Церковь о суррогатном материнстве

Поделиться «Митрополит Иларион: на счету Церкви не один миллион спасенных жизней»

  • Twitter
  • LinkedIn
  • E-mail

Острая дискуссия о суррогатном материнстве развернулась на этой неделе в российском обществе после того, как журналист, автор и ведущий программы «Вести недели» на телеканале «Россия 1» Дмитрий Киселев фактически призвал Русскую Православную Церковь снять запрет для верующих на эту практику деторождения. По его словам, церковная позиция, выработанная и зафиксированная около 20 лет назад в документе под названием «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», противоречит благословению Творца «плодитесь и размножайтесь» и может быть пересмотрена с учетом современных реалий ради приумножения жизни. На вызовы и вопросы, связанные с развитием суррогатного материнства, в эксклюзивном интервью РИА Новости ответил председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

— Известны ли Русской Православной Церкви масштабы явления: что рождены уже десятки тысяч детей от суррогатных матерей и они становятся частью нашего общества? Обсуждается ли это в Церкви?

— Позиция Церкви не может зависеть от статистики и от количества. Вопрос о суррогатном материнстве был обсужден в Церкви в 2000 году, когда принимались «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». В этом документе, принятом высшим органом власти в Церкви — Архиерейским Собором, — говорится: «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания».

В 2013 году Церковь вернулась к дискуссии о суррогатном материнстве, рассмотрев один из частных аспектов этой проблемы — крещение младенцев, родившихся при помощи суррогатной матери. Документ, посвященный этой теме, был принят на заседании Священного синода в декабре этого года. В документе подтверждается позиция, согласно которой практика так называемого суррогатного материнства «однозначно осуждается Церковью», а сам термин «суррогатное материнство» «указывает на искажение высокого понимания материнского долга и призвания».

В документе говорится: «Общественная опасность практики «суррогатного материнства» связана с радикальным изменением самого представления о природе человека. В данном случае понимание человека как уникальной личности подменяется образом человека как биологической особи, которую можно произвольно конструировать, манипулируя элементами «генетического материала».

Эти слова, в частности, вызвали критику Д.К. Киселева. В своей передаче на «России 1» он приписал Церкви то понимание, которое Церковь как раз и оспаривает. Для Церкви младенец — не биологическая особь, а созданный по образу и подобию Божию человек, который в соответствии с божественным установлением должен иметь одного отца и одну мать. И Церковь выступает против того, чтобы живое человеческое существо превращалось в биологическую особь, которую можно подвергать манипуляциям.

— Как правильно понимать суррогатное материнство: это использование парой третьего человека как «инкубатора», очередные «платные услуги» или все-таки социальная взаимопомощь из сострадания к бездетным? Зависит ли от этого понимания, от мотивации суррогатного материнства и сама его оценка: может ли это в каких-то случаях быть плохо, а в каких-то хорошо?

— С точки зрения Церкви, данная практика «является унижением человеческого достоинства женщины, тело которой в данном случае рассматривается как своего рода инкубатор».

Церковь не навязывает свою позицию лицам, находящимся вне ее. Но для членов Церкви суррогатное материнство не может быть оправдано никакими обстоятельствами или соображениями.

Родителей, испытывающих трудности с зачатием ребенка, Церковь благословляет усыновлять или удочерять детей. Более того, мне как священнослужителю известны многие случаи, когда бесплодная пара усыновляла одного или нескольких детей, а затем Бог посылал им и своего собственного ребенка.

— Суррогатная мама — все-таки мама, мама-1, мама-2? Кто тогда ее муж, помогающий ей в период беременности? И как быть с их чувствами к ребенку и ответственностью за него во взрослении (и его ответственностью за них в старости)?

— Российское законодательство оставляет за суррогатной матерью право оставить рожденного и выношенного ею ребенка, не передавая его биологическим родителям. Сейчас раздаются голоса, призывающие изменить эту статью закона с тем, чтобы лишить суррогатную мать каких-либо прав на выношенного ею ребенка. Мы в Церкви не можем согласиться с такого рода «совершенствованием» законодательства.

Во многих странах мира суррогатное материнство в принципе запрещено. У нас оно разрешено, но в нем прописаны права суррогатной матери, что налагает определенные риски на «заказчиков» ребенка — его биологических родителей. Хотя бы для какой-то части супружеских пар это является сдерживающим фактором.

— Можно ли суррогатное материнство приравнять к донорству?

— Не вижу для этого никаких оснований. Хотя само понятие донорства сегодня используется очень широко.

В вопросах, касающихся донорства, тоже есть нравственная составляющая. Одно дело, когда человек сдает кровь, чтобы помочь пострадавшим в результате землетрясения, или жертвует почкой, чтобы сохранить жизнь другому человеку, лишившемуся почки. И совсем другое, когда мужчина за деньги сдает сперму, чтобы ее заморозили, а потом при ее помощи оплодотворили незамужнюю женщину. Если первый вид донорства можно охарактеризовать как героизм или даже подвиг, то второй вид никак не может быть оправдан с церковной точки зрения.

— Как бы Церковь ни относилась к этому явлению, ребенок не виноват — можно ли все-таки его крестить в младенчестве или нет и почему?

— Ребенок не виноват. Но возникает вопрос: если биологические родители, зная о позиции Церкви, все равно идут на деяние, не совместимое с этой позицией, смогут ли они воспитать ребенка в вере? А воспитание ребенка в православной вере является непременным условием крещения младенца.

Поэтому в документе 2013 года сказано: «С одной стороны, любой рожденный младенец может быть крещен — по вере тех, кто намеревается его крестить. Ребенок не может отвечать за поступки своих родителей и не виноват в том, что его появление на свет связано с репродуктивной технологией, осуждаемой Церковью. С другой стороны, ответственность за христианское воспитание младенца несут на себе родители и восприемники. Если родители не приносят явного покаяния в содеянном, а восприемники фактически выражают согласие с совершившимся греховным деянием, то о христианском воспитании речи идти не может. Отказ в крещении младенцев в подобном случае будет соответствовать православной традиции, предполагающей согласие крещаемого, а в случае крещения младенца — его родителей и восприемников с учением Церкви. Такой отказ будет иметь также и пастырское значение, так как тем самым общество получит от Церкви ясный сигнал о том, что практика суррогатного материнства является с христианской точки зрения неприемлемой».

При этом вносится следующее уточнение: «Ребенок, рожденный при помощи суррогатного материнства, может быть крещен по желанию воспитывающих его лиц, если таковыми являются либо его биологические родители, либо суррогатная мать, только после того, как они осознают, что с христианской точки зрения подобная репродуктивная технология является нравственно предосудительной, и принесут церковное покаяние — вне зависимости от того, осознанно или неосознанно они проигнорировали позицию Церкви. Только в этом случае Церковь сможет ожидать, что крещеный ребенок будет воспитываться в православной вере и ему будут прививать христианские нравственные представления. Если же такого осознания не происходит, то решение вопроса о крещении откладывается до времени сознательного личного выбора ребенка. В последнем случае факт суррогатного рождения сам по себе не является препятствием для крещения человека, ибо он не несет ответственности за поведение своих родителей».

Как видите, позиция Церкви по данному вопросу весьма детально разработана. Упрекнуть Церковь в отсутствии человеколюбия в данном случае никак нельзя. Наоборот, предлагаются разные варианты решения проблемы.

— А что Вы ответите на четко поставленный в программе Д. К. Киселева вопрос: «Если с 2000 года, когда была принята «Социальная концепция Русской Православной Церкви», терапевтические и хирургические методы столь изменились, что как раз делают способными супругов к зачатию ребенка, то, быть может, и оценки этих методов — как раз ради чадородия — стоит пересмотреть? В Библии мы читаем «плодитесь и размножайтесь», а тут рядом стоит священник и ровно за это осуждает вас: мол, не тем способом?»

— Несправедливы упреки в адрес Церкви за то, что, осуждая практику суррогатного материнства, она тем самым якобы препятствует деторождению. Церковь не только этому не препятствует, но, наоборот, всячески этому способствует. Кто, если не Церковь, наиболее последовательно выступает против абортов, считая аборт узаконенным детоубийством? Кто, если не Церковь, выступает против использования супружескими парами контрацептивных средств абортивного действия с целью недопущения рождения детей? А разве не Церковь напоминает о супружеской верности, о призвании супругов к чадородию, о том, что каждый человеческий эмбрион имеет неотъемлемое право на рождение?

Во многом именно благодаря последовательной позиции Церкви, ее работе с паствой, с обществом, со средствами массовой информации, с органами здравоохранения, ее собственной благотворительной и социальной деятельности число абортов в нашей стране снизилось в три раза за последние 18 лет. Таким образом, на счету Церкви — не один миллион спасенных жизней. Важную роль здесь играют и государственные программы по поощрению ответственного материнства и отцовства. Но роль Православной Церкви и других традиционных конфессий никак нельзя списывать со счетов.

Церковь не только не препятствует исполнению заповеди Божией «плодитесь и размножайтесь», но, наоборот, делает все от нее зависящее, чтобы рождаемость в нашей стране неуклонно росла. И если темпы роста рождаемости остаются низкими, то не потому, что Церковь бездействует, а потому, что ей противодействуют многие силы, в том числе потребительская идеология, ставящая на первое место личный комфорт человека, а не его ответственность перед семьей, перед страной, перед будущими поколениями. Из этой потребительской идеологии и родилась практика суррогатного материнства, позволяющая богатым женщинам избежать страданий, связанных с рождением ребенка, переложив их на менее обеспеченных членов общества.

Если исходить из того, что для достижения высоких демографических показателей все средства хороши, тогда почему не разрешить клонирование людей? Можно ведь при помощи клонирования достигать любых показателей, причем не только количественных, но и качественных. Однако пока еще существует тот нравственный барьер, который не позволяет переступить эту черту и превратить нашу планету в «дивный новый мир», описанный Олдосом Хаксли.

— Что Вам известно о позициях по этим вопросам других конфессий и религий?

— Позиции традиционных конфессий Российской Федерации по данному вопросу совпадают, что подчеркивалось на заседаниях Межрелигиозного совета России.

— Возможен ли пересмотр позиций Русской Православной Церкви по этим вопросам в ближайшем будущем?

— Церковь не стоит на месте, она откликается на происходящее вокруг, давая оценку в том числе и новым технологиям, если они затрагивают нравственные вопросы. Именно по этой причине в «Основах социальной концепции» было уделено значительное внимание вопросам биоэтики. Эти вопросы и далее обсуждаются — в частности, в рамках работы Комиссии межсоборного присутствия по богословию и богословскому образованию. Пересмотр позиции здесь вряд ли возможен, потому что позиция формируется не на основе сиюминутных данных, а на основе церковного учения. Но возможны дальнейшие уточнения отдельных аспектов этой четко выраженной позиции по мере того, как будут возникать все новые и новые аспекты самой проблемы.

Беседовала Ольга Липич

Поделиться «Митрополит Иларион: на счету Церкви не один миллион спасенных жизней»

Что говорят разные религии о суррогатном материнстве

Большинство авраамических религий единодушны: суррогатное материнство ― грех и недопустимо для благочестивых верующих. Католицизм и православие сходятся во мнении, что привлечение суррогатной матери нарушает таинство брака и обезличивает супружеские отношения. Если Бог благословил родителей ребенком, значит, счел их союз физически, духовно и душевно готовым для к этому событию. Если же этого не происходит ― вероятно, паре уготован иной путь. Например, проявить смирение и подарить семью ребенку, оставшемуся без родительской опеки. Кроме того католицизм и православие настаивают на недопустимости создания культа деторождения.

Схожую точку зрения имеет ислам, для которого право ребенка на родословную (отца и мать) и доверие супругов Всевышнему, дающему детей ― превыше всего. В процессе зачатия ребёнка присутствие третьего лица недопустимо. Также поощряется терпение и смирение. Подчеркивается возможность временного характера бесплодия, возвращение милости Аллаха и появление у пары здорового потомства.

Протестантизм занимает наиболее лояльную позицию: с одной стороны религия поддерживает идею доверия Богу, уготовившего бездетное паре особый путь, с другой ― проявляет понимание к тем, кто все же решил вмешаться в божественный замысел репродуктивными технологиями (в том числе суррогатным материнством). Человек сам несет ответственность перед Богом за свой мировоззренческий выбор и сам принимает его последствия.

Иудаизм поддерживает идею продолжения рода любыми способами. Прогресс и развитие медицины всегда воспринимались этим течением как благо. Если испробованы все методы для рождения ребенка естественным путем ― обращение к суррогатному материнству допустимо и не порицается.

Как решиться на суррогатное материнство

Несмотря на изначально декларируемую строгость, религии не склонны недооценивать силу человеческого стремления к родительству. Поэтому предусмотрены процедуры и условия, позволяющие загладить вину за нарушение заповедей.

На исламской богословской конференции 11–16 октября 1986 г. в Аммане по вопросам суррогатного материнства были приняты следующие требования: суррогатная мать обязательно должна состоять в браке, а ее супруг обязательно должен дать свое разрешение на вынашивание чужого ребенка. Перед переносом эмбриона необходимо выждать 3 менструальных цикла, не имея при этом половых сношений с супругом (для исключения возможности внутрисемейной беременности). На протяжении беременности и 40 дней после родов все расходы суррогатной матери должен оплачивать биологический отец ребенка. Женщина, выносившая ребенка, имеет право на его на грудное вскармливание. Между ней и ребенком в последующем запрещен брак (как между матерью и ребенком).

Христианство допускает к крещению ребенка, рожденного сурматерью, при условии покаяния биологических родителей.

Основная ответственность биологических родителей перед Всевышним ― дать любовь и благочестивое воспитание приведенному в мир человеку. Если на земле станет на одного достойного человека больше ― разве можно утверждать, что это не благо?

Feskov Human Reproduction Group со всем внимание относится к религиозным убеждениям своих клиентов. Перед началом сотрудничества мы подробно обсуждаем мельчайшие детали, чтобы решение было осознанным. Закажите бесплатную консультацию специалистов на нашем сайте ― мы ответим на любые вопросы.

Теги:
cуррогатное материнство
Авторы, ответственные: Ольга Чердак
Юрист по вопросам репродуктивного права и политики в репродуктивной сфере опубликовано: 09 December 2019
обновлено : 09 June 2020 поделиться страницей:

В мире насчитывается множество вероисповеданий и их отдельных течений, и каждая религиозная община имеет свой взгляд на вопрос бесплодия и применяемых методов борьбы с этой проблемой. Некоторые убеждены, что суррогатное материнство – это преступление против божественного замысла. Другие относятся к нему нейтрально или даже положительно, принимая достижения современной науки и медицины. Далее рассмотрим позиции основных мировых религий.

Католицизм и православие

РПЦ заявила об отношении церкви к суррогатному материнству еще в 2013 году в ходе заседания Священного Синода. Главной повесткой собрания был вопрос крещения младенцев, родившихся с помощью ЭКО и вынашивания суррогатной матерью. Однако там были высказаны и общие суждения касательно данной репродуктивной технологии. В целом, мнение духовников сошлось с позицией католической церкви, которая не единожды осуждала разделение понятий супружества и родительства из-за вмешательства в таинство рождения третьего человека (имеются в виду доноры спермы, яйцеклеток и суррогатные матери).

Такие методы трактуются католицизмом как глубоко бесчестные. Забор биологического материала от донора нарушает право ребенка появиться на свет от родителей, связанных священными узами брака. Кроме того, церковь видит в репродуктивных методах нарушение права людей стать матерью и отцом друг через друга. Таким образом, можно утверждать, что суррогатное материнство и католицизм являются плоскостями глубоко несовместимыми и даже противоборствующими.

Православная церковь провозгласила несколько догм, во многом повторяющих позицию католиков. Основные тезисы, высказанные на упомянутом выше заседании:

  • Родители ребенка, который появляется после вынашивания оплодотворенной яйцеклетки другой женщиной, рассматриваются как «заказчики».
  • Суррогатное материнство – противоестественное и аморальное, даже если женщина не получает материального вознаграждения после рождения ребенка.
  • Данная репродуктивная технология рассматривается как унижение достоинства женщины, ведь ее тело используется как своеобразный инкубатор.
  • Суррогатное материнство в философии православия противоречит возможности формирования полноценной связи между матерью и дитям, что впоследствии приводит к сложным последствиям для каждой из вовлеченных сторон.
  • Сведения о суррогатной матери обязательно указываются в документе о крещении младенца.

Таким образом, две главных ветки христианства (православие и католицизм) имеют практически идентичные взгляды на данный вопрос. Так как церковь относится к суррогатному материнству с большим осуждением, немногие верующие решаются прибегнуть к помощи врачей-репродуктологов. Однако следует заметить, что вышеприведенные догматы рассматривались представителями РПЦ не в разрезе биоэтики, а непосредственно относились к таинству крещения. Если вчитываться в документ, составленный в ходе заседания Священного Синода, становится ясно, что церковь не отказывается от политики открытости для каждого человека, который стремится к спасению души.

Крещение рассматривается как полное принятие религиозного учения и согласие в дальнейшем стать на путь духовного просвещения. Хотя суррогатное материнство – это грех в православной философии, дети, рожденные не биологической матерью, не считаются грешниками. С другой стороны, не может идти и речи о достойном христианском воспитании ребенка, если его родители не являются ревностными прихожанами и не раскаиваются в содеянном поступке. Крещение возможно только после покаяния, принесенного суррогатной матерью или биологическими родителями. Это необходимо независимо от того, осознано или неосознанно они пришли к нарушению этой догмы.

Единственным отличием от позиции католической церкви может считаться заявление РПЦ о допустимости использования метода ЭКО, если:

  • используется генетический материал супругов;
  • оплодотворенную яйцеклетку вынашивает сама жена;
  • не нарушается целостность брачного союза, а медицинские технологии просто помогают превозмочь трудности, мешающие естественному оплодотворению;
  • готовые оплодотворенные яйцеклетки не уничтожаются.

Католики являются более принципиальными в данном вопросе. Так же, как и мнение церкви о суррогатном материнстве, искусственное оплодотворение «внутри супружеской пары» остается для католицизма неприемлемым с моральной точки зрения (хотя и менее предосудительным), ведь идет разделение полового и воспроизводящего акта. Муж и жена должны не просто дарить себя друг другу, но и прославлять торжество жизни, создавая индивидуальность зародыша с самых первых этапов его существования. Если же в репродуктивный акт вмешивается медицина и врачи, происходит превосходство техники над природой и предназначением человека, что ведет за собой разрушение божественного замысла.

Иудаизм

От иудеев вряд ли можно услышать, что суррогатное материнство – это плохо, ведь их религиозные каноны полностью поддерживают желание любой женщины стать матерью. Конечно же, существуют некоторые нюансы в зависимости от конкретной концессии. Например, реформистский иудаизм разделяет детей по происхождению и воспитаю. Ортодоксальные евреи убеждены, что ребенок причисляется только к той религии, что и родившая его женщина. То есть выбор суррогатной матери может осуществляться только среди евреек. Такого же взгляда придерживается и консервативное течение иудаизма, ведь по убеждению его сторонников зарождение души происходит именно в материнском чреве.

Суррогатное материнство и Мусульманство

Учитывая суровые традиции данного религиозного течения, сразу возникает вопрос: разрешено ли суррогатное материнство в исламе? Мусульманские духовники делают акцент на том, что при использовании данной репродуктивной методики материнские функции оказываются разделенными между двумя женщинами: той, что предоставила биологический материал, и той, которая вынашивала плод, особенно если последняя после рождения кормит ребенка своим грудным молоком. Таким образом, отношение к суррогатному материнству неоднозначно, ведь оно порождает проблему идентификации настоящей матери, а также ряд этических, правовых и духовно-религиозных вопросов.

В частности, факихи выступают против широкого распространения данного метода. По их мнению, медицинское вмешательство может иметь негативные последствия, ведь обеспеченным семьям просто не придется переживать обо всех нюансах, возникающих во время беременности и после родов. Женщины смогут иметь до 12 детей в год от разных суррогатных матерей (в здоровом организме каждый месяц вырабатывается яйцеклетка, готовая к зачатию). Однако суррогатная мать в исламе не считается грешницей, как и биологические родители, особенно если это их единственная возможность продолжить род и ощутить радость родительства.

Единственное, следует соблюсти ряд требований и условий:

  • суррогатная мать должна состоять в браке;
  • обязательно наличие разрешения от мужа женщины, которая соглашается выносить ребенка другой пары;
  • перед вживлением эмбриона женщина не должна иметь сексуальных отношений с супругом на протяжении трех менструальных циклов (примерно 3 месяца) для исключения вероятности внутрисемейной беременности;
  • материальные расходы полностью ложатся на отца вынашиваемого ребенка (на протяжении всей беременности и в течение примерно 40 дней после родов);
  • появившийся на свет ребенок и суррогатная мать подпадают под ту же категорию канонических запретов, что и в случае естественного зачатия и рождения (запрет на половые отношения, родственные браки и пр.);
  • суррогатная мать имеет право настаивать на грудном вскармливании, дабы не подвергать себя физическим страданиям и обеспечить младенца оптимальным набором полезных веществ, которых нет в искусственном молоке.

Другие религии

В других вероисповеданиях также существуют неоднозначные мнения о суррогатном материнстве. Искусственное оплодотворение разрешено у мусульман-суннитов, если для этого имеются медицинские показания. Мусульмане-шииты негативно настроены против современных репродуктивных технологий, считая, что подобные вмешательства лишают новорожденного права как на духовное, так и на материальное наследство.

В буддизме искусственные методики нежелательны, однако духовниками никогда не накладывалось однозначных запретов на их использование.

Проблема бесплодия очень актуальна среди женщин индуистского вероисповедания. Данная религия категорически выступает против мужского донорства. Обязательно нужно использовать биологический материал супруга. Многие индуисты до сих пор придерживаются традиционных взглядов на семью, считая, что появление сына в доме гарантирует поддержку, а рождение дочери может принести только огорчение и обузу. Поэтому большинство пар целенаправленно решается на искусственное оплодотворение, чтобы в семье рождались только сыновья.

Сегодня сфера генетики и репродуктологии стремительно развивается, помогая тысячам пар обрести радость быть родителями. Поэтому бесплодие не является приговором. Стоит только разобраться в собственных приоритетах и решить, как обрести желанное счастье и сохранить духовное равновесие, если вы столкнулись с запретами своего вероисповедания.

В Совете по права человека при президенте РФ в четверг, 25 июня, предложили изменить федеральное законодательство о суррогатном материнстве. Это произошло спустя несколько дней после того, как столичные оперативники изъяли из квартиры на северо-востоке города пятерых младенцев, рожденных суррогатными матерями для передачи за рубеж. В квартире, где обнаружили детей, находились документы на каждого из них, оформленные на китайском языке. Малышей направили в больницу, самому младшему на момент изъятия было всего несколько дней от роду. По предварительным данным, детей планировали передать биологическим родителям в Китае, но пандемия коронавируса повлияла на эти планы. Почему пять младенцев остались на попечении нянь и на основании чего возбуждено дело о торговле людьми — разбирались «Известия».

Квартира с грудничками

Пятерых младенцев в возрасте от шести дней до шести месяцев обнаружили после обхода медработника, сообщили в пресс-службе столичной прокуратуры. С детьми, которые, предположительно, были рождены суррогатными матерями находились две няни, гражданки Китая. Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 127 УК РФ «Торговля людьми».

Вскоре были установлены и личности суррогатных матерей, родивших младенцев: среди них три гражданки Китая, гражданка Казахстана и гражданка России.

«Прокурор Москвы Денис Попов поставил на контроль ход расследования уголовного дела, возбужденного следственными органами по факту обнаружения пятерых новорожденных детей», — рассказала представитель прокуратуры Москвы Людмила Нефедова.

Изъятых детей доставили в три детские городские больницы. Медики рассказали, что дети находились в удовлетворительном состоянии, следов насилия они не обнаружили. Ни у одного из детей не выявили каких-либо видимых патологий, рассказал главный педиатр столицы, главврач детской клинической больницы имени Башляевой Исмаил Османов.

Фото: ТАСС/ГСУ СК по Москве Квартира в Москве, где были обнаружены суррогатные дети

«И один ребенок доставлен в Морозовскую больницу, пять дней, новорожденный. У него тоже патологических видимых внешних отклонений нет, но есть физиологические изменения в виде небольшой желтухи, то, что бывает у новорожденных, и небольшой конъюнктивит», — цитирует Османова «РИА Новости».

В Совете по правам человека считают, что действующее законодательство в сфере суррогатного материнство следует изменить. Такое мнение высказала зампред СПЧ Ирина Киркора.

«Институт суррогатного материнства является в нашей стране одним из самых нуждающихся в детальном правовом регулировании. В связи с чем необходимо внесение изменений в действующее федеральное законодательство в целях урегулирования пробелов, — заявила Киркора. — Я полагаю, модель запрета суррогатного материнства неверна».

Изменения в законе должны коснуться условий правовой природы договора, а также ситуаций, когда суррогатная мать отказывается выполнять условия договора по передаче ребенка, равно как и трансграничного суррогатного материнства. Действующее законодательство о суррогатном материнстве Киркора назвала уникальным, однако добавила, что в нем есть пробелы, которые нуждаются в устранении.

Нет события преступления

Российское законодательство разрешает участие иностранных граждан в программах суррогатного материнства. Отдельными нормативными актами прописаны требования к осуществлению этой деятельности: возраст, наличие детей, состояние здоровья.

При этом иностранные граждане также могут быть родителями при рождении ребенка с помощью российской суррогатной матери, рассказал управляющий адвокатского бюро KALOY.RU Калой Ахильгов, представляющий интересы биологических родителей изъятых детей.

— Дело было возбуждено в отсутствие документов, которые объясняют происхождение детей. Сейчас следствие собирает все необходимые документы, начиная от обращения биологических родителей к агентству с желанием родить ребенка при помощи суррогатной матери. Мы все эти документы предоставляем и надеемся, что после этого следствие изменит свое мнение. На мой взгляд, здесь нет не только состава преступления, но и нет события преступления. Вопрос квалификации действий пока еще не решен, поэтому говорить о том, какие могут быть последствия и, уж тем более, кто может быть признан обвиняемым по делу, пока рано, — рассказал Ахильгов в беседе с «Известиями».

с3 Фото: ТАСС/EPA/SERGEY DOLZHENKO

Трудности у биологических родителей возникли из-за закрытия границ во время пандемии коронавируса. Некоторые из них уже полгода не могут увидеть рожденных в России кровных детей из-за вынужденных ограничений. При этом, несмотря на возникшую ситуацию, документы оформляются на представителя биологических родителей, который забирает детей для временного ухода за ними.

— В отсутствие ограничений на въезд и выезд из страны вопрос оформляется следующим образом. Документы выдаются на руки биологическим родителям еще в роддоме, среди них имеется и письменное согласие суррогатной матери на то, чтобы ребенка записали на имя биологических родителей. В течение 30 дней они обязаны получить свидетельство о рождении, а после этого могут забрать ребенка на родину. Сейчас у них нет физической возможности прилететь за детьми, поэтому они привлекли гражданку Китая для ухода за ними, — добавил юрист.

Куда их девать

Из-за внутренних инструкций российские роддома не могут держать здоровых детей в учреждении более пяти дней. В случае с детьми, рожденными в период COVD-19, чьими родителями являются иностранные граждане, существует два варианта решения проблемы: временное помещение под опеку государства или же доверенного лица, отметил директор Европейского центра суррогатного материнства Владислав Мельников.

— Судя по публикациям, в этой ситуации нет состава преступления: это дети, рожденные от биологических родителей-китайцев суррогатными мамами в России. В связи с тем что границы были закрыты, эти родители не смогли вовремя приехать, чтобы забрать детей. По закону суррогатная мама в родильном доме дает информированное согласие на запись биологических родителей этого ребенка. Это делается в присутствии юриста и главного врача. Как только она дала это согласие, она не имеет к ребенку никакого отношения. Но родители не приехали, и возник нюанс: выписать ребенка можно только на доверенное лицо, которым в этой ситуации стала няня. Криминала в этом я никакого не вижу: если приедут китайские семьи и подтвердится, что они действительно биологические родители этих детей, то это всё абсолютно в рамках закона. С учетом возбуждения уголовного дела самое простое и верное решение — генетическая экспертиза, которая устанавливает родство, — пояснил Мельников.

По его словам, по всей России в похожей ситуации находится около 100 детей, чьи родители из-за закрытия границ не могут увезти их на родину. А число иностранных клиентов, нуждающихся в услугах суррогатных матерей, составляет порядка 7–10% от общего.

с4 Фото: ТАСС/Александр Рюмин

— Большинство клиентов всё равно россияне. Есть, конечно, клиники на Дальнем Востоке, которые в основном специализируются на китайских клиентах. На сегодняшний день китайцы превалируют среди иностранных клиентов, хотя география очень большая: Аргентина, Чили, Австралия, Филиппины и Европа, — добавил эксперт.

Суррогатное материнство разрешено в достаточно ограниченном количестве стран, куда помимо России входят США, Белоруссия, Украина, Грузия и еще несколько стран. Частично суррогатное материнство разрешено в Израиле и Греции. Россию, как отмечает Мельников, выбирают благодаря фактору цены.

— В США эта процедура очень хорошо отлажена, но цена составляет от $120 тыс. (порядка 8–10 млн рублей). В России такая процедура обойдется в среднем в 3 млн рублей, то есть почти втрое дешевле, — подчеркнул директор Европейского центра суррогатного материнства.

Все неправильно поняли

Ситуация с изъятием детей, рожденных от китайских биологических родителей, могла возникнуть из-за отсутствия понимания у компетентных органов принципиальной разницы между суррогатным материнством, усыновлением и торговлей детьми, считает юрист, член Российской ассоциации репродукции человека Константин Свитнев.

— С биологической точки зрения суррогатная мать не имеет и не может иметь никакой генетической связи с ребенком, которого она вынашивает. Быть одновременно суррогатной мамой и донором яйцеклетки противозаконно. Договоры с женщинами, которые готовы стать сурмамой, заключаются официально, подпольно это сделать попросту невозможно. Каждый шаг при реализации данной программы документируется. После рождения ребенка, в случае если родители не имеют возможности приехать, суррогатная мать всё равно дает согласие на запись родителей в свидетельство о рождении. На основании этих документов можно зарегистрировать ребенка. На это отводится 30 дней. Изымать детей у доверенных лиц при наличии всех необходимых документов — просто дикость, — возмутился Свитнев.

Помимо согласия суррогатной матери к делу прикрепляется договор, заключенный между сторонами, а также акт из клиники репродукции. По словам юриста, проверить информацию о происхождении ребенка не составляет особого труда.

c1 Фото:

— По моему опыту нет никаких проблем в том, чтобы предоставить все необходимые правоустанавливающие документы, даже если ребенок по состоянию на сегодняшний день не зарегистрирован. Я не представлю, что сейчас происходит с родителями этих малышей. Биологические семьи приезжают в нашу страну не для того, чтобы купить чужого ребенка, а для того чтобы стать родителями родного им по крови ребенка и продолжить свой род. Люди, которые столкнулись с бесплодием, тратят многие годы на безуспешные попытки и находятся за гранью отчаяния. Суррогатное материнство — это своего рода инструмент мягкой силы и влияния. Сама семья, их родные и друзья, будут всю жизнь благословлять русскую женщину, благодаря которой они наконец-то стали родителями, — подчеркнул член Российской ассоциации репродукции человека.

В большинстве стран Европы суррогатное материнство находится под запретом или подпадает под строгие ограничения. Например, в Германии, Швейцарии и Италии действует тотальный запрет, во Франции нет прямого запрета, но фактически таких программ не существует. В Китае законодательство не запрещает, но и никак не регулирует сферу суррогатного материнства.

— Наше законодательство в этом отношении намного совершеннее законодательства других стран и практически любой человек, мечтающий стать родителем может эту мечту осуществить. Граждане стран, которые так гордятся ситуацией с правами человека, отравляются в Россию, чтобы стать родителям. Поэтому нужно поддерживать людей, которые к нам обращаются за помощью, а не устраивать из этого цирк. Люди и так обделены природой, они не увидели рождение своего малыша, не были рядом в первые месяцы его жизни, а его еще и берут и куда-то изымают, — резюмировал Свитнев.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *