Тринитарные споры представляли собой полемику по вопросу

Тринитарные споры

Главная страница -> Т -> Тринитарные споры

Тринитарные споры, дискуссия в раннем христианстве по вопросу о Святой Троице и о природе Иисуса Христа.

Согласно появившемуся во 2 в. учению о Святой Троице Бог существует в 3 ипостасях (лицах): Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. Споры шли о том, как они связаны друг с другом. Ариане утверждали: Сын сотворён Отцом, до этого его не было, он стоит ниже Отца. Споры сторонников и противников этой точки зрения вызвали раскол в Церкви и угрожали единству Римской империи. Созванный Константином I Великим 1-й Никейский Вселенский собор (325) осудил арианство и принял Символ веры (изложение христианских догматов, в т. ч. догмата о Святой Троице). Термин «единосущный» Символа веры противники арианства трактовали как указание на то, что Иисус Христос — истинный Бог и равен Богу Отцу.

Вопрос о соотношении человеческого и божественного начал Христа решали 1-й Константинопольский (381), Эфесский (431) и Халкидонский вселенские соборы (451). Принятой на последнем формулы вероисповедания придерживаются Римско-католическая, Православная, Англиканская, многие протестантские церкви: Христос единосущен (тождествен по сущности) Отцу и обладает той же сущностью, что и люди, он — всецело Бог и всецело человек; его божественная и человеческая природы соединены так, что не могут быть разделены на 2 лица.

Ряд восточных Церквей приняли Никейский Символ веры, но не приняли постановления Халкидонского собора. Армянские, египетские (коптские), эфиопские, сирийские христиане выдвигают на первый план божественную природу Христа.

Тринитарные споры. Эль Греко. Троица.

Православие. Том 1: Тринитарные споры

Период с IV по VIII век характеризуется стремительным распространением христианства на Востоке и Западе, превращением его в крупнейшую мировую религию, расцветом христианского богословия, возникновением и развитием монашеского движения, расцветом церковного искусства. В то же время это был период ожесточенной борьбы с ересями и многочисленных церковных расколов.

Новая эпоха в истории Церкви началась в 313 году, когда император Константин издал Миланский эдикт, по которому христиане империи уравнивались в правах с представителями других религий. Для Константина признание христианства было духовным и политическим выбором: он, по-видимому, угадал в христианстве духовно-нравственную силу, способную сплотить население империи. При содействии Константина христианство в течение двух десятилетий после Миланского эдикта превратилось в привилегированную религию. Сам Константин, впрочем, принял крещение лишь в 337 году, находясь на смертном одре. До конца жизни он сохранял традиционное со времен языческой империи звание «верховного жреца» (pontifex maximus), которое, однако, было переосмыслено христианами как указывающее на божественное избранничество императора и его роль земного защитника и покровителя христианской Церкви.

Значение Миланского эдикта в истории христианства невозможно переоценить. Впервые после почти трехсот лет гонений христиане получили право на легальное существование и открытое исповедание своей веры. Если раньше они были изгоями общества, то теперь они могли участвовать в общественной жизни, занимать государственные посты. Церковь получила право на приобретение недвижимости, строительство храмов, благотворительную и просветительскую деятельность. Изменение положения Церкви было столь радикальным, что Церковь навсегда сохранила благодарную память о Константине, провозгласив его святым и равноапостольным.Сразу же после легализации христианства Церковь начали потрясать новые расколы и ереси. Донатистский раскол возник в Африканской Церкви после того, как часть христиан отказалась признавать законным избрание Карфагенского епископа Цецил-лиана. На место последнего нумидийские епископы рукоположили Доната, который и возглавил партию недовольных. Учение дона-тистов характеризовал крайний ригоризм: они, например, считали недопустимым принимать покаяние от лиц, отрекшихся от веры во время гонения, и ставили действенность Таинств в зависимость от нравственного состояния священнослужителя. Донатизм был осужден на церковных Соборах в Риме (313) и Арле (314). однако донатисты подали апелляцию императору Константину. В 316 году император вызвал донатистов на суд, и вновь их учение было осуждено. После того как донатисты не подчинились решению церковной и светской власти, Константин приказал отобрать у них церкви и имущество, а главарей отправить в ссылку. Это было первое открытое вмешательство императора в сугубо церковный спор. Несмотря на репрессивные меры, предпринимавшиеся периодически в течение всего IV века и в первой четверти V века, донатизм просуществовал вплоть до VII века.

В начале IV века в Александрии возникла ересь Ария (256-336), пресвитера, утверждавшего, что только Бог Отец вечен и безначален, а Сын родился во времени и не совечен Отцу. «Было (время), когда не было Сына», — подчеркивал Арий, доказывая, что Сын является одним из творений Божиих, всецело отличным от Отца и не подобным Ему по сущности. Учение Ария было осуждено на церковном Соборе в Александрии около 320 года, однако ересь начала распространяться за пределы Александрии и вскоре достигла Константинополя. В 325 году император Константин созвал в Никее I Вселенский Собор, в котором приняло участие 318 епископов. Значение этого Собора заключается не только в том, что это было первое после окончания эпохи гонений столь представительное собрание епископов, но прежде всего в том, что на этом Соборе вера в Святую Троицу была сформулирована в тех терминах, в которых она сохранилась в христианской Церкви на все последующие века. Символ веры Никейского Собора, начинающийся словами «Верую во единого Бога» и содержащий изложение православной триадологии, стал классическим выражением веры Церкви.

После Никейского Собора 325 года арианство не прекратилось. Наоборот, вторая и третья четверти IV века были временем распространения арианства и гонений на его противников, главным из которых был святитель Афанасий, епископ Александрийский (ок.296-373). Четыре раза этот исповедник Православия, возглавлявший Церковь Александрии, лишался своего престола и отправлялся в изгнание, где занимался написанием сочинений против арианской ереси. Арианам потворствовала гражданская власть в лице императора Константина, в последние годы своей жизни ставшего на их сторону, а также при его преемнике Констанции и при Валенте, императоре восточной части Римской империи.

В третьей четверти IV века главным экспонентом возрожденного арианства был Евномий, епископ Кизический, говоривший о «нерожденности» Отца как Его основном сущностном признаке и об «инаковости» Сына, Который не является нерожденным и, следовательно, не имеет никакого участия в Божестве. Сын, по Евно-мию, не произошел из сущности Отца, но сотворен Отцом: Он есть «порождение и творение» Отца, созданное из небытия. Опровержению этой ереси посвятили свои писания три «Великих Каппадокийца» — Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский, настаивавшие, вслед за Афанасием Александрийским и никей-скими отцами, на единосущии и равенстве Отца, Сына и Святого Духа. Одной из заслуг Великих Каппадокийцев стала выработка той терминологии, которая помогла четко сформулировать единство и различия в Троице. В качестве ключевого был избран термин «ипостась», которым Каппадокийцы обозначали личностное существование, в отличие от «сущности» — термина, которым обозначили онтологическую общность. Отец, Сын и Святой Дух суть три Ипостаси, равные и единосущные одна другой, то есть имеющие одну и ту же Божественную сущность.

Вторичное и окончательное осуждение арианства последовало на II Вселенском Соборе. Однако прежде чем говорить о нем, необходимо сказать о ереси Аполлинария Лаодикийского, осужденной на Соборе в Александрии в 362 году. Аполлинарий следовал Никейскому Собору в исповедании Божества Сына, однако считал, что человеческая природа Сына не могла быть совершенной, так как две совершенные природы — одна неизменяемая (Божественная), другая изменяемая (человеческая) — не могли соединиться в одном Лице. На основе классического деления человеческого естества на ум, душу и тело Аполлинарий утверждал, что у Христа не было человеческого ума, вместо которого был Божественный Логос. Учение Аполлинария предшествовало христо-логическим спорам V века.

Следует также упомянуть о попытке возрождения язычества императором Юлианом Отступником (331/332-363). Воспитанный в христианской вере, крещенный в юности и даже посвященный в степень чтеца, Юлиан тайно симпатизировал язычеству. Придя к власти в 361 году, он сделал свои симпатии явными и поставил целью восстановление язычества в качестве господствующей религии. В его планы не входило открытое и массовое гонение на Церковь, подобное тем, какие имели место в доконстантиновскую эпоху: христианская Церковь стала достаточно крепкой, многочисленной и влиятельной, чтобы с ней можно было вступить в открытую борьбу. Юлиан избрал более прикровенную тактику.

Летом 362 года он издал Эдикт об учителях, целью которого было возбранить христианам преподавание в университетах и школах. Эдикт ставил своей целью нанесение удара по христианской интеллигенции, которая была все еще достаточно малочисленной. Трудно предположить, как бы развернулась деятельность Юлиана, если бы после непродолжительного царствования он не погиб в ходе военной кампании против персов.

Правление Юлиана стало последней в истории Римской империи попыткой реванша язычества. При Валенте, покровительствовавшем арианству, язычество вновь отступило на второй план, а император Феодосий Великий (347-395) нанес по нему решающий удар, объявив его в 380 году вне закона и сделав христианство обязательной верой. В 381 году Феодосий созвал в Константинополе II Вселенский Собор, на котором было вновь осуждено арианство, а также ряд других ересей, в том числе монтанизм, аполлинарианство и савеллианство.

Осуждены были также «духоборцы», или македониане (по имени епископа Константинопольского Македония), учившие, что Святой Дух не равен Отцу и Сыну и не является Богом. В период, предшествовавший Собору, учение о Святом Духе было предметом разногласия не только между арианами и защитниками Ни-кейской веры, но и в среде последних. Василий Великий, например, из осторожности избегал называть Святого Духа Богом, за что его упрекал Григорий Богослов. Сам Григорий с ревностью защищал учение о Божестве Святого Духа на II Вселенском Соборе и после его окончания. Отцы II Собора существенно расширили Никейский Символ веры, заменив лаконичное «И в Духа Святого» на: «И в Духа Святого, Господа Животворящего, от Отца исходящего, с Отцом и Сыном поклоняемого и славимого, вещавшего через пророков». Отвергнув ересь духоборцев, участники Собора признали Духа равным Отцу и Сыну.

Тринитарная формула

Христианский щит Троицы (англ.)русск. или щит веры — символ веры в Троицу единую и неделимую Произношение тринитарной формулы на латыни, завершаемое словом «аминь».

Тринита́рная фо́рмула или формула Троицы — богословская фраза «во имя (Господа) Отца и Сына и Святого Духа» (греч. εἰς τὸ ὄνομα τοῦ Πατρὸς καὶ τοῦ Υἱοῦ καὶ τοῦ Ἁγίου Πνεύματος, eis to onoma tou Patros kai tou Huiou kai tou Hagiou Pneumatos; лат. in nomine (Domini) Patris et Filii et Spiritus Sancti) или слова подобного характера, называющие вместе три ипостаси Святой Троицы — Бога Отца, Бога Сына и Святого Духа.

Этот символ веры также называется крещальной формулой, — используемой при обряде крещения. А. В. Мень отмечает, что «она, по-видимому, употреблялась в первохристианский период при совершении таинства крещения».

Полная тринитарная формула встречается в Новом завете лишь один раз, — в Евангелии от Матфея: «Научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28:19). В то же время А. В. Мень отмечает: «Апостол Павел свидетельствует о существовании тринитарного учения в раннехристианских общинах формулой своего благословения: „Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами“ (2Кор. 13:13). Эта формула, при сохранении изначального монотеизма („Господь один“, 1Кор. 12:5) указывает на антиномический характер тринитарного учения. Важнейшим указанием на это учение являются слова в 1Ин. 5:7−8: „Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном“. Хотя приведённые слова находятся только в поздних рукописях (древнейшая из них — 9 в., а наиболее ранняя цитация текста относится к 4 в.), они приняты в церковный канон как боговдохновенные. Толкования их неоднозначны; но поскольку „дух, вода и кровь“, по-видимому, обозначают тварный мир (быть может, человека), неживую природу и жизнь, то слова послания учат об отражении в земном, тварном бытии Бытия Божественного, Триипостасного.»

Примечания

  1. Пархоменко К. Таинство вхождения в церковь. — СПб.: Изд. дом Нева, 2002. — С. 116.
  2. Тринитарная формула // Мак-Ким Дональд К. Вестминстерский словарь теологических терминов. — М.: «Республика», 2004.
  3. 1 2 3 Мень, 2002.
  4. Крывелёв, 1966, с. 90.

Литература

  • Крывелёв И. А. Как критиковали Библию в старину. — М.: Наука, 1966. — 167 с.
  • Лозинский С. Г. История папства. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — С. 34. — 590 с.
  • Тринитарное учение в Библии // Мень А. В. Библиологический словарь: В 3 т.. — М.: Фонд имени Александра Меня, 2002. — Т. 3: Р—Я. — 528 с.
  • Титов В. Е. Православие. — М.: Политиздат, 1967.
  • Ткаченко А. А. Дидахе // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2007. — Т. XIV. — С. 666-675. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-024-0.

См. также

  • Троица
  • Филиокве

Тринитарные споры в свете философии

Богословский термин «троица» и его процесс оформления в официальный догмат – самый важный и фундаментальный в истории средневекового христианства.

Он отражает религиозное учение о трёх личностях (лицах) единосущного Бога.

Феофил Антиохийский первым упомянул этот термин во $2$ веке.

Согласно догмату о троице, который заключён в никейском символе веры,

  • Бог отец: не рождённый и ни от кого не происходящий.
  • Бог Сын: рождённый от Бога Отца,
  • Святой Дух: исходящий от Бога Отца.

Всё три личности соотносятся в единстве. Все они равноценны и равноправны, но различны между собой.

Самый актуальный и острый вопрос касался непосредственно природы личности Бога.

Свой исток догмат о Троице берёт в работе Иустина Философа. Перед богословами и теологами становится непростая проблема соотнести Искупителя Христа, его божественную природу, как воплощение сына Божьего, с учением об абсолютном единстве Бога.

Замечание 1

От представления единоличностного Бога религия начала стремиться к тринитарной форме Бога. Последователи этого направления полагали Бога, состоящего из трёх ипостасей:

  • Бог-отец,
  • Бог-сын
  • Бог-святой дух.

Но при этом отрицалась полнота божественности в лице Бога-сына.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

В $2$ и $3$ столетии ранние христиане полностью принимали единство Бога и божественность Христа, рассуждая в тринитарной категории. Теолог Савелий, представитель данного направления, полагал, что отец, сын и святой дух есть возможности выражения, способы проявления одного Бога, и никаким образом не являлись личностями, а Иисус был ни чем иным как телесным воплощением неделимого Бога. Это течение имело название модализма и являлось значительным соперником тринитарной концепции в $188$ по $300$ года.

К концу $3$ века начинается процесс разделения Бога на личности и их отличительные качества. Но сложность состояла в том, что характер этого деления был совершенно не истолкован и не сформирован.

Апологеты и авторитетные теологи мыслили Иисуса не иначе как Логос, слово, и рассматривали этот логос как вторую божественную личность, которая подчинялась Богу-отцу. Обе личности назывались Богом, но не являлись идентичными и равными друг другу.

Ведущими представителями данной идеи были Тертуллиан и Ориген. В конечном итоге, на Вселенских соборах, их учение было осуждено, а самих авторов признали еретиками. В своих работах они полемизировали на тему трёх Божественных личностей, которые были не равны Богу отцу. Они достаточно плотно подошли к проблеме тринитарства. Тертуллиан говорил, что три личности имели одну сущность. Ориген полагал, что Отец и Сын являются совечными.

Большой резонанс в религиозное сообщество внесло учения Ария по данному вопросу.

Арий полагал Христа творением Бога-Отца, которое не имеет статуса Бога, но является непосредственно божественным творением. Сын не единосущен Богу-Отцу.

Арий утверждал, что Иисус-Логос, не рождён от отца, а является его первым творением, но так был уподоблен Творцу, что был признан им в качестве сына.

На соборе, созванном епископом Александром , Арий был осуждён и отлучён от церкви.

Но вопрос был настолько велик, что вверг в смуту всё христианское сообщество. Правивший в то время император Константин был вынужден решать разгоревшиеся споры в государстве, что привело к собранию первого Вселенского Собора в Никее (Малая Азия) в $325$ году.

На нём был разработан и подписан символ веры, одобренный императором:

Замечание 2

Сын есть «Бог от Бога, Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного, рожденный, несотворенный, единосущный Отцу».

С момента осуждения Ария вопрос о сущности Бога был разрешён. Но спор был не закончен. Последователи Ария, которые преследовали его идеи, сформировали движение — арианство, которое было самым мощным еретическим движением в истории христианской религии. Весь Восток был подвержен влиянию Арианства. Западная часть под эгидой папы придерживалась никейского символа веры.

Афанасий, епископ Александрийский, является символом борьбы с арианской ересью. Он занимал самоотверженную позицию в поддержке истинности и чистоты христианского учения. Спад влияния арианства начался с расколов внутри самого движения, что способствовало укреплению никейской линии. Одни ариане учили, что Христос не равен Богу, другие же говорили о некотором подобии (полуариане).

В сформировавшемся Никео-Константинопольском Символе Веры утверждается, что Дух Святой исходит «от Отца и Сына». Но этот принцип «filioque» («и от Сына») не был изначален, а был введен лишь в $589$ г. на Соборе в Толедо. До этого момента указывали только то, что Дух Святой исходит от Отца, не смотря на то, что вера говорит, что Дух Святой исходит из истока любви между Богом-Отцом и Богом-Сыном. Прибавление положения, что Дух Святой исходит от Отца и Сына, только проясняет эту веру.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *