Целомудрие в браке

Об этой проблеме чаще говорят, как о проблеме мальчиков-подростков и молодых мужчин, как будто с ней сталкивается только сильный пол. Между тем, она не в меньшей степени касается и молодых девушек и женщин, так как христианское учение о браке и целомудрие предполагает полное воздержание до брака для обоих полов. Трудности же, связанные с соблюдением седьмой заповеди во всей ее полноте, свойственны мужчинам и женщинам в равной степени.
Сразу оговорюсь, что могу говорить только о своем опыте, и схожем опыте моих ровесниц — о том, как эта проблема проявляется в жизни православных христианок, которые пришли в Церковь либо взрослыми, либо в подростковом возрасте, и не имели опыта воспитания в христианской семье с младенчества.

Неофитская юность
Итак, представим себе неофитку, которой примерно 18 лет, плюс-минус пару лет. Выпускницу школы или студентку первого-второго курса. Предположим, у нее еще не было опыта сексуальных отношений с мужчиной. Тем или иным путем она приходит в Церковь, начинает постигать азы церковной жизни, и узнает, что до брака их и не должно быть. Это воспринимается совершенно нормально, естественно и даже с энтузиазмом. Подростковые эксперименты с порнографией в том или ином ее виде, та же мастурбация, поцелуи и объятия с мальчиками (а то и с девочками), изучение границ собственной свеженародившейся сексуальности остаются в прошлом и отбрасываются как нечто несомненно греховное. Девушка с энтузиазмом начинает постигать открывшийся новый мир духовной жизни и околоцерковной субкультуры. Посты по уставу, юбка в пол, паломничества, акафисты, чтение богословской и аскетической литературы, подчас довольно сложной по содержанию, напряженный поиск ответов на вопросы духовной жизни, поиск своего прихода и духовника — все это занимает немало сил и времени. Грехи против седьмой заповеди, чаще всего, ограничиваются тем, что книжки по подготовке к исповеди квалифицируют как «блудные помыслы”, да и подавляются они небольшим волевым усилием. И вот, несколько лет такая девушка-неофитка живет легко, не зная ни о каких проблемах и скорбях, связанных с телесностью и полом, кроме, разве что «обыкновенного женского”.
При этом, если речь идет не об асексуалках и не о девушках монашеского склада, настроенных на совсем иной путь, почти каждая такая девушка-неофитка мечтает о замужестве по любви, да и подружки с прихода одна за другой создают семьи. Брак и семейные отношения, конечно же, видятся в весьма романтическом розовом свете. Голова наполнена штампами и лозунгами из православных книжек про семью типа «Один раз и на всю жизнь” — брак прежде всего для спасения, страстная влюбленность в жениха/невесту нежелательна, целомудрие и воздержанность в христианском браке обязательны. В любом случае, насколько бы романтичной девушка ни была, сексуальная сторона в мечтах о Настоящем Православном Браке занимает в лучшем случае третье, а то и четвертое место.
Кризис: новый взгляд на сексуальность
Таким образом, проходит года два-три, а может быть, и больше. Потом накал неофитства спадает, призывающая благодать Божия постепенно отходит, и уже не совсем неофитка постепенно начинает видеть себя, свою духовную жизнь и внутреннее состояние более реалистично. Многие через несколько лет после начала церковной жизни проходят через кризис и переосмысление всего, что казалось важным ранее. Примерно в это же время происходит выпуск из института, образ жизни начинает упорядочиваться, и вот тут собственный организм подкладывает подлянку.
Тут я опять должна оговориться, что могу говорить только о личном опыте, который у женщин с меньшим сексуальным темпераментом может быть совершенно другим и даже противоположный моему. Дело в том, что лет до двадцати пяти — и тоже плюс-минус год — не думать о сексе довольно легко. Во-первых, высшее образование, особенно, если оно сопряжено с работой, отнимает довольно много сил и времени, как и активная церковная жизнь. А затем организм определенным образом перестраивается — мне сложно описать это в медицинских терминах, но суть сводится к тому, что тщательно отбрасываемое многие годы в сторону либидо возвращается и предъявляет свои права на тебя. Ты, конечно, думаешь, что за годы в Церкви накопила какой-никакой аскетический опыт противостояния подобным соблазнам, но и тут ждет разочарование — вся аскеза прошлых лет оказывается пшиком. «И сие не от нас, Божий дар”. Нет ни сил, ни мотивации поститься до истощения плоти, читать Псалтирь целыми кафизмами, паломничества и приходские мероприятия уже не доставляют такой радости. Зато в определенного рода мыслях, эмоциях, ощущениях, кроется удовольствие, по силе несопоставимое с тем, что ты чувствовала лет в 14-15, на пороге сексуальной зрелости. Ну а от мыслей недалеко до изображений и видео, а там и до действий, в прямом смысле, рукой подать. Вот и получается, «словом, делом, помышлением”. Во-вторых, ты начинаешь понимать, что сексуальные отношения для брака чрезвычайно важны, и как глупо выглядела твоя неофитская гордынька, когда ты про себя фыркала, читая анонимные интернет-признания православных христианок, мол, помолитесь, сестры, живу одна, тяжело без отношений и секса.
Хорошо, если в этот момент в твоей жизни появится мужчина, с которым ты сможешь построить отношения и создать семью и реализовать все то, что зреет в голове и требуется телу. А если нет? Тогда ты — грешница, потому что христианки не смотрят порно, не возбуждаются от постельных сцен в книгах и фильмах, и не занимаются самоудовлетворением. Ну а если уж это случилось — тогда каются в этом на исповеди и стараются не повторять.
Позорное падение
После каждого «падения” ты испытываешь жгучий стыд, уныние, чувство отпадения от Бога, чувство вины, чувствуешь, что предала «первую любовь свою” ради постыдного животного наслаждения. Мысли преследуют такие: да тебе и на иконы-то взглянуть нельзя! И молиться стыдно! И в храме стоять рядом с чистыми и целомудренными! И никакой любви и мужа у тебя не будет, потому что мужей дают только правильным и живущим беспорочно девицам!
Понятно, что это мысли от лукавого, который сначала искушает тебя сладостью греха, а потом старается ввергнуть в уныние. На исповедь с этим идти страшно — во-первых, стыдно, невыносимо стыдно признавать, что у тебя есть тело, а у тела — инстинкты, желания, потребности и гормоны, во-вторых — пусть священник только свидетель, который многажды слышал подобное, он был и остается мужчиной. Иногда даже избегаешь исповеди у духовника/исповедника, потому что не хочется предстать в неприглядном виде перед человеком, которого уважаешь и любишь. Не очень христианские мысли, но очень человеческие, куда деваться. Хорошо, если на исповеди батюшка попадется добрый, понимающий и тактичный — не будет выспрашивать подробности, поддержит и найдет нужные слова, а то и просто промолчит. А если нет? Не каждая найдет в себе силы одернуть священника, который грубит, унижает или садистски выспрашивает мельчайшие детали. Конечно, с годами церковной жизни нарастает кое-какая «шкурка” и вероятность травмы становится меньше, но до конца не исчезает никогда.
Почему же рукоблудие грех?
В какой-то момент я задумалась о том, а почему собственно, мастурбация считается грехом у православных, католиков, и когда-то считалась у традиционных протестантов. Строго говоря, седьмая заповедь запрещает только секс вне брака и измену супругу, слово «малакия” в известном отрывке у ап. Павла можно трактовать и как пассивный гомосексуализм. Да, про епитимьи за самоудовлетворение много говорится в так называемых, исповедных грамотах — списках грехов, распространенных на Руси в средние века и в более позднюю эпоху, не говоря уже о современной литературе на тему. Но это не является ни богословским, ни строго каноническим обоснованием того, что в самоудовлетворении нужно каяться.
Тогда поговорим о том, как я лично это вижу. Тело — со всеми его особенностями — дар Божий. Нет греха в том, чтобы хотеть есть, пить, спать, заниматься сексом, получать наслаждение от себя и любимого человека (в законном браке, конечно). Проблема в том, что наша природа повреждена первородным грехом и он искажает любые наши желания. То, что человеку, живущему без секса, периодически требуется разрядка — совершенно нормально. Искажение начинает проявляться в том, что все это сопровождает — мысли, фантазии, тайные желания, те же порнокартинки и видео. Страсть блуда проявляется прежде всего здесь и может основательно отравить существование. Именно в этом я вижу грех как предательство радости жизни с Богом и в послушании Ему, лишение самого себя покоя и «довольства совести”.
Что делать, если хочешь от этого избавиться?
Прежде всего, надо быть честной с самой собой. Да, свою природу нельзя победить, загнать в темный чулан и запереть там, а либидо нельзя завязать в узелок, если только женщина не готова бросить все, уйти в пустыню и жить там полвека под открытым небом, а это подвиг, мало кому доступный.
Второе — необходимо понять, почему ты не можешь бросить рукоблудие, несмотря на уныние, чувство отпадения от Бога, необходимость исповедовать это. Лично от меня это понимание потребовало определенного мужества, и я выделила несколько причин.
1. Это доставляет удовольствие, а всякое удовольствие хочется повторить, со временем его начинает хотеться все больше.
2. В жизни не хватает ярких эмоций и впечатлений, мозгу не хватает эндрофинов.
3. Страх, что это единственные сексуальные переживания, которые будут доступны мне в жизни, если я так не встречу своего мужчину и проживу жизнь старой девой.
4. Страх перед мужчинами и отношениями с ними, который замыкает мою сексуальность на себя, вместо того, чтобы обратить ее на подходящего человека.
Разумеется. причины у всех будут разные, я привела только несколько примеров из собственного опыта. После этого честного разговора с самой собой, можно перейти к разговору о том, как бороться с блудной страстью в себе, не отрицая своей телесности, не унижая своей природы и не впадая в бездну уныния.
1. Род сей изгоняется молитвою и постом. Конечно, речь идет не о постнических подвигах из патериков, но соблюдение уставных постов и регулярная искренняя молитва — в том числе и о том, чтобы удерживаться от того ,что считаешь неправильным — могут дать гораздо больше, чем кажется спустя N лет церковной жизни, когда ты вроде бы уже «все знаешь”.
2.»Следи за собой, будь осторожен”. Это тоже аскетический метод, в котором как раз могут помочь прочитанные в неофитской юности книги по христианской аскетике. Коль скоро мы уже не совсем младенцы во Христе, у нас есть и разум и совесть, и умение следить за своими мыслями и чувствами, замечать, где граница, за которой ты не сможешь себя контролировать, и стараться не подходить к ней близко, но не одними запретами, а положительными действиям, чем-то, что приносит радость и занимает ум и душу.
3. Движение. В одной из публикаций на тему конфликта религиозности и сексуальности говорилось, что в юном возрасте занятия спортом не уменьшают либидо, а только увеличивают. Что ж, наверное, это справедливо для шестнадцатилетних мальчиков. Но, говоря о молодых девушках за двадцать, любая регулярная нагрузка — даже обычная утренняя зарядка — помогает сбросить напряжение, дает телу новые ощущения. Сюда же любой вид активности на свежем воздухе, от прогулок до прыжков с парашютом, кому что по вкусу и кошельку.
4.Творчество. Вопрос, можно ли сублимировать сексуальную энергию в тексты, остается спорным, но любой творческий процесс, вне зависимости от того, чем заниматься и каков будет результат, требует душевных сил и времени, а в случае успеха — еще и положительные эмоции. Это помогает думать о разном, не зацикливаясь только на своей сексуальной жизни или ее отсутствии и бороться с бедностью эмоциональной жизни.
5.Танцы. Лучше всего — парные. Как правило, одинокая молодая женщина, живущая в воздержании, испытывает сильный тактильный голод. Тесный физический контакт с родными и близкими ушел вместе с детством, встречи с друзьями не настолько часты, и вот тут кроется опасность — при недостатке сексуальных переживаний любое, даже абсолютно нейтральное прикосновение может запустить цепочку совершенно лишних и смущающих реакций, а если до бесконечности в себе все подавлять и не давать выхода, то можно сойти с ума, как героиня фильма «Пианистка”. В современной православной литературе немало сказано о греховности танцев — не всех вообще, к счастью, а определенных видов, предполагающих тесный физический контакт между партнерами. Так это или нет, заниматься ли, к примеру, танго или кизомбой — это каждый решает для себя сам. Но то, что парные танцы это выход энергии, положительные эмоции и возможность получить те самые тактильные ощущения в безопасной контролируемой ситуации — это факт.
6. Если помимо всего прочего присутствует страсть, а то и зависимость от порнографии (и такое встречается), то каждый раз, нажимая значок PLAY, хорошо бы напоминать себе, что это тяжелый, вредный для здоровья и унизительный труд, что эти мужчины и женщины изображают страсть и занимаются сексом за деньги перед камерой, продают свои тела, попирают свое человеческое достоинство, а значит, и зритель делает с ними и с самим собой то же самое.
7.Чувства. Один самых лучших способов бороться со страстью блуда — это влюбиться. Да-да, именно так. Во-первых, само по себе чувство — колоссальный положительный ресурс, глоток свежего воздуха, дающий ощущение, что ты живешь, а не существуешь. Во-вторых, проживание собственных эмоций опять-таки занимает мысли и время, не давая сконцентрироваться только на одном, хотя и очень важном, аспекте жизни. В-третьих, если это чувство окажется взаимным, то это замечательная возможность обратить свою сексуальность на любимого, а не изливать ее в пустоту и не превращать в яд, отравляющий твою жизнь. Но даже если влюбленность не будет взаимной — все равно, первые два пункта отлично работают.
И последнее, о чем мне хотелось бы сказать, а точнее напомнить устами великого христианского апологета ХХ век К. С. Льюиса в его притче «Расторжение брака”: «Похоть жалка и худосочна перед силой и радостью желания, которое встанет из ее праха”.
Читайте также: «Мое прекрасное чувство» Вальтера Тробиша — переписку христианского пастора и его жены с 17-летней девушкой, которая не может справиться со своей сексуальностью. Понимание, объяснения, что происходит, советы, как справиться.


В любом обществе, даже в современном, понятие «девичей чести» и «чистоты» все еще остается актуальным для многих людей. Как и большинство других аспектов сексуальной жизни — целомудрие и верность женщины несло в себе гендерную ассиметрию, на основании которой мужчина вставал в доминирующую позицию. Рассмотрим позорящие наказания для девушек — то, что ставило под контроль женскую сексуальность. См. также: Русские женщины в национальных костюмах

Упоминания о позорящих наказаниях для девушек впервые можно найти в русских источниках не ранее конца XV-начала XVI в. По всей видимости, вначале они касались лишь представительниц зажиточных слоев в центральной части России, но постепенно распространились более широко. Мы узнаем, насколько широко они распространялись, как долго существовали и как связанны они с современностью.


Как и в стародавние времена, в XIX в. небезупречное поведение девушки считалось прегрешением меньшим, нежели измена замужней женщины.

Ответственность за лишение девственности возлагалась на нее саму: «уступчивость» считалась простительной, если допускалась связь с мужчиной более высокого статуса (к ним относились даже волостные писари, не говоря уже о купцах), более богатого, и казалась особо предосудительной, если девушка уступала бедному, «польщалась на мужика». Богатство, высокий социальный статус были объяснимыми мотивами, заставлявшими девушку «грешить». Ситуация же, когда девушка «спутывалась по любви», была совершенно неизвинительной и приписывалась особой развращенности согрешившей.

Зачинщиком устыдительной кары часто бывал брошенный девушкой парень, обиженный невниманием сосед; он и ставил на обсуждение сельского схода «дело об обиде». В сообщениях о штрафах, налагавшихся сходом на родителей (его могли взять и алкоголем), ничего не говорилось о способах проверки «честности» девушек, если это не был вопрос о свадебном ритуале. Очень часто вначале пускали слух о нечестности, затем обсуждали на сходе — само привлечение внимания к физическому состоянию девушки уже было «срамом».

Рассматривать позорящие наказания будем в зависимости от территории проживания. На юге было с этим строго, а север проще относился к таким вещам.

В Литве и в Малороссии (сейчас частично Украина) был обычай наказывать девиц, выходящих замуж не девственницами, сажанием при дверях церкви на железную цепь (куницу, «в кандалы»). Народный свадебный ритуал включал там прилюдную демонстрацию рубашки невесты, а иногда — даже ее появление перед гостями в рубашке с кровяными пятнами, и в ней она должна была вымести пол с остатками разбитых в ее честь склянок. Брачную рубашку выносили и, показав, вместе с чаркой вина и благопожеланиями отдавали родителям девушки.

Девственность или ее отсутствие следовало обнаружить рано в понедельник или же ночью с воскресенья на понедельник во время свадебного пира. Ритуал совершали перед разрезанием жаркого, «а без того не разрезывали его». Основным знаком, свидетельствующим, что жених нашел невесту девственницей (если не выносилась рубашка), было битье посуды, стаканов, бокалов — символ благополучного нарушения целостности главного девичьего «сокровища». Свадьба без битья посуды считалась «невеселой» и означала начало опозорения.

В Калужской губернии был и обратный обычай. Там молодому положено было бить посуду, «ломать и грызть» ложки в знак разочарования «несохранностью» невесты. Отсутствие девственности могли осуждать только новобрачный и его род, причем особое право имели женщины мужниного рода — мать и сестры мужа, невестки. Избиение молодым своей жены нагайкой за несохранение девственности описано в литературе XIX в., но нет данных о распространенности, скорее типичным было сокрытие молодоженом провинности его избранницы.

В Черкасском уезде Киевской губернии невесту должна была наказать свекровь: невеста не имела права идти к свадебному столу, а должна была подползти под него на коленях и оттуда показывать свое лицо. Свекровь всякий раз, когда невестка высовывает голову, бьет ее по лицу, до тех пор, пока муж не запретит. Лишь тогда молодой позволяли выбраться из-под стола, сесть около мужа.

За отсутствие невинности наказывали и отца девушки, встречалось это редко, но все же отдельные случаи бывали. Например, решением суда в Каменецком уезде было определено подвергнуть отца за провинность дочки, прижившей внебрачное дитя, наказанию розгами; аналогичные случаи отмечались в Кинешемском уезде.

На Дону общим способом поношения родителей, не сберегших девственности дочери, было исполнение срамных песен, надевание на шею венка из соломы или баранок, одаривание матери или, если невеста была сиротой, воспитательницы селедкой либо таранькой (вместо курицы, которую клали на колени матери или воспитательнице, — благодарности за то, что уберегли дочь или воспитанницу от соблазнов). В Калужской губернии срамили прежде всего мать новобрачной, а не ее саму, именно мать могли впрячь в борону и провезти эту борону за собой по деревне.

Наконец, возможным было и осрамление свахи (вместо родителей или вместе с родителями не сохранившей чести девушки). В Свияжске (Поволжье) существовал ритуал «паренья свахи»: ее, сосватавшую нечестную невесту, клали на улице на лавку, задирали подол и били веником, посыпая на тело снег.

Здесь важно заметить: за «нечестность» одной женщины должна была нести ответ опять же женщина (мать, воспитательница, сваха). В Витебской губернии хомуты позора надевали и дружкам, и родителям, и сватам, и водили по деревне.

В других местах на воротах или на крыше дома согрешившей невесты вывешивали хомут, в других — мазницу (посуду для дегтя), в третьих — мешковину. Обмазывали нечистотами стены дома или пачкали их грязью, пробивали в печи дыру, били окна.

Иногда опозорение выражалось в том, что кто-нибудь из свадебных «бояр» лез на крышу хаты невесты с ведром воды и разбрызгивал ее оттуда — символический знак невоздержанности новобрачной, ее готовности отдаваться любому, чтобы каждому попало, как брызги воды.

Есть данные, что в других местах втаскивали на крышу дома разъезженное колесо или, если дело происходило зимой, старые сани. Все действия сопровождались словесным поношением.

Самым распространенным наказанием было надевание на шею лошадиного хомута без веревок, иных частей упряжи — символа «озверения», близости миру животных и одновременно противопоставления цветочному венку — символу девственности.

Надевание хомута было и измененной, гуманной формой припрягания к лошади (как это делалось с замужними) как акта усмирения. Кроме того, хомут символизировал женские половые органы.

Его могли повесить на гвоздь, наскоро вколоченный над притолокой, а чаще — надевали на шею не только провинившейся невесте, но и ее родителям. На такой случай наскоро делали даже несколько соломенных «хомутов, намазанных смолой и разными гадостями»

Из соломы делался хомут в Малороссии. Девушке распускали косу, лицо могли прикрыть платком и в таком виде водить по улицам. Иногда в знак позора ей оголяли ноги, подвязав платье к поясу.

Типичными позорящими действиями были также следующие: измарать рубаху девушки сажей или дегтем, который из-за черного цвета также был в крестьянском быту символом бесчестья и зла. В испачканной рубахе провести по улицам без юбки. Есть свидетельства о том, что мазали ставни и стены дома дегтем со словами: «Если любишь, то люби одного», — тем самым указывая, что жизнь следовало строить с виновником бесчестья.

Важной стоит признать оговорку, что «насмешные наказания» по отношению к девушке применялись, когда было на то согласие ее родителей и родных: некоторые родители не позволяли так срамить свою дочь и откупались, а иные, напротив, приходили на сходку и просили об этом.

Самым старым, известным с 15в, способом осрамления невесты во время свадебного пира было подать родителям «худой» (т. е. плохой, дырявый) кубок с вином, прорванный в середине блин, а к дуге телеги привязать худое ведро. Случалось, на головы сватам и отцу такой невесты надевали дырявый горшок.

Как с проблемой наличия девственности обстрояло дело в северных регионах?

В Архангельской губернии срамить девушку, забеременевшую до брака, к концу XIX в. стало не принято, но ее могли отлучить от родительского дома, от дружбы других женщин.

Если молва о лишившейся девственности подтверждалась, то девушка по общему приговору должна была теперь убирать волосы в две косы без девичьей повязки, покрывать их волосником (головной убор). Обряд «покрытки» на юге России и в Малороссии был не столько позорящим, сколько сглаживающим прегрешение девушки: надевание иного убора показывало переход девушки в другую возрастную группу, и девичью косу ей уже было заплетать нельзя.

Чем дальше от центра и Южной России — тем проще было отношение к лишению девственности. Если в Калужской губернии случаев, когда бы девушка, имея незаконнорожденного ребенка, вышла замуж, не было, то в Тверской никакого публичного посрамления оказавшейся нецеломудренной не устраивалось.

Нет данных, что была какая-то систематичность в ритуалах позора для девушек в Казанской губернии — там в конце XIX в. вообще бытовала поговорка «жену с почина берут». В Пермском крае родители не видели ничего дурного в том, чтобы девушки были в поиске любого себе до свадьбы, а в Мезенском уезде (Север), где существовал свальный грех, невинность девушки вообще ценилась мало: родившая скорее находила себе мужа.

Посрамляющих обрядов на Русском Севере не водилось, но девственность ценилась. В удаленных от центра сибирских деревнях было то же: в условиях переизбытка мужчин, возможность интимных отношений с женщиной ценилась не только на словах, но и на деле, среди золотоискателей и рудознатцев. Родители девушек, получавшие за несохраненную девственность дочерей иной раз большие компенсации, имели свою выгоду: ребенок дочери-девушки нисколько ее не бесчестил, его охотно воспитывали, отвечая укоряющим «плевок моря не портит».

Традиции, связанные с поддержанием идеи высокой ценности девственности до брака, до середины XIX в. сохранялись в Ростовском, Пошехонском, Владимирском, Дорогобужском (Смоленская губерния) и многих иных уездах.

Но уже в 1841 г. один из наблюдателей-калужан записал: «Целомудрие не имеет большой цены в глазах нашего народа…» и во многих губерниях уже уничтожился старинный обычай вскрывать постель молодых. Отец и мать говорят жениху: «Какая есть — такую и бери, а чего не найдешь — того не ищи!».

Обыденная мудрость в отношении целомудрия девушки в Вологодской губернии хоть и ориентировала на то, чтобы соблюдать нравственную чистоту, но если это не удавалось, не требовала публичных оскорблений и издевательств.

К концу XIX в. утрата девственности перестала быть фактом, который следовало обнародовать. А уж если добрачную беременность удавалось «прикрыть венцом» — вопрос о том, что случилось до него, вообще старались не поднимать.

На Вологодчине за беременной дочкой давали еще и корову к приданому — «для прокормления младенца». Трудно не заметить растущую допустимость добрачных отношений молодых в Костромской губернии. Если в начале XIX в. родня позорила девушку словами, то в конце этого периода на все укоры молодая могла ответить достаточно резко.

Переменилось отношение к соблюдению правил при женитьбе на не девственных невестах в Ярославской губернии: у женихов появились «отговорки», смысл которых сводился к тому, что хуже невеста не стала. Кроме того, если раньше старожилы говорили, что девушка, родившая ребенка, могла выйти замуж только за отца этого ребенка, то теперь все чаще после рождения внебрачного ребенка строгость отступала: девице прощали ее ошибку, человечность брала верх над моральным принципом. Но в идеале, конечно, девушке нужно было постараться «устоять» до венца.

Автор поста: Екатерина (@nevesta.poloza)

Альманах «Призвание».

На прошедшей презентации книги «Двое во едину плоть, или о любви, сексе и религии» в числе прочих работ о семье и супружеской жизни критически упоминалась и статья диакона Михаила Таганова. Публикуем текст статьи о.Михаила и приглашаем читателей к обсуждению.

Диакон Михаил Таганов

— Отец Михаил, какое место в жизни человека занимает половое влечение, естественно ли оно, по мнению Церкви?

— Таинство брака освящает родовую жизнь человечества, и неотъемлемой частью этой жизни, ее физиологической основой, конечно же, являются половые отношения супругов. Психология полового поведения – важная составляющая человеческого поведения в целом. Самая распространенная точка зрения здесь, наверное, будет звучать так: «Это же все естественно! Следовательно…» И следуют обычно весьма практические выводы.

Однако, если посмотреть на эту сторону человеческой жизни более пристально, с точки зрения Божественного Откровения и новозаветной этики, то это будет весьма странная «естественность».

Например, при всем желании половое влечение трудно поставить в один ряд с другими естественными потребностями человека – потребностями в воздухе, в пище, в воде, в отдыхе и т.д. Подлинно естественные потребности проявляют себя в организме столь могущественно, что, пренебрегая ими, человек попросту умирает — от голода и жажды, от истощения… Но никто и никогда еще не слышал о человеке, который умер бы от неудовлетворенного полового влечения!

Другой пример: удовлетворение человеческой потребности в пище может быть, например, публичным, и в этом нет абсолютно ничего предосудительного. Напротив, тут сформировалась особая сфера человеческой культуры, в том числе и культуры церковной: в монастырях мы слышим, например, что «трапеза есть продолжение молитвы»… Иное дело с половыми потребностями. Их сокровенная суть настолько не публична, что любая попытка хоть в какой-то степени их обнаружить, обнародовать вызывает чувство стыда (конечно, при условии, что человек еще сохранил в себе эту благотворную способность…).

А стыд – это важнейшая функция нашего нравственного сознания, своего рода «охранная сигнализация» нашей души. Именно стыд от своей наготы впервые испытали Адам и Ева в раю, сшив себе из листьев опоясания (см. Быт. 3). Таким образом, инстинкт продолжения рода и половое влечение стоят особняком в ряду других потребностей человека, и святые отцы всегда связывали это явление с последствиями грехопадения в человеческой природе.

— Но сейчас Вы сказали о родовых отношениях в целом. Но ведь брак задуман и благословен Самим Богом, причем, еще в раю, до грехопадения, когда, по словам Библии, все было «хорошо весьма». Получается, что и половое влечение тоже «хорошо», а Церковь, освящая брак, освящает, в том числе, и его физиологическую составляющую?

— Действительно, брак задуман и благословлен Богом в раю, но, увы, осуществляется он после грехопадения, а значит, между замыслом и его осуществлением стоит некая греховная перемена… К человеческому естеству, говоря святоотеческим языком, «приразилась» блудная страсть. Есть на этот счет замечательная антропологическая концепция преподобного Максима Исповедника (VII в.). Он полагал, что человек изначально был сотворен Богом нейтральным по отношению к страданиям и к удовольствиям, но в своем стремлении к райскому «запретному плоду» — т.е. греховному удовольствию в широком смысле – он одновременно стал причастен и страданиям… Еще древние эпикурейцы, как раз и пытавшиеся на глубоких философских основаниях жить ради плотских удовольствий, заметили — удовольствие бывает одно, а страданий всегда два: до удовольствия (желание) и после него (лишение).

И вообще, страданий в мире гораздо больше, чем наслаждений. Эту мысль подтверждает и то, что сама этимология слов «страсть» и «страдание» во многих языках одинакова (ср. лат. Passio).

Как много этих греховных страстей-страданий возникает вокруг самых, казалось бы, невинных пожеланий, услаждающих наше падшее «я»! Что уж тогда говорить о страданиях так называемой «страстной любви», если вся мировая художественная литература переполнена сюжетами такого рода.

Страсть блуда совсем не обязательно проявляется только в грехе прелюбодеяния. В браке она может обнаруживаться в безграничном телесном самоугождении и в эгоистичном отношении к человеку другого пола – ослепленные страстью, мы не видим в нем личности, живой души; он превращается в орудие нашего удовлетворения. Объект страстной любви становится в своем роде предметом собственности, а отсюда, даже в освященном Церковью союзе, проистекают многие трагедии.

— Каковы же были отношения полов до грехопадения?

— Мне представляется, что можно вообразить себе отношения полов до грехопадения, если посмотреть … на животный мир. Ведь тварь, по мысли апостола Павла, «покорилась суете не добровольно», она «совокупно стенает и мучится доныне» и ждет «избавления от рабства тлению» (Рим. 8:19-22), в которое она попала как раз по вине человека… Несомненно, животные в чем-то очень близки к Богу, к Его первоначальному замыслу о них.

Так вот, у высокоразвитых животных родовая жизнь и инстинкт продолжения рода занимают очень важное место. Но при этом собственно физиологические отношения носят чаще всего сезонный характер. Они совершенно прекращаются с рождением детенышей, и животные полностью переключаются на заботу о потомстве. И тут некоторые животные (например, волки, еноты) могут послужить поучительным примером родительской любви и супружеской верности для иных «воцерковленных православных»…

Да, животные тоже испытывают плотскую радость и некое воодушевление в период своих брачных игр. Но турниры самцов практически никогда не заканчиваются чьей-либо смертью, а от «неразделенной любви» животные не убегают на край света и не кончают с собой. А у людей?.. Излишне и говорить, что животные ничего не знают о половых извращениях и не создают себе индустрию из кинофабрик, журнальчиков, магазинчиков, которые только и заняты обслуживанием, всесторонним развитием, поэтизацией блудной страсти человечества… Все это – чисто человеческие явления, и тут мы воистину «горее скота», как говорится в наших вечерних молитвах.

Если мы посмотрим на евангельский образ Иисуса Христа, то нам станет очевидно, что на всем Своем земном пути Он совершенно не соприкасался со стихией родовой жизни человечества. Спаситель имел всю полноту человеческой природы и первым Своим чудом благословил брак. Но при этом Его собственное рождение – безсеменное, Его Мать – Приснодева.

В воплощении Он принял на Себя мужской пол, но ни в одном каноническом Евангелии мы не найдем примеров Его собственно «мужского», так сказать, «гендерного» поведения. Все лукавые попытки найти такие примеры и приписать Спасителю некое «тайное» плотское родство не выдерживают критики и давно осуждены Церковью (от древних гностиков до «Кода Да Винчи» включительно). Да и Сам Господь Иисус Христос, как видно из Евангелия, пресекал попытки навязать ему сугубо человеческие отношения (Лк. 8:19-21). Он показывает, что вся эта половая, родовая стихия имеет мало общего с грядущим Царством (Мф. 22:29), за исключением, может быть, самого образа брака, который приобретает в Евангелии совершенно небесные черты. Более того!

Чтобы войти в это мессианское Царство, требуется иное, духовное рождение (беседа с Никодимом в Евангелии от Иоанна), так как рождение по плоти приводит человечество только к умножению греха… Замечательно говорит об этой проблеме и о необходимости духовного рождения святитель Николай (Велимирович) в своих философско-этических эссе «Мысли о добре и зле».

— Все-таки из Ваших слов можно сделать вывод о природной греховности половых отношений в браке, если они явились результатом грехопадения…

— Церковь никогда не соглашалась с точкой зрения дуалистических сект, паразитировавших на ее аскетическом идеале, что тело и все его отправления – это зло, и, следовательно, брак и половая жизнь греховны по своей природе. Это, конечно, не так. Вы сами заметили, что брак установлен Богом – а все созданное Им «добро зело». В таинстве венчания Церковь, помимо других сторон брачной жизни, недвусмысленно благословляет именно «телесное сопряжение». Но эта физиологическая сторона брака – это, видимо, некое Божественное снисхождение к нашей греховной страстности, окрашенное Его непостижимой любовью.

На мой взгляд, плотская брачная жизнь представляет собой некий этап, ступеньку в индивидуальном духовном развитии. Плотские радости «адресованы» Богом самому молодому человеческому возрасту, там они желанны, необходимы, многократно воспеты в искусстве и в литературе. Их естественный итог – рождение детей, а это событие ставит юношу или девушку на качественно иной уровень нравственного развития. Отцовство, материнство — некоторые святые отцы видели в способности деторождения проявление образа Божия в человеке, некое сотворчество человека Богу в произведении на свет новых людей.

Иные сильные души минуют брачную жизнь вовсе, сразу устремляясь к Богу и принимая монашеский чин. Этот путь, институционально оформившийся в IV в., тоже был предсказан и благословлен Христом (Мф. 19:11-12). Но живя в падшем мире, в браке или вне брака, каждый христианин так или иначе призван совершить победу над своим падшим естеством, а значит, и над блудной страстью. Если для монаха – в силу его обета — эта победа означает полное воздержание, причем не только на физическом, но и на мысленном уровне, то для семейного человека это стяжание целомудрия в браке. В одной из своих проповедей святитель Филарет Московский сказал так «Брак и девство – не для всех, но целомудрие – для всех».

— Современные люди редко слышат подобные слова. Что значит «стяжать целомудрие в браке»?

— Добродетель целомудрия – это целостный, личностный подход к своему супругу и к самому себе, основанный на том, что все мы являемся образом Божиим. Целомудрие предполагает чистый, не затуманенный похотью взгляд на человеческое естество. В браке это означает, что прежде всего нужно сохранить супружескую верность, не стать рабом своему страстному началу, не воспринимать супруга как «сексуального партнера» и не «заиграться» в юношеские игры до той поры, когда стареющее тело будет просить пощады, а развращенный ум поведет его за собой на все новые и новые плотские «подвиги»… Плохо, если, вступив на эту ступень в начале семейной жизни, человек так и остается на ней, и начинает, скажем, рассуждать о «свободной и ничем не ограниченной радости» полового общения.

Гораздо ближе к христианскому нравственному идеалу трезвое решение отдать должное своему «плотскому человеку», а затем по собственной воле ослабить эту зависимость и сознательно устремиться к лучшему и большему. Из агиографии мы знаем о таких святых супружествах, где раньше или позже, плотские отношения были сознательно отвергнуты. Разве кто-то дерзнет сказать, что этот подвиг так уж омрачил их жизнь, лишил взаимной радости или затруднил спасение в «супружеском чине»? Вовсе нет.

— Как поступать православным супругам во время церковных постов?

— Весь наш церковный Устав (в той части, где он говорит о постах и о времени совершения таинства венчания), а также свод канонических правил направлены на ненавязчивое воспитание в чадах Церкви именно такого, умеренного, бесстрастного взгляда на телесные супружеские отношения.

Теперь, наверное, уже всем известно, что таинство венчания не совершается в период любого из четырех постов и даже накануне постных дней любой седмицы. Иные не слишком «воцерковленные» женихи и невесты, зарегистрировавшись в загсе, нетерпеливо ждут праздника, чтобы повенчаться. Но причина такой «отсрочки» не только и не столько в невозможности организовать для молодоженов «брачный пир», как можно подумать… Дело именно в телесной близости, обычно следующей вскоре за брачной трапезой.

Эта естественная радость и, в каком-то смысле, награда молодоженов за непорочную жизнь до брака, по мысли Устава, все же несовместима с требованиями поста.

Но это касается не только молодоженов — женатые люди, живущие церковной жизнью, во все постные дни тоже призваны соблюдать супружеское воздержание! И таких дней в году набирается довольно много… Увы, об этом нынче многие склонны «забывать», а ведь это обязательный элемент каждого поста. Церковь удерживает своих чад от избыточных телесных радостей, направляет их энергию на покаяние и на духовные дела.

Но только ли в посте тут дело? Оказывается, нет. Вот наступает праздник Пасхи или Рождества, все радостно разговляются. А Устав, как ни это странно, по-прежнему предписывает супружеское воздержание! Браки не венчаются ни на Светлой седмице, ни на Святках. Почему же? Это тоже приоритет брачного целомудрия. Причина в том, что праздник такого масштаба и причащение в эти дни Святых Таин несоизмеримы с нашим «плотским мудрованием»: увлекшись телесными утешениями, человек неизбежно теряет чистоту помыслов и становится недостоин радости духовной.

Неспроста Православная Церковь сохранила в своем обиходе и ветхозаветное понятие о «ритуальной чистоте». Человек, предававшийся любовным утехам накануне посещения храма, не может сразу же приступать к таинствам, прикладываться к мощам и святыням, причащаться Тела и Крови Христовых. Он должен привести себя в трезвенное, «чистое» состояние. Священник во время «Херувимской песни» читает в алтаре молитву, призывающую всех нас к безупречной плотской чистоте: «Никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми и сластьми приходити, или приближитися, или служити Тебе, Царю Славы»…

— Почему Церковь признает лишь три брака?

— Этот же целомудренный подход к супружеским отношениям лежит в основе канонического признания Церковью только трех браков. Есть мудрая народная поговорка: «Первый брак от Бога, второй — от людей, третий – от лукавого». В ней есть большая доля истины.

Второй брачный союз, действительно, может быть для кого-то печальной необходимостью. Кто-то стал жертвой супружеской измены, пережил смерть супруга, но затем встретил нового достойного спутника… Подобно чинопоследованию таинства венчания, для освящения такого союза в Большом Требнике существует особый чин «О второбрачных», совсем не торжественный, содержащий покаянные молитвы.

Но вот третий брак – это уже своего рода сигнал о том, что человек настроен на служение собственной плоти, что он не умеет или не хочет расстаться с плотским образом мышления, смиренно принять свое вдовство или вынужденное одиночество как волю Божию. Это некий предел, за которым уже нет подлинно христианской духовной жизни.

Русский православный философ Б.Вышеславцев, видный мыслитель русской эмиграции, ученик Н.О.Лосского, написал замечательный труд «Этика преображенного эроса». В нем он на примерах из Священного Писания и святоотеческой традиции убедительно показывает, что «вектор» нравственного развития человека в сфере чувственности должен быть направлен от страстного «первобытного» эроса к столь же пламенной и неутолимой, но бесстрастной любви к Богу. Этот процесс он называет «сублимацией».

Начало развития – это страстное влечение к противоположному полу, которое, в принципе, может воспитать в человеке немало хороших качеств. По мере преодоления страстного начала человек возрастает духовно, наступает единственное верное завершение этого процесса – чистое влечение человеческой души к Своему Создателю, таинственное общение, единение с Ним. Так на путях Промысла Божия человеческая душа возрастает в любви.

Святитель Иоанн Златоуст – величайший знаток и учитель христианской нравственности. Его перу принадлежат возвышеннейшие высказывания и многочисленные сочинения на тему супружеской любви и христианского брака. Давайте завершим этот разговор именно его словами: «Не будем же пренебрегать своим спасением, и отдавать душу диаволу через грех . Отсюда происходит множество бедствий, разрушающих домы, и множество раздоров; от этого иссякает любовь и исчезает благорасположение… От целомудрия рождается любовь, а от любви – бесчисленное множество благ»*.

* Свт. Иоанн Златоуст. О целомудренной супружеской жизни. / Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского, избранные творения. Собрание поучений. Изд.ТСЛ, 1993. -Т.1. — с. 370.

В Священном Коране есть много указаний на достоинства верующей женщины. Самое ценное, чем владеет женщина, это честь, целомудрие, скромность.

При выборе второй половины Пророк (мир ему и благословение) призывает обращать внимание на целомудрие, поскольку это играет очень важную роль. Говоря о скромности, ибн Масуд ссылается на слова Пророка Мухаммада (мир ему и благословение): «Стесняйтесь Аллаха надлежащим образом!» (ат-Тирмизи №2328).

Имран ибн Хусайн передаёт от Пророка (мир ему и благословение) хадис:

«Скромность не влечёт за собой ничего, кроме добра» (Бухари, №5654).

В Коране говорится (смысл): «Пусть соблюдают целомудрие те, кто не имеет возможности вступить в брак (нет махра, средств на содержание жены), пока Аллах не обогатит их Своей милостью (браком)» (сура «ан-Нур», аят 33).

Сегодня во всём мире чрезвычайно остро стоит проблема нравственности. Каким будет будущее поколение, если уже сейчас молодёжь катится по наклонной пропасти. Незамужние девушки ведут себя не самым пристойным образом, позволяя парням больше дозволенного.

Чем лучше мужчины, которые пользуются ветреностью девушек? Парни, которые клянутся в любви, а брать в жены не торопятся.

Кого выбирают женщины для подражания, и каковы последствия этого выбора? К сожалению, почти каждая женщина стремится стать гламурной, ходить полуобнажённой, думая, что это возвеличивает, хотя на самом деле опускает.

В недавнем прошлом услышать об отсутствии целомудренности в девушке до брака было редкостью. Чему следуют женщины сегодня, и к чему это приводит, мы видим воочию.

Целомудрие – это то, что оберегает дух человека. Лишаясь целомудрия до брака, человек следует скотской похоти. Не поддаваться плотским удовольствиям – это есть целомудрие, а поддаваться удовольствиям – это есть распутство.

Мы должны следовать правильным примерам. Например, госпожа Марьям отличалась праведностью, чистотой и целомудрием. Марьям – чистая целомудренная, ангел застал её врасплох, она подумала, что это мужчина (смысл): «Она сказала: Я прибегаю к Милостивому, чтобы Он защитил меня от тебя, если только ты богобоязнен.

Он сказал: «Воистину, я послан твоим Господом, чтобы даровать тебе чистого мальчика (пророчеством). Она сказала: «Как у меня может быть мальчик, если меня не касался мужчина (не была замужем), и я не была блудницей?». Он сказал: «Вот так! Господь твой сказал: «Это для Меня легко. По моему велению Джабраил вдохнёт в тебя и ты забеременеешь. Мы сделаем его знамением для людей в подтверждение Нашего могущества и милостью от Нас тем, кто уверует в него. Это дело уже решено!”.

Она понесла его (забеременела) и отправилась с ним в отдалённое место» (сура «Марьям», аяты 18– 22).

Марьям была настолько непорочной, что Аллах выбрал Её в качестве матери Иисуса Христа (а.с.).

Аллах сделал чистой госпожу Айшу (да будет доволен ею Аллаха), и когда люди о ней стали плохо говорить, был ниспослан аят о её непричастности к греху, что она чиста. Почему Аллах допустил, чтобы с ней такое произошло? Это было сделано с целью, чтобы она стала примером для подражания.

Каждая женщина должна подражать Марьям, Айше, Хадидже (да будет доволен ею Аллаха) и другим праведным женщинам. Подражая им, по воле Всевышнего, мы достигнем успеха и благополучия в обоих мирах.

Да хранит нас Аллах от всего, что отдаляет нас от Него.

Для развития любви в паре целомудрие просто необходимо. И кто этого не понимает, попадает в паутину иллюзий, теряя себя, любимого и смысл жизни. Теряя целомудрие, мы теряем способность любить. Не поэтому ли многие из нас приходят к печальному выводу, что любви на свете не существует? Нерадостное умозаключение передаётся и детям. И молодёжь не знает, как себя вести. Вместо лучезарного счастья первая любовь приносит страдания и боль.
Что же знает о целомудрии сегодняшнее молодое поколение? С этим вопросом мы обратились к девушкам в возрасте 18-ти лет. Оказалось, что большинство из них пребывает в неведении, путаясь и смущаясь при ответе. Включая логическое мышление, они всё-таки пытаются ответить на вопрос.
Рита: — Целомудрие у меня ассоциируется с мудростью. Целомудренный человек правильно мыслит, обдумывает поступки.
Даша: — Если это слово разделить на два корня, то получим – целостность и мудрость. А мудрость – это опыт. Целомудренный человек – человек опытный и умный, который прошёл испытания.
— Значит, целомудренным может быть только человек зрелый, и к молодым людям это понятие не относится? Ну а верность, чистота духовная и телесная, девственность имеют какое-то отношение к целомудрию?
Долгое молчание. Недоумение на лицах.
Рита: — Ой, по нашей логике получается, что только женщина в возрасте может быть целомудренной. Я запуталась! Объясните нам, что такое целомудрие?!
Из разговора ещё с парой девушек выяснилось, что одна из них целомудрие ассоциирует исключительно с добротой. Другая, посещающая иногда церковь, сказала, что целомудрие – это невинность или девственность.
Разобраться в этом вопросе мы попросили настоятеля Свято-Троицкого храма священника Игоря Кузнецова. Кто же из девушек всё же ближе к истине?
— Батюшка Игорь, сексуальная революция, волной прошедшая по миру, вылилась в нравственную распущенность, ужасая сексуальными извращениями и преступлениями. Молодые люди, воспитанные во вседозволенности, легко попали под влияние низменных пороков. Сегодня общество понимает, что вылечить болезнь телесного порока можно только с помощью духовного преображения. Одно из важнейших духовных благодетелей – целомудрие. Что это такое? И какова роль целомудрия во взаимоотношениях мужчины и женщины?
— Действительно, целомудрие сегодня выпало из общечеловеческих ценностей. А между тем целомудрие — это богатый спектр человеческих благодетелей. Честь и достоинство, чистота и невинность, мудрость и благоразумие – всё это относится к целомудрию. Целомудренный человек – это человек гармоничный и разумный с чистыми помыслами и светлой душой.
Обет целомудрия даёт монах при поступлении в монастырь. Он сознательно выбирает верность Богу, оставаясь девственным и непорочным в физическом и духовном плане. В супружеском целомудрии и муж, и жена хранят верность друг другу. Иоанн Кронштадский и его жена – пример целомудрия в христианском браке. Понимая, что греховная мысль иногда подтачивает сознание человека, не все монахи считали себя целомудренными. В мирском браке сохранить целомудрие значительно труднее.
Невинность – это только один аспект целомудрия. Когда к невинности добавляется ещё и мудрость – разум, управляющий духовной сущностью человека, тогда можно представить полную картину целомудрия.
Для примера расскажу историю из Священного писания. Красивая и молодая девушка- девственница ушла в монастырь, чтобы стать монахиней. Но враг рода человеческого стал её искушать. Будучи инокиней она заинтересовалась молодым человеком, живущим рядом с монастырём, и мучилась, скрывая чувство. Эта девушка рано умерла. Когда же мать-игуменья в молитве спросила Бога, какую райскую обитель Он ей уготовил, душа этой девушки была показана совсем в другом месте. «Почему?!» — удивилась игуменья. И получила ответ: «Она нарушила внутреннее целомудрие!»
Проблема этой девушки была в одном. Вместо того чтобы обратиться к духовнику монастыря, принести покаяние, она продолжала предаваться искушению.
Пагубные последствия нарушения целомудрия вижу я, когда прихожу на лекции по абортам. Молодые девушки идут под нож, не осознавая, что их привело на кресло хирурга. Несформировавшиеся ещё юные организмы становятся физически и духовно искалеченными. Если бы они понимали, для чего им необходимо беречь себя, то никогда не оказались бы в подобной ситуации. «Не хочешь быть мудрым – страдай!» — говорит народная пословица.
Истинная любовь между мужчиной и женщиной подразумевает наличие верности и чистоты. Когда мудрость всё больше входит в жизнь человека, целомудрие становится её физическим проявлением. Человек, обладающий целомудрием, безмятежен и спокоен, ибо он становится мудрецом в любви. Поэтому у людей, которые начинают духовный рост, возникает подсознательное стремление к чистоте и невинности. Женщина, хранящая честь и достоинство, становится хозяйкой своей судьбы. Любовь для неё – это гармония чувств, сознания и поступков. А целомудренный мужчина в одной единственной женщине раскрывает всю палитру женского обаяния, красоты и величия. В одной любимой он видит целый мир многообразия женских характеров, тайн и загадок. Целомудрие даёт возможность любви развиваться.
— «Целомудренная женщина» – словосочетание для нас более понятное. Честь и невинность, которые хранили девушки до замужества, почитались исстари. Связанный с этим обычай, когда после первой брачной ночи на всеобщее обозрение выставлялась простынь новобрачных, сейчас нас шокирует и возмущает. Чем объясняются строгие требования к молодожёнам?
— Целомудрие почиталось исстари неспроста. Те, кто придерживался строгих правил добрачных отношений, были достаточно мудры и дальновидны. Целомудрие развивало и укрепляло в веках генетику потомства. Потому и невинность юных девушек так свято берегли. В первую очередь на женщинах лежит основная ответственность за рождение здоровых детей. Именно с матерью у ребёнка — самая сильная и прочная духовная связь. Через женщину-мать ребёнок познаёт мир и делает первые открытия. Но это не значит, что мужчина остаётся в стороне. Его духовный потенциал значительно влияет на развитие ребёнка. Как женщине, так и мужчине добрачные и внебрачные связи следует исключать. И давайте разберёмся, почему.
Науке известен такой термин как телегония. У животных это называется «явлением первого самца». Самая чистопородная сука выбраковывается, если её первым кобелём был пёс «дворового» происхождения. Такая собака уже никогда не сможет произвести на свет чистокровных щенков.
Открытие телегонии началось примерно 150 лет тому назад, когда английский лорд Мартон решил вывести породу самых выносливых лошадей. Для этого он скрестил породистую английскую кобылу с жеребцом-зеброй. Из-за генетической несовместимости этих двух видов потомства не получилось. Через некоторое время эту же кобылу скрестили с чистокровным английским жеребцом. В итоге у кобылы родился жеребёнок с явно выраженными следами полос, как у зебры. Лорд Мартон и назвал это явление телегонией. Специалисты животноводства сталкиваются с этим явлением довольно часто. Голубятники сразу убирают даже самую дорогую и чистопородную голубку, если её потоптал непородистый «сизарь».
Люди, так же как и животные, подвержены влиянию телегонии. Учёными разных стран проводились исследования, показывающие, что это явление распространяется и на людей. Известны случаи, когда в семье белокожих супругов рождался ребёнок с чёрным цветом кожи. Причиной такого явления является добрачная связь девушки или её прямых предков с чернокожим мужчиной.
Сегодня добрачные связи — в порядке вещей. От этого — путаница и хаос, переплетение судеб, непонятная наследственность и генетические отклонения. В Библии сказано, что «соединятся две плоти в одно и будут две плоти едины». Это говорит о том, что у людей, соединившихся в физической связи, существует невидимая нить, скрепляющая пару. Когда между людьми происходят многочисленные связи, ниточки хаотично переплетаясь, путают и усложняют судьбу человека.
И учёные, и древние мудрецы считают: первый мужчина в жизни девственницы оставляет ей свой образ духа и крови, то есть физический и психический портрет детей, которых она родит. Поэтому наши предки так строго следили за тем, чтобы вступающая в брак девушка была девственницей.
Учёные-биологи объясняют, что в биополе женщины записывается информация и характеристики всех партнёров, бывших в интимных отношениях с этой женщиной. Подобному влиянию подвергается и мужчина. Если родители, как мужчина, так и женщина, до зачатия дитя не имели контактов с другими партнёрами, то развитие плода и ребёнка происходит в гармоничной психоэнергетической атмосфере именно этой пары. При наличии нескольких партнёров развитие ребёнка происходит под серьёзным влиянием каждого из них. Появившийся на свет ребёнок, отягощённый влиянием нескольких «родителей», получает сложный набор генетических данных. И мужчина, имеющий добрачные связи с несколькими женщинами, так же перегружает лишними испытаниями судьбу ребёнка. Поэтому сохранение родителями верности друг другу до и после замужества благоприятно сказывается на развитии нового человека.
Православные врачи – биологи сравнивают человека с чистым листом бумаги. Молодожёны — это два белоснежных листа, на которых записывается история жизни влюблённой пары. В святом союзе двоих рождается повесть. Что же произойдёт, если в этот сюжет бесцеремонно вторгнется третий, или несколько «соавторов» небрежно внесут свои поправки? Во что превратится коллективное «творчество»?!
У современных молодожёнов ещё до свадьбы начинается изощрённое «бумагомарание». Запись накладывается на запись, перечёркивается и исправляется, и вместо красивого романа получается бестолковая грязь, в которой невозможно разобрать ни почерка, ни слов, ни смысла.
— Как исцелиться, если ошибка совершена и обратной дороги нет?
— Всегда существует возможность исправления. Любовь исцеляет, обновляет и вдохновляет! Целомудрие появляется вместе с любовью. Целомудрие – верный спутник любви! Как говорил преподобный Амвросий Оптинский: «Благодать Божья невидимо действует на человека, так же как пчёлы в улье созидают соты». Человек приходит в храм и потихоньку начинает приводить в порядок душу, а за душой подтягивается и тело. Союз ума, тела и духа делает любовь целомудренной.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *