Сжигание в крематории

Содержание

Техник крематория из Великобритании рассказала о секретах своей работы и ответила на вопросы, которые люди хотели узнать о последнем пристанище человека. Многие домыслы о работе крематориев были развеяны, но появилось и много новых подробностей. Например, о том, какой тип людей горит быстрее, чем пахнет в помещении после кремации и действительно ли крематории приторговывают прахом.

Теплозащитный костюм, толстые перчатки и маска — в таком суровом костюме приходится каждый день работать технику крематория из Великобритании. Работа человека, провожающего погибших в последний путь, окутана мифами и домыслами, но сотрудница британского крематория на одном из западных форумов решила поделиться секретами профессии, пишет Mail Online.

Техник рассказала, что в среднем процедура кремации длится чуть дольше часа, в зависимости от материала, из которого изготовлен гроб. Тела сжигают при температуре от 800 до 1 000 градусов, пока не останется один пепел.

Раковые опухоли делают кремацию дольше, пожилые или хрупкие люди также растягивают время горения и сгорают медленнее, чем более крупные люди с большим количеством жира. У очень худых людей нет большого количества топлива, поэтому может потребоваться больше времени на их кремацию.

Сотрудница крематория рассказала, что после процедуры ничем особенным не пахнет. Пепел состоит только из пережжённых костей и гроба. Мышцы и ткани полностью уничтожаются во время горения.

Техник рассказала, что иногда в остатках после кремации всё же остаются частички костей, если в них было много кальция. Также часто попадается несгоревший пирсинг и кольца. Украшения, по её словам, во время кремации расплавляются в маленькие шарики. Их не снимают заранее с покойника, если об этом не просят родственники.

Однажды я сгребала пепел и после кремации сохранилась книга. Мы думаем, что это была Библия с очень плотно упакованными страницами. Много лет назад распорядители по похоронам использовали Библии в качестве подушек для покойного.

Специалист также развеяла слухи о том, что сотрудники крематориев приторговывают человеческим пеплом (непонятно, с какими целями).

Они (останки, которые выдают родным) абсолютно на 100 процентов из правильного пепла. Идентификационная карточка прикрепляется к останкам и остаётся с ними до тех пор, пока пепел не покинет наш крематорий.

Отвечая на вопрос, на что похож человеческий пепел, сотрудница крематория ответила, что в большинстве случаев на очень мелкий гравий, а не на пепел от сигарет, как считают многие.

Техник рассказала, что, несмотря на то, что крематории «достаточно широки», существует «предел» размера тела, который они могут обрабатывать — из-за ограничений по весу. Некоторых «чрезвычайно больших людей» проще захоронить «с помощью крана».

Бывают и форс-мажорные ситуации. Например, иногда могут взрываться кардиостимуляторы внутри человека. Эксперт также рассказала о предпочтении в гробах. Картонные и плетёные ей не нравятся, потому что они «слишком хлипкие» и «создают много пепла».

Говоря о личном отношении к своей работе, техник рассказала, что «когда понимает, что последней прикасается к гробу чьего-то любимого человека, то чувствует большую честь».

Но у меня нет никаких эмоций, поскольку я не знала этого человека. Мне печально видеть детей или людей моего возраста, но я сохраняю это в себе. Эта работа заставляет меня любить жизнь и жить в полную силу.

Недавно довольно экстравагантного «клиента» пришлось принимать сотрудникам крематория на Карибах. Там молодого миллионера, любившего красивую жизнь, провожали в последний путь очень пышно. В гроб положили несколько килограммов украшений и даже любимые ботинки, а сам гроб доставили в крематорий на спорткаре.

А иногда похороны могут превратиться в настоящее веселье, как бы цинично это ни звучало. О таком случае рассказал житель Австралии, недавно похоронивший бабушку. Они с отцом хотели красиво развеять пепел бабули над океаном, но внезапно что-то пошло не так и траур превратился в балаган.

Постоянно балансируя на грани экологической катастрофы, человечество всё чаще задумывается о кремации, как об альтернативе традиционному захоронению тела. Многие набожные люди не признают этот метод, однако это не делает его менее востребованным среди католиков на западе. У способа утилизации человеческих останков путем сжигания есть своя история, которую стоит изучить, прежде чем решить, выбрать ли его для себя.

Что такое кремация и когда она впервые нашла применение?

Бытует мнение, что кремация – это новшество, которое пришло к людям относительно недавно. Однако это не совсем верно. Действительно, первый российский крематорий был сооружен во Владивостоке в годы революции, однако сжигание тел усопших – это действо, которое своими корнями уходит ещё в период палеолита.
Само слово «кремация» пришло с латыни от слова «cremo», что в переводе означает «гореть». Если обратить внимание на археологические открытия, можно увидеть, что представители каменного века прощались со своими соплеменниками и родными именно таким способом. В Древней Греции и Риме тоже обращались именно к этому варианту утилизации трупов. После битв тела сжигались прямо на месте бойни, а потом прах был собран и доставлен родным убитого. Греки открыли для себя кремацию ещё в 1000 году. до н.э.
В современном обществе предание умершего огню происходит несколько иначе. Тело усопшего, находясь в гробу или специальном контейнере, помещается в камеру и там сжигается при температуре не менее 1400 градусов по Фаренгейту. Прах, который остается впоследствии, состоит из скелета, волос и других частей, которые превращаются в пыль и песок посредством пятичасовой кремации. Масса останков достигает четырех килограмм. Впрочем, их масса зависит от того, сколько весил усопший.

Запрет церкви и новое признание

Сейчас предание своего тела огню после смерти выбирает всё больше американцев и европейцев. Несмотря на то, что первый крематорий был создан ещё в далёком 1876 году после изобретения инновационных на то время камер кремации, популярности такой вариант утилизации тел удостоился только в течение последних 25 лет. Через десять лет после строительства крематория, Римско-католическая церковь сочла кремацию неприемлемой и запрещённой божьим законом. Традиционные захоронения усопшего в землю были утверждены ею, как единственный разрешённый вариант для католиков, который не противоречит церкви.
Время шло и взгляды менялись. Кладбища разрастались, а мест для захоронения становилось всё меньше. К тому же, люди начали понимать, что продукты разложения тел отправляются с грунтовыми водами в реки, вода из которых впоследствии используется для удовлетворения многих бытовых потребностей человека. Как следствие, больше века назад церковь отменила запрет на кремацию. Согласно сегодняшней статистике, каждый четвертый гражданин США завещает кремировать себя после смерти.

Кремация в России

Что же касаемо России, первые слабые попытки организовать кремирование зарождались в начале 20 века. С приходом власти большевиков постепенно в жизнь советского человека вошло понятие «кремация». Первая кремационная печь была установлена в Москве (1927 г.) на территории Донского монастыря. Чести быть сожженным удостаивались по тем временам люди партийного аппарата. Почти спустя полвека были открыты с небольшой разницей 2 крупных крематория в Москве. Первый — на Николо-Архангельском кладбище, а второй — на Хованском.
Сегодня процесс кремирование нередко заказывают родственники умершего. В ряде крупных областных центрах действуют современные крематории. Среди них, помимо Москвы: Санкт-Петербург, Ярославль, Волгоград, Тула, Челябинск и т.д.
Статистика фиксирует, что с каждым годом идет постепенный рост числа погребений через кремирование, особенно это заметно в городах с численностью населения, давно перевалившей за миллионы человек, где чувствуется дефицит земли под кладбища.
Москва первой ввела для пенсионеров и людей предпенсионного возраста услугу бесплатного кремирования, тем самым показав другим регионам положительный пример.

Кремация в Краснодарском крае

Краснодарский крематорий – один из самых новых в России. Он построен по самым строгим нормам и соответствует всем международным требованиям, предъявляемым к учреждениям подобного рода. Его основа – принципиально новая печь европейского производства, которая соответствует экологическим стандартам. Крематорий – полностью безвреден по отношению к окружающей среде, не выделяет вредных веществ и выбросов. Благодарю появлению крематория на территории Краснодарского края, кремация стала доступнее для жителей региона, больше нет необходимости обращаться в крематории соседних регионов.

Сегодня — жив, а завтра -жил

Елизавета ЧЕРНЫШЕВА

В старину в Москве было в обычае погребать покойников при церквях и монастырях, где обыкновенно и находились кладбища. И лишь на рубеже XIX-XX веков в Первопрестольной стали появляться новые погосты: их устраивали с внешней стороны монастырских стен, ведь на территории обителей хоронить было уже негде. Так когда-то на южной окраине города, у стены старинного Донского монастыря, огородили немалый кусок земли. Возникло новое Донское кладбище. И сегодня это один из интереснейших столичных некрополей.

В 1910-м здесь похоронили председателя первой Государственной думы Сергея Андреевича Муромцева, одного из основателей партии кадетов, профессора Московского университета, преподававшего гражданское право. На выборах в первую Думу кадеты получили большинство мест, поэтому и председателем был избран член этой партии (кстати, избран 426 записками из 436). Первая Дума с 27 апреля по 8 июля 1906 года успела провести всего 40 заседаний. Несмотря на это, Муромцев успел прочно установить порядок и процедуру заседаний, всей думской работы.

Увы, Дума была распущена манифестом Николая II, в котором говорилось: «Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область». Царь имел в виду аграрный проект, предполагавший отчуждение части помещичьих земель и их передачу в пользу крестьян за выкуп «по справедливой оценке».

Кроме того, на Думу возложили ответственность за прошедшие крестьянские выступления. Тогда депутаты во главе с Муромцевым выпустили знаменитое «Выборгское воззвание», в котором призывали не служить в солдатах, не платить налоги, не покупать ценные бумаги… «Подписанты» получили по три месяца тюрьмы — тем самым правительство пыталось помешать им участвовать в следующих выборах. Но новая Дума и без них оказалась еще более радикальной. А профессор Муромцев, «первый гражданин России», как его тогда называли, отсидел весь срок в знаменитой Таганке.

Могила Муромцева — одно из самых величественных надгробий в Москве. Оно представляет собой просторную площадку, мощеную серым гранитом, с гранитной же стеной на заднем плане. У стены на высоком постаменте — бронзовый бюст опального думского председателя, созданный Паоло Трубецким.

В советские времена об основателе партии либерально-монархической буржуазии, естественно, постарались забыть. Сегодня дело обстоит абсолютно иначе. Биографические статьи появляются в журналах, энциклопедиях, наследие Муромцева серьезно исследуется. Но, увы, как это нередко случается с большими людьми, в их посмертной судьбе не обошлось без иронии: в одну из годовщин со дня рождения Муромцева к памятнику была возложена корзина цветов с надписью на ленте: «Первому председателю Государственной думы от первого председателя Государственной думы. Иван Рыбкин».

У Муромцева была племянница Вера. В 1906 г. она вышла замуж за талантливого беллетриста Ивана Бунина. В 1918-м семья бежала от революции на юг, затем — в Париж. А в 1921-м на Донском кладбище — у самого мемориала председателя Госдумы — был похоронен старший брат Бунина — Юлий Алексеевич, литератор и журналист, некогда очень заметный участник народнического движения. Юлий Бунин не уехал вовремя из голодной Москвы и умер, в сущности, от истощения. Его могила сохранилась случайно. Несколько десятилетий она была в запустении. К 80-м годам ХХ века надпись на табличке невозможно было прочитать, и могила едва не исчезла. К счастью, на ней успели установить новую мраморную плиту. Впрочем, с тех пор и эта плита изрядно состарилась.

Самым значительным деятелем культуры из похороненных на новом Донском кладбище был, наверное, Валентин Серов (1865-1911). Но в 1940 году советские власти, и в загробных делах серьезное внимание уделявшие иерархии, распорядились его прах перенести на Новодевичье.

Революция сделала новое Донское самым, наверное, необычным кладбищем во всей России. Сохранились исторические свидетельства о том, что еще в 1918-м Ленин распорядился приобрести за границей печь, или даже несколько печей, для кремирования. Что поделать, предсовнаркома был решительным ненавистником обрядов и традиций, а уж тем более связанных с религией. До революции же похороны считались именно религиозным обрядом. В час Страшного суда, учит Православие, «гробы разверзнутся» и умершие восстанут перед Христом. Поэтому кремация, вводимая новой властью, имела не столько гигиеническое, сколько громадное идеологическое значение.

Декретом Совнаркома РСФСР «О кладбищах и похоронах» от 7 декабря 1918 г. впервые была разрешена кремация покойников. Пропагандистская шумиха вокруг этого была поднята на небывалую высоту. «Правда» писала: «Выбирайте сами, что вам по душе — разлагающийся мертвец, несущий страшную заразу, или труп, который в огнеупорной камере при температуре 1000 градусов через два часа превращается в несколько фунтов безукоризненно чистого пепла».

В январе 1925 г. в музее МКХ (Московского коммунального хозяйства) была открыта выставка, на которой можно было увидеть модели и фотографии крематориев, печей, познакомиться с последними достижениями в этой области. Для подготовки общественного мнения в МКХ собирали письма членов правительства, ученых, писателей и даже представителей так называемой «живой церкви», созданной советской властью.

«Первый советский офицер» и универсальный специалист по всем вопросам К.Е. Ворошилов заявил, что «принадлежит к сторонникам кремации, и не только потому, что считает быстрое сжигание трупов более современным и культурным способом их уничтожения. Вследствие роста наших городов кладбища давно уже стали занимать чуть ли не центральное положение в городе, препятствуя жилищному строительству».

Не успели еще просохнуть чернила на декрете, как начались поиски подходящего места для крематория. Однако события в стране прервали работу над внедрением идеи, и вернулись к ней лишь после окончания Гражданской войны.

В этот раз, разумеется, не без влияния антицерковной пропаганды, выбрали церковь Серафима Саровского и Анны Кашинской в Донском монастыре. Провели конкурс. Первую премию получил архитектор Д.П. Осипов, вторую — К. Мельников (впоследствии известный конструктивист) и третью — инженер МКХ Дьяконов. Непосредственно переделкой церкви под крематорий занимался ученик Щусева Тамонькин.

Печи и всю техническую начинку заказали в Германии у фирмы «Топф» (Topf — «горшок»). В начале 1926 г. в Москву приехали немецкие инженеры, спустя год начались пробные кремации.

Первым «настоящим огненным погребением» считается 12 января 1927 г. В этот день сожгли рабочего мытищинской водокачки Ф.К. Соловьева. Перед смертью он завещал сжечь себя в крематории. Но поскольку режим опытной отладки еще не закончился, родственникам поначалу отказали. Пришлось пробиваться наверх, привлекать партийные органы, и просьбу заслуженного человека все-таки уважили.

Насколько почетным делом была кремация, видно из следующего факта. Спустя неделю произошла катастрофа на Северной железной дороге — погибло много людей. В МКХ поступило несколько заявлений о сожжении погибших, но всем решительно отказали. Тем временем шли опытные сжигания, где использовали трупы бродяг и тому подобный «контингент».

Впоследствии сами коммунальщики признали, что церковь подобрана для крематория неудачно. Но в середине 1920-х годов главным было другое — борьба с «опиумом для народа».

За годы работы Донского крематория через него прошли десятки тысяч тел. Одних только солдат Великой Отечественной, умерших в госпиталях, здесь кремировали и похоронили в братской могиле более 15 тысяч. В период репрессий с Лубянки, из Лефортова сюда грузовиками свозили трупы казненных.

  • Списки репрессированных и захороненных на Донском кладбище 1934 — 1940 г.г.

Сейчас на территории нового Донского кладбища покоится прах Блюхера, Егорова, Тухачевского, Уборевича, Якира, Косарева, Косиора, Постышева, Рютина, Михаила Кольцова, Мейерхольда… В глубине кладбища, на перекрестке двух дорожек, стоит обелиск в память о жертвах репрессий, а вокруг него — десятки табличек с их именами.

На территории кладбища несколько колумбариев, главным из которых считается здание бывшего крематория. Здесь по всем стенам устроены ниши, в которых стоят урны с прахом революционеров и военных, крупных ученых и деятелей культуры, политкаторжан и участников революции 1905-го, причем не только большевиков, но и членов других социалистических партий, которых в начале 30-х хоронили еще по-человечески.

Здесь покоится даже совсем «экзотический» революционер — участник Парижской коммуны Гюстав Инар (1847-1935).

Некоторое время в этом зале находилась урна с прахом В. Маяковского, но затем ее перенесли на Новодевичье. А в 1934-м здесь кремировали и похоронили в стене автора проекта крематория — Осипова.

На новом Донском нашли последнее пристанище немало сотрудников спецслужб. Если на монументе, кроме имени и лет жизни, нет никаких надписей, а на камне выбит маленький значок с изображением щита и меча — скорее всего, здесь лежит чекист. Есть и могилы чекистов, имена которых известны всем. Это Рудольф Абель или гроза украинских сепаратистов Павел Судоплатов.

Иногда на новом Донском можно сделать по-настоящему неожиданное открытие. В энциклопедии «Москва» написано, что Фаина Раневская похоронена на Новодевичьем. На самом деле ее могила — на Донском. Актрису никогда не интересовал престиж по-советски. У нее было несколько орденов, которые она не носила, а держала в коробочке с надписью «Похоронные принадлежности». Видимо, когда авторы «Москвы» писали статью о Раневской, они и мысли не допускали, что великая актриса может быть похоронена где-либо, кроме Новодевичьего. Она же завещала, чтобы ее похоронили на Донском — рядом с сестрой.

Слева от входа на кладбище, в стене, покоится прах драматурга Якова Давыдова-Ядова (1884-1940). Вряд ли кто-то помнит сейчас его имя. Но вот одно его произведение забудут нескоро: это слова песни «Купите бублички!».

На новом Донском представлена вся история ХХ века. По захоронениям можно выстроить рассказ об эпохе — от первых политкаторжан до возвратившегося из эмиграции советского диссидента, ученого и поэта Кронида Любарского (1934-1996). От зачинателей отечественной авиации — до создателя космического корабля «Буран» академика Лозино-Лозинского (1909-1996).

А вот могила Бетти Глан. Эта дама была когда-то директором ЦПКиО имени Горького. Однажды ей позвонили из Кремля: товарищ Сталин сегодня посетит парк. И объявили, во сколько именно приедет вождь. Она решила, что к этому времени успеет сбегать в парикмахерскую: нельзя же предстать пред отцом народов без прически. Увы! Вождь прибыл несколько раньше и директора парка на работе не обнаружил… Бетти Николаевна получила все, что причиталось советскому человеку в подобных случаях. А в ЦПКиО с тех пор надолго завелась традиция: в рабочее время директор всегда на службе…

На новом Донском похоронены родители Мстислава Келдыша, отец Николая Бухарина, жена наркома внутренних дел Николая Ежова, стараниями которого печь Донского крематория до срока выработала свой ресурс, — Евгения Хаютина. Здесь же нашли последнее пристанище историк Москвы Петр Сытин, художественный руководитель Еврейского камерного театра Соломон Михоэлс, Майя Кристалинская…

Крематорий в Донском монастыре закрыли в 1972 году, но закрыли для простых смертных. Для тех, кто оказался равнее других, он продолжал работать до 1982 года, когда печи окончательно вышли из строя. Еще долгое время здесь проводили торжественно-траурный церемониал, само сожжение проходило в Николо-Архангельском, или Хованском крематории. Сегодня над церковью восстановлен пирамидальный купол с крестом: в храме Серафима Саровского и Анны Кашинской возобновлено богослужение.

«Огни и трубы» — «орган в крематории регулярно забивался человеческим прахом…»

Частных крематориев в России нет де-юре, но они есть де-факто

На октябрь 2016 года в России насчитывается двадцать два действующих крематория, из которых 18 принадлежат государству (местным муниципальным органам), а 4 позиционируют себя как частные. Они есть в Новосибирске, Челябинске, поселке Рикасиха Архангельской области и Москве (Носовихинский). Частными они именуют себя на своих сайтах, это же определение использует применительно к ним пресса.

Между тем действующий закон «О погребении и похоронном деле» (N122-ФЗ) не содержит четко сформулированных правовых оснований для функционирования в стране крематориев, находящихся в частной собственности.

В чем тут дело?

Закон гласит, что крематории «могут находиться в ведении органов местного самоуправления» и что «порядок деятельности крематориев определяется органами местного самоуправления». Нечеткость этих формулировок и дает возможность частным лицам быть владельцам ритуальных фабрик-печей – в некоторых случаях де-юре, в других де-факто, являясь их арендаторами.

Как это происходит?

В Челябинске недавно закончилась судебная тяжба между частными владельцами местного крематория и городскими властями. Последние подали судебный иск, заявляя, что предприятие действует незаконно, поскольку по закону ФЗ-122, крематорий не может быть объектом собственности физических лиц. «Закон не запрещает деятельность частных крематориев, он говорит, что ритуальное предприятие данного назначения может находиться в ведении муниципальных властей, а может и не находиться», — парировал в суде директор компании-владельца. Суд постановил считать деятельность крематория законной.

Иным способом решают эту проблему собственники других частных крематория. Они передают мощности своих предприятий (печи) во владение муниципалитетам, а потом эксплуатируют их на условиях безвозмездной аренды.

Все фигуранты рынка ритуальных услуг признают спорность действующих формулировок закона в вопросе о крематориях.

Частные крематории – эффективный способ решить проблему дефицита земли в городах

Количество крематориев в России ничтожно мало по сравнению с США и развитыми европейскими странами. Для сравнения: у нас их 22, в США 1783, в Москве 4, в Нью-Йорке 48. При этом доля кремации в захоронениях во всех развитых странах, включая Россию, непрерывно растет последние 40 лет, и, судя по динамике и оценкам демографов, будет расти и дальше. Сейчас доля огненных погребений по России 10% (29% в Москве), тогда как в США 42%, (в Нью-Йорке 40%).

Среди основных причин роста популярности кремации среди населения как альтернативы традиционного захоронения гробом – низкая стоимость, простота процедуры и экологичность. Но кремация выгодна и городским администрациям, которые повсеместно сталкиваются с проблемами дефицита земли. Стимулирование роста доли кремации, а, следовательно, строительства крематориев, рассматривается ими как инструмент решения проблемы расширения площадей, занятых под кладбища.

Право на выбор способа ухода из жизни

Наличие крематория в близкой доступности дает человеку право выбирать, каким образом быть похороненным или как проводить в последний путь близкого человека. Однако возможность кремировать в России есть только в небольшом числе городов. Ничтожное по меркам огромной страны количество крематориев ущемляет право людей на выбор способа ухода из жизни и искусственно сдерживает рост доли кремации.

В ближайшее время в России возможно разрешат строить частные крематории, при организации которых будут действовать механизмы частно-государственного сотрудничества. Проект закона «О похоронном деле в РФ», опубликованный на сайте министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства, проходит согласование в органах федеральной исполнительной власти.

Возможно, вам будет интересно:

  • Кремация в Москве — захоронение урны в колумбарии
  • Как происходит кремация человека
  • В Китае запрещают хоронить в гробах

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *