Трифон мощи


Всего 31 фото
Давно уже я собирался рассказать об этом удивительном, небольшом, но возвышенном храме святого Трифона в Напрудном, что в Москве на Рижской. В начале лета я выложил в ЖЖ пост о святом Трифоне, где поведал об этом христианском и практически уже исконно русском святом. И поскольку поисковые запросы на ключевое слово «святой Трифон» по данным метрики у меня занимает самое высокое место из всех, я подумал, что рассказать о храме святого Трифона в Напрудном с легким погружением в исторический контекст будет для многих очень актуально, востребовано, да просто, любопытно, с одновременной возможностью осмотреть его внимательно и со всех сторон.
Храм святого Трифона в Напрудном является интереснейшим архитектурным объектом и важнейшим памятником древнерусского зодчества в столице, поскольку это практически единственный уцелевший и древнейший русский храм XV-го века вне границ Московского Кремля, исключая, по всей видимости, Спасский собор Андроникова монастыря. Его история любопытна, таинственна, загадочна, как и сама историческая личность святого Трифона и связанные с ним чудеса. Я не буду подробно останавливаться на истории этого святого — о нем можно прочитать в моем посте, ему посвященном. Здесь же мы узнаем о самом храме святого Трифона, его истории происхождения и строительства, многочисленных загадках и вопросах, которые во многом остались пока неразгаданными нашими современниками.
Поводом для появления этого храма стала известная легенда с обретением в этих исконно великокняжеских охотничьих угодьях утерянного царского кречета сокольничим Трифоном Патрикеевым, которому под страхом смерти была поставлена задача — отыскать любимую птицу великого князя. Во сне ему явился святой Трифон и вернул чудесным образом кречета своему тезке. Якобы сокольничий Трифон в благодарность святому дал обет построить в этом месте обретения дражайшей птицы храм в его честь, что и сделал вскоре.


В этом мифе смешалось очень многое. Ранее считалось, что Трифон Патрикеев служил Ивану Грозному, но при археологических раскопках оказалось, что каменный храм уже существовал к 1492 году и к периоду его правления не имеет непосредственно прямого отношения. Есть соображения, что имелся ввиду не Иван Грозный, а Иван III, которого тоже звали «Грозный». Кстати, князь Иван Юрьевич Патрикеев был реальной исторической личностью и играл видную роль при дворе Ивана III… На печати Патрикеева был изображен как раз всадник с соколом, и этот образ соответствует русско-православному каноническому изображению святого Трифона (в том числе и на фреске, находившейся на алтарной апсиде церкви в Напрудном), — при том, что византийская традиция изображает Трифона стоящим в рост, и не с соколом, а с крестом в руке. Есть также сведения, что при Иване Васильевиче Грозном эту церковь, что являлась тогда каменной, уже перестраивали.


Существует другое, очевидно, более достоверное предание, относящее чудодейственное вмешательство святого Трифона к XIV-му столетию. Однажды на охоте у Великого князя Московского Ивана Даниловича по прозвищу Калита (1325-1340 гг.) улетел любимый кречет, и он приказал сокольнику, во что бы то ни стало разыскать его в три дня. Долгие поиски были тщетны. Измученный ловчий на третий день остановился около Напрудного села и заснул крепким сном под деревом. Перед этим он усердно помолился святому Трифону: «…Угодник Божий, чью память чтит сегодня Святая Церковь, помоги мне найти великокняжеского кречета, и я даю обет создать храм во имя твое на сем месте…». И предстал пред ним во сне благолепный юноша на белом коне, держа на руке великокняжескую птицу…


Проснулся сокольник, а на руке у него действительно сидит пропавший сокол. А на том месте, где приснился ему чудный сон, и был построен храм во имя Трифона, так как ловчая птица нашлась 1 февраля по старому стилю, в день памяти святого. А в церкви был поставлен его образ, на котором святой изображен так, как предстал сокольничему в сновидении — на коне и с кречетом на руке.
05..

Однако, скорее всего, на этом месте уже существовала деревянная сельская церковь еще при Иване Калите (о чем есть письменные подтверждения) и, только, значительно позже появилась каменная, очевидно, построенная из-за явления в этих месах христианского святого, расцененного, естественно, как великое чудо. Наверняка великий князь поддержал идею строительства каменного храма, тем более это чудо произошло в его дворцовом селе.


Легенда имеет еще один важный аспект: она показывает значимость села Напрудного. Еще со времен Ивана Калиты оно было великокняжеским. Сюда, на Великий пруд и в Сокольничий лес, любили приезжать великие князья и цари с соколами и кречетами для охоты на водяную или, как тогда говорили, «мокрую» птицу. Эта традиция дожила до времен Алексея Михайловича.


Но и это все не главное, а главное то, что в конце пятнадцатого века в этом дворцовом селе Напрудном на невысоком холме близ пруда, существовавшего еще в конце прошлого столетия, был возведен этот небольшой, но удивительно одухотворенный явленным чудом белокаменный храм во имя святого Трифона.

Загадками является само появление этой церкви как архитектурного сооружения, и по сути, имя зодчего, кто ее возводил, а также примененные новаторские приемы строительства для тех времен. Это был один из первых каменных храмов посадского типа, где бесстолпная конструкция обусловила появление крестчатого (крещатого) свода и как следствие этого — трехлопастного завершения фасадов. Сочетание двух строительных материалов (белого камня в стенах, цоколе, порталах и кирпича — в сводах, барабане и деталях), в Москве впервые примененное в Успенском соборе Кремля, вероятно, было особенно характерным для ранних построек этого типа.
В отсутствие точной летописной датировки ученые, прежде всего, сопоставляют архитектурные детали и приемы различных церквей подходящего периода. Трифоновская церковь и здесь дает пищу для размышлений. Главная ее загадка — т.н. «крещатый свод», сложный инженерный прием, который считается изобретением именно московских мастеров конца XV — начала XVI века.

Но в пользу датировки церкви XV веком С.В. Заграевский приводит несколько простых фактов. «К середине XVI века в значимых великокняжеских (с 1547 года — царских) подмосковных селах уже были построены такие храмы, как Вознесения в Коломенском и Усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове. Поставить с ними в один ряд Трифоновский храм, конечно же, невозможно… Храм Трифона в Напрудном невелик по размерам, имеет приземистые пропорции, небогатый декор, простые «раннемосковские» порталы и неаккуратно разбитый план».

При Иване III в Москве работали не только заграничные архитекторы и мастера из не менее далекого Пскова. У великого князя были и местные, московские зодчие. Но лучшие были заняты на «госзаказе» в Кремле, а в подмосковное великокняжеское село могли направить мастеров поскромнее. Что случилось во время планировки Трифоновского храма, почему его основание «кривое» — сейчас уже трудно сказать. Можно списать на недобросовестность подрядчиков… Или заказчиком и в самом деле выступил не лично великий князь, а его сокольничий?)
Никто, кроме великого князя или без его соизволения, не мог построить храм в великокняжеском селе. Получается странная ситуация: с одной стороны, в строительстве был применен сложный инженерный прием и новая для того времени строительная техника (белокаменные стены и кирпичные своды), с другой стороны — план церкви действительно «неаккуратный», стены в буквальном смысле не параллельны друг другу.

Что касается даты постройки, с Заграевским также согласна Наталья Горбачева: «Доказательством истинности предания является изображение мученика Трифона на иконе в его московском храме именно таким, каким он явился сокольничему — на белом коне с соколом на руке. Для подобного изображения, названного в народе «русской иконой» св. Трифона, нет мотивов ни в житии этого угодника, где сказано, что он пас домашнюю птицу, ни в церковных молитвословиях, которые почитают его защитником полей и огородов от вредных насекомых. Греческая иконография знает образ Трифона, запечатленного пешим и с крестом в руке, а иногда еще и с ножом для обрезки виноградных лоз.

В княжение Василия I (1389–1425 гг.) соколиная охота приобрела такой размах и значение, что изображение конного сокольника с птицей в руке получило даже статус государственного герба Москвы, он даже чеканился на монетах. Монеты Василия II Темного (1425–1462 гг.) тоже имеют изображение всадника с соколом в руке. Конный сокольник в правление Иоанна III (1462–1505 гг.) исчезает с московских монет, заменяясь постепенно Георгием Победоносцем, однако появляется на родовой печати князей Патрикеевых. Учитывая выводы профессора С.В.Заграевского о строительстве храма в 1470–1480 гг., к этому времени следует отнести и чудо с соколом, давшее повод к возведению храма мученика Трифона в Напрудном»…

При императрице Елизавете в приходе Трифоновской церкви одно время собирались устроить первое в Москве городское кладбище за чертой города, а саму церковь превратить в кладбищенский храм для совершения служб и панихид и отпеваний покойников. Это было связано с указом императрицы, запрещавшим погребать умерших в приходах центральных церквей и повелением закрыть все кладбища на пути из Кремля в ее Лефортовский дворец. Однако эта идея не осуществилась, так как Напрудное с небольшой церковью не подошло для создания там большого кладбища, и его основали в Марьиной роще с Лазаревским храмом. А после эпидемии чумы 1771 года, когда на соседней Крестовской заставе открыли Пятницкое кладбище, а дома в округе сожгли, Трифоновская церковь долго стояла без прихода, так, что ее даже собирались за ветхостью снести. Но одумались и не тронули этот очень древний и красивый храм.

А вскоре в нем появилась безценная святыня — частицы от св. мощей Трифона, которые почивали в Черногорском городе Бока Которска. Произошло это вот как.
В 1800 году в Москву приезжал архимандрит из Черногории Стефан Вукотич. Узнав об этом, серебряных дел мастер Трифон Добряков предложил за свой счет соорудить раку для находящихся в черногорском городе Которе мощей мученика Трифона. Спустя время Петр Негош прислал Добрякову в благодарность за благодеяние три частицы мощей от мученической главы св. Трифона. В 1812 году Добряков поднес эту святыню Александру I, а в 1819-м она была передана в церковь Трифона в Напрудном и в дорогих ковчежцах «вделана» в икону св. Трифона с соколом в руке.

Вскоре после этого храм стал центром прославившегося на всю Москву Трифоновского богомолья. Появились средства. В начале XIX века к западу от церкви Трифона были возведены колокольня и трапезная (к этому времени в храме были пробиты новые окна, надложены углы трифолия, устроена четырехскатная кровля, барабан получил высокую декоративную главку, храм был оштукатурен).
В 1825 году к церкви был пристроен южный Никольский предел, в 1861 году — северный Филаретовский предел. В 1889-1895 годах с запада была пристроена еще одна колокольня, а на месте старой трапезной была возведена новая трапезная-храм с куполом и двумя пределами (также Никольским и Филаретовским). Древняя Трифоновская церковь визуально смотрелась как алтарная часть нового храма.
В 1889–1895 годах почти все пристройки XIX века разобрали, и по проекту архитектора П.П.Зыкова-младшего построили новую, с высокой колокольней и куполом церковь, вмещавшую три с половиной тысячи богомольцев. Древний храм примыкал к ней с востока. Новый Никольский предел освятили в 1896 году, Филаретовский — в 1898 году. Самый большой колокол весил 560 пудов (9 тонн). Сейчас это трудно представить, но Трифоновская церковь в итоге стала одной из самых больших в Москве!
Вот так выглядела колокольня храма святого Трифона в 1901 году. Впечатляет, не правда ли!

Но на этом «архитектурные приключения» храма не закончились. Наступило новое время — революционное и безбожное. Но некоторое время после Октябрьской революции отдаленную Трифоновскую церковь не закрывали. Известно, что в феврале 1925 года в храмовый праздник Литургию в храме св. Трифона незадолго до смерти служил св. патриарх Тихон.
И уже в 1920-е годы начались работы по изучению и восстановлению облика древнейшего московского храма. Конечно, не обошлось без участия знаменитого спасителя московских архитектурных шедевров, Петра Барановского.

Для верующих церковь была закрыта в 1931 году. Часть церковных ценностей и икон, в том числе и знаменитую чудотворную икону с частицами мощей мч. Трифона, перенесли в соседний храм Знамения иконы Божией Матери, что в Переяславской слободе (к которому сегодня приписан храм мученика Трифона). Остальное было разграблено. Написанную на апсиде храма древнюю фреску мч. Трифона отправили на хранение в Третьяковскую галерею.
От полного разрушения церковь спасло ходатайство многих архитекторов. Но все же предусмотрительно были сделаны обмеры церкви на случай ее уничтожения. В 1932 году была произведена радикальная реставрация: направленными взрывами были «отстрелены» пристройки XIX века. Церковь Трифона, одна из крупнейших церквей Москвы, вернулась к изначальным средневековым размерам. Работы проводились под руководством П.Д. Барановского и Л.А. Давида.
В результате реставрации 1947-1948 годов его архитектурно-художественный облик восстановлен с достаточной полнотой. Фасады храма, завершенные трехлопастными кривыми, расчленены лопатками на три части. Средняя закомара имеет килевидную форму. Горизонтальная кирпичная тяга — пояс и цоколь «крепуется» на пересечении с лопатками, которые благодаря этому приобретают вид пилястр. Тяга, отделяющая трехлопастное завершение от главного объема, соответствует пятам крестчатого свода, перекрывающего внутреннее пространство.

Храм завершен глухим барабаном со шлемовидной главой и килевидными кокошниками в основании. Над юго-западным углом восстановлена однопролетная звонница (нижние части ее столбов сохранились изначально). Внутреннее помещение храма освещается двумя оконными проемами, расположенными над килевидными — западным и южным — порталами, а также двумя щелевидными окнами в алтарной апсиде.

Порталы с килевидными завершениями, многообломными импостами и каннелюрированными бусинами типичны для раннемосковского зодчества. Форма завершений порталов перекликается с килевидными завершениями трифолиев и килевидными кокошниками под тонким и высоким барабаном, и благодаря этим архитектурным приемам Трифоновский храм производит впечатление очень «стройного» и устремленного вверх…

А потом… Больше 40 лет церковь стояла в запустении и только в 1992 году начались эпизодические богослужения. Сейчас около храма возведен церковный домик и ведется строительство других служебных помещений, благоустраивается территория.

В 2000 году торжественно отмечалось 1750-летие со дня преставления святого мученика Трифона. К этой дате в храм было проведено отопление, территория была огорожена забором и благоустроена, была построена звонница. Теперь храм был открыт круглый год. На Светлой седмице 2000-го юбилейного года впервые за многие годы из дверей Трифоновского храма вышел крестный ход.

16 марта 2002 года возле храма святого мученика Трифона отмечены резными памятными столбами-знаками места разрушенных престолов — во имя святителя Николая…

…и святого праведного Филарета Милостивого. Молебен с освящением этих столбов совершил настоятель храма протоиерей Феодор.

В Трифоновском храме хранятся чтимые святыни: крест с частицей Животворящего Креста Господня, частицы мощей многих угодников Божиих. Значительную часть этих святынь передал храму протоиерей Михаил Нейгум († 2001), который любил молиться в храме мученика Трифона в последние годы своей жизни.
Храм произвел на меня очень сильное трогательное и возвышенное впечатление. Земля вокруг церкви наполнена умиротворением и какой-то особенной благостью. Как будто эта святая земля выдохнула с облегчением от мрака десятилетий безбожества и иконоборчества.
Очень хотелось снять церковь изнутри, однако все оказалось не так просто. Одинокая служительница проявив резвость и фанатичную непримиримость категорически запретила фотографировать в храме (а я попросил разрешения на съемку), объяснив свою позицию указом свыше и тем, что она на послушании… так, что ограничусь одной фотографией с сайта о храме и своими личными ощущениями.

Внутри церковь кажется совсем маленькой и, в условиях Москвы, может показаться простой часовней. Однако воздушный безстолпный свод храма, его древняя энергетика ввела меня в глубокое исступленное чувственное состояние слияния с ним. Тихая радость возрождения, струящийся мерцающий сквозь мрак свет от узких окон храма, его намоленные стены, все это говорит с тобой, отзывается на молитвы… Несмотря на «сверлящий взгляд» послушницы в спину, мне удалось все же получить то, чего я и ожидал — отклик святого Трифона, его доброе пожелание и благословление пребывать на своем Пути…

Вопрос:

Отец Афанасий, сообщите, пожалуйста, где находятся в настоящее время мощи святых: равноапостольного великого князя Владимира, мученика Трифона (память 14 февр. нов. ст.). В житиях и интернете я не нашел такой информации.

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Святой Трифон сподобился мученической кончины в Никее в 250 году при императоре Декии. Приняв тело мученика, христиане хотели придать его погребению в этом же городе, но святой Трифон в видении повелел перенести его тело на свою родину. Он был похоронен в селении Кампсада во Фригии, недалеко от города Апамеи. Позже его святые мощи были перенесены в Константинополь, а затем в Рим. Об этом пишет известный исследователь в области агиографии архиепископ Сергий (Спасский) в Полном месяцеслове Востока (т.III, 1 февраля). По-видимому, речь идет о части святых останков мученика Трифона, потому что и в других странах имеются его св. мощи. Особенно много их на святой горе Афон: в монастыре Ксенофонт находится честная глава, в Костомоните – рука, в Пантократоре – персть. Частицы мощей св. мученика Трифона хранятся также и в других афонских монастырях: Зографе, Ватопеде, Эсфигмене. Ковчег со стопой св. мученика Трифона находится в одном из монастырей в Святых Метеорах (Греция).

Частицы св. мощей мученика Трифона имеются и в Москве. В 1803 году митрополит Черногорский Петр Негош прислал из города Котор три частицы мощей мастеру серебряных дел Трифону Добрякову, выразившему благое желание создать для мощей своего небесного покровителя достойную раку. Добряков положил присланные ему частицы в серебряные вызолоченные мощевики и в 1812 году передал их императору Александру Благословенному. Государь пожертвовал их в 1819 году храм св. мученика Трифона в Напрудном. Св. мощи были в особых дорогих ковчежцах вделаны в храмовую икону св. Трифона. После революции церковь была закрыта. Икону передали в Знаменскую церковь близ Крестовской заставы.

Имеются также иконы мученика Трифона с частицами св. мощей в храме иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще и в храме Рождества Христова в Измайлове.

Св. равноапостольный князь Владимир скончался 15 июля 1015 г в селе Берестово, и был погребен в Успенской Десятинной церкви в Киеве в мраморном гробе рядом со своей супругой царевной Анной, сестрой византийского императора Василия II. В 1240 г. во время нападения войск хана Батыя на Киев, храм был разрушен. В 1635 г. митрополит Петр Могила, осматривая развалины Успенской Десятинной церкви, приказал копать на месте образовавшейся ямы. Были обретены два мраморных гроба, которые согласно надписям принадлежали св. Владимиру и царевне Анне. Митрополит Петр взял череп, нижнюю челюсть и ручную кость. Главу он поместил в Успенском соборе Киево-Печерской обители. Там она хранилась в серебряной раке. В конце 30-х годов она была взята на «обследование» в Москву и исчезла. Челюсть была послана царю Михаилу Федоровичу, который передал ее в Успенский собор Кремля. Она упоминалась в описи Собора 1701-го года: «исподняя кость с зубами». По-видимому, хранится в музеи Кремля. Ручная кость находилась в Киевском Софийском соборе.

Святой Трифон родился в стране Фригийской, в селении Кампсад, близ города Апамеи1. Еще с юных лет почила на нем благодать Божия и Господь даровал ему силу чудотворений2, дабы не только из уст сего младенца, но и из чудесных его дел совершить Себе хвалу. В Великих Минеях Четьих3 много повествуется об исцелениях от всяких болезней, совершенных святым отроком Трифоном, и об изгнании им бесов из людей, обращавшихся к нему. Мы же сначала расскажем об одном из многих его чудес, свидетельствующих о великой благодати Божией, почивавшей на нем, а затем будем повествовать об его страдании за веру Христову. В двести тридцать восьмом году на престол римский вступил император Гордиан4, которой, хотя и был идолопоклонник, но христиан не преследовал. Этот царь имел взрослую дочь, по имени Гордиану, — девицу, отличавшуюся умом и красотою, так что многие великие и славные князья желали взять ее в жены своим сыновьям. Но эту девицу, а с нею вместе и все ее семейство, постигло великое несчастье: по Божию попущению в нее вошел диавол, которой жестоко мучил ее, ввергая ее в огонь и в воду; приводимые к больной девице, известные своею мудростью врачи не могли помочь ей. Но вот, обитавший в девице, нечистой дух сам, по повелению Божию, провещал: — Никто не может изгнать меня отсюда, кроме отрока Трифона. Царь тотчас послал искать повсюду Трифона. Много было приводимо к царю людей, носивших то же имя, но ни один из них не мог изгнать беса из царской дочери. Наконец, привели к царю святого отрока Трифона, которого нашли во Фригии, в селении Кампсаде, где он пас гусей при одном озере; — отроку было тогда семнадцать лет. Когда святой приближался к Риму, диавол, узнав об его приходе и начав еще сильнее мучить девицу, громко закричал: — Не могу больше здесь жить, потому что приближается Трифон, и на третий день придет сюда, не могу более терпеть. Прокричав так, нечистой дух вышел из девицы. На третий день в город пришел святой Трифон и тотчас был приведен в царские палаты, где был весьма приветливо принят царем, ибо царь узнал в нем того Трифона, о котором упоминал диавол, выходя из девицы. Но чтобы больше убедиться в том, что именно Трифон исцелил его дочь, царь умолил его показать диавола воочию так, чтобы можно было видеть его телесными очами. Святой согласился на просьбу царя и шесть дней пребывал в посте и молитве и после того получил свыше еще большую и сильнейшую власть над духами нечистыми. На седьмой день, при восходе солнца, царь пришел к блаженному со всем своим синклитом, желая видеть диавола. Тогда Трифон, исполненной Святого Духа, и духовными очами взирая на невидимого духа злобы, сказал ему: — Тебе говорю, дух нечистой, во имя Господа моего Иисуса Христа, явись воочию перед находящимися здесь, и покажи им свой мерзкий и бесстыдный образ, и яви немощь свою. И тотчас диавол предстал пред всеми в виде черного пса, которой имел огненные глаза, а голову влачил по земле. Святой обратился к нему с вопросом: — Кто послал тебя, демон, сюда, чтобы войти в отроковицу, и как ты дерзнул войти в созданную по образу Божию, сам будучи столь безобразен и немощен, и исполнен всякой мерзости? Диавол отвечал: — Я послан отцом моим — сатаною, начальником всякого зла, пребывающим в аде, от которого я получил повеление мучить эту отроковицу. Тогда святой спросил его опять: — Кто же дал вам власть посягать на создание Божие? Демон, хотя и против своего желания, но принужденный невидимою силою Божией, должен был сказать истину. — Мы не имеем власти над теми, — сказал он, — которые знают Бога и веруют в Единородного Его Сына — Христа, за Которого Петр и Павел умерли здесь, — от этих людей мы со страхом бежим, и, только когда нам бывает попущено, мы причиняем им совне лёгкие искушения. Которые же не веруют в Бога и Сына Божия и, будучи послушны своим похотям, творят угодные нам дела, над теми мы получаем полную власть, чтобы мучить их. Угодны же нам дела такие: идолопоклонение, хула, прелюбодеяние, чародейство, зависть, убийство, гордость; этими и им подобными делами люди, как бы сетями, опутываются, отчуждаются от Бога, Своего Создателя, и самовольно делаются друзьями нам, и вместе с нами принимают вечные муки. Услыхав это, царь и окружающие его были поражены великим страхом и пришли в ужас; и многие, оставив нечестие; уверовали во Христа; а верующие получили еще большее утверждение в своей вере, и прославили Бога. Царь, щедро одарив святого, отпустил его с миром домой, но святой всё, что получил от царя, роздал дорогою нищим; сам же, возвратившись в отечество, предался обычным своим занятием, исцеляя недужных и благоугождая Богу святым и непорочным житием. После Гордиана римский престол занял Филипп5, который царствовал недолго, будучи убит своими воинами; а после него воцарился свирепый Декий6, воздвигший жестокое гонение на христиан; во время этого гонения было убито бесчисленное множество христиан, причем многие из боязливых, страшась ужасных мук, отвратились от Христа, и склонились к идолопоклонству. Царь этот издал приказ своим эпархам и игемонам всюду преследовать христиан и убивать их беспощадно. На востоке в это время эпархом был некто Акилин; ему было донесено, что Трифон исповедует Христову веру и, проходя различные страны, врачует болящих, как весьма сведущий врач, и в то же время учит всех веровать во Христа и сим прельщает многих; повеления же царского Трифон не слушает, насмехаясь над всеми богами. Тотчас были посланы воины разыскать Трифона, которого вскоре и нашли: ибо не мог укрыться светильник, горящий ревностью по Боге и светящий верою и благими делами. Но и сам святой, узнав, что его ищут, не бежал в пустыню и не скрывался в горах и пропастях земных, но, вооружившись молитвою и крестным знамением, смело вышел к ищущим его и, отдавшись им в руки, с радостью пошел к эпарху Акилину, которой в то время находился в Никее7. Когда Акилин, окруженной оруженосцами, начальниками, слугами и множеством людей, воссел на суде, Помпиниан, скриниарий8 большого чина, сказал ему: — Вот юноша из города Апамеи, присланный к твоему величеству, предстоит пред светлым судом твоей власти». Акилин сказал: — Предстоящий пусть скажет нам свое имя, и отечество, и фортуну9. Святой отвечал: — Имя мое — Трифон, отечество мое — селение Кампсада, близ города Апамейска, фортуны же мы не признаем, ибо веруем, что всё совершается по Божию промыслу и неизреченною Его мудростью, а не фортуною, и не зависит ни от течение звезды, ни от случая, как веруете вы. В жизни я руковожусь свободною своею волею, служа единому только Христу. Христос — вера моя, Христос — похвала моя, и венец славы моей. Эпарх на это сказал святому: — Вероятно, ты до нынешнего дня вовсе не слыхал о царском повелении, по которому всякий, кто называет себя христианином, и не покланяется богам, должен умереть злою смертью; итак, образумься и оставь свою льстивую веру, чтобы не быть вверженным в огонь. Но Трифон воскликнул: — О, если бы мне сподобиться чрез огонь и все муки получить кончину за имя Иисуса Христа, Господа моего и Бога! Эпарх продолжал: — Трифон, советую тебе принести жертву богам, ибо вижу, что ты, хотя и молод телом, но имеешь совершенной разум, и я не желаю, чтобы ты умер злою смертью! — Я тогда буду иметь совершенной разум, — отвечал святой, — когда принесу Богу моему совершенное исповедание, и если сохраню неизменною, как многоценное сокровище, благочестивую веру в Него, и сделаюсь жертвою Тому, Кто Сам принес Себя в жертву ради меня. Тогда эпарх, угрожая святому, с гневом вскричал: — Огню предам твое тело, душу же твою укрощу самыми лютыми казнями. — Ты угрожаешь мне огнем угасающим, — отвечал Трифон, — после которого остаётся только пепел, я же вам, неверующим, угрожаю огнём вечным, неугасающим; оставь суетную веру твою и познай истинного Бога, чтобы не раскаяться тебе после, когда впадешь в огонь вечный. Но Акилин, воспламенившись сильнейшим гневом, повелел бить святого, повесив его на дереве. Услыхав это приказание, Трифон сам тотчас снял с себя одежды и с радостью отдал тело свое палачам на истязание. Палачи, повесив его на дереве, со связанными сзади руками, жестоко истязали его в течение трех часов. Но святой мужественно терпел мучение, ни одного крика, ни одного стона не издав за всё время, пока его били. Когда кончили истязать его, Акилин снова обратился к нему с увещанием: — Одумайся, Трифон, оставь свое безумие, обещай поклониться богам, ибо никто из нежелающих повиноваться царскому повелению не может избежать ужасной смерти. Святой дерзновенно отвечал: — И я тебе говорю, что никто, отвергающийся небесного Царя Христа, не может наследовать жизнь вечную, но будет послан в огонь вечный, никогда не угасающий. Эпарх на это сказал: — Нет другого царя небесного, кроме Зевса, сына Сатурнова10, он есть отец и богов и людей, и если кто ему не кланяется, тот не может оставаться в живых; поклонись и ты ему, если хочешь наслаждаться сладостью сей жизни. Тогда святой, желая просветить язычника светом истины и изобличить всю мерзость язычества, сказал Акилину: — Пусть будут подобны твоему богу Зевсу все поклоняющиеся ему и надеющиеся на него; а о нем повествуется, что он был первым пребеззаконным волхвом и пагубным чародеем, отцом всякого нечестие и безбожия, по смерти которого люди, желавшие следовать его злым делам, устроили ему золотых и серебряных идолов, назвав его богом; и сделали это затем, чтобы иметь оправдание и для себя самих в своей нечистоте и беззаконии, дабы никто не укорял их в постыдных делах, потому что и бог их был таков же; подобным образом и другие мерзкие и всезлобные люди были возведены на степень богов своими подражателями11; вы же, веруя в эти древние нечестивые предания и ложные басни, покланяетесь бездушным и немым идолам, забывая о Боге живом, Который небо утвердил, землю основал на водах, и излил воздух; Бог, создавший каждую тварь и давший ей видимой образ, господином над всем поставил человека, созданного после; но человек, по зависти диавольской, прельщенный лукавым змием (Быт., 3 гл.), впал в бесчисленные бедствия; тогда Бог — Слово, умилосердившись над ним, по Своему изволению, Сам благоволил воплотиться, и явился в подобии человеческом, умер на кресте, был погребен, в третий день воскрес, восшел на небеса и сидит одесную Бога Отца, пока не познает Его всё создание; тогда Он опять придет с силою и славою великою, и воздаст каждому по делам его. Он есть Бог богов и Царь царей, и Судия живых и мертвых; а почитаемые вами боги послужат на возжжение огня вечного со всеми поклоняющимися им». После этого эпарх Аквилин, собравшись на охоту, велел захватить и святого Трифона, приказав привязать его к коню и вести за собою. Большие мучения пришлось выносить святому: пальцы ног его отрывались, потому что, при ужасном морозе, ноги его были босы, а конь наступал и давил их своими ногами, — и ступни его растрескались, но мученик, вперив духовный взор к Богу и, пламенея любовью к Нему, ни во что ставил эти мучение, и пел слова Давида: «Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои» (Пс.16:5), и другие: «Утверди стопы мои в слове Твоем и не дай овладеть мною никакому беззаконию» (Пс.118:133). Повторяя вместе с тем и слова святого первомученика архидиакона Стефана: — «Господи, не вмени им греха сего»12 (Деян. 7:60). Возвратившись после охоты, эпарх призвал к себе мученика и сказал ему: — Теперь, несчастный, не надумал ли ты благоразумно принести жертвы богам, или остаешься в своем прежнем безумии? Святой отвечал : — Ты сам, ослепленный диаволом, преисполнен безумия и невежества, потому что не можешь познать Создателя всех и поклониться Ему; а я остаюсь премудрым, не отступая от спасающей меня истины. Эпарх велел отвести святого в темницу; а сам отправился в ближайшие пределы страны, где и оставался некоторое время. По прибытии обратно в Никею, эпарх, явившись в судилище, снова вызвал Трифона и сказал ему: — Не научило ли тебя продолжительное пребывание в узах повиноваться царскому повелению и обратиться к богам? — Бог мой и Господь Иисус Христос, — отвечал святой, — Которому я служу чистым умом, поучая, наставил меня и утвердил меня, дабы я мог неизменно и непоколебимо сохранить веру в Него: посему Ему Единому истинному Царю и Богу, я повинуюсь, и к Нему прибегаю, твою же и царскую гордость я презираю, а от почитаемых вами богов отвращаюсь. Эпарх, сильно озлобясь, вскричал слугам: — Вбейте острые гвозди в ноги его, и, водя по городу, бейте его. Слуги тотчас исполнили приказание мучителя. Святого стали водить, или лучше сказать, влачить по городу, подвергая истязаниям, и он переносил ужасные страдания — как от вбитых в ноги гвоздей, так и от сильного мороза, по случаю суровой зимы. Но великий страдалец, имея пред духовным взором своим Христа, и взирая на будущие воздаяние, всё переносил с великим терпением и радостью; когда же он опять был приведен к эпарху, мучитель, удивляясь такому терпению святого, с великою досадою сказал ему: — До каких же пор, Трифон, ты будешь нечувствителен к мукам, и когда же ты почувствуешь всю ужасную боль мучений? Святой отвечал: — Когда же и ты познаешь силу Христову, во мне пребывающую; когда ты перестанешь, окаянный, искушать Святого Духа? Тогда, пылая сильнейшею злобою, мучитель велел снова повесить его на дереве и нещадно бить железом, а бока его опалять горящими свечами. Всё это слуги исполнили с великим старанием; но внезапно свет небесной осиял святого, а на главу его спустился с неба прекрасной венец; пораженные этим видением мучители от страха пали на землю. Святой же Трифон, ощутив в себе пришедшую свыше помощь, исполнился радости и веселия и, молясь, говорил: — Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты не оставил меня без помощи в руках врагов моих, но защитил меня в день брани и дал мне спасение, и рука Твоя поддержала меня. И ныне молюсь Тебе, Господи, не оставляй меня, утверждая и защищая меня, и сподоби меня беспреткновенно совершить подвиг этот, дабы сподобиться получить венец правды со всеми возлюбившими имя Твое святое, ибо Ты один препрославлен во веки. Аминь. После этого мучитель, приказав развязать связанного святого и призвав его к себе, начал с ласкою увещевать его, говоря: — Трифон, принеси жертву великому Зевсу и поклонись царскому изображению, и я отпущу тебя. Но Трифон, с улыбкою, отвечал: — Если я самому царю оказал презрение и его нечестивыми повелениями пренебрег, то неужели я поклонюсь его бездушному изображению? Этого не будет. О Зевсе же и других ложных богах ты спроси своих же мудрецов, которые скажут тебе о том, какие сочиняются басни об этих богах для покрытия их гнусных дел, прилагая наименование их к другим вещам, назвав небо — Зевсом, воздух — Герою, землю — Церерой, море — Посейдоном, солнце — Аполлоном, луну — Дианою13. Эти же баснотворцы именами богов ваших назвали также различные дурные обычаи и страсти человеческие, измыслив бога гнева и войны — Марса, а блудную страсть назвав Венерою14. И вот вы, оставив Создателя всех Бога, наполнили безумно всю вселенную идолами и тварь предпочли Творцу; и не только сами, будучи лишены здравого разума и совратившись с истинного пути, стремглав падаете в душепагубную пропасть, но и нас стараетесь увлечь туда же, чтобы сделать участниками вашей погибели, но, льстецы, вы не будете иметь никакого успеха! Ибо вы никогда не будете в силах совратить с истинного пути и склонить к вашим идолам надеющихся на истинного и живого Бога. Выслушав эти слова, Акилин удивился такому дерзновению святого и, разгневавшись, приказал бить его без всякого милосердия; воины, взяв святого, истязали его в течение многих часов самым жестоким образом. Наконец, мучитель, видя, что не может поколебать непоколебимого столпа веры и отвратить его от Христа, сделал о нем следующий окончательной приговор: — Трифон Апамейский, противящийся царскому повелению и, после многоразличных мук, не пожелавший принести жертвы богам, должен быть казнен чрез усекновение главы. И тотчас воины, взяв мученика, вывели его из города на место усекновения. Святой же Трифон, став лицом к востоку, обратился к Богу с такою молитвою: — Господи Боже, Царь царствующих, святейший паче всех святых! Благодарю Тебя за то, что Ты сподобил меня совершить сей подвиг без преткновения. И ныне молюсь Тебе: не допусти коснуться меня уловляющей руке лукавого невидимого врага, дабы он не свел меня во глубину погибели, но введи меня в возлюбленные селения вместе со святыми Ангелами Твоими, и соделай меня наследником Твоего вожделенного царствия; приими в мире душу мою, всех же, которые будут воспоминать имя раба Твоего, и в память мою святые жертвы Тебе принесут, услышь с высоты святыни Твоей; и призри на них от святого жилища Твоего, подавая им обильные и нетленные дарования, ибо Ты один благий и щедрый Податель во веки веков». Так молился святой. И вот еще воины не успели усекнуть его главы, как Господь взял его душу; честное же тело Трифона осталось мертвым на земле. Находившиеся в Никее христиане обвили его чистыми плащаницами и умастили ароматами, намереваясь погребсти его у себя в защищение своему городу. Но святой, явившись им в видении, велел перенести мощи его в селение Кампсаду, место родины его, — и повеление его было исполнено15. Так святой Трифон, от юности посвященный Богу, приведший множество людей ко Христу, и исцеливший многих из них от болезней, после великих мучений, принятых за истину, увенчан нетленным венцом от Отца, и Сына, и Святого Духа, Единого в Троице Бога, Которому слава во веки. Аминь16.
Тропарь, глас 4:
Мученик Твой, Господи, Трифон, во страдании своем венец прият нетленный от тебе Бога нашего: имеяй бо крепость Твою, мучителей низложи, сокруши и демонов немощныя дерзости. Того молитвами спаси душы нашя.
Кондак, глас 8:
Троическою твердостию многобожие разрушил еси от конец всеславне, честен во Христе быв, и победив мучителей во Христе Спасителе, венец приял еси мученичества твоего, и дарования божественных исцелений, яко непобедимь. ________________________________________________________________________
1 Фригия — одна из больших областей Малой Азии. Апамея -самый значительный город Фригии, с оживленною торговлей. 2 По греческим евхологиям, однажды молитвою святого Трифона спасены были от голода жители Кампсады, где появившиеся вредные гады и насекомые поедали хлебные злаки, древесные листья и всякую зелень. Святой Трифон, сожалея о бедствии, простер руки свои ко Господу с молитвою, прося Его послать Ангела Своего для поражение вредных насекомых; при этом св. мученик и сам связал их клятвою, чтобы они удалились в места недоступные, назначенные к их обитанию. 3 Великие Минеи-Четьи составлены московским митрополитом Макарием в XVI столетии. Кроме житий святых здесь помещены все книги Священные Писание, множество поучений и разных статей духовного содержания. На основании Макарьевских Миней составлены Минеи-Четьи святого Димитрия Ростовского. 4 Гордиан царствовал от 238 года до 244 года. 5 Филипп (Аравитянин ) царствовал с 244 по 249 г. 6 Декий царствовал с 249 по 251 г. 7 Никея — в древности богатый и цветущий город — Вифиния (в Малой Азии), ныне весьма бедный и малонаселенный. В сем городе происходили I и VII вселенские соборы. 8 Скриниарий — придворной казнохранитель, имевший большую силу при епархе (правителе области), почему ему оказывалось особенное царское доверие и поручались разные ответственные должности. 9 Фортуна — богиня судьбы и счастья у Римлян. 10 Зевс (или Юпитер ) — греко-римский бог, почитавшийся язычниками властителем неба и земли, отцом всех богов и людей. 11 Вообще боги греков и римлян , по их верованию, отличались теми же страстями и преступными наклонностями, как и люди. 12 Память святого первомученика архидиакона Стефана, побитого камнями от евреев, празднуется церковью 27 декабря. 13 Гера (Юнона) почиталась древними греками и римлянами сестрой и женой Зевса, наиболее почитаемой между богинями; считалась богиней земли, покровительницей брака и родов. Церера (или Деметра) — римская и греческая богиня земли и плодородия. Посейдон (Нептун ) почитался братом Зевса и полновластным повелителем морей, рек и всех источников и водовместилищ. Аполлон (Феб ) — один из наиболее почитаемых древними греками и римлянами языческих богов, считавшийся богом солнца и умственного просвещения, а также охранителем закона. Диана (Артемида) — известная языческая богиня у греков и римлян, пользовавшаяся особым поклонением у них; Диана считалась богиней луны и изображалась прекрасной, светлой девой-охотницей. 14 Марс (или Арей) — греко-римский бог войны. Венера — греко-римская богиня красоты и любви. Празднества в честь ее сопровождались проявлениями крайней разнузданности и разврата. 15 Часть мощей святого Трифона хранится в Москве, в церкви его имени, что в Напрудной. Существует предание, имеющее тесную связь с историею этого храма. Однажды на охоте у царя Иоанна Васильевича Грозного, по какой-то оплошности сокольника боярина Трифона Патрикеева, улетел любимый кречет; царь приказал этому сокольнику во что бы то ни стало разыскать кречета в три дня, в противном случае угрожая смертною казнью. Весь лес изъездил сокольник, но поиски не привели ни к чему. Измученный, усталый, он на третий день остановился около Марьиной рощи (в Напрудной слободе) и от сильного изнеможения заснул крепким сном под деревом. Перед этим Патрикеев усердно молился о помощи святому мученику Трифону, которого, по самому имени своему, считал покровителем и надежнейшим руководителем. И видит сокольничий дивный сон: предстал пред ним благолепный юноша на белом коне и держит на руке царского кречета. «Возьми, — говорит, — пропавшую твою птицу, поезжай с Богом к царю и не печалься». Проснулся сокольник и видит — на руке у него действительно сидит царский кречет, которого он и отвёз к Грозному, причем рассказал ему и свое видение. Прежний гнев государя и угрожавшее сокольничему страшное бедствие заменились милостями царскими, и благочестивый боярин Трифон Патрикеев, в благодарность пред Богом и пред угодником Божиим святым мучеником Трифоном за спасение своей жизни, немедленно построил сперва часовню на том месте, где нашел своего сокола, а потом, как говорят, при содействии даже самого государя, соорудил близ этой часовни и каменную церковь во имя святого мученика Трифона, на том самом месте, где совершилось вышеописанное явление ему сего святого мученика. 16 В Большом Требнике (гл. 60) помещен «Чин бываемый на нивах, или винограде или вертограде, если случится повредиться от гадов, или иных видов». Этот «Чин» совершается в том случае, если появится «вред и тщету нивам, виноградам, садам же и вертоградам наносящие» «многовиднии звери, черви, гусеницы, хрущи и саранча, мыши, щуры и критицы, и различные роды мух и мушиц » и проч. В указанном «Чине» говорится: «подобает быть литургии и вжигати кандило святого Трифона, или св. Евстафия или св. Иулиана Ливийского, или и обоих», и после литургии «взять елей от кандил, и воду св. Богоявления и кропить крестообразно «на ниву или виноград или вертоград, глаголя молитвы». В том же «Чине» находится «заклинание святого мученика Трифона», составленное от лица этого св. угодника. Веруя, что святой Трифон, при жизни отгонявший «единым только пришествием своим духов лукавствия» и своими молитвами отвращавший общественные бедствия, — и по блаженном успении своем не оставляет помощью тех, которые прибегают к нему, упомянутое «заклинание» вредных для растительного царства насекомых и гадов и произносится от лица святого Трифона, как такого угодника Божия, который имеет великую славу у Бога и может с большим дерзновением повелеть им именем Господа «отойти от места и окрест пределов рабов Божиих».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *