Церковь столп и утверждение истины

«…чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины». (1 Тим. 3:15)

Данный библейский текст богат образами церкви, указывающими на ее сущность, характер и особенности. Автор послания к Тимофею, апостол Павел, говорит о церкви, как о Доме Бога, о столпе, и об основании (утверждении истины). Что значат эти иллюстрации церкви? О чем они говорят?

Для начала, необходимо обратить внимание на другие переводы этого текста. Современный перевод Российского библейского общества говорит о церкви, следующим образом: «…это опора и оплот истины». . Перевод Библии, сделанный Украинским библейским обществом, указывает на церковь, как на фундамент истины.

В данном тексте нас интересует два важных термина: столп и утверждение, которые характеризуют сущность христианской общины. “Столп” (с греч.) может также переводиться, как подпора, колонна. “Утверждение” (с греч.) также имеет значение опоры. Эти два слова подразумевают, что церковь – это Божий дом, здание с колоннами и опорой.

Что такое церковь на основании 1 Тим. 3:15?

Церковь – это колонна и опора истины. Церковь – это также инструмент истины. Главный упор в тексте делается не на саму церковь, а на истину, которая и поддерживает эту опору (или столп). Мы понимаем, что если столп не закрепить, не забетонировать, он становится опасным и представляет угрозу. Также и церковь без истины может представлять угрозу обществу в котором она находится.

Что есть истина?

Вопрос уместен, потому что в данном отрывке истина имеет ключевое и первостепенное значение. Истина, согласно определению, – это точное соответствие реальности . Исходя из этого определения, истина вторична, а реальность (объективное) – первична. Для нас объективность – это Бог и Его принципы действия в этом мире, т.е. Его законы. Но если это так, тогда можно задать вопрос: имеем ли мы точное понимание Бога и Его законов? Можем ли мы в точности отобразить объективное?

Конечно же нет, хотя многим кажется, что именно они имеют наиболее правильное понимание истины. На самом деле, мы не можем отобразить истину в познании, а только лишь ее конструируем. Здесь наблюдается кризис традиционного понимания истины, где она становится субъективной (она конструируема и моделируема). Разум, как инструмент, благодаря которому должна определяться истина и как думали в эпоху Просвещения и модерна, на самом деле не способен на такое. Разум – достаточно субъективный фактор познания, зависящий от человеческого фактора.

Истина – сам Бог

Истина – это не объект, а субъект, с точки зрения Библии. Ее невозможно прочесть и понять, так же, как невозможно прочесть и понять другую личность. В этом плане истина по-прежнему остается тайной в этом мире. Ее таинственность не в ее замудренности, а в том, что ее познают неверным способом – как неживой материл, которым в итоге можно пользоваться как вздумается. Иисус Христос, во время своего прощального разговора с учениками, сказал, что Он является истиной (Иоан.14:1 – «Я есмь, …истина…»). Т.е. истина – это не правильное понятие или суждение, выведенное из законов логики, а личность. Соответственно, познание личности приобретает здесь совершенное иное значение. Иисус говорит о себе, как о истине. В этом определении соединяются отображения и сама реальность. Истину, оказывается, нужно не только интерпретировать, но и переживать.

Личностные отношения, вот что становится главным. Я могу много говорить о человеке, но не знать его лично. Представьте себе, что перед вами стоит знаменитый человек, а рядом с ним на столе лежат книги о нем. Книги на самом деле – о нем, но они – не он сам. Личность – больше, чем то, что о ней говорят. В отношении Бога это значит, что всё что мы о Нем знаем, не сравнится с тем, кем Он сам является и что Он говорит о Себе нам.

Существуют два восприятия Бога: «Бог, о котором нас учат люди и Бог, который учит нас самих!» Мы все идем от первого ко второму. Мы сначала узнаем о Нем, чтобы затем общаться с Ним. В этом смысле, Библия, всего лишь источник истинного знания о Боге, но она не является самим Богом. Мы начинаем с нее, чтобы познакомиться с Ним.

Что это значит для нас?

Когда мы говорим о том, что церковь – опора истины, это значит, что церковь опирается на самого Бога. Церковь говорит о личностном Боге и приносит в жизнь общества пережитую истину. Какие выводы мы можем сделать из текста 1Тим.3:15, утверждающего, что «церковь столп и утверждение истины»?

Во-первых, чтобы быть основанием и опорой истины, необходимо знать истину. Если истина – сам Бог, следовательно, необходимо знать Его. Знать о Нем и знать Его – разные вещи. Задайте себе следующие вопросы: Насколько вы лично знаете Его? Как Бог проявляется в вашей жизни? Видите ли вы Его в ваших делах? Знание Бога делает нас твердыми, подобно железобетонным колоннам в «резиновом» и прогибающемся мире.

Во-вторых, Бог живой. Он действует в мире. Мир, в котором мы живем, разрушен грехом, поэтому в нем необходимо искать и узнавать Бога. Библия говорит, что “вся земля полна славы Его…” (Ис. 6 гл.), а это значит что Его слава и, соответственно Он Сам, могут быть определены и познаны в этом мире. Исходя из этого, как говорит Филипп Янси в своей книге «Что удивительно в благодати?»,: «Благодать повсюду!» Задайте себе следующие вопросы: Узнаете ли вы Его и Его действия в этом мире? Ощущаете ли вы Его дыхание в вашей жизни?

В-третьих, церковь – это опора, которая держится исключительно на фундаменте. Этот фундамент – Сам Бог. Контуры этого фундамента проявляются в Слове Божьем. Задайте себе следующие вопросы: Читаете ли вы Слово Божье? Размышляете ли вы над ним? Изучаете ли Священное Писание?

В-четвертых, церковь – это общество, которое говорит о Боге. Фундамента не видно, виден столп, видна колонна. Бог незаметен в этом мире, но церковь заметна. Поэтому насколько ясно церковь будет свидетельствовать о Боге, настолько люди и узнают о Нем. Итак, познавайте Бога, узнавайте Его действия в мире, держитесь прочного фундамента и говорите о Нём.

Публикуется с разрешения автора.

Фото: Тодд Хуффман | flickr.com

При использовании и цитировании материалов, ссылка на “Христианский мегаполис” обязательна.

Православная Церковь есть столп и утверждение истины

Ко дню памяти (20 декабря/2января) святого праведного отца Иоанна Кронштадтского ниже мы публикуем одну из его бесед 1896 г. (помещенную в сборнике: Прот. Иоанн Ильич Сергиев (Кронштадт­ский). Против графа Л.Н. Толстого, других еретиков и сектантов нашего времени и раскольников. СПб., 1902. — 4, 112 с.), по случаю отпадения в католичество княгини Е.Г. Волконской.

Публикацию, специально для Русской Народной Линии (по изд.: Святой праведный Иоанн Кронштадтский: Избр. соч., проповеди, материалы.- М.: Изд. ПСТГУ, 2011), подготовил проф. А.Д. Каплин.

+ + +

Сознают ли лица, бывшие по рождению, крещению и воспитанию в Церкви Православной и уходящие или ушедшие в католичество и другое какое-либо неправославное вероисповедание или же в штунду, пашковщину и толстов­щину, — сознают ли они все то, что они оставляют, и то, что принимают, и до какой крайности и до какого лишения они доходят?

Установим определенную точку зрения на Православную Церковь и на другие вероисповедания и секты.

Что же? Неужели Церковь и вера православная есть одно только название без исторического значения и без полной силы истины и жизненности или же это есть твердое и непоколебимое здание небесного, вечного, премудро­го и всемогущего Архитектора, Бога, как гора великая и чудная, на которой и в которой живет и действует непрестанно ко спасению всех верных Сам Господь и Глава Церкви (Еф. 1:22) — Иисус Христос?

Имя ли одно — Церковь Православная, без действительного Правосла­вия и без величайшей, неописанной силы, непобедимой силы, непобедимой никакими силами ада (см.: Мф. 16:18): разве ей не присуще непрестанное торжество над всеми кознями видимых и невидимых врагов и над человеческими ухищрениями и нелепыми баснями?

Разве Церковь Православная одиноко стоит в мире, без славных и громкихсвидетелей ее истины и Православия, ее чудной животворности и спаситель­ности даже до нашего времени?

Разве не за нас непрестанно стоит Сам всеистинный и всемогущий, всеспасающий Глава Церкви — Христос, исполняющий ее славою и спасением и непобедимою силою Своею?

Разве не с нами всегда Пресвятая Владычица Богородица, источающая непрестанно чудеса милости православно верующим и усердно молящимся?

Разве не за нас и не с нами все апостолы и пророки со своими боговдохновенными писаниями, чистого смысла коих мы не нарушили ни на йоту?

Разве не с нами и не за нас все мученики, «добре веру сохранившие и подвиг окончившие» (ср.: 2 Тим. 4:7) и увенчанные от Подвигоположника Христа венцами славы и нетления?

Разве не за нас и не с нами вселенские великие учители и святители Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Чудотворец, Григорий Нисский и Златоустый Иоанн?

Разве не с нами и не за нас адаманты Православия — преподобные отцы Афанасий Великий, Афанасий Афонский, Павел Фивейский, Исаакий Далматский, златая струя православных писаний и медоточивых песней Иоанн Дамаскин и наши русские преподобные отцы Антоний и Феодосий Печерские, Сергий Радонежский, Зосима и Савватий Соловецкие, ВарлаамХутынский и все другие чудные преподобные отцы наши?

Знают ли лица, отрекающиеся от Православия, и те интеллигенты наши, которые считают безразличною всякую веру, даже магометанскую и буддийскую, — знают ли они, каковы были столпы Православия все наши благоверные святые князья: равноапостольный Владимир, избравший из всех христианских вер православную; особенно же — святой благоверный князь Александр Невский, обличитель латинства; Даниил и Роман Галицкие; свя­той Михаил Черниговский и Михаил, благоверный князь Тверской?

Разве пустое зрелище — недавнее прославление новоявленного святите­ля и чудотворца Черниговского Феодосия?

Разве не славны доселе у Бога и у людей нетленно почивающие святители всероссийские Петр, Алексий, Иона и Филипп, Московские чудотворцы, и все множество прославленных Богом русских святителей и угодников: Никита, Иоанн, Моисей и Евфимий Новгородские, Димитрий Ростовский, Митрофан и Тихон Воронежские и прочие? А Серафим Саровский, прославленный Богом еще при жизни явлениями Господа и Богоматери, стоящий на очереди к открытому прославлению, разве он не свидетель об истине и спа­сительности нашей веры и Церкви?

Наконец скажу: разве не за нас вся история Церкви от начала и доны­не? Какая иная вера может похвалиться столь многочисленными свидетелями истины?

Но кто отрекается от Православия, тот отрекается от общения со всеми святыми, которые между прочим потому и называются святыми, что сохранили свято догматы веры и показали ее на деле; отрекающийся от православной веры как истинной веры по этому самому отрекается и от общения с Самим Главою Церкви — Христом.

Спрашиваю еще всех и каждого, колеблющегося в святой православной вере: разве мы покинуты чудодейственною и спасительною силою Божиею? Разве мы не спасаемся постоянно в нашей святой вере и Церкви? И кто же из православных разумных и просвещенных, дознавших на опыте спасительность своей веры и ее удовлетворение всему существу нашему, оставит свое Православие и перейдет в другую какую-либо веру?

Только одна истинная и всеспасительная в мире вера — вера православная; она такова по истории, по своей истине, по самому существу, полному света и жизненной силы, чего о других вероисповеданиях сказать нельзя, ибо в них истина перемешана с ложными человеческими мудрованиями, уста­новлениями и правилами, противными Откровению и сильно затрудняю­щими спасение душ. Небо и земля прейдут, словеса же Моя не прейдут (Мф. 24:35), — говорит Господь. Между тем в инославных вероисповеданиях многие слова Господни извращены (о Духе Святом; об обоих видах Прича­щения; о главенстве Церкви).

Будем же твердо держаться своей святой Церкви и своей православной веры. Только Православная Церковь есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15), ибо в ней почивает вечно Дух истины (Ин. 15:26; 16:13), свидетельствующий непрестанно и громко всему миру об истине ее.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *