Традиции латинской Америки

О системном кризисе католицизма в Латинской Америке в научных и общественных кругах говорят уже не первый год. Тревожные сообщения о сокращении католиков на субконтиненте то и дело включаются в сводки новостей и появляются на страницах печатных изданий. Правда, не так давно впервые в истории папой Римским стал представитель Латинской Америки. Так что же происходит сегодня на латиноамериканском религиозном пространстве, и почему аналитики, в том числе и в самой Латинской Америке, говорят чуть ли не о грядущем крахе традиционного христианства в регионе?

Культ Марии Лионсы

Католическое духовенство латиноамериканских государств долгое время словно не замечало нарастания неблагоприятных тенденций в духовной сфере. И тому были причины. Находясь под защитой государства, особенно в период массовых правых военных диктатур, церковь ощущала свое могущество, основанное на понимании своей нужности и необходимости. Безусловно, в 1950–1970-х годах именно она выступала идеологической основой политической власти, претендуя на роль хранительницы традиционных ценностей, утверждала универсальность бытия на всем пространстве Латинской Америки. В этот период активно формировался миф о Латинской Америке как тотально христианском пространстве, в котором нет места всевозможным религиозным отклонениям и ответвлениям. Субконтинент провозглашался «оплотом католицизма», авангардом католического христианства. В результате, оказавшись в ловушке «ложного превосходства», Католическая церковь если не утеряла связь с реальностью, то испытала то, что принято у нас называть «головокружением от успехов». Еще бы! Во всех крупных странах региона католиками в этот период себя называло больше 90% населения…

Конечно, были тогда уже и некоторые «изъяны», но общей благостной картины они не нарушали. Так, в 1960-х годах в Колумбии заявила о себе революционная церковь, подняв знамена «теологии освобождения». Но сколько-нибудь серьезного успеха она так и не смогла добиться (и только некоторые идеологизированные авторы пытались представить «теологию освобождения» массовым движением). Революционный бум первой половины 1960-х годов пошел на спад, а вместе с ним маргинализировались и вооруженные христианские организации. Иисус с автоматом получил свое законченное выражение в образе Че Гевары, а его мученическая смерть стала своего рода искуплением за все «грехи» проамериканских режимов. Сакральная жертва была принесена. Герои же «теологии освобождения» (такие как Камило Торрес) получили лишь статус «локальных святых», не сумев достичь уровня всемирной известности. В политическом же пространстве обозначился переход к более взвешенным методам борьбы за социальную справедливость, в том числе и среди активно настроенных католиков.

Были и другие прецеденты. Так, в Бразилии довольно широкое распространение получили так называемые базовые церковные общины, с местными «учителями»-священниками во главе. «Социальное трактование» Священного Писания приводило их к идее необходимости социальной активности. Базовые христианские общины появлялись повсеместно, становясь чем-то вроде школ ликвидации безграмотности, в первую очередь политической, причем с левым уклоном. Но и они, несмотря на активную революционную риторику, никак не могли повлиять на общее состояние Католической церкви, так как при всех своих особенностях оставались в ее лоне, критикуя лишь социальную доктрину католицизма.

Отрезвление наступило, как это часто и бывает, внезапно. 1980-е годы стали периодом повсеместного крушения военных диктатур, к власти в странах региона начали приходить либералы демократической ориентации, утверждая новые ценности «открытого общества», основой которого был плюрализм. При этом сам плюрализм трактовался не просто как разнообразие, но как социально-философская категория, подразумевающая смену всей предыдущей парадигмы сознания населения. Иными словами, латиноамериканцам было предложено отказаться от догматических представлений в самых разных областях жизни и выстраивать свое мировоззрение на совершенно иных началах (так же, как это было в России в начале 1990-х годов). Новые веяния не могли не коснуться и религиозной сферы.

С начала 1990-х годов, когда расстановка сил в мире окончательно определилась, Католическая церковь в Латинской Америке обнаружила себя в резко меняющейся реальности, которая несла массу явных и скрытых угроз. Усиливающееся влияние со стороны США проявлялось не только в утверждении «американского образа жизни», но и в проникновении традиционных американских христианских церквей в католическую «епархию». Цифры говорят сами за себя: в крупнейшей стране региона Бразилии в 1991 году 83,3% населения называло себя католиками, в то время как протестантами – 9,1%. В 2000 году эта пропорция выглядела уже следующим образом: 73,8% против 15,5%. Подобная динамика наблюдалась и в других государствах.

О взрывном росте протестантизма в Латинской Америке пишут сегодня много и часто. Так, например, известнейший американский исследователь П. Бергер говорит о наличии на сегодняшний день 50 миллионов протестантов, объясняя укрепившиеся позиции протестантов североамериканским влиянием в эпоху глобализации.

Безусловно, усиление влияния протестантизма – очевидный факт сегодняшнего дня. Но, переходя из католицизма в протестантизм, христиане не перестают быть христианами в глобальном смысле. То есть доминирование данной религии сохраняется, хотя и меняется соотношение (в процентном выражении) численности тех или иных церквей. Но 1990-е годы вскрыли еще одну проблему, которую Католическая церковь фактически упустила из виду в предыдущий период: резкий, если не сказать – взрывной, рост национальных религиозных культов.

Культ «святой смерти»

Стоит напомнить, что Латинская Америка как цивилизационная общность складывалась в этническом плане из трех основных компонентов: белого европейского населения (в первую очередь испанцев и португальцев), коренного населения (индейцев) и чернокожего населения (сотен тысяч ввезенных из Африки рабов). На протяжении столетий белое население доминировало во всех сферах жизни латиноамериканских обществ, контролируя и духовную составляющую. Индейцы и негры-рабы были в массовом порядке обращены в христианство и не имели права исповедовать свои религии.

XX век внес свои коррективы. Общемировым вектором развития западной цивилизации (а Латинская Америка, несмотря на все свои особенности, относится именно к ней) стала демократизация многих процессов. В результате небелое население субконтинента уже с середины прошлого столетия постепенно (во многом тайно) стало возрождать свои культурные традиции. К началу нового тысячелетия, когда религиозный плюрализм (в первую очередь как возможность исповедовать свою религию, а не как явление в целом) стал фактом латиноамериканской действительности, новые боги этнического населения заявили о себе в полный голос.

Возникает закономерный вопрос: как Католическая церковь региона могла упустить столь важный момент – существование у нее под боком многочисленных культов?

Отвечая на него, следует принять во внимание специфику латиноамериканского католицизма. Во-первых, несмотря на все свои усилия, Католическая церковь так и не смогла до конца утвердить христианскую доктрину на уровне религиозного сознания небелого населения. Дело в том, что переход в христианство (принудительный) на протяжении веков носил в Латинской Америке формальный характер: объявляя себя христианином, индеец или негр продолжал тайно поклоняться своим богам. Во-вторых, это скрытое поклонение привело в результате к формированию фактически самостоятельной разновидности католицизма, которое получило наименование «народной религии». При этом принципиально отметить, что «народная религия» не является феноменом двоеверия (как это часто принято считать), а представляет собой уникальные синкретические религиозные движения, которым на сегодняшний день имманентно присущи все входящие в них компоненты религиозного комплекса. Что же это за новые синкретические религии Латинской Америки?

Жрица культа сантерии касается языком черепа козла в день святой Варвары

Условно все их можно разделить на две большие группы: афро-католические и индейско-католические. К первой группе относится многомиллионная общность африканских религиозных культов, смешанных с католической традицией. Они утвердились в странах с большим количеством чернокожего населения, хотя их влияние широко распространено и на мулатов. В первую очередь это Кандомбле и Сантерия, распространенные в Бразилии и странах Карибского бассейна. Специфической чертой их является поклонение африканским божествам – оришам – при соблюдении католической обрядности. Последователи этих религий одинаково признают наличие африканских богов и христианского Бога со всем пантеоном святых. Более того, каждый бог-ориша имеет своего двойника из католического пантеона. На алтарях Сантерии и Кандомбле рядом стоят фигурки католических святых и магические атрибуты африканского культа Ифе. В бразильской глубинке (так же, как, например, и на Кубе) трудно найти дом, в котором не было бы подобного алтаря. Достаточно сказать, что, по данным американских исследователей, сегодня до 80% населения Кубы консультируется с практиками религиозных учений, имеющих западно-африканские корни.

Другими широко распространенными культами являются умбанда, кимбанда и макумба, имеющие свои региональные особенности, примеси спиритизма (кардецизм) и так далее.

Афро-католические религии сегодня имеют самое широкое распространение, особенно в среде малообразованного населения, для которого уже давно стало нормой совмещение католических месс с магическими ритуалами. При этом данный синтез воспринимается как само собой разумеющийся, как нормальный порядок вещей.

В Мексике набирает обороты индейское религиозное возрождение, которое также демонстрирует не чистое восстановление традиции, но появление абсолютно новых религиозных феноменов. Здесь уже никого не удивляют индейцы, использующие в своих ритуалах католические кресты и американские газированные напитки. Сегодня в Мексике широко распространен культ Девы Марии Гваделупской. Мексиканский исследователь М. Сапата Меса называет его «еще одним явным примером религиозного синкретизма, которым живет Мексика», указывая, что только через него можно «глубоко понять и постичь религиозность мексиканского народа всех уровней и социально-экономических слоев». Нельзя не упомянуть и о культе Святой Смерти (Santa Muerte), который находит всё больше и больше последователей.

Непростая для традиционного католицизма ситуация сложилась в Венесуэле, где, как отмечает американский исследователь Р. Хаггерти, «культурная всевключаемость природы венесуэльского католицизма символизировалась в образе национальной покровительницы метиски Марии Лионсы, популярной фигуры среди венесуэльцев всех социальных классов». Культ Марии Лионсы уже давно вышел за пределы штата Яракуй, где он когда-то зародился, а памятник богине стоит в столице страны – Каракасе.

Последователь культа Марии Лионсы. Венесуэла

Крайне важно отметить, что новые синкретические религии Латинской Америки находятся в стадии активного развития и становления. Так, культ Марии Лионсы постоянно пополняется новыми пантеонами, вплоть до пантеона викингов! Это говорит о системной открытости данных религий, что является базовым параметром для развития любого религиозного движения. Именно по этой причине грубой ошибкой является отождествление их с сектами (что можно встретить в отечественной литературе), которые представляют собой именно закрытые религиозные системы.

Не стоит заблуждаться и насчет локальности перечисленных выше религий. Яркий пример: после недавней трагической кончины президента Венесуэлы стало известно, что в конце февраля 2013 года президент Общества Йоруба Венесуэлы (Сантерия), кубинский бабалао (священник в Сантерии) Гонсало Баэз, провел религиозную церемонию с целью исцеления У. Чавеса. Более того, бабалао сообщил, что еще в конце 2012 года правительство само обратилось к нему за помощью.

Таким образом, новые синкретические религии Латинской Америки сегодня находят всё больше последователей среди населения стран субконтинента. Их адепты на уровне религиозного сознания воспринимают эклектические религиозные нормы, которые всё больше приобретают форму догматов. Популярное сегодня понятие «постсекулярное общество» в приложении к латиноамериканскому религиозному пространству может трактоваться как общество синкретического типа, чье мировоззрение всё дальше дрейфует от традиционных представлений о христианской вере. Вряд ли стоит ставить какой-либо диагноз и говорить о скором крахе христианства как мировой религии в рассматриваемом регионе (что является своего рода публицистическим трендом), но фактом остается то, что христианство в Латинской Америке меняет свое лицо, трансформируясь и преображаясь в не до конца пока еще ясном направлении.

  • 05. 10. 2015
  • Видео-словарь сальса-терминов
  • Boombox

Сантерия (Regla de Ocha, La Regla Lucumi, Lucumi) — афрокарибская религиозная традиция, основанная на верованиях нигерийского народа Йоруба (племя, проживающее на территории Нигерии, а также Бенина, Ганы и Того), и других племён, контактировавших с Йоруба: Дагомеи (Dahomea), Конго (Congo). Сантерия представляет собой синтетический культ, возникший из смешения верований Йоруба с элементами католицизма. Сам термин, дословно переводимый как «святость» или «путь святых» первоначально возник как насмешливо-уничижительный: с его помощью испанцы обозначали имевшее место в среде чернокожих рабов «неправильное», «чрезмерное» почитание святых, природы которого они не понимали.

Основу сантерии составляет вера в существование оришей – духов стихий, которые со временем стали пониматься, как их создатели. Во главе сантерийской иерархии находится бог Олудумaре или Олорун (Olodumare или Olorun) – создатель всего сущего, повелитель небес. Ниже располагаются ориши – создатели и духи отдельных стихий, воспринимаемые как отдельные аспекты, эманации Олудумаре, воплощающие духовное в материальном. Люди контактируют с оришами при посредничестве жрецов – как мужчин (олориша), так и женщин (ийялориша); жрецы вступают в контакт с божествами при помощи ритуальных танцев и экстатических церемоний ini, жертвоприношений эбо, а также молитв и ритуальных песнопений орики , сопровождающихся ритуальным боем барабанов. При этом каждый жрец может обращаться только к «своему» оришу, а каждый ориш имеет свою мифологическую историю патаки, свой набор священных стихов оду ифа, свой набор символов и ритуальный цвет. Посвящение жрецов происходит путём специального обряда инициации.

Помимо Олудумаре и оришей в сантерийскую иерархию входят также предки ныне живущих людей эгунгун, сами люди, растения и животные, и неживая природа. Весь мир связан воедино при помощи энергии аче.

Таким образом, мир в сантерийском понимании представляет собой сложную систему, где человек, с одной стороны, сам является носителем духа сознания ори, который определяет его судьбу, с другой – имеет общение с оришами через целую иерархию жрецов, с третьей – вписан в мир окружающей природы, так как употребление различной пищи может использоваться, например, для снискания благосклонности ориша. В довершении всего, в Новом Свете, где соблюдение традиционных африканских обрядов преследовалось испанскими властями, сантерийские божества стали обозначаться с помощью различных христианских святых: так, например, Чанго обозначался с помощью св.Варвары, а Олофи оказался синкретизирован с Христом.

Помимо своего культового значения, сантерия сыграла немаловажную роль в развитии кубинской музыкальной и танцевальной культуры. После революции 1959 года, когда кубинская музыка была объявлена национальным достоянием, в кубинской культуре стал происходить мощный процесс секуляризации (обмирщения). С этого времени музыка и танцы, ранее бывшие исключительно частью религиозных церемоний, на которых могли присутствовать только посвящённые, стали восприниматься как самостоятельная культурная ценность. В результате ритуальные инструменты стали часто использоваться в различных жанрах танцевальной музыки. А ритуальные танцы стало возможно воспринимать отдельно от религии – как самостоятельное сценическое действо, основанное на этнографическом материале. В подобном стиле работает, например, кубинская группа Yoruba Andabo. В настоящий момент мастерклассы по танцам ориш можно встретить на большинстве сальса-конгрессов, отдельные движения из этих танцев можно встретить в социальной сальсе на обычных дискотеках по всему миру.

Название предмета и класс: география, 11 класс

Номер урока и название темы: урок №9 «Общая характеристика региона Латинская Америка»

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме:

  • Общая характеристика и история освоения территории Латинской Америки, состав региона.
  • Население: современный этнический состав населения Латинской Америки, размещение, урбанизация.
  • Природно-ресурсный потенциал региона, оценка влияния условий и ресурсов на хозяйство стран.
  • Первичная характеристика хозяйства стран Латинской Америки.

Глоссарий по теме: панамериканское шоссе, креолы, «Ложная урбанизация», развивающиеся страны, НИС.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Оказавшись в Латинской Америке, путешественник не сразу понимает, где он находится. Поразительно, что природа и люди смогли создать в этом регионе удивительное разнообразие. Сияющие ледники и палящее солнце, неизведанные и нехоженые плоскогорья и перенаселённые кварталы больших городов. Богатейшие недра и ужасающая нищета сотен тысяч бедняков. Белая, черная, желтая, красная кожа жителей одной страны и причудливая смесь языков и наречий. Экономические прорывы одних стран и ужасающая отсталость других. Такой предстаёт перед глазами путешественника Латинская Америка.

Латинской Америкой принято называть территории и страны Северной и Южной Америки, которые используют в качестве официальных романские языки: испанский и португальский, что объясняется особенностями колонизации территории.

Огромный регион раскинулся между Атлантическим и Тихим океанами на 5 тысяч километров с запада на восток и на 13 тысяч километров с севера на юг. В составе Латинской Америки выделяют несколько субрегионов:

ЭГП региона осложняется тем, что он находится в большом удалении от других стран и регионов мира, исключая США. Эта сложность несколько компенсируется тем, что через Панамский канал проходят многие важные морские трассы. Таким образом, выход в Мировой океан для стран Латинской Америки имеет стратегическое значение. Только внутриконтинентальные Боливия и Парагвай лишены этой возможности.

В настоящее время в пределах региона находится 46 стран и территорий. Все 33 суверенных государства относятся к развивающимся. По государственному строю все независимые страны либо президентские республики, либо государства в составе Содружества, возглавляемого Великобританией. Есть также небольшие владения США, Нидерландов, Великобритании и заморские департаменты Франции.

Природа региона очень разнообразна, это определяется большой протяжённостью с севера на юг (от субтропиков Северного полушария до умеренных широт Южного), особенностями рельефа и тектонического строения. Латинская Америка – кладовая полезных ископаемых: руды чёрных и цветных металлов, приуроченные к складчатым поясам Анд и Кордильер и кристаллическому фундаменту Южноамериканской платформы; крупные залежи нефти и газа в Венесуэле и Мексике. Высокий уровень обеспеченности агроклиматическими ресурсами связан с высокими температурами и большим количеством осадков, наиболее плодородными почвами Ла-Платской низменности. По обеспеченности водными ресурсами регион занимает 1 место в мире и начинает активно использовать гидроэнергетический потенциал рек. Так, на реке Парана построен один из крупнейших в мире гидроэнергетических комплексов Итайпу. Трудно переоценить значение для региона вечнозелёных тропических лесов. В целом, природные условия и ресурсы Латинской Америки благоприятны для жизни и хозяйственной деятельности населения. Однако в последние годы всё чаще встаёт вопрос о рациональном использовании природных богатств. Так, вечнозелёные леса – «лёгкие планеты» – буквально тают на глазах.

Очень пёстрый национальный состав Латинской Америки сложился под влиянием трёх компонентов.

  1. Индейские племена и народности, населявшие территорию региона до прихода европейцев. Прежде всего, это создатели высоких земледельческих цивилизаций ацтеки и майя в Мексике, инки – в Центральных Aндах. Сейчас коренное индейское население в регионе составляет примерно 15%. Прибывшие европейцы практически полностью уничтожили культуру и достижения индейцев, кроме того, истреблялось само индейское население.
  2. Вторую группу сформировали европейские переселенцы в основном из Испании и Португалии, потомков которых называют креолами.
  3. К третьей группе относят африканцев, ввозимых колонизаторами для работы на плантациях. Горькие столетия работорговли привели к тому, что сейчас каждый десятый житель региона – негр.

Метисы, мулаты, самбо – потомки смешанных браков индейцев, европейцев и африканцев – сейчас составляют более половины населения региона. Дуализм культур – неотъемлемая часть культуры Латинской Америки.

Прирост населения некоторых стран ещё превышает 2% в год, что влечёт за собой преобладание детского населения в возрастном составе многих (особенно бедных) стран региона, увеличивая тем самым нагрузку на взрослое трудоспособное население. Интересными являются и сложившиеся особенности размещения населения. Во-первых, регион имеет невысокую плотность населения (28 чел./км.кв.); во-вторых, крайне неравномерное размещение населения с тяготением к побережью океанов; в-третьих, активное заселение горных территорий.

Велика численность городского населения (до 80%), при этом всё большее количество людей стремится жить в городах-миллионерах, которых в регионе уже более 40. Мехико, Сан-Паулу, Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро входят в первую десятку крупнейших мировых агломераций. Особо нужно отметить место Большого Мехико. На достаточно небольшой территории этого города сконцентрировано 20% населения страны, ежедневно в столицу Мексики приезжают до 300 тысяч мигрантов, в основном сельская беднота, которая освоится в так называемом «поясе нищеты», трущобах на окраинах Мехико и других крупных городов. Именно с этим связано понятие «ложной урбанизации», при котором доля городского населения намного превышает долю экономически активного городского населения.

В последние десятилетия в Латинской Америке многие страны претерпели политические и экономические преобразования: к власти пришло правительство, избранное демократическим путём и наметившее пути стабилизации экономики. Но сдерживающими факторами развития стран является их огромная финансовая задолженность Западу, зависимость от северного соседа США, проблемы бедности и неравенства.

Промышленный облик региона представлен прежде всего горнодобывающей промышленностью, хотя с каждым годом возрастает доля обрабатывающих отраслей: чёрной и цветной металлургии, нефтепереработки. Но, справедливости ради, нужно отметить, что 75% всей обрабатывающей промышленности приходится лишь на три страны – Бразилию, Мексику, Аргентину.

В большинстве стран по-прежнему основной статьёй экспорта является продукция сельского хозяйства, которое представлено двумя секторами:

  1. высокотоварное плантационное хозяйство, имеющее преимущественно монокультурный характер (Куба – сахарный тростник, Аргентина – пшеница, засушливые района пампы – говядина);
  2. потребительское малотоварное хозяйство, сохранившее старые формы землепользования.

К сожалению, сдерживает экономическое развитие стран и отсутствие современной транспортной сети: только 5% грузооборота региона осуществляется по суше. Важнейшую роль играют Панамериканское шоссе от США до Буэно-Айреса и Трансамазонская магистраль. Интенсивно развивается трубопроводный транспорт в Венесуэле и речной транспорт на судоходных реках бассейна Амазонки, Ориноко, Ла-Платы.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля:

  1. Выберите государства Латинской Америки, относящиеся к НИС:
  • Бразилия;
  • Чили;
  • Панама;
  • Аргентина;
  • Мексика.

Ответ: нам известно, что по общепринятой классификации страны Латинской Америки относят к развивающимся странам, но Бразилия, Аргентина и Мексика за последние десятилетия совершили качественный скачок в социально-экономических показателях. Экономика этих стран за короткий срок совершила переход от отсталой, типичной для развивающихся стран, к высокоразвитой, поэтому их можно отнести к новым индустриальным странам (НИС).

  1. Отметьте на карте территории трёх стран, в которых находятся крупнейшие нефтегазоносные бассейны Латинской Америки.

Ответ: крупные залежи нефти и газа в Венесуэле, Эквадоре и Мексике приурочены к краевым прогибам платформы, соответственно, на карте необходимо отметить именно эти страны.

Таким образом, хотя Латинскую Америку принято относить к региону развивающихся стран, уровень экономического развития за последние десятилетия заметно вырос, особенно в тех странах, что имеют богатый природно-ресурсный потенциал, выгодное ЭГП и налаженные торговые связи. Так, Бразилию, Аргентину и Мексику всё чаще относят к новым индустриальным странам.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

Открытые электронные ресурсы по теме урока:

Особенности независимого развития

Латиноамериканские республики, добившись независимости в начале XIX века, взялись за строительство демократического строя. Принятые конституции закрепили в государствах основные принципы конституционализма, но лишь некоторые из них были реализованы на практике. В странах разгорелась ожесточённая борьба между политическими силами, стремившимися к власти.

Застой в первые годы независимости характеризуется следующими особенностями:

  • сохранением крупных землевладений – латифундий;
  • незавершённостью демократических преобразований;
  • сохранением феодальных способов эксплуатации (в Бразилии сохранилось рабовладение);
  • социальным и духовным подавлением индейского и негритянского населения;
  • консервацией политической власти в руках латифундистов.

Формирование политических партий

Замечание 1

В первое же десятилетие суверенного развития в государствах сложились соперничающие группировки. Они появились в результате проведения выборов глав государств и депутатов в конгрессы. Эти группировки послужили основой для формирования двух исторических партий: консерваторов и либералов.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Особенности развития латиноамериканского общества в XIX в. 410 руб.
  • Реферат Особенности развития латиноамериканского общества в XIX в. 220 руб.
  • Контрольная работа Особенности развития латиноамериканского общества в XIX в. 230 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

В консервативную партию вошли монархисты, приверженцы унитарного политического режима и сторонники бюрократического управления. Консерваторы выражали интересы крупных собственников земли и католической церкви. Они боролись за сохранение привилегий (фуэрос) воинского сословия и церковных служителей.

Передовые латифундисты, стремившиеся к развитию торговых отношений и введению в производство новейших достижений техники, объединялись в либеральную партию. Основу либерального движения составляла промышленная буржуазия и сторонники федерального строения государства. Либералы XIX века не проявляли радикализм, присущий более позднему развитию этого общественно-политического направления. Они опасались коренных изменений в обществе, так как были интегрированы в него. Разногласия с консерваторами у либералов вызывали второстепенные вопросы жизни, при этом либералы готовы были пойти на компромисс.

Противоречия между консерваторами и либералами обострялись во время обсуждения вопросов о том, в чьих руках должна сосредотачиваться государственная власть. В этом случае обе партии не шли на уступки, отвергали центризм в политике, применяли физическое уничтожение противников. У руля власти обычно находились консерваторы, так именно они выражали интересы политической элиты того времени.

Каудилизм

Двухпартийная система в латиноамериканских государствах только внешне напоминала английский прототип. Обе партии не имели программных документов, у них ещё не сложилась организационная структура. Главной целью каждой партии был захват власти. Ставка при этом делалась на лидера, вождя – каудильо. При достижении цели каудильо относился к государству как к своей собственности, а к государственной власти как к слуге. Благодаря соратников за поддержку на выборах, президент назначал своих сторонников на высшие государственные должности.

Замечание 2

Таким образом, для стран Латинской Америки была характерна специфическая система – каудилизм. Власть главы государства опиралась не на конституцию и другие государственные законы, а на веру в харизматического вождя, способного управлять государством.

Каудилизм являлся политическим фактором, который препятствовал распространению демократических норм в общественной жизни латиноамериканских стран. Многие каудильо, став диктаторами, не могли на долгое время удержать президентскую власть. Применяемые ими жёсткие меры вызывали ответную реакцию в идее насилия. Немногим удалось остаться у руля власти на весь срок, многие были свергнуты в результате переворотов или убиты.

Переход латинос в протестантизм принял такие масштабы, что в 2013 году журнал Time выбрал это темой одного из номеров. Обложка номера журнала Time от 15 апреля 2013 года

Кокусами (первичными собраниями партийцев для выдвижения кандидатов в президенты) республиканцев и демократов в Айове начинается 1 февраля с.г. долгий процесс, который завершится 8 ноября голосованием граждан страны на выборах президента США.

Как ни странно, но решающую роль на этих выборах, как и в 2004 году, когда республиканцы впервые за много лет уверенно разгромили демократов, может сыграть такая непривычная группа, как латиноамериканцы-протестанты. О них широкая публика мало слышала, между тем, как отмечается в исследовании «Религия и гражданская активность латинос в США», выпущенном в 2005 году Оксфордским университетом, «протестантов латиноамериканского происхождения в Соединенных Штатах уже больше, чем иудеев или мусульман». По данным этого исследования, подтверждаемого проекцией на результаты опросов различных социологических центров, мы имеем дело с такими цифрами: «В 2004 году 70% (28 млн) всех латинос (в США. – «НГР») были католиками и 23% (9,1 млн) протестантами или приверженцами других Церквей. Из числа последних 8 млн составляли протестанты, а среди них 88% (7 млн) – евангелические деноминации или относящие себя к так называемым born-again («рожденным заново», то есть движению пришедших к христианству по наитию Святого Духа. – «НГР»). Более того, 64% (5,1 млн) протестантов-латинос являлись пятидесятниками или харизматами». Как отмечают известные американские политтехнологи Марк Пенн и Кинни Залесни в книге «Микротенденции: маленькие изменения, приводящие к большим переменам» (2009), именно «пятидесятники-латинос, неизвестные большинству жителей Америки, были решающей силой, которая перевесила чашу весов в пользу Буша на выборах 2004 года». С этим согласен профессор религиозных исследований в Колледже Клермонт Мак-Кенна (Калифорния) Гастон Эспиноса: «Латиноамериканцы-пятидесятники стали решающим голосом на выборах».

По данным исследования Pew Center за 2007 год, реформаты-латинос на практике гораздо серьезнее относятся к вере, чем их земляки-католики: внутри латиноамериканской общины каждую неделю посещали храм 42% католиков, 70% евангеликов и 71% членов других протестантских Церквей. Членство в активной церковной общине служит средством выживания для латиноамериканцев, большинство которых бедны. «Для малообеспеченных латиноамериканцев сообщество пятидесятников является настоящей семьей», – пишут Пенн и Залесни. А подчас «семьей» и в том контексте, в котором это слово используется по отношению к мафиозным сообществам. «Членство в протестантской Церкви… это альтернатива членству в уличной банде, – утверждает Гастон Эспиноса. – Членство в банде является одним из способов выживания в городе. Если вы не в банде, вас избивают. Итак, что же делать, если вы не хотите быть в банде и вы не хотите быть избиваемым? Вы присоединяетесь к Церкви (и получаете поддержку ее членов. – «НГР»)».

«Как считает один из экспертов по латиноамериканской культуре в Америке, проповедники пятидесятников в латиноамериканских кварталах напоминают участковых партийных боссов в городах северо-востока США, – пишут Пенн и Залесни. – Они обеспечивают людей работой, лечением, заемными средствами и социальной поддержкой». В свою очередь, пасторы могут эффективно мобилизовать свою паству на выборы. Это же, кстати, отмечается и по поводу пятидесятнических украинских общин из числа выходцев с Западной Украины, под руководством своих лидеров также дружно голосовавших в 2004 году за Буша-младшего.

Переход в реформатство можно расценивать и как способ адаптации к американскому образу жизни. По данным вышеупомянутого опроса Pew Center, 49% латинос в США говорят преимущественно на испанском, 30% – одинаково на английском и испанском языках (билингвы), 21% – в основном на английском. В то же время среди членов евангелических и различных мелких протестантских Церквей англоязычных соответственно по 38 и 39%, билингв – по 32 и 38%, испаноязычных – по 31 и 23%, тогда как среди католиков англоязычны 16% и испаноязычны 55%. По сути, латиноамериканские члены евангелических Церквей оформляются в Штатах в особую группу.

Но выбор в пользу Буша-младшего в 2004 году не был лишь следствием позиции пасторов. Как показывают соцопросы, политические симпатии протестантов и католиков в латиноамериканской общине и так сильно различаются. По данным Pew Center на 2007 год, в целом 20% латинос назвались сторонниками республиканцев, 43% – демократов. Среди католиков 17% республиканцев и 48% демократов, среди евангеликов – 37% республиканцев и 32% демократов. У приверженцев так называемого протестантского мэйнстрима (противопоставляемых евангеликам) промежуточные позиции – 22% за республиканцев и 42% за демократов.

Если взять зарегистрировавшихся в качестве избирателей латиноамериканцев, то партийные предпочтения католиков из этой среды сходны с настроением в целом данной религиозной группы по стране (16% за республиканцев, 49% за демократов и 18% независимых), а вот среди протестантов доминируют уже характерные для всех евангеликов США настроения (36% за республиканцев, 36% за демократов и 19% за независимых). Здесь играет свою роль сплоченность и общественная активность членов евангелических Церквей.

Эта сплоченность сработала в 2004 году, когда случилась единственная за последнюю четверть века уверенная победа республиканцев над демократами. Те выборы были уникальны и небывало высоким количеством голосов латинос, поданных за кандидата-республиканца, – 44%. Даже Рональду Рейгану в 1984 году удалось набрать лишь 37% голосов латинос, в среднем за последние десятилетия поддержка кандидатов от Великой старой партии среди выходцев из Латинской Америки и их потомков не поднималась выше 30–35%.

Опрос латиноамериканцев, зарегистрировавшихся в качестве избирателей, проведенный газетой Washington Post и Институтом Томаса Риверы 15 октября 2004 года, всего за пару недель до выборов, показал диаметральное разделение голосов в симпатиях к кандидатам в президенты. Среди латинос-католиков лидировал Керри с 68% против 24% у Буша-младшего, среди латинос-евангеликов картина была обратной – кандидат-республиканец набирал 58% против 33% у кандидата-демократа.

Поддержка Буша была обеспечена его позиционированием как религиозного консерватора, что близко не только белым, но и латиноамериканским протестантам. Опрос, проведенный в Штатах в августе-сентябре 2013 года Общественным институтом изучения религии, показал, что 62% католиков и 80% религиозно неопределившихся латинос поддерживают легализацию однополых браков, в то время как среди протестантов против этого выступают 50%, причем среди евангеликов – 79%. То же и по поводу права женщин на аборт: за него 69% религиозно неопределившихся латиноамериканцев, против – 74% евангеликов. «Мы видим растущую поляризацию среди выходцев из Латинской Америки», – отметил, представляя исследование, исполнительный директор Института Роберт Джонс.

А вот в отношении к иммиграции латиноамериканцы-протестанты, будучи ее непосредственным порождением, расходятся с республиканским мейнстримом. Ряд исследователей, тот же Гастон Эспиноса, именно с этим связывают поражение республиканцев в 2008 и 2012 году. От привлечения на свою сторону евангеликов-латинос во многом будет зависеть и перспектива на финальных выборах нынешних фаворитов от республиканцев. Напомним, что один из них, миллиардер Дональд Трамп, ранее заявлял, что Мексика экспортирует в Штаты своих уголовников, и пообещал построить стену на границе с южным соседом.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *