Толкование 1 царств

LiveInternetLiveInternet


Предисловие
За шесть недель до рождения Мэтью Генри (Matthew
Henry) – а родился он в Уэльсе в поместье в Искоде,
Флинтшир, в 1662 году, – его отец, Филип Генри (Philip Henry)
был отстранен от должности священника англиканской
церкви наряду с двумя тысячами других священников. Это
были раскольники, которые отвергли условия нового «Акта
единообразия» и отказались подписать «Книгу общей
молитвы» Елизаветы.
Чарльз Стюарт (Charles Stuart), ставший королем
Чарльзом II в 1660 году, приложил максимум усилий, чтобы
раскольникам пришлось нелегко. Только скромное наследство
миссис Генри позволило ее мужу продолжать нести служение.
Мэтью, их второй сын, был хотя и болезненным, но духовно
крепким ребенком: говорят, что в три года он прочитал вслух
главу из Библии. Сам Мэтью относил свое обращение к 1672
году, когда ему было десять лет.
Мэтью обучал его одаренный отец, также ему
помогали и другие учителя, пока юноше не исполнилось
восемнадцать. Дальше он занимался под руководством двух
прекрасных богословов-пресвитериан – Томаса Дулитла
(Thomas Doolittle) и Томаса Винцента (Thomas Vincent) – в
Академии Ислингтона (раскольники считали, что древние
университеты Кембридж и Оксфорд не оправдали их
доверия). Гонения заставили Академию переехать, и
Генри вернулся домой, осознавая, что его шансы быть
приглашенным на служение очень малы.
Он решил заняться официальной профессиональной
деятельностью и начал читать закон в Грейс Инн,
в Лондоне. Замечательная память и удивительное
красноречие, которыми обладал Мэтью, способствовали
росту его карьеры, тем не менее он оставался убежденным
пуританином. Он собирал друзей для молитвы и изучения
Библии, а также учился искусству проповеди у двух
величайших лондонских проповедников – Эдварда
Стилингфлита (Edward Stillingfleet) и Джона Тилотсона
(John Tillotson). В 1687 году в возрасте двадцати пяти лет он
был рукоположен группой лондонских священников и был
приглашен занять должность пастора в пресвитерианской
церкви в Честере, недалеко от Ливерпуля. Он оставался
там до 1712 года, когда ему предложили совершать служение
пастора в еще большей церкви на Силвер Стрит, Хакни,
рядом с Лондоном. Спустя два года в возрасте пятидесяти
двух лет он умер.
Будучи пастором в Честере, Мэтью Генри начал писать
свой семитомный комментарий к Библии, благодаря
которому его помнят. Он закончил Ветхий Завет, Евангелия
и Деяния; коллеги завершили остальное после его смерти.
Уилбур Смит (Wilbur Smith) охарактеризовал этот труд
как «самый благочестивый комментарий из когда-либо
написанных». В однотомном сокращенном варианте
содержится около трех миллионов слов, а семитомный
вариант находится в повседневном пользовании почти
три столетия. Говорят, что Джордж Уайтфилд (George
Whitefield) прочитал его четыре раза.
Доктор Лесли Черч (Leslie Church), английский
редактор, который готовил однотомный комментарий с
рукописи Генри, предоставил нам некоторые интересные
сведения об этом человеке. Руководя собранием, он полтора
часа молился, час проповедовал и затем присоединялся
к пению псалмов, которые сам подбирал. Он проводил

семейные молитвы в своем доме в начале дня с чтением
Ветхого Завета, а вечером – Нового Завета. Выслушивая
мнения членов своей семьи и соседей и отвечая на их
вопросы, он правил свое толкование. В субботу днем он
проводил занятия по катехизису для детей. Он часто
проповедовал шесть дней в неделю на собраниях в округе
Честера.
В августе 1712 года, как рассказывает сам Генри, его
пригласили прочитать утреннюю лекцию в Беднал Грин
(сегодня известной как Бетнал Грин), в районе Лондона.
В течение августа и сентября всего было прочитано три
лекции; именно они и составляют три части этой книги.
Первоначально Генри планировал послать три проповеди
своим друзьям и бывшим прихожанам в Честере, но
позже, как он говорит, «ему стали надоедать просьбами
опубликовать их». Он посвятил их церкви в Честере.
Мэтью Генри был настоящим пуританином. У
него были сильные убеждения и еще более сильные
предубеждения. Однако читатель этой небольшой книги
будет поражен отражением присутствия Божьего в
мыслях автора. Как говорит сам Мэтью Генри, «велика
тайна серьезного благочестия», и именно возрастание в
благочестии составляет тему этих размышлений. Трудно
найти человека, которого чтение этой книги не побудило
бы поправить свою духовную жизнь.
Доктор Черч говорит о «лаконичных эпиграммах»
и «незабываемых фразах», которые можно найти в
«Библейском комментарии» Генри. Они равномерно
разбросаны по всей книге, и я выбрал несколько, чтобы
представить их вам:
«Если когда-либо мы и способны сделать что-то
хорошо, так это утром».
«Завершение каждого дня должно напоминать
нам о завершении всех наших дней».
«Бог гораздо больше желает, чтобы Ему моли-
лись, и гораздо более готов слушать наши мо-
литвы, чем мы  –  молиться».
«Тот, кто касается вершины золотого скипетра,
должен быть готов рассказать, какова его моль-
ба и какова его просьба».
«Бог понимает язык сердца».
«Говорят, что у благочестивых иудеев древности
была такая традиция: восхищаясь каким-либо
творением, они воздавали Богу славу за него; ню-
хая цветок, они говорили: “Благословен Тот, Кто
сотворил благоухание этого цветка”».
«Давайте ложиться спать примиренными со
всеми людьми».
Недавно мне рассказали об одном священнике,
которого пригласили на молитвенную группу, и он ответил:
«Нет, у меня нет времени присоединиться к вашей группе,
но у меня есть проповедь на тему молитвы, я был бы рад
прийти и прочитать ее в любое время, если вы хотите».
Мэтью Генри не был теоретиком благочестивой жизни.
Работающий пастор, он занимал практическую позицию в
повседневном хождении христианина с Богом. Выражаясь
словами Джеоффри Чосера (Geoffrey Chaucer),
«Он был благородным образцом для собратьев
своих, Сначала он делал, потом он учил».
Для меня большая честь представить это сокровище
прошлого людям, стремящимся исследовать и понимать
«тайну серьезного благочестия».
Шервуд Элиот Вирт (Sherwood Eliot Wirt),
февраль 1981
К читателю
Первые две из этих проповедей были произнесены
на утренней лекции в Беднал Грин: первая – 13 августа
1712 года, а вторая – 21 августа, неделю спустя. Последнюю
проповедь меня настойчиво просили опубликовать разные

люди, слышавшие ее. Однако тогда у меня и в мыслях этого
не было, потому что в различных практических трактатах
у нас имеются превосходные наставления на эту тему,
написанные лучшими людьми, чем я. Но по некотором
размышлении я решил, что эти две проповеди о начале и
проведении дня с Богом, если их поместить вместе, могли
бы, возможно, послужить тем, в чьи руки те большие
трактаты не попадают. Дело в том, что тема этих проповедей
относится к такой категории, что если они могут оказаться
хоть чем-нибудь полезными, то могут быть использованы
всеми и в течение длительного времени. В результате этого
я стал лелеять мысль о том, чтобы переписать их и сделать
дополнения, если Бог даст мне сил, для печати. После
того как я рассказал об этом некоторым своим друзьям,
они горячо поддержали меня в таком намерении, но
посоветовали добавить третью проповедь – о завершении
дня с Богом, что я и сделал темой своей вечерней лекции
3 сентября, а затем существенно дополнил и исправил ее.
Таким образом, вышло то, что вышло.
Осмеливаюсь надеяться, что что-то из написанного
сможет помочь простым людям, через Божье благословение
этих усилий и через содействие благодати, в развитии
серьезного благочестия, что и является моей целью. И все же
я сознаюсь, что не опубликовал бы эти проповеди, если бы
не желание сделать подарок моим дорогим возлюбленным
друзьям в деревне, от которых меня недавно оторвали.
Именно им с самой нежной любовью и самым
искренним уважением я посвящаю эту книгу как
свидетельство моей постоянной заботы об их духовном
благополучии, надеясь и молясь о том, чтобы их слова
могли во всем соответствовать Евангелию Христа, чтобы
независимо от того, приеду ли я, чтобы увидеть их, или меня
не будет, я мог слышать хорошие новости об их делах, о том,
что они твердо стоят в одном духе и держатся одних мыслей,
единодушно подвизаясь за веру евангельскую.
Их сердечный и любящий доброжелатель,
Мэтью Генри,

Л. И. Бриллиантов
Краткое руководство к изучению Священного Писания Ветхого Завета

Очень важным пророчеством об Иисусе Христе в книгах Царств является также пророчество, данное Давиду чрез пророка Нафана. Обстоятельства, среди которых оно было произнесено, представляются в следующем виде. В блестящее время царствования Давида, когда сам он жил мирно в великолепном дворце, а границы его царства были расширены участками земель от соседних народов, при помощи Божией успешно им побораемых, благочестивый царь задумал построить храм Господу и советовался об этом с пророком Нафаном. Нафан одобрил намерение царя; но в ту же ночь пророк получает от Бога следующее откровение. Давид не будет строить храма, ибо не наступило еще благоприятное время для сего мирного дела; ему, воинственному царю, пролившему много крови, не подобает приниматься делать то, что должно служить высшим средоточием мира, т.е., местом для примирения людей с Богом и между собою: ему, обагрившему себя кровью человеческою, хотя бы в самой законной войне, веденной по воле Божией, не следует строить храм, который должен знаменовать собою мирное царство Мессии (1 Паралип. XXII, 7–8 ст.). Отклоняя Давида от этого намерения, Нафан от имени Бога утешает благочестивого царя тем, что Бог приемлет благое намерение его, а посему обещает укрепить и твердо обезопасить местожительство народа израильского от всех врагов и умножить дом (потомство) самого царя Давида, подобно тому, как и прежде всегда ему благодетельствовал. После мирной кончины царя Господь навеки утвердит престол сына его, который и построит храм Богу. Господь будет ему Отцом, а он будет Ему сыном. Если он согрешит, то Бог только накажет его земными бедствиями, а милости и благодати Своей всецело не отнимет от него. Дом его будет «верен» в служении Богу, царство его вечно и престол его утвержден на веки. Тронутый сим великим обетованием, Давид пошел в скинию и выразил там пред Богом свои чувства в пламенной благодарственной молитве (VII, 1 – 17).

12–16 ст. В ближайшем смысле это обетование относится к сыну Давида, царю Соломону. Это видно из того, что оно во многих подробностях исполнилось на нем. Соломон действительно был царем мирным и построил храм Господу. Благоволение Божие к Соломону выразилось в отеческом отношении к нему Господа, удостоившего его особенной близости к Себе (3 Царст. III, 10–14) и помиловавшего его после грехопадения. Давид в своем завещании о построении храма относит cие обетование к Соломону (1 Царств. XXII, 6–13), а последний в своей молитве при освящении построенного храма относит его к самому себе (3Цар. VIII, 18–20).

Но сущность сего пророчества превосходит личность царя Соломона и не может быть ею ограничиваема по своему исполнению. Во всей силе и полноте обетования Божии, данные Давиду, могут относиться только к Мессии, сыну Давидову по плоти. Доказательством этого служит, во 1-х, то, что царство сына Давидова в сем обетовании именуется вечным, что не могло быть осуществлено не только Соломоном, но и целою династиею Давида; во-вторых, св. апостол Павел слова обетования Божия к Давиду относит к Иисусу Христу и приводит их в доказательство Божественного достоинства и превосходства Его пред Ангелами: Кому бо рече когда от Ангел: Сын мой еси ты, Аз днесь родих тя; и паки: Аз буду ему во Отца, и той будет Мне в Сына (Евр, I, 5). В-третьих, сам Давид в своей благодарственной к Богу молитве, после принятия этого обетования, полное исполнение его относил не к ближайшему потомству своему, а вдаль (2Цар. VII, 19), т. е., ко временам Мессии.

Таким образом, пророчество Давиду по преимуществу оправдалось лишь только на Богочеловеке. Именно, Иисус Христос есть сын Давида «по плотскому рождению» (Mф. I, 1; Лук. I, 27) и Сын Божий «по предвечному рождению от Бога Отца» (Лук. I, 32; Евр. I, 1–5; Иоан. I, 1). Иисус Христос, принявши на Себя «неправду сынов человеческих» (2Цар. VII, 14), пострадал за них, был наказан жезлом мужей и ударами сынов человеческих и Своими страданиями удовлетворил правосудию Божию, оскорбленному грехами человечества, снискав последнему от Бога великие милости. Кровию страданий Своих, учением и совершением великих чудесных событий Богочеловек воздвиг Богу храм, достойный Его, св. Церковь, в которой Он является Главою, постоянно в ней пребывает и имеет престол вечного Своего владычества (Лук. I, 32–33: 1Кор. III, 16; Евр. III, 3, 6).

Из лиц, о которых говорится в книгах Царств прообразовательное значение имеет прежде всего Давид. Об этом свидетельствуют ветхозаветные пророки, которые называют Мессию пастырем и царем Давидом (Иезек. XXXIV, 23–24; Осии III, 5; Амос. IX, 11 – 12). Тоже значение придают Давиду и св. отцы. Давид прообразовал собою Иисуса Христа как своею многострадальною жизнью, исполненною враждебных отношений к нему его родных и друзей, так и своим славным победоносным царствованием. Это прообразовательное значение Давида всего шире и глубже раскрывается в его богодухновенных псалмах.

Прообразовательное значение св. отцы указывают далее в Соломоне, на основании отчасти уже свидетельства из приведенного выше пророчества Нафана. Сходство между Соломоном и Иисусом Христом заключается в самом имени их (Соломон – значит мир, и Иисус Христос есть мир наш), в мудрости Соломоновой и славе его (Пс. LXXI). Св. пророк Илия, по учению св. отцов, был также прообразом Иисуса Христа. Враждебное отношение к пророку Илии Ахава, царя израильского по словам Самого Спасителя, было как бы предуказанием неверующей вражды к нему со стороны жителей Назарета (Лук. IV, 24–28; Mф. XVII, 12).

Св. отцы видят сходство между Христом и пророком Илиею и в том, что оба вознеслись на небо. В богослужебном песнопении Православной Церкви пророк Илия, на основании свидетельства Слова Божия и св. Предания, именуется прообразом св. Иоанна Предтечи, Крестителя Господня и «вторым Предтечею пришествия Христова», (троп. прор. Илии Малах. IV гл.; Mф. XVII, 11 – 13; Мрк. IX, 12; Лук. I, 13–17). – Пророк Елисей указывается св. отцами, как прообраз Иисуса Христа по обилию чудес, совершенных и тем и другим.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *