Толкование псалтыри

О Псалтири

  • Псалтирь Библейская Энциклопедия
  • Христос в Псалмах

Текст Псалтири и переводы

  • Псалтирь в Библии с параллельным переводом
  • Псалтирь по кафизмам с ударениями и молитвами
  • Псалтирь, перевод на русский язык Бируковы
  • Псалмы Давидовы перевод С.С. Аверинцева
  • Купить книгу Псалтирь

Толкования Псалтири

  • Объяснение Священной книги Псалмов прот. Г. Разумовский
  • Пособие к пониманию Псалтири епископ Ириней (Орда)
  • Беседы на Псалмы свт. Василий Великий
  • Беседы на Псалмы свт. Иоанн Златоуст
  • Толкование на Псалмы свт. Афанасий Великий
  • Толковая Псалтирь Евфимий Зигабен
  • Псалтирь прп. Ефрем Сирин
  • Толкование на 150 псалмов блаж. Феодорит Киррский
  • Избранные псалмы свт. Феофан Затворник
  • Толкование Псалтири проф. А.П. Лопухин
  • Псалтирь в святоотеческом изъяснении
  • Толкование особых изречений в церковной Псалтири, изложенное по руководству святых отцов Церкви прот. Сергий Терновский
  • Толкование на Псалмы еп. Палладий (Пьянков)
  • Ключ к Псалтири архим. Наум (Байбородин)
  • Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому архиеп. Ириней (Клементьевский)

Псалтирь в храмовом Богослужении

  • Устав чтения Псалтири на православном богослужении
  • О чтении Псалтири в разных случаях преп. Арсений Каппадокийский
  • Аллилуарий свящ. А. Машков

Псалтирь в келейном (домашнем) Богослужении

  • Псалтирь по усопшим

Псалтирь в Аудиформате

  • Радио «Неусыпаемая Псалтирь»
  • Псалтирь в аудиоразделе
  • Псалтирь в видеоразделе

***

Псалти́рь или Псалтырь (от греч. ψαλτήριον (псалтирион) – струнный музыкальный инструмент) – книга, состоящая из 150 псалмов, входящая в состав Библии (связь между названием книги, как сборником псалмов (песней), и названием музыкального инструмента объясняется тем, что во времена Ветхого Завета пение псалмов сопровождалось игрой на музыкальных инструментах).

Наименование Псалтири взято от музыкального струнного инструмента, с игрою на котором соединялось пение псалмов при ветхозаветном богослужении. Писателями псалмов, судя по надписаниям, были Моисей, Давид, Соломон, и многие другие; но так как 73 псалма надписываются именем Давида и многие из ненадписанных псалмов, вероятно, написаны им же, то и вся книга называется Псалтирью царя Давида.

В Православной Церкви, по примеру ветхозаветной, Псалтирь более всех других священных книг употребляется при богослужении, причем для каждого богослужения применены особые псалмы, которые поются или читаются либо в целом виде (например, на шестопсалмии и часах), либо по частям в так называемых прокимнах. Кроме того, за богослужением православной Церкви постоянно совершается рядовое чтение Псалтири.

По Уставу церковному вся Псалтирь должна быть прочитана по порядку в течение седмицы, а во время Великого Поста – дважды за седмицу.

В церковном употреблении Псалтирь разделяется на 20 частей – кафизм, или седальнов, т.е. таких отделений, после которых в древней церкви позволялось сидеть (во время полагавшихся вслед за чтением псалмов объяснений их).

***

Почему Псалтирь, будучи произведением ветхозаветной эпохи, так часто употребляется в Православном богослужении?

Псалтирь, как и все вообще Книги, вошедшие в Священный Канон (в состав Священного Писания), написана по вдохновению Святого Духа.

Главным Предметом содержания Книги Псалмов является Бог Сам в Себе и в Своём отношении к миру.

Несмотря на то, что псалмы были составлены в дохристианскую эру, в них много говорится о Христе (пророчески или посредством прообразов) (Пс.21:18-19).

Значительная часть содержания Псалтири представляет собой образцовые формы сердечной, возвышенной, благоговейной молитвы.

Некоторые псаломские стихи представляют собой хвалебные молитвы. В этих стихах Бог восхваляется и прославляется как Всесовершенный Создатель, Единый Небесный Владыка владык (Пс.8:2).

Другие отображают благодарственное отношение верующего к Богу за Его благодеяния, изливаемые в мир, за Его милости (Пс.27:6).

Немало стихов, если их обобщить, выражают вопль страждущего, гибнущего во грехах человека с просьбой о помощи (Пс.50:3-7).

Несмотря на то, что псалмы были составлены в дохристианскую эру, их нельзя назвать устаревшими. Глубина содержания этих величественных произведений не исчерпана до сих пор.

Все они вкупе и каждый в отдельности служат к назиданию верующих и могут использоваться в качестве поучающих пособий (Пс.1:1-5).

В силу этих причин чтение и пение псалмов было усвоено богослужебною практикой Церкви.

В качестве частных причин усвоения новозаветным богослужением ветхозаветных псалмов можно назвать и то, что первое время Церковь Христова приумножалась за счёт иудеев, которые были воспитаны на псалмах и которым они были особенно близки.

Известная на сегодняшний день форма развитого Православного богослужения появилось в Церкви не вдруг. Сугубо христианские песнопения, гимны, молитвы, даже Писания формировались медленно, постепенно. В этом отношении трезвое заимствование того лучшего, что входило в состав ветхозаветной богослужебной традиции, тоже было уместно.

О псалмопении

В период деятельного подвижничества исихаст, как говорит одна греческая рукопись XIV века, хранящаяся на Афоне в Иверском монастыре, имеет три главных дела: первое дело (для начинающих) — ослаблять страсти; второе (для преуспевающих) — заниматься псалмопением; третье (для преуспевших) — терпеть в молитве.

Ослаблять страсти — означает прежде всего не питать их греховными делами и помыслами, противостоять им, следуя церковным установлениям и приобщаясь святых таинств, вытесняя страсти приобретением христианских добродетелей.

В деле же очищения от страстей и воспитания души для Царствия Божия особое значение имеет псалмопение. На этом я хочу остановиться подробнее.

Книга Псалтирь заключает в себе собрание духовных песен и входит в канон Священного Писания Ветхого Завета. Свое названия эта книга получила от музыкального инструмента, игрой на котором пророк Давид сопровождал пение псалмов.

В богодухновенности и каноничности этой книги никогда и никто не сомневался. Псалмы есть не что иное, как глаголы Духа Святого, обращенные ко всем временам и народам, — так говорит святитель Иоанн Златоуст. Поэтому все псалмы проникнуты святостью. Псалтирь раскрывает людям Божественное домостроительство нашего спасения, преподает правила веры. Она, как писал святитель Василий Великий, «является книгой, во-первых, показывающей учение Откровения в жизни, а во-вторых, помогающей осуществить это… Книга псалмов объемлет все, что представляют все другие священные книги. Она пророчествует о будущем, и приводит на память бывшее, и дает закон для жизни и правила для деятельности».

Несомненное влияние на душу человека оказывает и сам дух Псалтири, имеющий, как и дух всего Священного Писания, великую очищающую силу. Книга псалмов, содержащая в сокращении все книги Священного Писания, представляет собой полную совокупность истин богопознания и богопочитания. Не случайно ее называют иногда «малой Библией».

«Во всем Священном Писании дышит благодать Божия, но в сладкой книге псалмов она дышит преимущественно», — считает святитель Амвросий Медиоланский. Действие и сила этой Божественной благодати распространяется на всех читающих, поющих и слушающих псалмы и очищает их души. «Надобно знать, — указывает древний христианский мыслитель Ориген, — что слово Божие имеет всякую силу и такую крепость, что может очищать пороки и загрязненному возвращать прежнюю цветность. Ибо живо слово Божие, и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого (Евр.4:12)». На очищающую силу Своего слова указывал и Господь Иисус Христос, когда говорил ученикам: «Вы уже очищены чрез слово, которое Я проповедал вам» (Ин.15:3). «Даже хотя бы ты не разумел силы Божественных слов, приучай, по крайней мере, уста произносить их, — поучает святитель Иоанн Златоуст, — язык освящается этими словами, если они произносятся с усердием».

Как и когда происходит это освящение? Следуя святоотеческому учению, ответить на этот вопрос можно следующим образом.

Слова или мысли, воспринимаемые человеком или возникающие в нем самом, заключают в себе некий образ. Этот образ несет в себе мысленную силу и оказывает на человека определенное воздействие. Какое влияние претерпевает человек, положительное или отрицательное, зависит от того, откуда исходят эти образы. Бог по снисхождению и благоволению Своему дает ведение о Себе в образах, доступных человеку. И если человек воспринимает эти Божественные образы, то они пожигают в нем страсти и освящают его. Тогда они противостоят образам, творимым самим человеком и внушаемым демонами. Последние, в случае их принятия душою, будут извращать духовный образ человека, созданного по образу и подобию Божию.

Следовательно, если при чтении Божественного Писания душа человека очищается от извращений и пороков, то очень важно на протяжении определенного периода духовной жизни питать ум словами и мыслями, почерпнутыми из Священного Писания. Поэтому-то древние иноческие уставы и предписывают, особенно начинающим, учить Псалтирь наизусть и иметь псалмы всегда на устах своих. «Всякое Писание богодухновенно и полезно (2Тим.3:16), для того написано Духом Святым, — объяснял значение Псалтири святитель Василий Великий, — чтобы в нем, как в общей врачебнице духа, все мы, человеки, находили врачевство — каждый от собственного своего недуга».

«Как некоторое спасительное врачевство и средство для очищения грехов заповедали отцы, — говорит святитель Иоанн Златоуст, — читать псалмы каждый вечер (в частности, «Господи, воззвах»), чтобы все, чем бы ни осквернились мы в продолжении дня… мы очистили при наступлении вечера посредством этих духовных песен. Они есть врачевство, которое истребляет все неподобное. Пение псалмов обуздывает силу сладострастия, окрыляет ум и возвышает душу. Святитель призывает и во время благоденствия, наслаждаясь дарами Божиими, «возносить Богу благодарственные песни, чтобы, если от упоения и пресыщения войдет в нашу душу что-нибудь нечистое, псалмопением прогнать все нечистые и порочные пожелания».

Псалтирь стала главной учебной книгой в Древней Руси. Из предисловия к «Славянской грамматике» Мелетия Смотрицкого, изданной в Москве в 1721 году, видим, что «издревле российским детоводцам обычай бе и есть учити дети малые в начале азбуце, потом же Часослову и Псалтири». Псалтирь, как книга священная и постоянно употребляемая при богослужениях, воспринималась не только как учебник чтения. Считалось необходимым знать ее как книгу самую нужную, самую жизненную.

Научившись читать по Псалтири и к тому же выучив ее наизусть, русский человек уже никогда не расставался с ней. Она была настольной книгой наших предков, спутницей во всех путешествиях, иногда она так и называлась «дорожной книжицей».

Русский человек на основании своего глубоко религиозного чувства обращался к Псалтири для разрешения всех недоумений, находя в ней ответы на трудные жизненные вопросы и даже пользуясь ею для исцеления больных и одержимых нечистым духом.

Псалтирь и сегодня остается в частом употреблении как при богослужениях, так и в повседневной жизни. Это связано с тем, что слова Псалтири не только «очищают душу, — как свидетельствует святитель Иоанн Златоуст, — но даже один стих может внушить великое любомудрие, побудить к решению и принести великую пользу в жизни».

По сравнению с другими книгами Священного Писания «книга псалмов представляет для всех образец жизни души, — говорит святитель Афанасий Великий. — Кто читает другие книги, тот произносит написанное в них не как свои собственные слова, но как слова святых мужей или тех, о ком они говорят. Но, удивительное дело, кто читает псалмы, тот все написанное в них, за исключением пророчества о Спасителе и язычниках, произносит как бы от своего собственного имени, поет их, как будто они были написаны о нем или даже им самим. Согласно своей душевной расположенности, всякий желающий находит в псалмах врачевание и исправление для каждого своего движения». «Я думаю, — размышляет далее святитель, — что в словах этой книги измерена и объята вся жизнь человеческая, все состояние души, все движения мысли, так что в человеке ничего нельзя найти более».

Обозревая святоотеческое учение, мы видим, какое огромное значение имеет Псалтирь в нашей жизни. Поэтому при изучении православной культуры и в воспитательном процессе, основанном на православной культуре, нужно использовать опыт православной Руси и в первую очередь использовать Псалтирь, как, впрочем, и все Священное Писание, в качестве основы для устроения правильной жизни, поскольку «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4).
игумен Петр (Пиголь)

«Какой приятный спутник для людей на всех пунктах их жизни пророк Давид. Как хорошо приспособляется он ко всякому духовному возрасту и разделяет всякого рода занятия! С младенцами Божиими он веселится, с мужами подвизается, юношей наставляет, старцев подкрепляет, – всем все бывает: для воинов оружием, для подвижников наставлением, для обучающихся борьбе палестрою, для победителей венцом, на пиршествах весельем, на похоронах утешением. Нет минуты в жизни нашей, которая была бы лишена всякого рода приятных его благодеяний. Есть ли какая-либо молитва, которой бы не подкреплял Давид? Есть ли какое празднество, которого бы не делал светлым сей пророк».
св. Григорий Нисский

«Книга псалмов объясняет все полезное из всех книг. Она пророчествует о будущем, приводит на память события, дает законы для жизни, предлагает правила для деятельности. Короче говоря, она есть общая сокровищница добрых учений и тщательно отыскивает, что каждому на пользу. Чему не научишься из псалмов? Не познаешь ли отсюда величие мужества, строгость справедливости, честность целомудрия, совершенство благоразумия, образ покаяния, меру терпения и всякое из благ, какое ни наименуешь. Здесь есть совершенное Богословие, предречение о Пришествии Христовом во плоти, надежда Воскресения, обетования славы, откровения Таинств. Все, как бы в великой и общей сокровищнице, собрано в книге псалмов».
св. Василий Великий

«По моему мнению, в книге псалмов измерена и описана словом вся жизнь человеческая и душевные расположения и движения помыслов, и сверх изображенного в ней ничего более не отыщется в человеке. Потребно ли покаяние и исповедание, постигли ли кого скорбь и искушение, гоним ли кто или избавился от злоумышлении, стал ли опечален и смущен и терпит что-либо подобное сказанному выше, или видит себя преуспевающим, а врага приведенным в бездействие, или намерен восхвалить, возблагодарить и благословить Господа – для всего этого имеет наставление в Божественных псалмах… Поэтому и сейчас каждый, произнося псалмы, пусть будет уверен, что Бог услышит просящих псаломским словом».
св. Афанасий Великий

Воскресни, Господи, спаси мя, Боже мой: яко Ты поразил еси вся враждующыя ми всуе, зубы грешников сокрушил еси

Слово «воскресни» употреблено здесь не в прямом смысле воскресения из мертвых, а в переносном. Господь называется воскресающим, или восстающим от сна, когда приходит нам на помощь, и, наоборот, называется спящим, когда не приходит или не оказывает Своей помощи. Тот же псалмопевец говорит в другом месте: «Востани, Вскую спиши, Господи» (Пс.43:24). Под зубами грешников разумеется, по изъяснению св. отцов, крепость, или сила согрешающих против Давида, или злословие их и хулы. Поэтому сокрушать зубы грешников – значит лишать их крепости, силы, уничтожать их клеветы. Таким образом, выразив уверенность в Божественном покровительстве и заступлении от врагов, Давид и еще обращается с молитвою к Господу, чтобы Он опять восстал на защиту его и спас его от всех враждующих против него напрасно, безвинно, чтобы поразил и отнял у них силу и возможность вредить ему. «Восстань, – говорит, – Господи, в помощь мою и спаси меня, как и доселе Ты поражал всех враждовавших против меня и, как презренных, сокруши их десницею Твоею».

Объяснение священной книги псалмов.

Толкование псалмов

Отцы Церкви и церковные толкователи могут давать разные комментарии на одни и те же стихи псалма. Возьмем для примера Пс. 1:1:

Блажен муж, который не ходил на собрание нечестивых, и на пути грешных не стоял, и в обществе губителей не сидел.

Свт. Афанасий Великий комментирует так:

«Давид полагает начало пророчеству о Христе. Который имел родиться от него. Посему, прежде всего ублажает уповающих на Него. Блаженными же называет тех, которые не ходили на совет нечестивых, не стояли на пути грешных, и не сидели на седалищи губителей. Ибо у иудеев три рода людей восстали против Спасителя: книжники, фарисеи и законники, и они справедливо названы нечестивыми, грешными и губителями. А путем наименована жизнь, потому что рождаемых приводит к концу».

Евфимий Зигабен комментирует так:

«Под советом понимается желание. Нечестивым называется атеист или язычник, а грешником, хотя и верующий, но ведущий беззаконную и развратную жизнь; губитель же есть тот, который не только сам грешит, но и других развращает и совращает своей болезнью. Можно и иначе: под советом понимается собрание их, под путем грешных – диавола, потому что не стоящий в диаволе приходит к Богу, Который сказал: «Я есмь путь» (Ин. 14:6), по которому проходят люди к добродетели. Под седалищем – учение лукавых».

Этот псалом поется на вечерне, постоянно напоминая нам о блаженстве, ожидающем праведника.

Наконец, один из отцов пустыни, Патермуфий, изъяснил это место своей жизнью. Он, будучи неграмотен, взялся учить псалтирь, и, услышав этот стих, на многие годы ушел в пустыню, на этих словах построил всю свою жизнь и просиял святостью.

Казалось бы, если есть такие замечательные комментарии и примеры, зачем самим пытаться истолковать священные тексты? Действительно, толкования Отцов Церкви навсегда останутся для нас образцами, на которых следует учиться. Но Бог не напрасно дал нам разум, и наша задача – не только повторить их комментарии, но и понять, что конкретный псалом значит лично для моей жизни. И здесь толкования Отцов могут быть нам лишь подспорьем, но не заменой собственного размышления, кстати, заповеданного в самом начале Псалтири:

В законе Господнем — воля его,

и закону Его он будет поучаться день и ночь

(говорится о праведнике в Пс. 1:2, ср. Пс. 76:13, 118:16, 117, Втор. 11:18-21)

Читая Псалмы, мы можем выделить в целом несколько уровней их понимания.

При первом, буквальном (или историческом) подходе, псалмы рассматриваются как фрагменты из жизни ветхозаветных праведников. Мы можем учиться у них библейскому видению мира, но также замечать и разницу между ветхозаветным и новозаветным Откровением. Правильнее начинать исследование псалма именно с понимания его буквального смысла, и только после переходить к другим видам толкования.

Возьмем для примера десятый псалом.

1 В конец. Псалом Давида.

На Господа уповаю,

как скажете душе моей: «улетай на горы, как птица?»

2 Ибо вот, грешники натянули лук, заготовили в колчан стрелы,

чтобы во мраке стрелять в правых сердцем,

3 И что Ты совершил, то они разрушили,

а праведник что сделал? (Когда разрушены основания, что сделает праведник? — СП)

4 Господь в храме святом Своем:

Господь — на небе престол Его,

очи Его взирают на нищего.

зеницы Его испытывают сынов человеческих.

5 Господь испытывает праведного и нечестивого,

а любящий неправду ненавидит свою душу.

6 Низведет Он на грешников сети:

огонь, и сера, и дух бурный — их доля (из) чаши.

7 Ибо праведен Господь и правду возлюбил,

правоту видит лице Его (лице Его видит праведника – СП).

Упоминание гор в первом стихе позволяет соотнести этот псалом с событиями, описанными в 1 Цар. 23:14 (по ссылке Брюссельской Библии). Тогда ситуация, описанная в псалме, выглядит приблизительно так: Давид, будучи помазан на царство и занимая видное место при дворе, служа Богу и царю верой и правдой, оказался в немилости у Саула, который ищет, как бы погубить его хитростью. Давиду приходится бежать в горы, чтобы не быть пораженным в пустыне.

Этот псалом можно анализировать последовательно, тогда первая половина псалма представляет собой вопрошание: «Господи, что же делать?», а вторая – ответ Бога, почему так происходит и чем это закончится. Однако, если заметить здесь хиазм, то весь псалом можно прочесть от центра к краям, и он предстанет нам в следующем виде:

4 Бог испытывает каждого человека и заботится о каждом (В храме ощущается Его присутствие; но Его владычество – больше, над всей землей, Он внимателен к тем, до кого нет дела. Он испытывает человека. Как поведет себя человек?)

3-5 Нечестивый, разрушающий дело Божье, сам готовит себе погибель (Грешники уже погубили основания, что теперь делать Помазаннику? Но любящие неправду ненавидят свою душу – сами себе готовят погибель, ведь Господь смотрит)

2-6 Нечестивые, какие бы козни ни строили, пропадут (Грешники готовы погубить Давида, воспользовавшись внезапностью, но как Содому и Гоморре – также плохо будет нечестивому),

1-7 Хоть иногда и кажется, что лучше исчезнуть, надежда праведного воплотится, и он предстанет пред Господом (Ближние советуют Давиду улетать как воробью, прятаться в горах. Давид надеется на помощь от Господа. Ибо Господь праведен и любит правду, праведник не погибнет, но будет стоять пред лицем Божиим).

Детали также не должны ускользать от нашего внимания. «Мрак», упомянутый во втором стихе – это образ чего: неожиданной засады, неблагоприятного времени, или помраченного сознания грешников? И можно ли попасть в человека, если целиться в него во мраке? «Основания» – это закон Божий, который попрали грешники, основание власти Давида (его помазание на царство), или же в принципе дело Божье, в котором участвует праведник? Если последнее, то интересно, что, хотя оно может быть полностью разрушено, нигде не сказано, что сам он потерпит вред; напротив, он узрит Господа.

Уловив буквальный смысл, можно переходить ко второму уровню понимания текста псалма, т.е. спросить себя, что для нас значит этот псалом. Ведь и нас таким образом испытывает Господь, и у нас есть дела, которые, как кажется, благоугодны Богу, но, только начни их делать, и появляются препятствия, люди «ставят палки в колеса». А когда все рушится, хочется просто убежать. Здесь можно обратить внимание на стих 3: Когда основания разрушены, что сделает праведник? (СП) Иными словами, впадем ли мы в уныние, будем ли винить других в своих бедах, озлобимся ли, или будем надеяться и стараться исправить ситуацию?

Здесь можно умеренно использовать то, что отцы называют «духовным смыслом». Например, одной девушке оказалось близким следующее аллегорическое толкование. Вначале все мы представляем собой праведников: это основание, данное нам Богом, благочестием родителей. Разрушенное основание – это жизнь без Бога, в которую она уклонилась из-за того, что подпала влиянию грешников (бесов и людей, действующих по их наущению). Она сама несет на себе последствия этого: огонь и сера – это слезы и горечь уныния, дух бурен – расшатанная нервная система. Но этот псалом стал для нее вестником надежды: осознав себя нищей, она обращается к Богу за вразумлением и надеется вновь увидеть Его. Некоторым покажется такое прочтение несколько искусственным, но для этой девушки псалом показался пророческим ответом от Бога на ее проблемы.

Следующий уровень прочтения открывается тогда, когда мы прозреваем в тексте внутреннюю связь с жизнью Господа нашего Иисуса Христа. Любой текст Библии косвенным образом говорит о Нем, но в Псалмах это бывает наиболее очевидно (ярким пророчеством звучат, к примеру, стихи 21 псалма).

Указания на Господа в разбираемом нами псалме можно усмотреть в следующих местах:

Ст. 2 — самое большое зло, предание Христа на смерть, также было осуществлено ночью (Лк. 22:53),

Ст. 3 — во Христе не было найдено никакой вины (Лк. 23:22)

Ст. 4 — Он был выставлен в нищенском образе, но Бог не оставил Его (Ис. 53 гл., Флп. 2:7)

Ст. 6 — Ему надлежало испить чашу гнева за грехи людей (Ин. 18:11, Мк. 14:36).

Конечно, не обязательно и не сразу наше толкование будет таким стройным. Зачастую, читая Писание в группе Евангельских бесед, мы не следуем такой последовательности толкования, предпочитая ей живое обсуждение того, что непосредственно открылось.

После того, как псалом прочитан и разобран на трех уровнях – буквально-историческом, личном, и как пророчество, – можно обратиться к отдельным темам этого псалма, и посмотреть, как они раскрываются в Священном Писании (с помощью поиска по Библии или по словарю), в творениях Святых отцов, богослужении и жизнеописаниях святых. Здесь такими темами могут стать:

? Нищий,

? Праведники и грешники (нечестивые),

? Испытание (искушение) и попечение Бога о человеке,

? Правда (справедливость) Божья и Суд Божий,

? Чаша (гнева),

? Упование на Бога,

? Храм (Скиния, Святилище) и Престол,

? Видение Бога (сейчас и в конце времен).

В приложении мы приводим замечательный комментарий святителя Иоанна Златоуста на десятый псалом. Как можно заметить, святитель широко пользуется доступными ему переводами, приводит цитаты из параллельных мест Библии, старается сначала выяснить буквальный смысл псалма, и только после переходит к нравственной проповеди.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Труд «Объяснение священной книги псалмов» нередко приписывают прот. Г. И. Разумовскому (1883–1967). Сопоставив некоторые даты можно понять, что это ошибка.

Прот. Г. И. Разумовский родился в 1883 г., закончил Академию в 1917 г.

Автор «Объяснения» пишет в предисловии : «При поступлении моем в 1895 году на службу в Чагринский женский монастырь Самарской губернии…».

Далее, в послесловии, автор «Объяснения» пишет : «По обстоятельствам моего служения, как приходского священника, я не всегда свободно располагал временем для сего труда, и поэтому он, начатый в 1896 году, продолжался около восемнадцати лет, с большими перерывами, и только в 1912 году, когда, выйдя в за штат, я стал свободен от всякой службы, мне представилась возможность заняться исключительно одной этой работой.»

Об авторе известно лишь то, что он служил в Самарской губернии – в Чагринском монастыре, в Петропавловском храме.

Вступление

Кафизма I 1, 2, 3 – 4, 5, 6 – 7, 8

Кафизма II 9, 10 – 11, 12, 13 – 14, 15, 16

Кафизма III 17 – 18, 19, 20 – 21, 22, 23

Кафизма IV 24, 25, 26 – 27, 28, 29 – 30, 31

Кафизма V 32, 33 – 34, 35 – 36

Кафизма VI 37, 38, 39 – 40, 41, 42 – 43, 44, 45

Кафизма VII 46, 47, 48 – 49, 50 – 51, 52, 53, 54

Кафизма VIII 55, 56, 57 – 58, 59, 60 – 61, 62, 63

Кафизма IX 64, 65, 66 – 67 – 68, 69

Кафизма X 70, 71 – 72, 73 – 74, 75, 76

Кафизма XI 77 – 78, 79, 80 – 81, 82, 83, 84

Кафизма XII 85, 86, 87 – 88 – 89, 90

Кафизма XIII 91, 92, 93 – 94, 95, 96 – 97, 98, 99, 100

Кафизма XIV 101, 102 – 103 – 104

Кафизма XV 105 – 106 – 107, 108

Кафизма XVI 109, 110, 111 – 112, 113, 114 – 115, 116, 117

Кафизма XVII 118

Кафизма XVIII 119, 120, 121, 122, 123 – 124, 125, 126, 127, 128 – 129, 130, 131, 132, 133

Кафизма XIX 134, 135, 136 – 137, 138, 139 – 140, 141, 142

Кафизма XX 143, 144 – 145, 146, 147 – 148, 149, 150, 151

Послесловие

Краткий словарь богослужебных терминов

Тире между псалмами означают Славу.

Вступление

Свой труд «Объяснение священной книги псалмов» протоиерей Петропавловской церкви г. Самары Григорий Разумовский создавал в течение 18-ти лет, с 1896 по 1914 год. Рукопись получила одобрение одного из авторитетных представителей богословской науки того времени проф. СПбДА Н.Н. Глубоковского и разрешение на печатание от цензурного комитета. Автор передал свой труд преосвященному Михаилу (Богданову), еп. Самарскому с просьбой посодействовать изданию. Однако наступившая вскорости революция сделала невозможным издание книги.

Ясно и доступно изложенное, «Объяснение священной книги псалмов» может стать хорошим подспорьем в изучении православной веры и Св. Писания. Автор подробно излагает события священной ветхозаветной истории, послужившие поводом к созданию того или иного псалма, раскрывая на этом фоне его духовный пророческий смысл и значение его для внутренней жизни христианина. Особенно ценно то, что о. Григорий постоянно обращается к месту и роли Псалтири в православном богослужении, показывая, почему тот или иной псалом стал частью утрени, вечерни и т. д. В своих толкованиях автор опирается на мнения святых отцов, толкователей Псалтири. Самое современное из имеющихся толкований всей Псалтири, это «Объяснение» должно помочь всем, стремящимся к уразумению неисчерпаемого духовного богатства псалмов.

***

Объяснение Священной книги «Псалмов» протоиерея Гр. Разумовского представляет весьма полезный труд по его назидательности, а по своему популярному – простому и легкому – изложению он является вполне общедоступным. Издание его тем более желательно, что у нас слишком мало цельных истолкований на всю Псалтирь, а таких и вовсе не имеется. Совершенно уверен, что книга получит широкое распространение, чего ей и желаю.

Профессор Николай Глубоковский, СПб, 1914, V,3. суббота.

Предисловие

При поступлении моем в 1895 году на службу в Чагринский женский монастырь Самарской губернии, мне вскоре пришлось вести воскресные и праздничные богослужебные собеседования с монашествующими. Предметом этих собеседований вначале служили объяснения евангельских и апостольских чтений того дня, отрывочные рассказы по поводу праздничных событий и т.п. Вообще это были отрывочные беседы и наставления с практическими приложениями к иноческой жизни. Такие беседы были хотя и понятны малограмотным или же и совсем безграмотным слушательницам, тем не менее, как имевшие характер отрывочности и бессистемности, они потому казались мне и малополезными для них. Задумываясь, вследствие сего, над вопросом о том, нельзя ли избрать для собеседований что-либо такое, что могло бы доставить наибольшую пользу для нравственно-религиозного назидания монастырских обитательниц, я в конце 1896 г. пришел к мысли предлагать насельницам монастыря, при каждом собеседовании, объяснение псалмов, по порядку расположения их в Псалтири, как такой, всем им известной книге, которая служит настольною, молитвенною книгой для монашествующих.

Приступая к выполнению этой нелегкой задачи, я признал тогда же за нужное, в начале одного из собеседований, высказать своим слушательницам следующее: «Главная цель бытия человеческого на земле состоит в том, чтобы жить во славу Божию, а не для собственного удовольствия. Если где, то особенно у живущих в святых обителях, эта цель человеческой жизни должна быть наиболее сознаваема, преследуема и выполняема. Вся деятельность, все мысли и чувства насельниц монастыря должны быть проникнуты сознанием этой цели и заботами о возможном ее выполнении. Поэтому в монастырях нет и не должно быть никакого другого чтения, кроме чтения книг священных и душеспасительных. Для такого же монастыря, каков Чагринский, большая часть насельниц которого состоит из женщин и девиц простого сельского состояния, не получивших иногда никакого, даже начальной сельской школы, образования, единственною книгой для чтения служит Псалтирь и в редких случаях Четьи-Минеи. Других книг они не читают и не знают. Книгою же псалмов, хотя они и удовлетворяют свое молитвенное чувство всегдашнего покаяния, а также – хвалы и благодарения Господу Богу за все Его милости и благодеяния; но при всем том чтение этой священной книги, в не малой части ее богодухновенного текста, остается малопонятным или даже и совсем непонятным для этих простых читательниц, для которых поэтому является нужда в объяснении непонятного для них текста священной книги псалмов. В глубоком и искреннем сознании этой нужды, я решил придти на помощь нуждающимся и, по требованию долга священнослужителя и духовного отца обители, принять на себя выполнение задачи объяснения псалмов; каковое объяснение, с Божией помощью, и начнем с этого же дня и будем продолжать на следующих внебогослужебных собеседованиях».

Высказав это пред слушательницами, я предложил им выслушивать беседы о псалмах с особенным вниманием и приступать к этому выслушиванию всякий раз с чувствами молитвенного обращения к Господу Богу, да подаст Он, Всеблагий, Свой благодатный дар наилучшего разумения, памятования и усвоения всего, что будет предложено на собеседованиях: такого внимания и таких чувств требует самый предмет предлагаемых бесед.

Для того чтобы самое объяснение было наилучше понято и усвоено слушательницами, нужно было предлагать его в наиболее ясных и точных выражениях; причем, для большей авторитетности его, признано было за необходимое приводить точные буквальные выражения из других книг Священного Писания и подлинные изречения св. отцов, толковников Псалтири. А для всего этого потребовалось составлять черновые записи предпринятого объяснения псалмов, по которым и велись первоначально беседы.

В руководство для объяснения псалмов, кроме славянской и русской Библии, мною принято было первоначально:

1) Толкование на псалмы, составленное по текстам: еврейскому, греческому (LXX) и латинскому (Вулгаты), по учению отцов и учителей Святой Церкви и дополненное различными замечаниями Палладием, епископом Сарапульским. Москва, 1872. Когда же, после объяснения нескольких псалмов, сего толкования (Палладия) оказалось недостаточно, то выписаны и приняты были, сверх того, в руководство:

2) Толкование на Псалтирь по тексту еврейскому и греческому Иринея, архиепископа Псковского. 7-е изд. Москва, 1882.

3) Толковая Псалтирь Евфимия Зигабена (пер. с греч.). Изд. Киево-Печерской Лавры, 1883.

Ссылок на труды толкований Зигабена и преосвященных Иринея и Палладия я не делал почти нигде, потому что не делал буквальных из них выписок, а еще и потому, чтобы не увеличивать и без того значительный размер рукописи.

Кроме того, я пользовался следующими печатными изданиями:

а) Учебная Псалтирь, изд. училищного при Св. Синоде Совета. Спб., Синодальная типография, 1897.

б) Псалтирь в русском переводе с греческого епископа Порфирия. Спб., 1893. (Только до 75-го псалма мог я пользоваться этим переводом).

в) Псалтирь в русском переводе с еврейского, изданная по благословению Св. Синода. СПб., 1892.

г) Справочный и объяснительный Словарь к Псалтири, составленный Петром Гильтебрандтом. СПб., 1898.

д) «Вероучение Псалтири, его особенности и значение в общей системе библейского вероучения» профессора П. А. Юнгерова. Этим пособием я мог пользоваться только после объяснения 80-го псалма.

Единственным желанием моим было, при начале составления настоящего объяснения псалмов, самому поучиться и других меньших моих братии и сестер поучить истинному пониманию неясного и по местам неудобопонятного текста славянской Псалтири. Да благословит Господь Бог мое желание и начинание!

И только впоследствии, когда уже составлена была мною третья часть объяснения и когда некоторые из псалмов были напечатаны в местных «Епархиальных ведомостях», у меня явилось другое желание – предать печатному тиснению свой труд, чтобы чрез то дать возможность ознакомиться с ним наибольшему кругу любителей Слова Божия и благоговейных молитвенников, певцов и читателей Псалтири, чтобы участие последних в чтении и пении не было делом простого механического выполнения, а было искренним служением Богу, Царю всея земли, Седящему на престоле святом Своем, Которому псалмопевцы приглашают всех петь разумно (Пс.46:8–9). Протоиерей Григорий Разумовский. Самара

Введение, содержащее в себе предварительные понятия о Псалтири и о предлагаемом объяснении ее

1. Понятие о Псалтири как священной книге и о Священном Писании вообще.

Книга псалмов, называемая Псалтирью, принадлежит к составу книг Священного Писания Ветхого Завета. И потому говорить ли о Псалтири вообще, или в отдельности о том или другом псалме, о том или другом изречении псалмопевцев, нужно говорить как об изречении и писании священном и богодухновенном. Что же такое Священное Писание? – Священное Писание дано людям от Самого Бога; и святые мужи, которыми оно написано, руководимы были Духом Святым. Поэтому всем нам нужно быть уверенными, что оно писано для весьма важных целей, а именно:

1) для того, чтобы вразумить и наставить нас, в каких отношениях находимся и должны находиться мы к Богу и Его тварям,

2) для того, чтобы сообщить нам все, что необходимо знать и делать для прославления Бога, для возможного в Нем счастья на земле и вечного блаженства на небе. С этой целью Священное Писание говорит нам о сотворении мира всемогущим Словом Божиим, сообщает познание о святой, блаженной жизни первых прародителей в раю и ниспадении их с высоты счастья чрез преступление заповеди Божией. Затем,

3) показывая, чем обязаны мы Всемогущему Творцу, Милосердому Благодетелю и Судии Праведному, Священное Писание научает, каким образом можем мы сохранить и упрочить вечную любовь Его к нам и приготовить себя к достижению славы чад Божиих. В особенности цель Священного Писания состоит,

4) в том, чтобы умудрять нас в деле спасения чрез живую веру в Иисуса Христа; представлять очам нашим благодать Божию, дарованную нам в Иисусе Христе; устроять дух наш «по образу и по подобию Божию» (Еф. 4.23.24); водворять в душах наших познание истины и веру, любовь и святость; и руководить к «непрестанному сожитию со святыми» (Еф. 2:19), «к достижению совершенства, в меру возраста исполнения Христова» (Еф. 4:13) и к прославлению со Христом на небе.

2. Важное значение Псалтири вообще и в частности – для домашнего употребления христиан.

Что говорить о Священном Писании вообще, то же должно сказано быть и о Псалтири в частности; потому что Псалтирь можно назвать сокращением всего Священного Писания, и нет, можно сказать, на свете книги столько назидательной, как Псалтирь. Все, что только касается духовных нужд человека, все это находится в Псалтири. Это сокровищница, из которой каждый может почерпать для себя утешение и укрепление во всех положениях жизни; это есть полнота божественной мудрости. Одни из псалмов служат выражением чувств благодарности и благоговения; другие превозносят величие Божие и восхваляют Его всемогущество, премудрость и благость; иные взывают к милости и долготерпению Творца и умоляют о прощении грехов; иные, наконец, содержат пророчества о Христе и Его Царстве. Поэтому-то между всеми ветхозаветными книгами Священного Писания, боговдохновенными и полезными для научения (2Тим. 3.16), книга псалмов есть самая общеупотребительная у христиан, более других книг ими любимая и, можно положительно сказать, для всех необходимая. По словам св. Афанасия Александрийского, эта книга есть «сад, заключающий в себе насаждения всех других книг, – есть зеркало, где видит себя в настоящем виде грешная душа человеческая, со всеми своими страстями, грехами, беззакониями, во всех разнообразных движениях, направлениях и состояниях; видит все свои недуги и находит против своих духовных болезней в сей чудной книге действительные врачевства. Да, книга псалмов недалека от каждого человека, это не произведение искусства, нам чуждое и постороннее, это наша книга о нас самих. Псалмы Давида – это песни нашей души; его молитвенные гласы и вопли – гласы и вопли духа нашего, подавляемого грехом, удручаемого скорбями и напастями. Кроме сего, где мы найдем для себя лучшие образцы молитв, молений, благодарений, богохвалений и славословий, как не в псалмах Давидовых? По-моему мнению, – говорит Афанасий, – в книге псалмов измерена и описана словом вся жизнь человеческая, и душевные расположения и движения помыслов, – и сверх изображенного в ней ничего более не отыщется в человеке. Потребно ли покаяние и исповедание, постигли ли кого скорбь и искушение, гоним ли кто, или избавился от злоумышлении, стал кто опечален и смущен и терпит что-либо подобное сказанному выше, или видит себя преуспевающим, а врага приведенным в бездействие, или намерен восхвалить, возблагодарить и благословить Господа, – для всего этого имеет наставление в божественных псалмах… Посему и ныне каждый, произнося псалмы, пусть будет благонадежен, что Бог услышит просящих псаломским словом» . Потому-то словами псалмов во все времена возносилась к Престолу Божию молитва верующих. В древние века христианства верующих обязывали учить Псалтирь наизусть. Утром и вечером, за трапезой и занятиями верующие укрепляли и услаждали себя песнопениями этой священной книги. И у нас, на святой Руси, в течение многих веков и до последнего времени, особенно между простым народом, обучение грамоте начиналось с Псалтири, да ею же почти всегда и заканчивалось все книжное обучение. А потому эта священная книга во многих домах простолюдинов была и есть, можно сказать, единственная настольная книга. Такой же в особенности, и не только настольной, но и молитвенной книгой, она является во всех русских монастырях, для всех монашествующих.

3. Отношение к Псалтири Господа Иисуса Христа и Его апостолов.

Сам Господь Иисус Христос в Своих беседах с учениками и с народом иудейским, а также и Его апостолы в своих богодухновенных писаниях нередко ссылаются на книгу псалмов. Так, св. апостол Павел, преподавая верующим правила и наставления святой жизни во Христе, говорит. «Слово Христово да вселяется в вас богатно, во всяцей премудрости учаще и вразумляюще себе самех, во псалмех и пениих и песнех духовных, во благодати поюще в сердцах ваших Господеви» (Кол. 3:16). Потому-то так и дорога для нас должна быть книга псалмов.

4. О причинах неясности и затруднительности в понимании истинного смысла в псалмах и о толкованиях их.

Между тем для многих читающих книгу псалмов она не понятна во многих ее местах – не понятна по своеобразности языка, образов и выражений, по глубине мыслей, а также по темноте славянского перевода ее. В особенности же темен и непонятен смысл многих псаломских изречений для тех, кто не получил достаточного научного образования или вовсе не имеет такового. Все 150 псалмов, как известно, составлены и написаны были первоначально на еврейском языке. С этого языка, по времени, они были переведены на греческий язык, а еще много времени спустя с греческого они переведены на язык славянский. Так как каждый язык имеет свою природу, свои особенности, ему одному свойственные (идиоматизм), то при переводах псалмов с одного языка на другой истинный смысл псаломских изречений во многих местах, естественно, должен был потерпеть значительные изменения от неизбежной неточности в выражениях. Самый славянский язык, на котором мы ныне читаем священные книги, а также и Псалтирь, теперь не для всех и не во всем ясен. Все это и служит причиной затемнения смысла псалмов.

Вот почему с самых первых веков христианства стали появляться попытки и труды по объяснению Псалтири. Известно, что этим делом занимались св. Ипполит мученик (II века), ученый христианский писатель Ориген (III века), а в IV веке видим уже несколько знаменитых толкований на псалмы, как то: Василия Великого, Григория Нисского, Иоанна Златоустого, св. Илария, блаженных Феодорита, Иеронима, Августина и др. Эти объяснения и толкования, в не столь давнее время собранные Палладием, епископом Сарапульским, в его книге «Толкование псалмов», а также и в книге ученого греческого монаха Евфимия Зигабена, мы и примем в руководство при настоящем нашем кратком объяснении псалмов.

5. О свойствах и характере предлагаемого нами объяснения псалмов.

Таким образом, предлагаемое нами объяснение псалмов будет не новое какое-либо, а древнее, не наше собственно, а отеческое. Это голос священной и досточтимой древности, голос Святой Церкви, обязательный для всех верующих православных христиан на все времена. Так как предпринятое нами толкование псалмов не может представлять собою какой-либо ученый труд, а есть не более как исполнение нашего искреннего желания уяснить для себя и помочь ближнему, при усердном чтении или слушании Псалтири, в наилучшем понимании истинного смысла прочитанного, то мы по возможности будем избегать того, что касается таинственного смысла в псалмах, а будем больше иметь в виду их буквальный и исторический смысл; и для этой цели будем чаще обращаться к библейской священной истории. Тем не менее, нужно сказать, что нельзя совершенно отрешиться и от духовного, не буквального смысла псалмов при их объяснении.

6. О прообразователъном и пророческом смысле псалмов.

Если понимать изречения псалмов в буквальном смысле, то в них видны разные обстоятельства писателей или составителей псалмов и судьбы народа еврейского. Но в духовном смысле Псалтирь пророчески изображает Спасителя и показывает разнообразные состояния и примеры в жизни верующих. Сам Давид-псалмопевец представляет собою ясный и многосторонний прообраз Иисуса Христа, соединяя в лице своем звания царя и пророка еврейского. Еврейский народ предызобразил новозаветный народ Божий – Церковь Христову; враги евреев, изображенные во многих псалмах, прообразовали врагов Христовой Церкви; а победы евреев служили прообразом духовных побед, одерживаемых верующими во Христа Спасителя.

7. Условия для наиболее успешного и полезного понимания и усвоения истинного смысла псалмов.

Чтобы читать или слушать чтение псалмов с наилучшим пониманием смысла их, со всею пользою для души и согласно намерению первовиновника их – Духа Святого, мы должны по возможности а) знать и понимать другие писания, в особенности историю Давида, о котором повествуется в двух первых и отчасти в Третьей книгах Царств и в Первой книге Паралипоменон, б) замечать, какие места из псалмов и как применяются к Иисусу Христу и Его Церкви новозаветными писателями, т.е. апостолами и евангелистами, и в) сохранять в себе возрожденное благодатью Святого Духа сердце, отрешаясь от плотских чувств и помышлений. Чем более будем преуспевать в святой жизни христианской, тем способнее окажемся к разумению божественного учения Псалтири и к восприятию небесного утешения, которое доставляет чтение ее верующими.

8. О наименованиях: псалом и Псалтирь.

Псалом (греч. – psalmus, от – пою) значит: хвалебная песнь. От собрания многих псалмов в одну книгу книга эта называется «Книгой псалмов», а в еврейской Библии – «Книгой Хвалений» (сефер тегилим). Псалмы, как богохвальные песнопения, назначались для пения и были петы или просто одним хором певцов, или же хором в соединении с музыкой, с игрой на музыкальных орудиях, или инструментах – струнных и вокальных или трубных, – каковых во времена Давида и после него было не мало (Пс. 9:14, 97:5, 107:3; Пс. 150; Дан. 3:10; 1Пар. 16 и мн. др.). Одно из таких музыкальных орудий называлось псалтирью; почему и самая книга псалмов названа впоследствии Псалтирью.

9. О писателях псалмов.

В начале псалмов, в особо издаваемой славянской Псалтири, так называемой «Учебной Псалтири», как бы общее надписание для всех псалмов, помещаются слова: «Давида пророка и царя песнь». Может быть, на основании этой надписи, составителем всей Псалтири многие из людей неученых считают Давида. Но такое мнение не справедливо. Как из различных частных надписей, имеющихся почти на всех псалмах, в начале их, так и из самого содержания их видно, что писатели псалмов были различны. По указанию надписаний в еврейской Библии, Давиду приписываются 73 псалма. Кроме того, в греческой Библии и славянской ему же приписываются те псалмы, которые не имеют надписания в еврейской Библии, каковых пятнадцать. Некоторые из этих псалмов относят к Давиду и священные писатели Нового Завета, например 2-й псалом – св. писатель Деяний апостольских (Деян. 4:25); псалмы 31 и 94 – св. ап. Павел (Рим. 4.6–8; Евр. 4.7). По самому содержанию псалмов видно, что некоторые из них написаны до Давида, другие – во времена Давида, а иные относятся к плену вавилонскому, который был спустя 400 с лишком лет по смерти Давида, и даже к последующим за ним временам. Из числа всех 150 псалмов 12 Асафовых, 12 сынов Кореовых, 1 Еманов, 1 Соломонов, 2 пророков Аггея и Захарии, 1 Моисеев и прочих псалмопевцев. Причиной того, что и в древности многими все псалмы приписывались Давиду, св. Афанасий считает самого Давида. Он сам избирал певцов, сам назначал, на каком музыкальном орудии разучать им пение того или другого псалма, а потому как учредитель хорового и музыкального пения он удостоился той чести, что не только им составленные псалмы, но и все, изреченное другими певцами, приписано Давиду.

10. О подписаниях в начале псалмов.

Что касается различных частных надписаний, предшествующих псалмам и состоящих большею частию из одного или двух слов, например, в конец, в песнех, о точилех, и проч., то должно признаться, что объяснение этих надписаний представляет гораздо более трудностей, чем самые трудные места псаломских изречений. По мнению преосвящ. Палладия, надписания же сделаны были в разные времена и разными лицами, потому что некоторые из них находятся только в еврейской Библии, другие – в одной греческой или только в славянской, что само собою указывает на разных лиц, сделавших надписания в разные времена. И не подлежит сомнению, что большая часть из сих надписаний весьма древние, потому что встречаются в самых древних изданиях еврейской и греческой Библии. Во всяком случае, чтобы не оставлять усердного и благоговейного читателя Псалтири в недоумении относительно различных непонятных надписаний над псалмами, мы должны представить на каждое из них хоть краткое объяснение, заимствуя его у тех же св. отцов и учителей Церкви. Но мы будем делать это в своем месте, при объяснении того или иного псалма.

11. Порядок объяснения псалмов и разделение их по содержанию.

Самое объяснение псалмов предполагается вести в виде бесед и в том порядке, в каком они следуют один за другим в Псалтири. Отступление от этого порядка можно допустить только в тех случаях, когда один псалом имеет большое сходство с другим и по содержанию, и по буквальному выражению мыслей и чувств, как, например, псалом 69 с 39-м (в ст. 14–18).

12. О расположении псалмов в самой Псалтири.

В порядке псалмов, как видно из предыдущего, нет той систематической последовательности, какая должна быть и бывает в сочинениях научных или в сборниках исторических, т.е. нет того расположения, чтобы сначала, например, следовали по содержанию псалмы молитвенные, или просительные, далее – исторические или благодарственные, потом пророческие и проч. Такого распорядка в расположении псалмов нет, а расположены они, как думают святые толкователи псалмов (св. Афанасий Александрийский , блж. Феодорит и др.), по времени собрания их, так как они собраны были в разное время, по частям, – и в начале книги помещены те, которые найдены прежде других.

Введение к книге Псалтырь.

Ни в одной другой книге Ветхого Завета личная вера в Господа не отразилась столь живо и образно, как в книге Псалтирь. Во все века верующие прибегали к содержащимся здесь молитвам и славословиям. Русское название «Псалтирь» имеет греческое происхождение: словом «псалмос» переведено еврейское «мицмор», означавшее игру на струнном инструменте. В древности песни и гимны Псалтири исполнялись под аккомпанемент похожего на гитару инструмента, по-русски называемого «псалтирью».

Книга Псалтырь может быть названа сборником религиозной лирической поэзии — крупнейшим из существовавших в древности памятников такого рода. Многие псалмы обращены непосредственно к Богу и в поэтической форме выражают просьбу, моление и хвалу. В них ощущается накал личного религиозного чувства: страхи верующего, его сомнения, боль, торжество, радость, надежда, — все это пропущено сквозь призму этого чувства.

Нередко авторы псалмов на основании собственного опыта размышляли о нуждах и судьбах людей и о Божьей благости и милости. В их нравоучительных поэтических строках, воспевавших «избавление» свыше, находили утешение и надежду верующие последующих времен в дни собственных тяжелых испытаний. Псалмопевцы радовались Закону, который дал народу Бог, для них он был путеводной нитью, залогом побед и процветания.

Некоторые псалмы впитали в себя народную мудрость, стали выражением древнееврейской «философии жизни», и в этом смысле перекликаются с Притчами и другими образцами так называемой «литературы мудрости».

Поскольку псалмы представляют собой храмовые песнопения, то они сопутствовали ритуалам богопоклонения. Это были гимны торжества, прославлявшие привилегию, дарованную народу, — приближаться к Богу на Его святой горе. Посредством псалмов израильтяне выражали свое благоговение перед Богом во всей его глубине. Как произведения лирико-поэтические они незабываемы.

Образный язык в книге Псалтырь.

Псалмам присущ язык ассоциаций, выражающийся посредством постоянного употребления образных оборотов, символов, иносказаний, посредством многозначности образов, характер которых свидетельствует о земледельческой и скотоводческой направленности «экономики» в древнем Израиле и, соответственно, о близости израильтян к природе. Но псалмы свидетельствуют и о военной активности народа, который вел то завоевательные войны для овладения землей обетованной, то оборонительные, защищаясь от опустошительных набегов соседей, которые порой допускались Господом в качестве Его «дисциплинарной меры».

Упомянутый «язык ассоциаций» в поэтической речи позволял псалмопевцу выразить в одной фразе несколько вещей одновременно. Поскольку мысль передавалась посредством образов, у читателя возникало понимание того, о чем думал и что имел ввиду поэт, когда писал те или иные строки. Его волновал, однако, не только смысл слов, но и эмоциональность их звучания. К примеру, мысль о жизнестойкости угодного Богу человека автор псалма мог передать в образе дерева, чьи корни обильно орошаются водой. А мысль о страхах, терзающих слабодушного, — в образе тающего воска. Злоязычие нечестивца он мог уподобить острому мечу и разящим стрелам.

Современному читателю псалмов надо, конечно, сознавать, что полностью ощутить их поэтическую прелесть могли лишь жители древнего Израиля, впитавшие в себя все особенности его быта и культуры, частью которой был и этот «язык ассоциаций».

Виды псалмов.

Многие псалмы имеют не только номер, но и особый заголовок. Их несколько, и, соответственно им, псалмы делят на несколько типов — в зависимости от содержания каждой песни и способов ее исполнения (на том или ином музыкальном инструменте, с учетом того или иного характера вокального сопровождения).

В еврейском тексте 57 раз встречается заголовок «мицмор» (по-русски «псалом»). Им подчеркнуто исполнение данной песни под аккомпанемент на «псалтири». Заголовок «шир» (буквально «песнь») встречается в еврейской Библии 12 раз. (Нетрудно заметить, что в русском переводе слова «псалом» и «песнь» встречаются чаще.) Заголовок «машкил» передан как «Учение». Иногда он также понимается как «поэма созерцания». В этих псалмах авторы излагают свое недоумение по поводу тех или иных событий, и мысли, возникающие у них в этой связи. Заголовок «тепиллах» («Молитва») говорит сам за себя.

Славословия Богу древние евреи возносили в сопровождении игры на кимвалах, флейтах, бубнах и разного рода струнных инструментах. Пятьдесят пять из них начинаются с «обращения» к «начальнику хора» и указания, на каком музыкальном «орудии» должен следовать аккомпанемент. Много предположений выдвигалось относительно этого «начальника хора», но большинство их сводится к тому, что речь идет о левите, ответственном за исполнение всей храмовой музыки. Псалмы, имеющие вначале «ссылку» на него, могли какое-то время входить в собрание песнопений, специально предназначенных для храмового служения.

Надпись «Учение. Сынов Кореевых», которую находим в начале псалмов 41, 43-48,83,86-87 (некоторые полагают, что она относится и ко всем промежуточным псалмам в этом ряду), свидетельствует о том, что авторами их были левиты из рода Кореева, отличавшегося преданностью Давиду. Потомки Корея оставались служителями при храме на протяжении всей еврейской истории.

Четыре основных вида псалмов:

1. Личные сетования. В общих, чертах эти псалмы соответствуют молитвам о помощи в беде, несчастьи. Они подразделяются на:

а. Вводную часть — вопль, обращенный к Богу. Псалмопевец взывает к Богу, изливает Ему свое сердце.

б. Само сетование. Оно содержит в себе описание горестной ситуации, в которой находится псалмопевец, его трудностей; он рассказывает Богу о том, что сделали ему его враги, и как безысходно его положение, говорит и о том, что сделал (или не сделал) ему Бог.

в. Исповедание веры. «Изложив» свою жалобу, псалмопевец провозглашает о своем полном уповании на Господа. Некоторые из подобных «разделов», будучи дополнены, сделались самостоятельными «псалмами доверия».

г. Просьба. Псалмопевец просит Господа вмешаться в его ситуацию и послать ему избавление.

д. Торжественное вознесение хвалы, или обет славословия Богу за Его ответ на молитву псалмопевца. Как часть молитвы об избавлении славословие следовало произнести перед лицом всего сообщества после получения ответа на молитву. Не сомневаясь, однако, в том, что Бог ответит ему, псалмопевец начинал хвалить Его уже в процессе молитвы.

2. Народные плачи. Построены они так же, как «личные сетования», но этот вид псалмов обычно короче. Они состоят из вводного обращения и просьбы, «сетования», исповедания веры, «сетования» и обета хвалы. Темой каждого из таких псалмов является какое-то испытание, попущенное народу, и его потребность в Боге: переживая трудности и скорби, народ «приближается» к Богу со своим «сетованием».

3. Псалмы личного благодарения. Их еще называют «псалмами хвалы», по форме они отличаются от упомянутых выше. Можно говорить о наличии в них пяти «элементов»:

а. Обещание хвалить Бога. Псалмопевец обычно начинает с такой фразы, как «Я буду хвалить» или «Воздам хвалу» — потому что псалом был для него средством сказать другим, что Бог сделал для него.

б. Вводное резюме. В нем поющий часто излагал вкратце сделанное для него Всевышним.

в. «Сообщение об избавлении». Здесь содержалось подробное повествование об избавлении. Обычно псалмопевец говорил о том, что, вот, он воззвал к Господу, и Господь услышал и «избавил» его.

г. Вознесение псалмопевцем той хвалы, которую он обещал вознести вначале.

д. Славословие или наставление. Псалом заканчивался славословием Богу, либо «продлевался» за счет наставления людям.

В числе «псалмов благодарения» могут быть названы (хотя всякое такое деление не абсолютно) — Пс. 20, 29, 31, 33, 39 и 65.

4. Гимны (псалмы хвалы). Тема «личного избавления» не стоит в них на первом месте, назначением гимнов было вознесение хвалы Богу. Отсюда несколько иная их структура. Они начинались с призыва к хвале. Псалмопевец приглашал других вознести хвалу Господу. Далее излагалась причина хвалы. В этой части она обычно формулировалась вкратце, а затем излагалась подробно.

Обычно причиной назывались величие Бога и Его милость, которые иллюстрировались ссылками на те или иные Его деяния. В заключение псалмопевец вновь призывал хвалить Господа. (Заметим, что эта «структура» не всегда соблюдалась в точности.) Примерами «гимнов» могут служить Псалмы 32, 35, 104, 110, 112, 116 и 134.

О псалмах, отличающиеся от этих, подробно будет сказано по ходу толкования. Наиболее примечательными из них являются «псалмы мудрости», «песни восхождения», царские псалмы и псалмы по случаю восхождения на трон. Нельзя не заметить, сколь явно перекликаются темы «псалмов мудрости» с темами ветхозаветной «литературы мудрости», образцом которой являются Притчи.

Песни восхождения.

В западной богословской литературе Псалмы 120-133 называют «псалмами паломников». Все они имеют заголовок «Песнь восхождения». Предлагалось немало толкований этого заголовка, но большая часть их сводится к тому, что эти псалмы пелись «восходившими» для поклонения Богу к Иерусалиму в три главных ежегодных праздника евреев. Иначе говоря, их пели паломники, поднимавшиеся с этой целью на гору Сион (Пс. 121:4; Ис. 30:29, а также Исх. 23:17; Пс. 41:4).

Царские псалмы.

Псалмы, в центре которых находится фигура царя-помазанника, называются царскими. Темой их является какое-то важное событие в жизни царя, такое, как возведение его на трон (Пс. 2), его бракосочетание (Пс. 44), подготовка к битве (Пс. 19, 143). О заключении Богом завета с Давидом рассказывается в Пс. 88. Псалом 109 «предвидит» возвращение царя с победой, а Псалом 71 предвещает славное царствование царя Соломона. Об отношении двух этих псалмов к Царю Мессии читайте в комментариях на них.

Для псалмов (или песен) по случаю восхождения на трон характерны фразы «Господь царствует» (Пс. 92; 96; 98), «Господь… великий царь» (Пс. 46; 94) или «Он будет судить» (Пс. 97). По-разному воспринимают эти выражения комментаторы Псалтири. Некоторые считают, что «псалмы воцарения» были связаны с неким ежегодным праздником, посвященным царствованию Господа над землей. Однако нет доказательств того, что такой праздник когда-либо существовал. Другие относят упомянутые фразы к царствованию Господа над Израилем.

В рамки такого понимания «укладывается» Псалом 98, но содержанием других оно не оправдывается. Может быть, речь идет о царствовании Бога над вселенной? Это как будто бы согласуется с Пс. 92, но опять-таки: «псалмы воцарения» насыщены неким драматическим предчувствием, которое выходит за пределы этого толкования.

По-видимому, несмотря на то, что некоторые характерные для этих псалмов фразы как-то соотносятся с проявлениями Божьего царствования уже теперь (например, с дарованием людям спасения), наилучшим образом они могут быть истолкованы применительно к Тысячелетнему царству. Язык «псалмов воцарения», и образный строй, напоминающий о богоявлении на Синае, весьма созвучен с образами пророчеств о грядущем Мессии. С такой, например, фразой у пророка Исаии, как «воцарился Бог твой!» (Ис. 52:7), которая относится к будущему воцарению Страждущего Раба

Псалмы прославления Господа.

Для понимания «подоплеки» ряда псалмов важно хорошо представлять себе религиозный календарь древнего Израиля («Календарь в Израиле» — в комментариях на 12-ую главу книги Исход). В Исх. 23:14-19 и в Лев. 23:4-44 мы находим описание трех самых важных у евреев ежегодных празднеств: Пасха и Опресноки весною, Пятидесятница (или праздник первых плодов) в начале лета, и осенью, День очищения и Праздник кущей. В эти праздники народ должен был идти в Иерусалим, чтобы в радостной и торжественной обстановке вознести Богу благодарение. Собравшиеся к храму становились участниками массовых ритуалов, которые совершались под музыкальный аккомпанемент, где певцы-левиты исполняли псалмы, хваля и славя Бога.

В Псалме 5:7 прямо говорится о намерении войти в дом Божий, чтобы поклониться Господу. (В Пс. 67:24-27 воспевается шествие ко святилищу в сопровождении играющих и поющих; сравните Пс. 41:4.) Псалом 121:1 говорит о радости идти вместе с другими к храму.

Событий, случаев, поводов для совершения богопоклонения в храме было в древнем Израиле множество. Это и субботние дни и новомесячья, и субботние годы, и разного рода юбилеи. Но верующие постоянно приходили туда и по собственному побуждению. И приносили добровольные жертвы в знак благодарности (так называемые «мирные жертвы»; Лев. 7:12-18; Пс. 49:14-15), в частности, за ответ на молитву (1-Цар. 1:24-25); приносились они за очищение от «проказы» и по очищении от ритуальной нечистоты (Лев. 13-15), за благополучное разрешение правовых конфликтов, за очищение от греха (Пс. 50:13-17), а также в знак принесения обета. В таких случаях приношение приходящего в храм полагалось разделить с присутствующими; славословие Богу он произносил при них, вслух, возможно, в форме псалма хвалы.

Нет сомнения в том, что молитвенные тексты Псалтири были очень популярны: ими пользовались не только в процессе «официального богопоклонения», но и моля о прощении, исцелении, защите, «избавлении», утешении; и практика эта, будучи унаследована христианской Церковью, продолжается на протяжении всей ее истории.

Итак, в индивидуальном ли или общественном порядке, псалмы воспевались либо произносились вблизи святилища. Содержание их поучительны для верующих и сегодня. И вот почему. Молитвам псалмопевцев присущ был такой накал веры в Господа, что благодарность и хвала Ему лились из их уст даже прежде чем был получен ответ на молитву.

При внимательном изучении псалмов видишь, писал Клайв Льюис в «Размышления о псалмах», как непроизвольно нарастала эта вера и искренняя радость о Божьих благодеяниях. Получить что-либо от Бога и не вознести Ему хвалу считалось грехом. Процесс хвалы завершался возвещением о Господних милостях. И это тоже было частью «радости о Господе», так как человеку естественно говорить о вещах, которые радуют его больше всего.

Таким образом, когда в Писаниях звучал призыв к верующим хвалить Бога, это был и призыв к ним радоваться Богу и Его благодеяниям. Согласно древнеизраильской практике благословение Богом одного делалось достоянием всего сообщества, так чтобы каждый его член мог принять участие в славословиях Всевышнему. Конкретно это выражалось в братском дележе жертвенного мяса и других приношений приходящего в храм, чтобы вознести Богу хвалу.

Проклятия в псалмах.

Авторы псалмов пели о своей верности Богу и Его завету. Именно ревностным желанием отстоять праведность объясняются нередко встречающиеся в их текстах слова проклятий. Они молились о том, чтобы Бог «сокрушил мышцу нечестивому и злому» (Пс. 9:15), «сокрушил зубы их» (Пс 57; 6) и «излил на них ярость» Свою (Пс. 67:22-28). Подобные «просьбы» диктовались не личной мстительностью, но протестом против тех, которые, будучи лишены чести и совести, отвечают на добро злом и предательством (Пс. 108:4-5), а, главное, горячим желанием, чтобы Бог осудил грех и утвердил дело Свое на земле.

Конечно, молитвенная жизнь христиан отличается от той, которую имели древние евреи. Но, молясь об исполнении Божьей воли или о скором пришествии Христа, мы тем самым тоже молимся о совершении суда над нечестивыми и о воздаянии праведным.

Псалтырь о смерти.

В представлении псалмопевцев смерть означала конец их служению Богу и вознесениям Ему хвалы (позднее евреи осознали ошибочность такого представления, о чем свидетельствуют книги Библии, написанные в последующие века). Что же касается авторов псалмов, то для них радоваться верной Божьей любви и плодам собственной праведности можно было только в этой жизни (Пс. 6:5; 29:9; 87:4-5,10-11; 113:25).

Нигде в Псалтири не выражено сколько-нибудь определенно (как скажем, у пророков; Ис. 26:19; Иез. 37:1-14; Дан. 12:2) ожидание воскресения. И все-таки иногда надежда на продолжение общения с Господом и после смерти в псалмах прорывается (Пс. 15-16; 48; 72). Нельзя в то же время не отметить, что как будто свидетельствующие о такой надежде слова и выражения, употребляемые в этих песнопениях, в других псалмах употребляются применительно к преходящим земным обстоятельствам.

Так, еврейское «шеол» означало в устах псалмопевцев как область обитания духов, отошедших с земли, так и могилу. Надежда на избавление от преисподней («шеола») и на вхождение в присутствие Божие выражена в Пс. 48:15. Для псалмопевца это могло, однако, означать как надежду на достижение «вечной славы», так и на некое «земное избавление», на продолжение служения Богу здесь, на земле; в Пс. 29:3 «освобождение из ада» («шеола») понимается Давидом именно в этом смысле. И в то же время упование, выраженное в этих поэтических строках, легко переходит, как это засвидетельствовано в более поздних библейских откровениях, в упование на жизнь будущую.

Мессианские псалмы.

О неполной ясности и скрытом смысле можно говорить и применительно к «мессианским псалмам». Взглянув на Псалтирь, да, в сущности, и на весь Ветхий Завет, через призму полного откровения о Христе, имеющегося у нас, мы можем увидеть, как часто «говорится» в них о Господе Иисусе (Лук. 24:27). Но верующим ветхозаветных времен смысл мессианских псалмов (тех строк их, которые несли в себе главную идею) сплошь и рядом не был ясен до конца.

С одной стороны, псалмопевец описывал собственные страдания или победы, но, с другой, — мог употреблять выражения и образы, не укладывавшиеся в его земной опыт, им предстояло сбросить с себя покров тайны позднее, раскрыв свое значение в Иисусе Христе. Оглядываясь, таким образом, назад, мы можем вслед за Деличем, известным богословом прошлого, сказать:

«Как Бог Отец задает направление истории Иисуса Христа формирует ее в соответствии с собственной волей и мудростью, так Дух Его направляет в угодное Ему русло, формируя высказывания царя Давида о себе самом так, что в них возникает прообраз будущего Царя, в соответствии с историей, которую направляет Бог Отец»

То, с чем мы сталкиваемся в этой связи на страницах Библии, может быть названо прообразностью как формой пророчества. От пророчества в обычном его понимании эта форма отличается тем, что может быть распознана только после своего исполнения. Лишь на основании его исполнения можно, «оглянувшись назад», понять, что значение тех или иных выражений и образов определялось не только исторической конкретикой своего времени. Этим-то и объясняется то, что новозаветные писатели постоянно обращались к псалмам, находя в них такие откровения о многих аспектах личности Мессии и Его дел, которые явно относились к Иисусу Христу.

В мессианских псалмах перед нами предстает Он — совершенный Царь-помазанник из рода Давидова. В подходе к этим псалмам исследователи должны быть, однако, очень осторожны: они должны помнить, что не все в них относится к Иисусу Христу (другими словами, что не весь их смысл преобразователен), что первичное их значение определяется мыслями, опытом, переживаниями их авторов. Таким образом, анализ мессианских псалмов с исторической, текстуальной и грамматической точек зрения должен предшествовать анализу «приложения» их к Иисусу Христу новозаветными авторами.

Многие комментаторы Псалтири пользуются (в той или иной степени) предложенным Деличем делением «мессианских псалмов» на пять типов.

1. Чисто пророческие псалмы. Это, в частности, Пс. 109, где говорится о будущем Царе из «дома Давидова», Который и есть Господь Иисус. В Новом Завете (Матф. 22:44) этот Царь прямо отождествляется с Христом.

2. Эсхатологические псалмы. Это псалмы 95-98; относясь в то же время к так называемым «псалмам воцарения», они описывают пришествие Господа и установление Его Царства. И хотя в них нет речи о Царе из дома Давидова, в тексте ощущаются намеки на то, что произойдет это во второе пришествие Христа.

3. Прообразовательно-пророческие псалмы. В них псалмопевец описывает свои переживания, мысли и чувства, но делает это таким языком, посредством таких образов, которые явно выводят то, о чем он поет, за пределы его личного опыта; пророчество, содержащееся в таких псалмах, исполняется в Иисусе Христе. Примером их служит Псалом 21.

4. Косвенно-мессианские псалмы. Эти псалмы посвящались реальному царю своего времени и его деятельности. Но конечное исполнение провозглашаемого в них — опять-таки в Иисусе Христе (Пс. 2; 44; 71).

5. Псалмы, содержащие мессианскую символику, или частично мессианские. Их мессианский характер менее очевиден. Каким-то образом (или до известной степени) псалмопевец отражает в себе то, что относится ко Христу (к примеру, Пс. 33:21), но отнюдь не все аспекты его текста применимы к Господу. Впоследствии Иисус и апостолы могли просто прибегать к знакомым им словосочетаниям и образам из этих псалмов как к средству выражения собственных переживаний (к примеру, «заимствование» из Пс. 108:8 в Деян. 1:20).

Итак, очевидно, что как упование верующих на Бога, так и основные истины веры выражались на языке псалмов самым впечатляющим образом. На протяжении веков эти псалмы вдохновляют Божий народ, служат ему для выражения хвалы Господу. Кроме того, они служат средством «индивидуального утешения», источником надежды для страждущей души во времена тяжелых испытаний; псалмы учат молиться и дают уверенность в том, что молитва будет услышана, укрепляя тем самым доверие человека к Господу. Отметим в этой связи, что для псалмов характерен внезапный переход от излияния жалобы и мольбы к радости по поводу ожидаемого ответа, как если бы он уже был получен. Это свидетельствует об убежденности веры.

Авторы книги Псалтырь.

Кроме того, хотя слово, следующее за частицей «ле», может быть передано не только в родительном падеже («Псалом Давида»), но и в дательном падеже, а также в родительном с предлогом «для», употребление этой частицы в надписях к псалмам в удостоверение их авторства довольно хорошо подтверждается (при сравнении, в частности, с надписями на других семитских диалектах, к примеру, на арабском, а также при сравнении с другими библейскими текстами).

Время написания Псалтыря.

Время написания псалмов охватывает период от Моисея до возвращения в землю обетованную уведенных из нее иудеев. О том, что ряд псалмов действительно был написан в период после вавилонского плена, недвусмысленно свидетельствует их содержание.

Помимо частицы «ле», говорящей в целом ряде случаев об авторстве Давида, в нескольких из таких псалмов оно подтверждается также короткими сообщениями из жизни этого царя. Эти исторические примечания имеются при 14 псалмах.

Псалом 58 перекликается с 1-Цар. 19:11.

Псалом 55 — с 1-Цар. 21:10-15

Псалом 33 — с 1-Цар. 21:10 — 22:2

Псалом 51 — с 1-Цар. 22:9

Псалом 53 — с 1-Цар. 23:15-23

Псалом 7 можно увязать с 1-Цар. 23:24-29, хотя полной уверенности в этом нет.

Псалом 59 соотносят с 2-Цар. 8:8, Вис 1-Пар. 18:9-12.

Псалом 17 почти идентичен по содержанию 2-Цар 22

В Псалме 50 подразумевается согрешение царя Давида, описанное в 2-Цар. 11-12

В Псалме 3 отражены чувства Давида в связи с событиями, описанными в 2-Цар. 15-18.

Псалом 29 создан, как полагают, на тему описанного в 1-Пар. 21:1 — 22:1. Давид написал его для исполнения «при обновлении дома»; по-видимому, подразумевается сооружение жертвенника на гумне Орны после того, как царь совершил неугодную Богу перепись своих подданных, и народ был наказан эпидемией моровой язвы, косившей его три дня.

Поскольку псалмы писались на протяжении долгого периода времени, ясно, что собрание их складывалось постепенно. В этой связи обращает на себя внимание заключительный стих Псалма 71-го (стих 20): «Кончились молитвы Давида, сына Иессеева». Между тем, ряд псалмов, предшествующих этому, не считаются произведениями Давида, тогда как 17 псалмов, следующих за 71-ым, были, по всей вероятности, написаны им. Таким образом, сказанное в 71:20, по-видимому, относится к одному из ранних «сборников» псалмов.

Самое раннее свидетельство о разделении Псалтири на пять частей обнаружено в Кумранских свитках.

Рукописи Псалтири, дошедшие до наших времен, относят по крайней мере к трем типам. В еврейской Библии, или в так называемом масоретском тексте, представлены рукописи высшего качества. Они более других подлежат прочтению, хотя и сопряженному с трудностями из-за наличия архаизмов и пропусков. Но степень их достоверности свидетельствует о благоговейном отношении писцов (переписчиков) к священным текстам, которые попадали к ним в руки.

Греческой Септуагинтой представлены рукописи Псалтири, основанные на менее достоверном тексте, чем тот, который лег в основу масоретского текста. Дело в том, что, сталкиваясь с особо значительными пропусками или трудностями в еврейском тексте, 70 переводчиков на греческий язык довольно часто «сглаживали» возникавшие препятствия посредством свободного пересказа текста.

Переводчики русского синодального текста исходили главным образом из греческого перевода (Септуагинты).

План книги Псалтырь:

I. Книга 1 (Псалмы 1-40)

II. Книга 2 (Псалмы 41-71)

III. Книга 3 (Псалмы 72-88)

IV. Книга 4 (Псалмы 89-105)

V. Книга 5 (Псалмы 106-150)

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии на сайте Библия о Боге

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *