Церковь на окопной Смоленск

Исследование древних руин

«В 1933 году развалины попытался раскапывать Иван Хозеров. Оказалось, что к этому времени стены церкви были уже почти целиком разобраны на кирпич, а на площадке памятника появились свежие захоронения». Плачевное состояние руин не позволило смоленскому археологу составить даже приблизительный план древнего храма. В 1967 году экспедицией Николая Воронина и Петра Раппопорта остатки древних развалин были раскопаны. Это было сделано с целью возможно более полного установления плана древнего храма, и времени его постройки.

Не смотря на то, что большая часть площади храма оказалась к тому времени занята свежими захоронениями, установить план памятника ученым все же удалось. Оказалось, что в древности это был четырехстолпный храм с галереями очень похожий на находившийся восточнее собор на Протоке (почти близнец), только немного меньших размеров, несомненно, построенный теми же мастерами. В отличие от собора на Протоке, у церкви на Окопном кладбище отсутствовал западный придел (хотя нельзя исключать того, что он был, но не сохранился). Не было также и пристроенных с юго и северо-запада к галереям храмиков-усыпальниц. Вероятнее всего, западная часть галереи церкви на Окопном кладбище, также как и в соборе на Протоке была выделена в отдельный нартекс. Об этом может свидетельствовать вскрытый археологами пилон, пристроенный к мощной лопатке западной стены храма. Это, а также то, что «в северо-западном углу храма были обнаружены остатки аркосолиев», которых, несомненно, было больше, безусловно, свидетельствует и о том, что в древности церковь на Окопном кладбище была монастырским храмом.

Во время раскопок было сделано замечательное открытие. Древний пол в центральной апсиде, проход из центральной в северную апсиду (жертвенник) и часть пола в северной апсиде были выложены поливными керамическими плитками. «Керамические плитки пола апсиды были покрыты поливой зеленого, желтого или черно-коричневого цвета. Плитки квадратные, со сторонами 10,5 – 11,5 сантиметров при толщине 2,3 – 2,5 сантиметров». Интересно, что о плиточном поле писал еще Иван Хозеров, обнаруживший его во время своих исследований в 1933 году. Во время раскопок 1967 года было также обнаружено множество обломков древней фресковой росписи храма.

Фрагменты орнамента. Воронин. Смолеская живопись XII — XIII вв. Фото: АиФ / Владимир Марков

«Это синие фоны, мелкая ромбовидная сетка на синем или коричневом фоне, белые буквы на синем фоне и т. д. В завале восточной части алтаря обломки лежали пластом, это были также одноцветные, преимущественно синие фоны и мелкие фрагменты нереконструируемых орнаментов. Судя по этим остаткам, орнаментальные части росписи выполнены с поразительной, порой каллиграфической четкостью и отменным чувством света. <…> Особо нужно сказать о драгоценном фрагменте – поражающей своей классической красотой голове ангела. По точности и свободе письма, артистической живописной лепке формы и тонко выдержанной цветовой гамме, по одухотворенности нежного лика этот фрагмент принадлежит к лучшим творениям смоленской живописи. Роспись храма была осуществлена артелью первоклассных художников, среди которых трудился и замечательный мастер, создавший этого ангела. По-видимому, его же руке принадлежит маленький фрагмент лика старца, близкий по точной и свободной живописи голове ангела. <…> На южной стене апсиды жертвенника были следы росписи – вертикальные черные линии с сердцевидными фигурами между ними на белой, нетонированной штукатурке. Это остатки декоративных белых завес, сочетавшихся, таким образом, и здесь с имитацией полилитии».

Церковь на окопном кладбище. Фрагменты ликов. Воронин. Смоленская живопись XII — XIII вв. Фото: АиФ / Владимир Марков

Церковь на Окопном кладбище и Духов монастырь

А теперь посмотрим, можно ли хотя бы приблизительно предположить, как назывался древний монастырь, храмом которого являлась церковь на Окопном кладбище? Ранее мы выяснили, что огромный собор на Протоке, расположенный примерно в полукилометре восточнее, вероятно, являлся первоначальным монастырем Положения риз Богоматери (древний Авраамиев монастырь). Николай Воронин и Петр Раппопорт доказали, что церковь на Окопном кладбище была построена во втором или даже третьем десятилетии XIII века, то есть позже собора на Протоке. Очевидно, что ее заказчиком был один из смоленских епископов.

Интересно, что «наиболее ранние сведения о существовании в Смоленске Духова монастыря относятся к началу XVI века. В документах церковного собора, состоявшегося в 1509 году в Вильно, среди присутствовавших архимандритов монастырей отмечен «из Смоленска Святаго Духа Афонасий»». Это сообщение неопровержимо свидетельствует о том, что в Смоленске еще в литовский период его истории, то есть до вхождения в Московское государство в 1514 году уже существовал Духов монастырь. Сомнительно, чтобы монастырь возвели в XIV или XV веках, в пору упадка экономики и православия. Поэтому, вероятнее всего, он мог быть возведен в XIII веке. И среди руин монастырских храмов–претендентов на первом месте оказывается церковь на Окопном кладбище.

Церковь на окопном кладбище. Фрагменты ликов. Воронин. Смоленская живопись XII — XIII вв. Фото: АиФ / Владимир Марков

Ранее Николай Воронин и Петр Раппопорт считали, что «храм на Протоке начал разрушаться вскоре после своего сооружения, возможно, уже в XIII веке». Однако, современными учеными доказано, что он начал разрушаться значительно позже. Вероятно, он мог запустеть не ранее XIV века, а разрушение началось в XV веке. Вероятно, и церковь на Окопном кладбище (Духов монастырь?) также начал разрушаться в XV веке. Письменные источники косвенно свидетельствуют о том, что храмы этих монастырей разрушались, хотя монастыри были действующими. Такое парадоксальное положение могло сложиться только в том случае, если ни у православных смолян, ни у православных церковных властей Смоленска не было средств для поддержания древних святынь в нормальном состоянии.

Известно, что после 1514 года московское правительство провело грандиозную программу по восстановлению древних смоленских святынь. Был восстановлен Авраамиевский монастырь, только уже на новом месте рядом с городом (возле юго-восточной стены), вероятно, также был восстановлен и древний Духов монастырь, но по каким-то причинам он также был возведен на другом месте, примерно в пятистах метрах северо-восточнее руин собора на Протоке. В XVII веке новый Духов монастырь был разрушен и более уже никогда не восстанавливался.

Церковь на Окопном кладбище. Плинфа, найденная возле свежего захоронения. Фото: АиФ / Владимир Марков

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *