», а говорите чаще: «Как это грешно и страшно, как Господь страдал из-за наших грехов». Сколько сами понимаете силу греха, сколько сами боитесь его — пусть это будет написано на лице вашем»

Амвросий, архиепископ Харьковский

6. Учите детей молиться. «Научайте детей не словам только молитвы, а знакомьте их с состоянием и опытом молитвы. Не делайте молитву слишком краткою, не бойтесь за усталость детей, введите их в труд молитвы, объясняя им науку собирания мыслей и бодренного предстояния ума перед Богом. Молитесь сами при них с горячностью и усердием: теплота вашего сердца сообщится и их сердцам, они узнают утешения, находимые в молитве, и она будет для них отрадою и прибежищем во всех испытаниях и скорбях жизни».

Амвросий, архиепископ Харьковский

7. Учите детей бороться со злыми помыслами. «Раскройте им науку испытания помыслов и внутренней борьбы с мыслями и склонностями греховными»

Амвросий, архиепископ Харьковский

С самого младенчества начинается эта борьба за душу. И те родители, которые упустили время – например, крестили ребеночка не сразу или даже и крестили рано, а потом в церковь его не носят, не причащают, не воспитывают по-христиански, потому что сами ничего не знают, – они дают спокойно возрастать в ребенке злу. А когда человеку уже пятнадцать-семнадцать лет, зло, которое в нем было в зачатке, распускается пышным цветом, так что родители, небрегущие о своих детях, потом пожинают то, что они сеют, вернее, то, что посеяно грехом. И они обычно ужасаются: откуда в нем это? он был маленький такой хорошенький. Да, конечно, любое маленькое дерево очень нежное на вид, а когда ему лет триста, то это уже огромный корявый кряж, в нем и дупла, и сухие сучья, и черви, и гниль.

Многие отцы и матери потом ругают детей, проклинают, хулят их: вы такие-сякие, непослушные, – не задумываясь, кто в этом виноват. Конечно, само дитя тоже имеет часть вины на себе, но во многом виновато и его окружение. Тот родитель, который к Господу Иисусу пришел, сказал, что сын его беснуется. Но беснование – это же следствие порабощения грехами. И в наших детях тоже бесы сидят: бес гордости, зависти, непослушания, непочтения, хулы, ругательства и всякие другие. Многих бесов мы передаем детям сами, по наследству и через воспитание, потому что они в нас кипят и, естественно, переходят на наших детей; мы заражаем их этими дурными, греховными болезнями. Что есть в нас, то есть и в детях наших.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Вот слова Отцов Церкви на эту тему:

Александрия в Египте служила центром знаний в четвертом веке до нашей эры. Знаменитая библиотека Александрии привлекала многих ученых, и естественно, что этот город был одним из наиболее подходящих мест для расположения лучших школ. Филон, греческий еврей, живший в Александрии, уже написал много работ, демонстрирующих единство греческой философии и иудаизма (Великая традиция, 154). Позднее отцы церкви прибегали к аналогичным аргументам, чтобы связать греческую философию и христианство. Климент Александрийский (ок. 150-215 г. нашей эры) продолжил развитие этой темы, демонстрируя, что изучение греческой философии было полезно для христиан. Он определял философию как «подготовительную науку для христианства», которая приведет человека к созерцанию мудрости и подготовит его сердце для принятия Христа (169). Климент также пришел к выводу, что философия готовила ум к точности в обсуждении вопросов веры и, таким образом, помогала предохранять христиан от заблуждений под влиянием ложных учений.

Ориген (ок. 185-254 г. нашей эры), изучавший как Писание, так и в греческую литературу, сравнивал классическое христианское образование с израильтянами, ограбившими Египет перед Исходом. В своем сравнении Ориген отметил, что золото и серебро египтян-язычников применялось для изготовления священных сосудов, используемых в Скинии (178). Делая вывод из этого сравнения, он призывал учеников использовать сокровища греческих философов и поэтов для укрепления священной веры христианства.

Св. Василий Великий (ок. 329 – 379 г. нашей эры), епископ Кесарии, считал изучение древних писателей, поэтов и ораторов подготовительными занятиями для глубокого изучения Священного Писания. Он уподоблял мышление спортивным упражнениям. Святитель Василий утверждал, что осознанное изучение мудрости древних веков посредством анализа философии и аргументов, наряду с принятием истинного и отвержением ложного, готовило христианина к тому, чтобы стать твердым защитником веры. Другими словами, если христиане должны воздействовать на мир вокруг них, они должны тщательно подготовиться к этой задаче. Вселенские святители и православные учителя Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст получили отличное домашнее образование, а матери первых двух прославлены в лике святых (святые Эмилия и Нонна).

Святой Иероним (ок. 347- 420 г. нашей эры), переводчик Библии на латинский язык, был известен своей борьбой с любовью к светской литературе. Он доказал, что апостол Павел цитировал строки из греческих поэтов для того, чтобы убедить греков в истинности Христа. При этом Павел демонстрировал, что «он научился у праведного Давида, как вырвать меч противника из его рук и его собственным клинком отрезать голову самоуверенному Голиафу» (209). Снова и снова эти отцы Церкви доказывали, как светское обучение вполне может использоваться в служении Христу. Современник Иеронима, Блаженный Августин (ок. 354 – 430 г. нашей эры), также получил хорошее классическое образование до обращения в христианство и служения Церкви. В своей знаменитой работе «Исповедь» Августин утверждал, что чтение Цицерона обратило его сердце к мудрости Божьей (220). Ключевую роль в его жизни сыграла его мать Св. Моника, которая дала ему дома блестящее образование и весьма почитается до сих пор у западных христиан.

В Афинском университете святой Василий учился так, что ему не было равных – он не был средним, серым, незаметным студентом, учившимся «от и до», о его знаниях ходила настоящая слава: «”Он так изучил все, как другой не изучает одного предмета; каждую науку он изучил до такого совершенства, как бы не учился ничему другому”. Он был филологом, оратором, философом и диалектиком. «Легче было выйти из лабиринта, чем избежать сетей его слова, когда он находил сие нужным”. Из астрономии, геометрии и науки об отношении чисел он изучил настолько, чтобы искусные в этом не могли приводить его в замешательство. Собственные телесные недуги заставляли его изучить врачебную науку. Он был еще и юристом и естествоведом. Словом, «это был корабль, столько нагруженный ученостью, сколько сие вместительно для человеческой природы”» (Проф. Н.И. Сагарда. Святитель Василий Великий).

Впоследствии святитель Василий ответит на такой насущный для многих и сегодня вопрос – нужно ли христианину читать языческих авторов, и какой в этом смысл. «Займем лучше у них те места, где они восхваляли добродетель и порицали порок. Ибо как для других наслаждение цветами ограничивается благовонием и пестротою красок, а пчелы сбирают с них и мед, так и здесь, кто гоняется не за одною сладостию и приятностию сочинений, тот может из них запастись некоторою пользою для души. Поэтому, во всем уподобляясь пчелам, должны вы изучать сии сочинения. Ибо и пчелы не на все цветы равно садятся, и с тех, на какие сядут, не все стараются унести, но, взяв, что пригодно на их дело, прочее оставляют нетронутым.» (Святитель Василий Великий. Беседа к юношам о том, как получать пользу из языческих сочинений).

Иоанн Златоуст: Каждый из вас — отцов и матерей — подобно художникам, с великой тщательностью украшающим изображения и статуи, пусть заботится и о своих удивительных произведениях. Ибо живописцы, каждый день ставя картину перед собой, покрывают ее красками, стремясь к тому, что должно. Так же поступают и каменотесы, убирая лишнее и добавляя недостающее. Так и вы, подобно делающим статуи, используйте для этого все имеющееся у нас время, делая для Бога статуи, достойные восхищения: лишнее убирайте, а то, чего недостает, добавляйте и внимательно наблюдайте их всякий день, какое от природы есть у них дарование — чтобы его умножить, какой недостаток — чтобы его устранить. И с особенным тщанием изгоняйте от них всякий повод к распущенности, ибо склонность к этому более всего вредна душам юных. Лучше всего, прежде чем он успеет изведать этого, приучи его быть трезвым, побеждать сон, бодрствовать на молитве, все слова и дела свои отмечать знаком Креста.

Серафим Роуз:
Ребенок, с детства приученный к классической музыке, развившийся под ее влиянием, не подвергается искушениям грубого ритма рока, современной псевдомузыки в той мере, в какой подвергаются им те, кто вырос без музыкального воспитания. Хорошее музыкальное воспитание, по словам оптинских старцев, очищает душу и приготовляет ее к принятию духовных впечатлений.
Ребенок, приученный к хорошей литературе, драме, поэзии, ощутивший ее воздействие на душу, получивший истинное наслаждение, не станет бездумным приверженцем современного телевидения и дешевых романов, которые опустошают душу и уводят ее от христианского пути.
Ребенок, который научился видеть красоту классической живописи и скульптуры, не соблазнится легко извращенным современным искусством, не будет тянуться к безвкусным изделиям рекламы и тем более порнографии.
Ребенок, который знает кое-что о мировой истории, и особенно о христианской, о том, как люди жили и мыслили, в какие западни они попадали, уклоняясь от Бога и Его заповедей, и какую славную и достойную жизнь они вели, когда были Ему верны, сможет правильно судить о жизни и философии нашего времени и не станет слепо следовать за «учителями» века сего.
Одна из проблем, стоящих ныне перед школьным образованием, состоит в том, что детям не прививают больше чувства истории. Это опасная и роковая вещь — лишить ребенка исторической памяти. Это означает, что его лишают возможности брать пример с людей, живших в прошлом. А история, в сущности, постоянно повторяется. Когда вы это замечаете, вам хочется знать, как люди решали свои проблемы, что сталось с теми, кто восстал на Бога, и с теми, кто изменял свою жизнь, подавая нам яркий пример. Чувство истории очень важно, и его надо прививать детям.
В общем, человек, хорошо знакомый с лучшими плодами светской культуры, которая в России почти всегда имеет определенное религиозное, христианское звучание, получает намного больше возможностей вести нормальную плодотворную жизнь православного христианина, чем тот, кто обратился в Православие, будучи знаком лишь с современной популярной культурой.
Именно поэтому в нашей битве против духа мира сего мы можем и должны использовать лучшее, что может предложить мир, чтобы пойти дальше этого лучшего; все лучшее в мире, если нам достает мудрости видеть это, указывает на Бога и Православие.

Свт Иоанн Златоуст
Поэтому родителям следует думать не о том, как бы сделать детей богатыми серебром и золотом, а о том, как бы они стали всех богаче благочестием, мудростью и стяжанием добродетели — как бы они не имели надобности во многом, как бы не увлекались житейскими и юношескими пожеланиями.

Цит. по: Святитель Григорий Нисский. О жизни Моисея Законодателя или о совершенстве в добродетели. Перевод с древнегреческого: А Десницкого. — М. Храм свв. Косьмы и Дамиана на Маросейке. 2009 г. С. 53-54
Египетские сокровища.
Так Моисей выводит народ из Египта. И всякий, кто идет по стопам Моисея, таким же образом освобождает от египетской тирании всех, кто его послушается. Полагаю, что тем, кто следует за вождем к добродетели, не стоит отказываться от египетского богатства и лишаться сокровищ иноплеменников. Они должны получить будто бы в долг все, чем владел прежде противник, как это и повелел сделать народу Моисей (Исх. 12: 35-36). Пусть никто не принимает поверхностного толкования, будто бы законодатель приказывает грабить состоятельных людей и учит несправедливости. Мнение, что таковы предписания законодателя, не соответствуют действительности, если посмотреть на его последующие законы, в которых от первого до последнего слова запрещается несправедливость по отношению к ближнему, — хотя и может показаться разумным объяснение, что с помощью этой уловки израильтяне получили с египтян плату за труды. (Такое толкование можно найти, например, у Филона Александрийского «Жизнь Моисея», 1.25.141, Климента Александрийского «Строматы», 1.23.157 или Иринея Лионского «Против ересей», 4.46). Но и такое толкование никак не избавляет повеление Моисея от обвинения во лжи и обмане. Ведь когда один человек взял у другого вещь в долг и не вернул, то, если эта вещь ему не принадлежит, он совершил кражу; но если даже он завладел тем, что ему причитается то заслужил имя лжеца, поскольку обманул надежду владельца на дальнейшее пользование этой вещью.
Итак, возвышенное понимание подходит здесь больше приземленного. Тем, кто переходит к свободной и добродетельной жизни, таким образом предписывается запастись богатствами языческой образованности, которой украшаются чуждые вере люди. Нравственную и естественную философию (нравственная философия – этика; естественная философия – естественные науки – физика, биология и т.д.), геометрию и астрономию, науку логики и все, чем занимаются люди вне Церкви, наставник в добродетели повелевает перенять будто бы в долг у тех, кто обогатился всем этим в Египте. Они пригодятся позже, когда понадобится украсить храм Божиего таинства словесным убранством. Те, кто приобрел это богатство, приносят его Моисею, когда он начинает работу над скинией свидетельства (Исх. 35:21-29). Каждый делает свой вклад в устроение святилища – то же самое мы можем видеть и сегодня. Многие приносят Божией Церкви, словно дар, полученное ими языческое образование, как, например, Василий Великий, который сумел за годы юности стяжать египетское богатство, затем, принес его Богу и украсил им Церковь – истинную скинию.

Краткая биография старца

Старец Порфирий (в миру Евангелос Байрактарис) родился 7 февраля 1906 года в Греции, на острове Эвбея, в деревне Агиос Иоаннисв области Каристия. Его родители Леонид Байрактарис и Елена из рода Антониоса Ламброса были благочестивыми и боголюбивыми людьми. Его отец был церковным певчим и лично знал святителя Нектария Эгинского.

Семья была многодетной, и родители, бедные крестьяне, не могли ее прокормить,

поэтому отец был вынужден уехать в Америку. Там он работал простым рабочим на строительстве Панамского канала.

Маленький Евангелос был четвертым ребенком в семье. Он пас овец в горах и успел окончить только первый класс начальной школы, когда был вынужден из-за крайней бедности отправиться в Халкиду на заработки. Ему тогда было всего семь лет. Мальчик проработал два-три года в лавке, после чего отправился в город Пирей, где еще два года работал в продовольственном магазине одного родственника.

В 12 лет он тайно уехал на Афон, горячо желая подражать святому Иоанну Каливиту, житие которого он прочитал и особенно полюбил. Благодать Божия привела его в каливу святого Георгия, в скит Кавсокаливия, в послушание к двум старцам, братьям по плоти, — Пантелеймону, который был духовником, и Иоанникию. Евангелос с великой любовью и полным послушанием предал себя этим двум старцам, которые, по общему признанию, отличались особенной строгостью.

В 14 лет он стал монахом и получил имя Никита, а два года спустя принял великую схиму. В монашестве Господь дал ему дар прозорливости. В девятнадцать лет монах Никита очень тяжело заболел и был вынужден покинуть Святой Афон. Он возвратился на Эвбею, где поселился в монастыре Святого Харалампия. Год спустя, когда ему было 20 лет, владыка Фостин и архиепископ Синайский Порфирий III рукоположили монаха Никиту во диаконы в праздник святой Параскевы и во священники — в день праздника святого Пантелеймона. Архиепископ дал ему свое имя Порфирий . В 22 года он стал духовником, а немного позднее — архимандритом. Некоторое время старец был настоятелем прихода в деревне Цакеи на Эвбее.

На Эвбее старец Порфирий прожил двенадцать лет в монастыре Святого Харалампия, подвизаясь в духовническом служении и исповедуя людей, и три года в заброшенном монастыре Святителя Николая в Ано-Ватия.

В 1940 году старец Порфирий переехал в Афины, где принял обязанности настоятеля и духовника в храме Афинской поликлиники. Как он сам говорил, прожил он там 33 года как один день, неутомимо совершая духовное делание и облегчая душевную боль и телесные болезни людей.

В 1955 году он переехал в Калисье и поселился в уединенном месте у храма Святителя Николая недалеко от монастыря Пендели

близ Афин. Здесь старец с большим усердием возделывал землю и продолжал свой подвижнический духовный труд. Летом 1979 года старец переехал в Милеси (район в Афинах), мечтая построить там монастырь. Поначалу он жил в фургоне, в совершенно невыносимых условиях, а затем — в келье из цементных блоков, безропотно перенося многие испытания, причинявшие вред его здоровью, и только в 1984 году переехал в готовую келью строящегося монастыря. Несмотря на свои тяжкие болезни и поразившую его слепоту, старец неустанно трудился. Мечта его осуществилась, когда 26 февраля 1990 года был заложен фундамент монастырского соборного храма Преображения Господня.

В последние годы своей земной жизни старец Порфирий стал готовиться к кончине. Он хотел удалиться на Святую Гору в свои любимые Кавсокаливии, где отдал бы свою душу ее Небесному Жениху тайно и незаметно — так, как он и жил. Много раз слышали, как он говорил: «Я и сейчас, состарившись, стремлюсь подняться на Святую Гору и умереть там». Старец принял святую кончину в Кавсокаливиях, в своей каливе, утром 2 декабря 1991 года. Последними его словами были слова первосвященнической молитвы Господа, которые он особенно любил и часто повто­рял:

«Да будут все едино» (Ин. 17,21).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *