Центр Анатолия берестова

Дорогие друзья!

Наш Центр находится по адресу:

г.Москва, ул. Новороссийская, д. 12 А (м. Люблино),

тел.: 8 495 585 06 83, 8 495 359 21 30

Душепопечительский Православный Центр

во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского

был основан в 1996 году

по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II

и работает под руководством доктора медицинских наук, профессора,

игумена Анатолия (Берестова).

ИГУМЕН АНАТОЛИЙ (БЕРЕСТОВ)

СУББОТА — с 14.00 — ИСПОВЕДЬ; ПРИЁМ

ЗАПИСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ: 8 916 527 32 36;

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРИЁМ

(ТОЛЬКО ПО ПРОБЛЕМАМ НАРКОМАНИИ И АЛКОГОЛИЗМА):

ВОСКРЕСЕНЬЕ — С 14.00 ДО 16.00

ЗАПИСЬ НА ПРИЁМ:

СТРОГО ПЯТНИЦА, СУББОТА С 14.00 ДО 21.00

ТЕЛЕФОН ДЛЯ ЗАПИСИ: 8 963 714 15 60 ДАВИД

ПРОСИМ О ПОМОЩИ!

Наш сотрудник Вахнеева Ольга Анатольевна, ведущая свою деятельность с 2005 года, проходит сложное лечение в одной из московских больниц. Врачи дают утешительный прогноз. Просим помощи в сборе средств на лечение и реабилитацию, на сумму 50 тыс.рублей, телефон 8 925 382 11 35, привязанный к карте Мир Сбербанка №2202 2008 7537 1195, Ольга Анатольевна В.

С искренней благодарностью и надеждой!!! Спаси вас Господи!

НОВОСТИ

У нас появилась группа в Инстаграмм: https://www.instagram.com/dpc.ru/ (см. также раздел «Группы»)

Продолжаем знакомить вас с нашими специалистами- Денгизов Николай Николаевич,

Богослов (выпускник МДА, проповедник, миссионер);

Социолог (социализация православных семей в обществе)

Имеет многолетний опыт духовно-ориентированных консультаций

по вопросам семьи и брака

Ведёт приём в центре по средам (кабинет 22) с 14.00 до 17.00

и по субботам с 14.00 до 16.00

Запись по т. 8 495 585 0683 с 12.00 до 17.00 ежедневно

и по т. 89260859585-строго среда-пятница с 12.00 до 17.00

— Отец Анатолий, расскажите, как Вы, будучи образованным человеком, имея высшее медицинское образование, стали священнослужителем?

— Дело в том, что, когда произошло мое обращение ко Христу, к Церкви — это 62-63-е годы, на 2 курсе Мединститута — уже тогда я ощутил какое-то неясное стремление к чему-то высокому — что это такое, я не мог тогда осознать. У меня была огромная тяга к медицине, но одновременно меня никогда не покидала мечта стать священником.

— Но ведь раньше считалось, что религия — это удел темных людей.

— Мне кажется, наоборот. Атеизм или какое-то подобие религии, язычество — это удел темных людей. Потому что ведь еще великий ученый Фрэнсис Бэкон сказал, что малое знание уводит человека от Бога, а большое, наоборот, приводит к Нему.

— Однако вначале Вы стали врачом…

— Врачом я стал неожиданно для себя. В детстве я мечтал о небе. Но из-за проблем с математикой не смог поступить в летное училище. И тогда, в 1953 году, в каком-то даже отчаянии я поступил в медицинское училище. Мне было 14 или 15 лет. И вдруг обнаружил, что это и есть мое небо. Я страстно полюбил медицину. После окончания училища я работал медбратом в Институте нейрохирургии. А потом, прослужив в армии, я поступил во 2-й Московский мединститут на педиатрический факультет. Именно там я полюбил детей. Когда мы начали проходить диамат и истмат, я вдруг почувствовал, что это не философия, это — обман, она не дает настоящего представления о жизни, а, наоборот, уводит человека от нее — это дорога в никуда. Что заставило меня задуматься о жизни и смерти. И неожиданно для себя я стал верующим человеком, на втором курсе. И тогда уже во мне появилась неотвязчивая мысль, что я буду обязательно и врачом, и священником. На 5 курсе узнали, что я — верующий. Меня решили выгнать из института, несмотря на то, что я был ленинским стипендиатом, единственным на курсе. Сказали: «За аморальное поведение». Я спросил: «В чем же заключается мое аморальное поведение?» – «А Вы, будучи комсомольцем, ходите в церковь и верите в Бога!». Только тогда до меня дошло, что, может быть, действительно это аморально — но не с точки зрения обыденной обывательской морали, а с точки зрения христианской.

— А над Вами не смеялись?

— Нет, наоборот, за меня вступились. Это дошло, видимо, до начальства, а потом, как я узнал, и до ЦК, и решили меня не трогать. Сняли только с Ленинской стипендии. У меня не было ни одной четверки за все годы обучения в институте. Но на последнем экзамене по диамату мне поставили четверку и таким образом лишили красного диплома. За меня ходили просить многие преподаватели, студенты, но исполняющий обязанности ректора 2-го мединститута профессор Лидов наотрез отказал в пересдаче. Впрочем, как я потом убедился, можно прекрасно жить и без красного диплома. После окончания института я остался на кафедре нервных болезней педиатрического факультета. Окончил ординатуру, затем аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, остался на кафедре преподавателем, ассистентом, затем доцентом…

— Что Вы преподавали?

— Неврологию на педиатрическом факультете. Я невропатолог. В 1991 году защитил докторскую диссертацию на тему «Инфекционные нейротоксикозы у детей». И тогда же я принял сан диакона. Меня назначили директором реабилитационного центра для инвалидов, страдающих детским церебральным параличом. Так исполнилось мое желание быть и священнослужителем, и врачом одновременно. В Москве организовал Православный медицинский консультационно-диагностический центр, где мы бесплатно принимали больных. Занимался организацией медицинского факультета при Российском православном университете. А потом я вышел на Институт трансплантации, узнал, что здесь очень тяжелые больные, которые особенно нуждаются в духовной помощи. Когда мы поговорили с директором и администрацией Института, они пожелали сотрудничать с нашим РПУ.

— Ваш путь к монашеству был непростым. Насколько мне известно, у Вас была семья?

— Когда я познакомился со своим духовником, он сразу мне сказал, что мой путь — монашество. Я еще не отдавал себе отчета в том, что это такое и про себя решил: «Нет. Если встретится девушка, которую я полюблю, если я увижу, что она может стать моей женой, — я обязательно женюсь!» И вскоре на моем пути такая девушка появилась. И когда я окончил институт, я сделал ей предложение. Она была учительницей, глубоко верующей. Так мы поженились. Когда я женился, мне мой духовник сказал, что все равно, я проживу с ней 10 лет, она умрет, у меня останется двое детей и я все равно приму монашество. Так оно и случилось: я прожил с ней ровно 10 лет, она умерла в 77 году. У меня осталось двое детей и старики-родители. В 93 году — дети уже подросли — 27 декабря я принял иночество в Валаамском монастыре, стал иеродиаконом, потом иеромонахом. Одновременно я занимался организацией больничного храма при Институте трансплантологии. И 15 января 96 года мы освятили этот храм во имя преп. Серафима Саровского.

— Отец Анатолий, многие знают Вас как автора книги «Число зверя: записки врача-священника об экстрасенсах и оккультизме». Что Вас побудило ее написать?

— Мои наблюдения над экстрасенсами и людьми, которые обращались к ним за так называемой помощью. А началось все с Кашпировского. В частности, я обратил внимание на тяжелейшие состояния у некоторых детей, которые просматривали его сеансы, вплоть до синдрома декортикации, то есть отключений функций коры мозга, мгновенного развития опухолей головного мозга.

— В книге Вы рассматриваете различные виды оккультизма. Что такое оккультизм в самом общем смысле?

— Оккультизм — это скрытые науки, которые развивают в человеке определенные силы, позволяющие ему властвовать над природой и над другими людьми. По существу, это власть, вернее, наука, находящаяся на грани нашего материального и духовно-отрицательного, т.е. бесовского мира.

— Вам угрожали в связи с Вашей борьбой с оккультизмом, с сектантством?

— Не впрямую. Когда вышла книга «Число зверя», то в оккультной (так называемой «православной») «христианской целительской академии» имени Федоренко увидели, что эта книга бьет по престижу их «академии», многие слушатели ушли из нее — то есть это нанесло им финансовый ущерб. Но они подумали, что автор — другой человек, и ему угрожали, так что он вынужден был прибегнуть к защите определенных учреждений. Только потом они узнали, что автором был я, но их пыл уже остыл. А вот в городе Ноябрьске (в Сибири), где мне часто приходится бывать последнее время, сектанты через других людей начали угрожать. Они говорили: «Если этот поп опять сюда приедет, то мы его просто убьем». И поэтому в последний раз, когда я там был (в этом сентябре), администрация города приставила ко мне охрану. Кроме того, очень возмущались моим поведением оккультисты. После одного из моих выступлений на радио «Радонеж» в прямом эфире меня пообещали убить «астрально». Это было в июле.

— Как Вы считаете, нужно ли священнику ознакомление с медициной, в частности психологией и психиатрией?

— Обязательно! Я считаю, основы психиатрии и психологии необходимо знать. В ноябре мы прочитаем при Тобольской семинарии первый цикл курса по основам пастырской психиатрии.

— А чем, по-Вашему, это может быть полезно?

— К сожалению, почти все наши люди тяжело больны, в большей или меньшей степени. И, в первую очередь, духовно, ибо мы прошли через тяжелый путь семидесятилетней борьбы против Бога и Церкви, — а это даром для человека не проходит. В последние годы приобрел популярность оккультизм, настоящая духовная зараза. Вот смотрите: только в Москве на каждые 500-550 жителей приходится один колдун, экстрасенс, маг и т.д. И это тоже приводит как к духовному загрязнению, так и к психическим отклонениям. Более четверти детей рождается с пренатальным поражением нервной системы. Многие из этих детей потом становятся психопатами, невропатами, склонными к психическим нарушениям. И священнику трудно бывает разобраться — где психическое заболевание, где органическое заболевание мозга, а где духовное поражение. Многие, к сожалению, думают, что если ты священник, то тебе дана такая сила благодати, что ты одним своим умом можешь справиться с людскими недугами — но ведь разобраться-то в этих недугах очень сложно. И вот тут уже без знания основ психиатрии, я считаю, в наше время просто не обойтись.

— Насколько разработан сейчас в Православной Церкви вопрос психиатрии?

— К сожалению, вопрос психиатрии, я считаю, не только в Церкви, но и в нашей официальной медицине разработан еще очень плохо. И он требует своего духовного осмысления.

— Православие и медицина — какие могут здесь быть направления для взаимодействия?

— Прежде всего надо уяснить себе, что медицина вышла из религии и нашу отечественную медицину, например, невозможно представить в отрыве от христианства. Наша медицина вышла из недр Церкви, из монастырей. Второе — нужно выяснить, какие методы целительства и лечения допустимы, а какие нет. Например, мы, православные священнослужители, совершенно четко представляем, что многие современные виды психотерапии — недопустимы. К ним относятся: гипноз, ребефинг, холотропное дыхание, оккультные методы, экстрасенсорика и т.д.

— А почему они, с Вашей точки зрения, недопустимы?

— Потому что они приводят к развитию у человека так называемых «измененных состояний сознания» — а это далеко не безопасные для духовного состояния вещи. Мне могут возразить, что ведь это иногда помогает: например, кодирование наркоманов… Совершенно верно! Наркотики тоже иногда помогают человеку отрешиться от тяжелых реалий жизни, когда кажется, что все проблемы после инъекции решены. Вот таким же наркотиком для души являются и эти недопустимые, с нашей точки зрения, методы психотерапии. Ну и, наконец, нужно решить некоторые сложные этические проблемы современной медицины. В частности, насколько приемлемы генная инженерия, методы экстракорпорального оплодотворения, практика трансплантации и другое. Вопросов здесь много — ответы не все найдены…

— Откровенно говоря, достаточно странным выглядит появление православного храма и православного священника в таком, казалось бы, одиозном учреждении, как Институт трансплантации.

— Да, многие удивляются. Но, дорогие мои! Это же больные люди, которые в первую очередь нуждаются в духовной помощи. И если мы, православные, бросим наших братьев и сестер в беде — то грош нам цена, мы не православные! Конечно, я не хирург, я не специалист в области трансплантологии, но, как священнослужитель, я обязан думать в первую очередь о больных людях и духовно им помогать.

— Тем не менее само понятие пересадки чужих органов многих шокирует. И вообще допустимы ли подобные операции?

— Нам еще предстоит определиться в этическом плане в отношении вопроса трансплантологии. Трансплантология ведь давно уже широко и активно вошла в нашу жизнь. Миллионы людей спасены благодаря трансплантации — а именно благодаря переливанию крови. Кроме того, давно и широко применяется пересадка роговицы, благодаря чему тысячи людей получили зрение. Относительно широко используется пересадка почек, что спасает жизнь многим и многим. Не так давно к нам в храм пришел человек, который живет уже пять лет благодаря пересаженной почке. Когда он заболел и узнал, что жизнь ему может спасти только пересадка почки, тут он обернулся лицом к Богу. Он стал молиться: Господи, если угодно Тебе, то пусть будет так, как будет. Также и другая больная: перед операцией она впервые в жизни исповедовалась, незадолго до операции причастилась. А после — когда смогла уже ходить, она пришла в храм со слезами благодарности. Вот вам, пожалуйста, пример. Значит, нередко Господь посылает страдания людям для исправления их жизни. И даже такие тяжелые, как пересадку органов.

— Это два случая, когда операция окончилась благополучно. Но большее число операций по пересадке органов в нашей стране, по-видимому, имеют печальный исход?

— Я бы так не сказал. Большее число все-таки оканчивается благополучно. Другое дело, влияет ли это как-то на сознание людей, приводит ли это к Богу или нет. А вот здесь уже наша задача, священнослужителей, — помочь людям. Ведь, что греха таить, священники пока еще не имеют возможности активного общения с больными. Ведь редко где в больницах имеется храм. И особенно важно и ценно, что человек может перед лицом тяжкого недуга и, может быть, перед лицом предстоящей смерти прийти к Богу с раскаянным сердцем. Я вспоминаю еще случай: одна женщина, тяжело больная, попросила меня прийти к ней. Я пришел — она со слезами на глазах принесла покаяние впервые в жизни, причастилась, на другой день умерла. Вы представляете, Господь допустил ей умереть раскаянной и после Причастия — какое это благо для человека, для души его!

— Возможно, это самое главное. И если человек обращается перед смертью, перед грядущей операцией к Богу, то в этом случае важен даже не исход, а прощение Богом?

— Безусловно, каким бы ни был исход, главное, надо помнить, что мы созданы Господом Богом и для Бога. И жизнь без Бога — это ничто, это есть смерть, смерть души.

— Но одно дело, когда умирают люди пожилые, совсем иное, когда умирают молодые. Нет ли здесь несправедливости? У многих бывали моменты ропота на Бога: почему любимый человек должен умереть?!

— Вопрос очень серьезный и важный, но мне кажется, в этом проявляется как раз высшая справедливость и любовь и милость Божия. Если умирает молодой человек или даже ребенок, не успевший много нагрешить, не сделавший много тяжелых, может быть, роковых, поступков в своей жизни, он уходит из этой жизни чистым, малогрешным или даже, как ребенок, безгрешным. Значит, Господь принял чистую душу. Кроме того, мы, христиане, знаем, что есть такое понятие, как Промысл Божий и, может быть, Господь сохранил этого юношу или младенца от тяжелых грехов, которые бы привели его к духовной смерти. Мы можем только догадываться, только говорить о Промысле Божием, а сама тайна Промысла сокрыта от нас.

— Для юного человека, младенца здесь действительно Промысл Божий и, может быть, смертью спасается его душа. Но опять же, если чисто по-человечески представить горе матери, потерявшей свое чадо… Или когда в юном возрасте погибают единственный сын или дочь — мне кажется, матери на земле больше делать нечего и, в общем-то, незачем больше жить.

— Это неправильная точка зрения и далеко не христианская. Скорее, даже антихристианская. Мы живем в мире, где царствует грех и зло. Еще апостол Иоанн Богослов две тысячи лет назад сказал, что «мир во зле лежит» (Ин. 5,19). А за два тысячелетия как разрослось это зло! Живя в этом греховном мире, мы вынуждены страдать. И через грехопадение наших прародителей в нашу жизнь вошли болезни, страдания, смерть. Так что смерть давно царствует в нашей жизни. От нее никуда не уйти, но наша задача — не склоняться перед смертью, перед страданием — а потеря любимого человека, тем более ребенка, для матери величайшее страдание — надо отыскать в себе силы жить для Бога, для людей, не замыкаться в своем личном горе. Я знаю немало случаев, когда матери, потерявшие своего единственного ребенка, находили потом счастье в Боге и в служении другим людям. И афганская война показала немало таких примеров…

— Да, я тоже таких знал. Но знал и таких, которые сходили с ума…

— Дело в том, что это сумасшествие, если можно так выразиться, во многом определяется нашим отношением к жизни, к Богу. Мы сконцентрированы на самих себе, мы во многом эгоисты. И этот эгоизм приводит к развитию в нас большой гордыни, которая по цепочке различных грехов часто приводит к унынию, к депрессивному психозу, тяжелым страданиям, вплоть до отчаяния и самоубийства.

— Но разве можно так говорить в данной ситуации: горе матери связывать с гордыней, правомерно ли?

— Правомерно. Потому что в горе человек видит только себя, свое «Я». А родительская любовь чаще всего направлена на самих себя. И в нашей любви к близким нам людям мы любим прежде всего себя. Мы желаем иметь этих близких для себя. А ведь жизнь не такова, и в Библии сказано, что отлепится человек от матери и отца и прилепится к жене своей. Так или иначе, человек уходит от родительского попечения и от родителей и создает свою семью, обретает любимую супругу, любимых детей, заводит домашний очаг. А родители наши не хотят с этим мириться.

— Так как же Христос спас людей от смерти, если человек все равно умирает?

— Мы можем различить две смерти: физическую и духовную. Смерти физической подвержены все люди. Ее не может избежать никто. Но мы знаем, что физическая смерть довольно условна, временна. Настанет день, когда душа наша после смерти и всеобщего Воскресения соединится со своим телом. Пребывание души вне тела — это лишь временное пребывание. В Своем Воскресении Христос победил смерть. Есть смерть физическая, есть смерть духовная. Это страшнее. Это значит, что мы не будем жить вместе с Богом. Самое страшное — быть в Аду, то есть вне Бога. Мучения души, находящейся без Бога, не сравнить ни с какими муками, которые переносит человек, скажем, в огненном пламени. Как относиться к Аду: как к вещественному пламени или как к духовному — это не имеет значения. Этой духовной смерти и надо страшиться. Об этом надо думать здесь на земле.

— Что посоветовать тому человеку, который потерял любимого или любимую? Как дальше жить?

— Надо найти себя. В любимом человеке мы часто теряем себя, ибо любим человека для себя. А себя можно найти в Боге и в других людях. Христос сказал: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22,39). Но мы забываем о первой части этой заповеди — «возлюби ближнего». Мы и в других любим себя. А ближние для нас, это не только те, кого мы любим, без кого жить не можем. Ближние — это все люди, создания Божии. Ведь Господь создал Адама и Еву, и через них все человечество. Наука уже доказала, что все человечество едино в одной паре прародителей. Это доказано генетическими исследованиями, а раньше это показали математики — что все человечество могло произойти только от одной пары и никак не от нескольких пар.

— А как Вы понимаете фразу из Библии «любовь, как смерть, крепка» (Песн. 8,6)?

— Ведь смерть действительно крепка, ни один человек в мире не может ее избежать. Хотим мы того или не хотим, смерть обязательно придет. Она не уничтожима в физическом плане. И вот любовь наша должна быть также неуничтожима, как неуничтожима смерть. Любовь, прежде всего, к Богу, затем — любовь к ближним людям и только потом — любовь к себе. А нужно ли любить себя? Нужно, ведь и Сам Господь заповедал нам: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» (Мф. 22,39). Ведь Он же не сказал, что мы не должны любить себя. А как мы должны любить себя и кого любить в себе? В себе мы должны, прежде всего, видеть и любить образ Божий. Ибо каждый человек несет в себе образ Божий. Каким бы падшем в нравственном отношении он ни был. И не свое тело, не свое личное «Я». И жить не для тела.

— Когда уходит близкий человек, все наши мысли полны только им — мы мечтаем во что бы то ни стало снова увидеться с ним. По учению Православной Церкви, возможна ли встреча с нашими близкими после всеобщего Воскресения, и возможно ли узнавание?

— Безусловно, возможна. Ведь «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых» (Мк. 12,27). И Церковь наша есть сообщество всех ее членов, и живых, и умерших физически. Их души живы — они молятся о нас, как и мы о них. Лучший пример тому — наше обращение к святым угодникам, которые являются предстателями за нас пред Богом. И иногда мы ощущаем их помощь. Наши близкие, которые уже ушли из этого мира в мир духовный, они также молятся о нас, помнят нас. И, безусловно, после нашей смерти мы встретимся с ними и, конечно, узнаем их.

— На чем основывается священник, благословляя или не благословляя на какое-либо дело, в том числе на операцию?

— Есть старцы, которым, благодаря их большому духовному опыту, деятельной молитве и любви Господь открывает многое. Они могут дать совет просто в силу своей прозорливости. Но большинство священников, наверное, этим не обладают. По себе я могу сказать, что когда больные просят дать благословение на операцию, то я больше подхожу как врач и стараюсь вникнуть в суть медицинской проблемы. Мне, может быть, в этом отношении легче, так как у меня есть врачебный опыт и немалый духовный опыт — в Церкви я с 62-63 годов и находился под руководством мудрых духовников. Благодаря этому выработалось интуитивное восприятие больного и человека вообще. Иногда, к сожалению, священники берут на себя слишком много и благословляют или не благословляют, не имея на то ни духовных, ни медицинских оснований, но это дело их совести. Я считаю, что каждый из нас должен заниматься своим делом. Врач должен заниматься своим врачебным искусством, священник должен помогать духовно и, прежде чем дать благословение на операцию или какое-либо лечение, неплохо было бы священнику посоветоваться с врачом и не брать такую ответственность на себя. Есть один мудрый опытный старец, одно имя которого вызвало бы у многих глубокое почтение. Однажды к нему пришел человек с просьбой благословить на операцию по поводу опухоли мозга и сказал, что священник, у которого он уже был, категорически запретил делать операцию. Старец ответил: «Ты знаешь, дорогой, я не врач, я не могу сказать, нужна тебе операция или нет; найди, пожалуйста, православного врача, и, как он посоветует, так и сделай». Каким-то образом этот больной нашел меня. А я все-таки врач-невропатолог и диагноз опухоли мозга ставил часто. Поговорив с ним, проверив компьютерный томографический анализ, мне стало ясно, что здесь такой случай, когда больному можно легко помочь, удалив опухоль. И ему благополучно сделали операцию. И благодарить он должен не меня, а врачей, которые провели операцию. И Господа Бога.

— Существует ли положение о том, что лучше скрыть вероятную смерть от больного?

— Я не знаю, писано это правило или нет, но оно было всегда. Есть и сейчас. Хотя ответить на этот вопрос однозначно я не могу. Так как многое зависит от личности больного, от его отношения к жизни и смерти, от его отношения к Богу. Ведь если человек — верующий и христианин — это одно дело, ему нужно сказать. Хотя иногда и верующему человеку прямо об этом говорит нельзя. Конечно, с христианской точки зрения, лучше сказать — чтобы человек смог духовно подготовиться к смерти. Но ведь неверующие люди смерти боятся, и знание правды часто вводит их в психологический шок. Поэтому надо подходить индивидуально. Что касается меня лично, то я хотел бы знать правду сразу, чтобы перейти этот рубеж жизни и смерти подготовленным.

Опубликовано в газете «Татьянин день»

Вернуться к свету

По информации ФСКН, около 100 тыс. молодых людей ежегодно погибает в России от наркотиков. На XIX Международных Рождественских чтениях Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с горечью отметил: «Мы ставим приоритеты: развитие экономики, экономическая мощь страны… Но для кого будет эта страна, для кого будет эта экономика, если народ вымирает ?» Душепопечительский Православный Центр святого праведного Иоанна Кронштадтского на Крутицком Патриаршем подворье в Москве — одно из немногих мест в России, где наркоманам помогают заново обрести смысл жизни, а вместе с ним — и выздоровление.

«…У О. Генри есть рассказ, где говорится, что самый нижний круг ада уготован для нерадивых отцов, которые не смотрели за дочерьми. Видать, с конца XIX века ад слишком переполнился, поэтому таких родителей стали наказывать наркоманией еще на этом свете. Преступление всегда одно и то же: невнимание к детям. Его совершить может каждый. Хоть простой спившийся пролетарий, хоть преуспевающий новый русский. Только у прола дитя начнет с клея, а мажор на папины деньги купит кокаин. Наркомания молодых — это месть родителям за равнодушие. Нет у вас минуты, чтобы просто поговорить и поинтересоваться, что у нас на душе? Ничего, завтра будете по докторам на руках носить!

Наркомания — это месть государству. Тоже за равнодушие. За политику равнодушия. За «либерализм»: «каждый заботится сам о себе. Об остальных позаботится дьявол». Уж он-то никогда не поленится подобрать неприкаянную душу. У вас сегодня нет денег

Ольга на кружки и секции, чтоб убрать нас с улиц и подворо-

КАМЕНЕВА тен? Ничего, завтра будете искать деньги на милицию

и принудительное лечение!»

.Эта пронзительная правда об истоках современной наркочумы — от первого лица; строки принадлежат Н. Владимирову — молодому человеку, страдающему наркозависимостью. В книге «Достигнув дна, вернуться к свету», выпущенной в 2007 году издательством Душе-попечительского Православного Центра (ДПЦ) святого праведного Иоанна Кронштадтского, опубликованы исповеди наркоманов — реабилитированных и не сумевших справиться со своей болезнью, ныне здравствующих и уже скончавшихся; размышления «созависимых» отцов и матерей, советы священников, в том числе бессменного духовника и руководителя ДПЦ игумена Анатолия (Берестова), доктора медицинских наук, профессора, который с 1985 по 1995 год исполнял обязанности главного невропатолога Москвы.

ш

м

Игумен Анатолий (Берестов) с пациентами и сотрудниками ДПЦ.

‘А’ -.-^,. .. ,■

-V’ —У

ФОТОСОЮЗ

Центр святого праведного Иоанна Кронштадтского существует на Крутицком Патриаршем подворье с 1996 года. Поначалу здесь проходили реабилитацию лица, пострадавшие от оккультизма и тоталитарных сект. С лета 1998 года Центр занялся реабилитацией наркозависимых, алкоголиков, а также людей, страдающих лу-доманией — зависимостью от игровых автоматов и компьютеров.

«Где умножается грех, преизобилует благодать» (Рим. 5:20). Крутицкое подворье в Москве напоминает тихий сказочный городок с храмами, палатами, теремами и переходами, украшенными цветными изразцами. Издревле монастырь был связан со спасением русских людей, оказавшихся сначала в ордынском, а затем польском плену. В XIII веке отсюда отправлялись по разным делам в Орду, здесь молились и испрашивали Божьего благословения на благополучное возвращение с чужбины. В 1612 году в Крутицы пришло ополчение князя Дмитрия

Крутицкое Патриаршее подворье, где с 1996 года находится Душепопечи-тельский Центр.

Пожарского и гражданина Козьмы Минина, освободившее Первопрестольную от латинян — шляхтичей.

Теперь на подворье спасают молодежь, попавшую в сети наркодельцов. В алтаре храма Воскресения Сло-вущего прислуживают бывшие наркоманы. Те, кто приходит в себя, оказываются на редкость одаренными людьми — будто в награду за перенесенные страдания и труды Господь щедро наделяет их горячей верой и талантами. Некоторые из «бывших» стали священниками, кто-то решил трудиться в Центре, кому-то помогли найти работу по специальности.

«Наркомания — это в первую очередь грех, и только во вторую — болезнь», — говорит игумен Анатолий (Берестов). — Это результат греховного образа жизни — без Бога и вопреки Богу. Грехи программируют соответствующее поведение и создают психотип человека. Наша задача — изменить программу, вложенную в душу, изменить образ жизни, «начинку души», мировоззрение. Этого нельзя достичь лечением, ибо грех не лечится. Эта сложная задача непосильна медицине, но посильна благодати Божи-ей, которую человек получает в Церкви по вере своей».

Александр Желобанов, психолог Центра, специалист по биологической обратной связи (БОС), продолжает: «К нам обращаются с маниями, то есть со страстью. Многие люди погибают, так как не могут победить страсть. Потому что за ней стоит живая сущность: лукавый дух, у которого опыт обольщения людей — более чем 7,5 тыс. лет. И человек сам, естественно, просто не справляется — слишком он молод и к тому же инфантилен. Но когда он обретает Христа, начинает благодарить Его, обращаться к Нему, Христос в нем перебарывает эту страсть».

С 1998 года через Душепопечительский Центр прошло около 10 тыс. пациентов. По словам отца Анатолия (Берестова), если в 1990-е годы из 100 приходящих на реабилитацию оставались 80-85 человек, то сейчас — всего лишь 15-20. Из тех, кто решил лечиться, выздоравливают, возвращаются к нормальному образу жизни — и в 1990-х, и теперь — все те же 80-90% пациентов Центра.

Чтобы пройти курс восстановления, действительно требуются решимость и немалый труд. Часто наркоманам, утратившим свою волю, это не по силам. Но милость Божия безгранична: многие зависимые теряют тягу к наркотикам после первого же Причастия либо после

Крещения. В Центре зафиксировано 19 случаев исчезновения ВИЧ-инфекции у наркоманов — по сле того как исцелялась душа, выздоравливало и тело.

Работа над ошибками

При необходимости человеку, обратившемуся в ДПЦ, оказывают медикаментозную помощь, снимают абстинентный синдром. Центр сотрудничает с клиникой Национального научного центра наркологии (ННЦН) Минздрава РФ, наркологической больницей №17, где есть православное отделение, Московским научно-практическим центром наркологии. После выхода из стационара реабилитацию пациента отслеживают сотрудники Центра — врачи, священники, психологи. Многие ребята занимаются в группах катехизации — изучают Закон Божий, Псалтирь и Священное Писание. Трудовые послушания пациенты Центра несут в православных обителях, в частности — в соседнем Новоспасском монастыре, где ребята помогают в ремонтных и восстановительных работах, трудятся в саду, пекут просфоры.

Какие ошибки в воспитании молодых людей приходится исправлять психологам Центра?

Рассказывает Александр Желобанов: «Любой родитель, если он любит ребенка больше Бога, совершает ошибку, потому что проявляет гиперопеку. А гиперопека, потакание желаниям — это воспитание зависимого человека. Потому что главный принцип зависимости — инфантилизм. Человек не вырос: ему 20, 30 лет, а в реальности — 15, хотя я встречал и пятилетнего в 25. И здесь нужна терапия — чтобы человек с психологом потихонечку научался ответственности, решимости, самостоятельности, то есть возрастал. Требуется проработка тех эмоций, обид, злобы, которые появляются у человека, не принятого современным обществом.

Родители должны относиться к своему ребенку как к свободной личности, но иметь силу молитвенного совета. Можно ведь и розги применить для воспитания, если у вас любящее сердце. А если оно в гневе, то розги — к озлоблению. Родители должны стоять перед Богом, быть в Духе и от этого со-стояния строить общение с чадом».

Александр Желобанов учит своих пациентов древней традиции чтения церковнославянской Псалтири для отроков (по методу Б.А. Успенского).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Игумен Анатолий (Берестов): «Наркомания — это в первую очередь грех, и только во вторую — болезнь».

Александр Желобанов ведет лечебные сеансы в кабинете БОС. Метод основан на разработках ученых-физиологов петербуржской школы — Павлова и его учеников — Сеченова, Бехтерева, Ухтомского.

Сеанс проходит следующим образом: человеку предлагают занять удобное положение в кресле и расслабиться. Пациенту снимают электроэнцефалограмму головного мозга, делают электрокардиограмму сердца, прикрепляют датчики для регистрации дыхания. Все клинические показатели видны на экране монитора.

Программа устроена так, что, если человек успокаивается, начинают звучать православные песнопения, на экране открываются мозаики, возникают картинки храмов, древняя иконопись. Это сигнал, что пациент спокоен. Если же в голове мелькает мысль, связанная, прежде всего, со страстью, сердце начинает биться чаще, мозг перестраивается в другой режим — тогда видеоряд исчезает.

Постепенно человек начинает различать тонкие изменения в своем состоянии, на уровне помыслов. Это ему помогает в повседневной жизни при встрече с искушениями. При помощи специальных навыков дыхания, молитвы ребята учатся быстро успокаиваться. Они читают Священное Писание, псалмы, некоторые из них — 1, 33, 102, 145 — учат наизусть. Александр Желобанов отмечает важность четкого проговаривания текста Писания на церковнославянском языке и его святоотеческого осмысления: человек как бы пьет от Писания.

«Мы же приходим с вами в церковь, причащаемся Телом и Кровью Христовой, — поясняет Александр Желобанов. — Чтение церковнославянской Псалтири перестраивает речь и мышление человека. Он учится психофизиологической регуляции, при этом его душа запечатлевает Слово Божие. В результате страждущий получает не только опыт спокойного состояния — он испытывает умиротворение. Но главное, чтобы у человека

неумен \наш,IV,

ИГУМЕН АНАТОЛИЙ (в миру АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ БЕРЕСТОВ) родился в 1938 году, в неверующей семье. После окончания школы поступил в фельдшерское училище, стал медиком, служил в армии в Подольске. Позднее учился во 2-м Московском медицинском институте на педиатрическом факультете. Был лучшим студентом, единственным на курсе ленинским стипендиатом. Во время учебы на 2 курсе пришел к вере благодаря своему брату Михаилу (позднее — схииеромонаху Рафаилу).

На 5 курсе руководством института был поставлен вопрос о его отчислении «за аморальное поведение» (посещение храма), а голосование вынесено на комсомольское собрание. Студенты-сокурсники отстояли своего товарища, посчитав, что вера в Бога

не повод для исключения из высшего учебного заведения. После окончания института Анатолий женился, хотя женитьба была необычная: его духовный наставник, старец Троице-Сергиевой Лавры, посоветовал стать монахом. Молодой человек был влюблен и серьезно не воспринял совета старца, а благословение на женитьбу взял у архиерея. Узнав об этом, старец вздохнул: «Теперь поделать нечего — благословение архиерея выше моего. Имей в виду, Анатолий, ты проживешь с ней 10 лет, она ум рет, у тебя останутся от нее двое детей, и ты все равно станешь монахом». В 1977 году скончалась его супруга, оставив ему на воспитание двоих детей. С 1966 по 1991 год Анатолий Берестов прошел путь от ординатора, аспиранта, ассистента, доцента — до кандидата, доктора медицинских наук и профессора

PHOTOXPRESS РИА-НОВОСТИ

сердце загорелось на молитвенное Богообщение. Потому что наркозависимому нельзя быть теплохладным, не получится — сорвется. Если человек не станет другом Божиим явно, на все 100%, он будет мытариться».

Часто пациентов Душепопечительского Центра отправляют пожить в монастыри, расположенные подальше от мегаполиса с его искушениями, — окрепнуть духовно перед курсом восстановления либо, наоборот, — набраться сил после реабилитации.

Иногда о. Анатолий (Берестов) благословляет больных на продолжительную (около года) реабилитацию в мини-общинах. Одна из них находится в подмосковном Дедовске, у батюшки в доме, который подарил ему

В Новоспасском монастыре ребята помогают в ремонтных работах, пекут просфоры.

кафедры детской невропатологии в Российском государственном медицинском институте.

С 1985 по 1995 год работал главным невропатологом Москвы. В декабре 1991 года был рукоположен в сан дьякона и начал служить в храме иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыне. В 1993 году пострижен в монашество на Валааме с дальнейшим прохождением послушания на Московском подворье Валаамского монастыря. В 1995 году рукоположен во иеромонаха. 15 апреля 2009 года в Храме Христа Спасителя в Москве Патриархом Московским и всея Руси Кириллом возведен в сан игумена. Ныне — сотрудник Российского православного университета (Высокопетровский монастырь в Москве), настоятель храма св. прп. Серафима Саровского при Институте трансплантологии.

Имеет публикации в области педиатрии и неврологии, является автором (соавтором) большого количества книг, посвященных проблемам наркомании и оккультизма, взаимоотношениям медицины и Церкви. («Головные боли у детей и подростков», «Осторожно — метадон!», «Духовная агрессия против России», «Черные тучи над Россией, или Бал колдунов», «Православные колдуны» — кто они?», «Под маской Православия», «Удар по здоровью», «Возвращение в жизнь», «Колдуны в законе», «Беседы с православным врачом», «Духовные основы наркомании», «Грех, болезнь, исцеление», «наркоманию вылечить нельзя, но победить можно», «Достигнув дна, вернуться к свету», «Легальная наркоагрессия в России(Хроники необъявленной войны)» и др.

бывший наркоман. Священник занял в нем одну келью, остальные комнаты передал своим пациентам. Другая община размещается в московском районе Люблино, в особняке, переданном Центру в долгосрочную аренду московским правительством. Помещение сейчас ремонтируется силами ребят, проходящих реабилитацию, а также их родителей. Вместе они строят домовый храм во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Интересно, как расшифровывают обитатели Центра в Люблино его адрес: ул. Новороссийская, дом 12А. Люблино, оказывается, означает Любовь, Новороссийская — Новая Россия, а 12А — не что иное, как 12 апостолов. При Душепопечительском Центре действует Родительский комитет «Вера, надежда, любовь». Его возглавляет заместитель руководителя ДПЦ Игорь Геннадьевич Шепелев, который рассказывает: «Человек 30-40 родителей, у которых дети страдают от наркотической, алкогольной или игровой зависимости, объединились, чтобы помочь своим близким и друг другу. Одному ведь очень трудно нести этот крест. Мы сами стали регулярно ходить в храм, исповедоваться, причащаться, участвовать в молебнах, вместе читаем Псалтирь, акафисты, молитвы по соглашению. Ведем просветительскую работу: организуем конференции, фестивали на антинаркотические и семейные темы, пишем письма руководителям государства, Москвы — с предложениями по решению проблем наркомании и алкоголизма, требованиями закрыть известные нам притоны. Помогаем госпитализировать молодых наркоманов и алкоголиков, навещаем их, проводим беседы, при необходимости приглашаем священников.

Пришло ясное осознание того, что в случившемся есть огромная вина нас, родителей. Самое главное сейчас — исправить ошибки, измениться самим, вытащить из беды своих сыновей и дочерей.

Сегодня у многих ситуация в семье изменилась в лучшую сторону, есть исцеления. Но главное —

Дорогие читатели! Душепопечительский Центр святого праведного Иоанна Кронштадтского нуждается в финансовой помощи. У нас есть возможность поддержать людей, которые борются за жизнь и здоровье наших детей.

Реквизиты Душепопечительского Православного Центра святого праведного Иоанна Кронштадтского

Юридический и фактический адрес: 109044, г. Москва, Крутицкое Патриаршее подворье, ул. Крутицкая, д. 17, стр. 5

Получатель: Душепопечительский Православный

БИК 044525225

Кор. счет 30101810400000000225 Назначение платежа:

Пожертвование на уставные

Центр (ДП Ц) Московский Банк Сбербанка России ОАО цели Центра

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

г. Москва Тел.: 8 (495) 676-67-63

Расчетный счет 40703810438160100382 (регистратура),

ИНН/КПП 7705331389/770501001 8 (495) 358-55-78

Банк Получателя ОАО «Сбербанк России» г. Москва (Центр в Люблино)

появилась вера в Бога, желание жить по Божией правде и, конечно, надежда на Его милосердие».

Каждый в ответе

Помощь больным в Душепопечительском Центре оказывают бесплатно, Центр существует на добровольные пожертвования, в основном мелких и средних фирм. Здесь профессионально трудятся примерно 20 человек. Сотрудники Центра получают 3-5 тыс. руб. в месяц, причем последнее время и эти символические зарплаты не выдают — из-за отсутствия средств. Люди знают, на что идут, о деньгах здесь говорить не принято, но все дорожает, и некоторые не выдерживают аскетичного образа жизни. Ограниченное число пациентов в общинах также объясняется, в частности, нехваткой средств.

Парадокс современного общества: национальную проблему страны решают подвижники-одиночки, брошенные на произвол судьбы; кучки православных бессребреников сражаются против наркомафии с ее миллиардами.

Расплата за равнодушие и бездействие большинства — стремительное разрастание наркомании: каждый зависимый со временем вовлекает в свой образ жизни 10-15 человек.

В день открытия XIX Международных Рождественских чтений, 24 января 2011 года, Святейший Патриарх Кирилл с горечью отметил: «Мы ставим приоритеты: развитие экономики, экономическая мощь страны. Но для кого будет эта страна, для кого будет эта экономика, если народ вымирает?»

Кстати, об экономике. Россия — страна, где продаются самые дешевые в мире пиво, сигареты, водка (цены соответственно в 4, 6, 7 раз ниже мировых). Отметим, что акцизы на табачные изделия в России в пять раз меньше, чем в США, Германии или Финляндии. Ввозная пошлина на сырой табак составляет 5% — как на детское питание. При этом в России, где табачная промышленность в основе своей принадлежит иностранным собственникам, сырье на 90% импортное.

«Курению «травки» всегда предшествует курение обычных сигарет», — говорится в Концепции профилактики наркомании в России, разработанной игуменом Анатолием (Берестовым). Неокультуренный табак издревле применяется американскими индейцами в ритуально-мистических целях, шаманами — для вве-

дения в состояние транса, галлюциногенных видений потусторонних сил и духов.

Оказывается, курящие дети и подростки имеют шанс стать наркоманами в 55 раз чаще некурящих, а те, которые курят и употребляют алкоголь, — в 100 раз чаще. Специалисты отмечают особое влияние рок-музыки на психику молодого человека: мозг слушателя выделяет большое количество собственных наркотических веществ — эндорфинов, человек при этом находится в состоянии измененного сознания, он открыт к принятию наркотиков.

Еще одним серьезным провокатором зависимости стало телевидение. На вопрос «что повлияло на ваше решение принимать наркотики?» многие молодые люди говорят о желании подражать героям боевиков. Таким образом, усаживая рядом с собой детей перед телевизором, родители сами создают себе будущие проблемы.

Между тем купить наркотические средства у нас не представляет труда. В России существует легальный — аптечный — наркорынок. Без рецептов продают кодеинсодержащие препараты, из которых делают дезо-морфин — еще более тяжелый и страшный наркотик, чем героин; и пустые упаковки этих препаратов сегодня можно увидеть у московских школ.

Вот строки из предсмертного письма молодого человека по имени Александр (опубликовано в уже упомянутой книге «Достигнуть дна.»): «Я пишу эти строки и ужасаюсь прогневить Бога: ведь все самоубийцы попадают в ад, а я ведь не самоубийца — меня убили, у меня есть убийцы, имя им — наркоторговцы, и убили они меня ядом, имя которому — героин».

Расплата тех, кто ведет бизнес на крови, неминуема: наркобароны вместе со своими детьми лечатся в тех же центрах, что и их жертвы. «Попирая Божий закон, они не замечают жернов, который невидимо опускается на них, чтобы смолоть их в прах», — пишет святой Николай Сербский о подобных людях. (Письма к духовным чадам. «Христианская жизнь», 2006.)

По данным Душепопечительского Центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, в настоящее время проблема наркомании в России затрагивает около 30 млн человек (учитывая число «созависимых» — родителей и близких родственников больных).

По информации ФСКН на конец 2005 года, официально было признано существование в России 6 млн наркозависимых. Причем цифра не учитывала огромного числа лиц, употребляющих марихуану и ее производные.

Но почему страдают юные, неокрепшие души? «Не спрашивай, за что Бог мучает Россию, — говорит святитель. — В Писании сказано: «Господь, кого любит, того наказывает; и бьет» (Евр. 12:6). Так и написано, что милостивый Бог бьет того, кого любит. Бьет в земном царстве, чтобы сильнее прославить его в Царстве Небесном. Бьет его, чтобы он не прилеплялся к бренности земной, к мирским кумирам — обманчивым кумирам человеческой силы, ловкости и богатства, к переходящим теням и болезненным соблазнам. Без великих ударов Православие не пронесло бы правду Божию через такое количество пропастей и чрез мрак веков и не одолело бы такой долгий путь, исполненный препятствий, сохранив в чистоте Истину и Святость».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *