Три дерева

Когда-то давным-давно росли в одном лесу два дерева. Когда капли дождя падали на листья или вода омывала корни первому дереву, оно впитывало в себя совсем немного и говорило:

— Если я возьму больше, что останется другим?

Второе дерево забирало всю воду, которую природа давала ему. Когда солнце дарило свет и тепло второму дереву, оно наслаждалось, купаясь в золотистых лучах, а первое забирало себе лишь малую часть.

Прошли годы. Ветви и листья первого дерева были настолько малы, что не могли впитать даже каплю дождя, солнечные лучи не могли пробиться к скудным плодам, теряясь в кронах других деревьев.

— Я всю жизнь отдавало другим, а теперь взамен не получаю ничего, — тихо повторяло дерево вновь и вновь.

Рядом росло второе дерево, роскошные ветви которого были обильно украшены большими плодами.

— Спасибо тебе, Всевышний, за то, что ты дал мне в этой жизни всё. Теперь спустя годы, я хочу отдать в сотни раз больше, поступив так, как поступаешь ты. Под своими ветвями я укрою тысячи путников от палящего солнца или от дождя. Мои плоды будут радовать многие поколения людей своим вкусом. Спасибо, что ты дал мне эту возможность дарить, — так говорило второе дерево.

Игорю Пиковскому

Уже две недели за окнами бьётся вселенский дождь.

Холодно. Сыро. Серо. Безвыходно. Бросает в дрожь.

Разброд в душе. Распутица от переизбытка вод.

Не попрощавшись, друзья уходят в небесный брод…

А те, кто остался, закручены в водоворот судьбы.

Висит, как дамоклов меч, вечный вопрос:

to be or not to be?

И меня, как утлую лодку без вёсел,

увлекает мутный поток.

Сопротивляюсь, потому что не знаю,

что будет потом.

На всё Его воля! А нам остаётся наш смертный грех.

Утлая лодочка в мутном потоке расколется, как орех.

Быть может, песенку как-то можно ещё и допеть,

Но построить ковчег, хотя бы для чистых,

наверняка не успеть.

Или, на худой конец, лодку – для избранных,

для своих,

Ну, на бедность, одноместный плот,

а лучше бы – для двоих.

Отчего молчишь, дружище Пиковский,

седая твоя голова?

Устрой дискуссию, на ошибки мои укажи –

скажи, что я не права.

А знаешь, на старом снимке

ты щемяще на Пастернака похож.

В душе поэт,

а в жизни пассажиров перевозишь через дождь.

Ты в своём таксо, словно в библейском ковчеге Ной.

Маяк не светит. Останови.

Покурим. Поговори со мной.

Ответь, ну не всё ли равно, что же будет потом?

А может, ещё не поздно переплыть мировой потоп?

На счёт рая – не знаю. Но, может быть,

до Борнео и доплывём.

Зайдём в мечети, поговорим с Господом –

каждый о своём.

Купола мечетей в Брунее,

будто луковицы русских церквей –

один в один.

Конфессий много, а жизнь, как известно, одна.

И Господь один.

Он – господин всех конфессий.

И жизни нашей Он господин.

Он – творец всего, что дышит и обитает

в обители гор, океанов, равнин.

Он – вершитель судеб, где бы мы ни были –

на высоте или на самом дне.

Хотя это слабо меня утешает,

а если честно, то и вовсе не…

К тому же, в перевёрнутом этом мире, неясно,

где вершина, а где дно.

В чём наказание, в чём испытание –

знать никому не дано.

Всемирный, а может, вселенский кризис,

и бедный Господь – банкрот?

Кто поможет Ему, если каждый не знает,

что его самого ждёт?

Темно и фатально в мире, в природе,

в душе и в судьбе.

Прости, но не получается

что-то весёлое рассказать тебе.

Не получается жить, как по нотам,

В одном лесу росли три дерева. У каждого была мечта, каждому виделось будущее прекрасным. И каждое получило не только то, о чем мечтало, но и несравненно большее! Но только не так, как им это виделось на земле.

Первое дерево хотело стать когда-нибудь дорогим ковчегом, украшенным красивой резьбой, в котором хранилось бы драгоценное сокровище. Это было его мечтой.

Второе хотело стать в руках хорошего мастера большим кораблем, мощным и красивым, величественным, который возил бы в путешествия царей и больших вельмож.

Третье дерево сказало, что единственное, чего оно хочет, – стать самым высоким и мощным деревом в лесу, чтобы люди, завидев его на вершине горы, задумывались о небесах и Боге.

Годы летели, и всё пошло не так. Появились дровосеки и срубили первое дерево. Оно хотело стать дорогим ковчегом, красиво украшенным, чтобы хранить внутри себя сокровища, а дровосеки сколотили из него жалкую кормушку для скота… убогие ясли для соломы и поставили их в хлев.

Второе дерево, хотевшее стать величественным кораблем для царских путешествий, стало утлой рыбацкой лодочкой, которую бедные рыбаки приобрели себе для промысла.

Третье дерево, хотевшее стать самым высоким в лесу, было срублено плотником, который отнес его к себе и поставил в сарай подсохнуть.

Пролетели еще годы, и деревья, разочарованные тем, как повернулись события, даже забыли свои мечты…

И вот однажды вечером мужчина и Дева зашли в тот хлев, где стояли деревянные ясли. В хлеву том Дева родила Мальчика, Которого положила в ясли, сделанные из первого дерева. То были Иосиф и Пресвятая Богородица, а в ясли пожили не только золото и драгоценности, принесенные тремя волхвами, но и Самого Бога, соделавшегося Человеком ради нас. Так эти ясли удостоились принять в себя Сокровище сокровищ – Самого Бога!

В маленькую лодочку, сделанную из второго дерева, спустя много лет вошли рыбаки. Один из них, устав, прилег отдохнуть. Вышли они на простор морской, и поднялась сильная буря. Утлая лодочка не была столь крепкой, чтобы вынести ветер и удержаться на волнах. Тогда рыбаки разбудили Спавшего. Он проснулся и запретил бурному морю: «Умолкни, перестань!» И на море тотчас же сделалась тишина… То был Сам Иисус Христос со Своими учениками на озере Генисаретском. И второе дерево, так хотевшее стать большим кораблем, который возил бы по свету больших вельмож и царей, удостоилось везти Царя царей, Самого Бога, и Его «вельмож» – апостолов!

Третье дерево, поставленное сушиться в сарае плотника, однажды было взято, и из него соорудили высокий Крест. А на Кресте том распяли Христа. И дерево это стало намного выше, чем мечтало когда-то: оно достигло самых небес и держало на себе Бога! И стало оно, как мы поем в одном тропаре, «подобно небесам».

Никогда не надо забывать: то, что готовит нам Бог, всегда в тысячи раз лучше и полезнее для нас

Вот так наконец каждое дерево из нашей сказки получило не только то, о чем мечтало и чего чаяло, но и гораздо большее! Хотя и не в том виде, в каком им это виделось на земле.

История эта учит нас, что мы не знаем, какова воля Божия о каждом из нас. И тем не менее никогда не надо забывать: то, что готовит нам Бог, всегда в тысячи раз лучше и полезнее для нас.

Нам надо мечтать. О хорошем. И не забывать, что дела часто идут не так, как мы хотим, но Бог всё устраивает гораздо лучше, чем мы можем себе представить.

Будем же иметь веру и надеяться на Промысл Божий!

И снова три рассказа, три повода с доброй улыбкой понаблюдать за старыми знакомыми и задуматься: в чем они правы, а в чем нет.

0:34 Первая притча «Лампадка». Главный герой первой притчи — послушник, тот самый, что на кладбище ходил покойников ругать. Снова он оплошал. «В чем кого осудишь — в том и сам побудешь», — говорит ему старец и велит пройти вокруг деревни с лампадкой в руках, не пролив ни капли масла и не затушив огня…

16:59 Вторая притча «Рубашка». У Марии, которая Спасителя в гости ждала, свои искушения. Трудно ей одной хозяйство дачное вести, а еще трудней по-христиански людей прощать. Но Мария не унывает — добром платит за зло, молится и ждет чуда. И оно происходит…

42:07 Третья притча «Трое Вас — трое нас». Жили на одном острове три старца-рыбака. Однажды проплывал мимо на корабле известный и почитаемый всеми архимандрит. Услыхав, что живут на острове святые чудотворцы, не поверил и решил сам все увидеть. А когда узнал, что рыбачки даже «Отче наш» не знают, стал учить их правильно молиться. Да вот только кто кого и чему научил — сами увидите…

(Горький «На дне», акт 3-й)

Лука (задумчиво, Бубнову). Вот… ты говоришь – правда… Она, правда-то, – не всегда по недугу человеку… не всегда правдой душу вылечишь… Был, примерно, такой случай: знал я одного человека, который в праведную землю верил…

Бубнов. Во что-о?

Лука. В праведную землю. Должна, говорил, быть на свете праведная земля… в той, дескать, земле – особые люди населяют… хорошие люди! друг дружку они уважают, друг дружке – завсяко-просто – помогают… и все у них славно-хорошо! И вот человек все собирался идти… праведную эту землю искать. Был он – бедный, жил – плохо… и, когда приходилось ему так уж трудно, что хоть ложись да помирай, – духа он не терял, а все, бывало, усмехался только да высказывал: «Ничего! потерплю! Еще несколько – пожду… а потом – брошу всю эту жизнь и – уйду в праведную землю…» Одна у него радость была – земля эта…

Горький. На дне. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

Пепел. Ну? Пошел?

Бубнов. Куда? Хо-хо!

Лука. И вот в это место – в Сибири дело-то было – прислали ссыльного, ученого… с книгами, с планами он, ученый-то, и со всякими штуками… Человек и говорит ученому: «Покажи ты мне, сделай милость, где лежит праведная земля и как туда дорога?» Сейчас это ученый книги раскрыл, планы разложил… глядел-глядел – нет нигде праведной земли! Всё верно, все земли показаны, а праведной – нет!..

Пепел (негромко). Ну? Нету?

Бубнов хохочет.

Наташа. Погоди ты… ну, дедушка?

Лука. Человек – не верит… Должна, говорит, быть… ищи лучше! А то, говорит, книги и планы твои – ни к чему, если праведной земли нет… Ученый – в обиду. Мои, говорит, планы самые верные, а праведной земли вовсе нигде нет. Ну, тут и человек рассердился – как так? Жил-жил, терпел-терпел и все верил – есть! а по планам выходит – нету! Грабеж!.. И говорит он ученому: «Ах ты… свoлочь эдакой! Подлец ты, а не ученый…» Да в ухо ему – раз! Да еще!.. (Помолчав.) А после того пошел домой – и удaвился!..

Все молчат. Лука, улыбаясь, смотрит на Пепла и Наташу.

Пепел (негромко). Ч-черт те возьми… история – невеселая…

Наташа. Не стерпел обмана…

Бубнов (угрюмо). Всё – сказки…

Пепел. Н-да… вот те и праведная земля… не оказалось, значит…

Наташа. Жалко… человека-то…

Бубнов. Всё – выдумки… тоже! Хо-хо! Праведная земля! Туда же! Хо-хо-хо!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *