Церковь трифона

Московский Трифоновский храм в Напрудном

Храм во имя мученика Трифона в Напрудном в Москве.

Появление храма — предания и исследования

Трифоновский храм считается древнейшей из сохранившихся до нашего времени церквей Москвы за пределами Кремля. Был построен как обыкновенный приходской храм.

По преданию, сокольничий Московского великого князя однажды охотился в этих местах, и упустил здесь любимую княжью птицу. За это он был посажен в тюрьму, и, находясь в заточении, вспомнил, что когда-то святой мученик Трифон тоже имел дело с птицами, и стал усердно молиться ему, пока не заснул. Во сне ему явился мученик Трифон и протянул на руке сокола. Проснувшись, сокольничий действительно увидел перед собою потерянную птицу, после чего его освободили. В благодарность сокольничий выстроил церковь во имя мученика Трифона в тех местах, где случилось его несчастье. К чудотворной иконе святого Трифона, прозванной в народе «Скорая помощь», приходили богомольцы со всей Москвы и из других городов. Это предание было запечатлено на одной из фресок храма конца XVI — начала XVII столетий, изображавшей всадника с соколом на вытянутой руке — святого Трифона.

Впоследствии появилась иная версия предания, описывавшая схожие события, но в отношении к князю Трифону Патрикееву, сокольничему Грозного царя Иоанна Васильевича. Однако в советское время, при реставрации Трифоновской церкви обнаружили старинную надпись на надгробной плите, которая позволила датировать храм более ранней датой — 1492 годом. Изучение белого камня, из которого была построена церковь, подтвердило датировку, после чего на стене храма была укреплена мемориальная табличка «1492 год».

Известно, что святому Трифону традиционно молились о помощи в различных бедствиях на полях и огородах, почему построение Трифоновской церкви в дворцовом селе Напрудном представляется понятным.

Имеется мнение, что в древности церковь была деревянной и была построена как обыкновенный сельский приходской храм. По убедительной версии деревянная церковь существовала здесь уже при Иване Калите, поскольку местность Напрудное в его документах называется селом.

Каменная Трифоновская церковь была возможно выстроена при Иване III. Но постройка дожившая до наших дней была либо выстроена, либо перестроена во второй половине княжения Василия III, около 1520 года. Версия о перестройке храма подтверждается археологическими находками. Первые письменные свидетельства непосредственно о каменном Трифоновском храме в Напрудном относятся к первой четверти XVII века.

Синодальный период

При императрице Елизавете в приходе Трифоновской церкви одно время собирались устроить первое в Москве городское кладбище за чертой города, а саму церковь превратить в кладбищенский храм для совершения служб и панихид и отпеваний покойников. Это было связано с указом императрицы, запрещавшим погребать умерших в приходах центральных церквей и повелением закрыть все кладбища на пути из Кремля в ее Лефортовский дворец. Однако эта идея не осуществилась, так как Напрудное с небольшой церковью не подошло для создания там большого кладбища, и его основали в Марьиной роще с Лазаревским храмом.

После эпидемии чумы 1771 года, когда на соседней Крестовской заставе открыли Пятницкое кладбище, а дома в округе сожгли, Трифоновская церковь долго стояла без прихода. Ее даже собирались за ветхостью снести, но все же не тронули этот древний храм.

Вскоре в нем появилась безценная святыня — частицы от святых мощей мученика Трифона, которые ранее почивали в Черногорской Боке Которской. В 1800 году в Москву приехал архимандрит Черногорского владыки Стефан Вукович, и в первопрестольной готовились к его торжественной встрече. Московский мастер-серебряник Трифон Добряков изготовил в дар для святых мощей своего небесного хранителя серебряную раку и преподнес ее почетному гостю. В ответ он получил от Черногорского митрополита частицы святых мощей и в 1812 году велением сердца подарил святыню императору Александру I. Через семь лет государь, в свою очередь, передал ее Трифоновской церкви, где мощи были в особых дорогих ковчежцах вделаны в храмовую икону святого Трифона.

В XIX веке приход Трифоновской церкви увеличился, и храм был значительно расширен. В нем был устроен южный придел во имя святителя Николая Чудотворца, в 1861 году — северный придел святого Филарета Милостивого. В самом конце столетия появилась и высокая красивая колокольня по проекту архитектора П. П. Зыкова, а в обширной трапезной, сооруженной по его же проекту, был освящен и придел во имя святителя Филиппа, митрополита Московского.

Все больше и больше перестроек и наслоений на древний остов храма сделали его облик в дореволюционной Москве почти неузнаваемым по сравнению с канонами древнерусского зодчества, по которым он был изначально построен. Однако, и в эту пору храм выделался среди прочих: «Поэтическая миниатюра из белого камня, включенная в современный городской пейзаж», — так писал о Трифоновской церкви дореволюционный краевед.

После революции

Некоторое время после Октябрьской революции отдаленную Трифоновскую церковь не закрывали. Известно, что в феврале 1925 года в храмовый праздник Литургию в нем незадолго до смерти служил святитель патриарх Тихон.

В 1920-е годы начались работы по изучению и восстановлению облика древнейшего московского храма. В них принимали участие известные мастера-реставраторы Д. П. Сухов, спасший храм Иоанна Богослова в Бронной слободе, и П. Д. Барановский. Продолжились эти работы и после закрытия храма в 1930 году и даже во время войны — они, как и дата построения храма, частично спасли его от сноса, хотя в 1932 году он был разрушен на три четверти, а территория его погоста была занята под лесосклад.

Однако во время войны были сделаны обмеры церкви на случай ее уничтожения. Храм уцелел, а в 1947-1948 годах архитектор Л. А. Давид реконструировал первоначальный облик храма, заново выстроив барабан, главу, крест и трехлопастное покрытие. Говорят, что после этого местные жители окрестили храм часовней.

Чтимую храмовую икону святого Трифона с мощами после революции передали в Знаменскую церковь в Переяславской слободе близ Крестовской заставы, где в 1980-х годах был устроен придел во имя св. Трифона — освящен приставной престол.

Трифоновская церковь была поставлена на государственную охрану, а в 1993 году приписана к Знаменскому храму в Переяславской слободе, куда была перенесена икона святого Трифона. Ныне духовенство этого храма проводит воскресные службы в Трифоновской церкви.

Настоятели

  • Иоанн Приклонский (1881 — 1897) )
  • Димитрий Соколов (? — 1919 )
  • Александр Голосов
  • Феодор Рожик (с 1990 )

Использованные материалы

  • Лебедева, Елена, «Московская церковь св. Трифона в Напрудном», 12 февраля 2003:
  • Заграевский, С. В., «Архитектурная история церкви Трифона в Напрудном и происхождение крещатого свода», М., 2008, Электронная научная библиотека по истории древнерусской архитектуры РусАрх:
  • (фото)

Равноапостольный Николай Японский (Касаткин) .Дневники. Том I. Часть 9 (именной указатель):

Ольга Щербакова.История Московского Казанского храма в Узком. Очерки. Москва, 2000. ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 71. Л. 16.:

Духовенство,

Храм мученика Трифона в Напрудном — один из самых древних храмов Москвы за пределами Кремля. Некогда здесь стояло село Напрудное, давшее название храму.

По преданию, храм был возведен на месте, где совершилось чудо по молитве к святому Трифону. Княжеский сокольничий Трифон упустил на охоте сокола, ему грозила казнь, однако по молитве сокольничего святой явился ему и помог найти сокола. После чумы 1771 года храм на долгое время остался без прихожан. В 1819 году в храме появилась святыня — частица мощей святого мученика Трифона: ее подарил императору Александру I черногорский митрополит Стефан Вукович, а царь пожертвовал эту святыню в Трифоновскую церковь. Мощи были помещены в храмовую икону церкви (ныне в Знаменской церкви в Переяславской слободе). Святыня привлекала верующих, и со временем прихожан в храме становилось больше и больше. В XIX веке здание расширили, появилось три новых придела: в честь Николая Чудотворца, Филарета Милостивого и святителя Филиппа, митрополита Московского. Знаменитый архитектор Федор Шехтель соорудил царские врата иконостаса, ныне, к сожалению, утраченные.

В советские годы церковь была закрыта. Верующим ее возвратили только в 1992 году. Ныне храм приписан к церкви иконы Божией Матери «Знамение» в Переяславской слободе.

В последнее время московские чиновники активизировались с обещаниями светлого трамвайного будущего. То обещают перенести трамвайно-ремонтный завод с Волочаевской улицы на Угрешскую и построить там депо, то вновь заговорили про строительство линий в районы Бирюлёво и Ивановское, и конечно же не забывают обещать 50 километров линий скоростного трамвая в Новой Москве. Давайте разберёмся, насколько обещания чиновников касательно трамвая за всё время правления Собянина соответствуют действительности. Нанесём на карту все обещания, звучавшие с 2010 года.

Существующая трамвайная сеть (зелёным), неиспользуемые пути (коричневым), и различные обещания чиновников по новому капитальному строительству (синим) и реконструкции трамвайной инфраструктуры (оранжевым)

Как видно, планов по строительству было громадьё, однако реальных изменений практически не произошло — в 2013 году восстановили линию от улицы Панфилова до метро Сокол (хотя по факту конечная находится не рядом с метро), около 2,5 километров путей в однопутном исчислении, и в 2017 году была продлена линия с Лесной улицы до площади Тверская Застава со строительством разворотного кольца, (причём по линии департамента капитального ремонта, а не профильного департамента строительства), проект при этом был упрощён, один из путей для межрейсового отстоя выкинули, что привело к дальнейшим проблемам в эксплуатации. Длина участка составила около 600 метров в однопутном исчислении.

При этом вот уже почти десять лет обещают различные трамвайные линии, проводят общественные слушания (особенно нашумели слушания по проекту линии в Бирюлёво), делают и переделывают проектно-изыскательные работы, но дело не движется, хотя вроде есть и одобрение мэра, и деньги. Посмотрите, сколько всего хотели построить в начале десятых годов.

Тут и восстановление линий, разгромленных Лужковым и его предшественниками ради бессветофорных гибридов улиц и автомагистралей, и строительство мелких и полезных связок, и вообще обещания трамвайного ренессанса. А вот какое розовое трамвайное будущее рисовал МосГорТрансНИИПроект:

Видение светлого трамвайного будущего в МосГорТрансНИИПроекте разлива 2013-ого года

А чем же занят профильный департамент строительства? А всё тем же — продолжает обещать и публиковать схемы трамвая который «вот-вот» построят. Так, например, есть 50 километров трамвайных линий в «Новой Москве», которые постепенно превращаются в трассы линий метро. На автодороге Солнцево — Бутово — Варшавское шоссе даже есть артефакт, оставшийся от планов проложить трамвай — были построены подземные переходы вникуда, на разделительный газон между двумя участками дороги.

Панорамы с сервиса Яндекс.Карты на участке дороги СБВ перед примыканием Сокольнической линии метро

Постепенно в проектируемую линию метро превратился трамвай между платформой Лианозово и посёлком Северный, хотя Депстрой продолжает обещать его построить, причём без связи с существующей трамвайной сетью (которая, напомню, разрезана на две части). А вот касательно строительства трамвая в востребованном у пассажиров коридоре от платформы Лианозово до метро Медведково притихли после протестов ряда жителей и лично тогдашнего префекта СВАО.

Опять же, в очередной раз в прошлом году публиковались картинки про будущий трамвай в Ивановское (который там обещают ещё с лужковских времён в том или ином виде, и который кочует под видом «скоростного» из генплана в генплан) и Бирюлёво, про который Марат Хуснуллин на днях заявил, что стройка «вот-вот начнётся в течение трёх месяцев».

А чем же кроме рисования картинок и проектов (с проведением госзакупок и освоением бюджета, конечно же) занимался депстрой в плане транспортной инфраструктуры все эти годы? Строил десятки километров автодорог, тоннелей метро и занимался точечной застройкой под видом «ТПУ», которые к транспорту имеют весьма посредственное отношение. Реальное же строительство трамвая им по какой-то причине неинтересно.

Хотя трамвайные планы вносились в Адресно-инвестиционную программу. Так, например, в АИП на 2016-2019 годы были внесены реконструкция трамвайного депо имени Апакова, реконструкция базы запаса Мосгортранса на станции Угрешская в полноценное трамвайное депо и трамвайно-ремонтный завод, строительство линий в Бирюлёво, Ивановское и некая «трамвайная линия на участке от платформы «Лианозово» до соединения со станциями метрополитена». В АИП на 2018-2021 годы (во вменяемом качестве найти сходу не удалось, поэтому есть только ) входят всё те же позиции, плюс реконструкция всех трамвайных депо и Трамвайно-ремонтного завода на Волочаевской улице для эксплуатации новых низкопольных трамваев, реконструкция линии монорельса в трамвайную линию.

А ведь нынешний московский трамвай уже не то громыхающее ведро с болтами, вечно стоящее в пробках и сажающее пассажиров по пять минут на остановках через одну дверь с турникетом. Практически по всей трамвайной сети ездят низкопольные вагоны (237 российских низкопольных трёхсекционных вагонов Витязь-М и 70 польских Pesa, к концу года «Витязей» должно стать 300), турникеты забыты как страшный сон, стараниями неравнодушных людей из Мосгортранса и Дептранса трамвай обособлен от остальной проезжей части, чтобы снизить влияние автомобильных пробок, маршруты и расписания скорректированы, где-то введено тактовое расписание, а местами даже применяется система, включающая светофор для приоритетного проезда трамвая.

Конечно, есть у московского трамвая и ряд проблем, одна из них — устаревшая контактная сеть и путевая инфраструктура, которая, к тому же, находится в плачевном состоянии, из-за чего новые трамваи гремят и не могут быстро ездить даже на полностью выделенном полотне. Есть и мелкие проблемы, например деятели из Центра организации дорожного движения, ратующие за интересы автомобилистов, и считающие, что трамвай с сотней пассажиров может и подождать пару минут, пока проедет десяток личных автомобилей, и поэтому стремщихся испортить обособление трамвайных путей. Или чиновники, не желающие менять ситуацию, несмотря на общественный запрос и очевидные убытки Мосгортранса. Как это происходит — можно посмотреть на примере Третьего проспекта Новогиреева.

И даже с учётом всех существующих проблем московский трамвай может быть эффективен. Так, наибольший суточный пассажиропоток среди всего уличного наземного транспорта Москвы имеет трамвайный маршрут №17 — порядка 62 тысяч пассажиров в сутки. Для сравнения — суточный пассажиропоток самой малозагруженной, Каховской линии метро составляет порядка 99 тысяч пассажиров. Бутовской линии — около 108 тысяч. И после обновления подвижного состава, снятия турникетов и обособления от личного автотранспорта выросла стабильность и регулярность движения, а вместе с ней и пассажиропоток.

Маршруты московского трамвая в 1961 году. Тогда трамвай активно заменялся на троллейбус, считавшийся более перспективным видом транспорта (к сожалению, активно уничтожаемый командой Собянина и заменяемый преимущественно на дизельные автобусы), а также на линии метрополитена

Основной же проблемой остаётся несовершенность и разрозненность трамвайной сети. Здесь отдельное спасибо надо сказать Лужкову, устроившему самый настоящий трамвайный погром при строительстве ТТК. Хотя и предшественники немало отличились, снося «устаревший» и «немодный» трамвай (примерно с такими же аргументами сейчас Собянин уничтожает троллейбус), разорвав сеть на два изолированных куска в 1973 году. Кому интересно, где раньше ходил трамвай — рекомендую посмотреть хоть и несколько устаревшую, но общую схему закрытых и действующих трамвайных линий Москвы с 1899 по 2009 год.

Но многие вещи можно улучшить небольшими локальными связками. Например, обещанной, но так и не построенной трамвайной линией по проспекту Академика Сахарова, которая позволила бы создать диаметральные маршруты, проходящие через центр, а также обеспечила бы наземным транспортом проспект Сахарова и улицу Маши Порываевой. Это и треугольник у Павелецкого вокзала, который бы позволил поворачивать с Дубининской улицы в сторону Бульварного кольца, что пригодилось бы для реорганизации маршрутной сети, а также при плановых перекрытиях или оперативных изменениях маршрутов. Это и линия по Школьной улице (против которой рьяно выступали те, кто сейчас использует эту «пешеходную зону» для бесплатной хаотичной парковки автомобиля), и линия по Госпитальной улице к метро Бауманская, которые позволили бы поменять трассу следования ряда трамвайных маршрутов, убрать часть ненужных петель, и упростить рейсы в депо и из депо. И соединение сети в единое целое вдоль трассы монорельса, и восстановление трамвая на улицах Гиляровского и Трифоновской со строительством разворотного кольца у Рижского вокзала, которое будет особенно актуально в свете грядущих МЦД и станции Большого кольца метро.

Так что мэрии пора заканчивать заниматься раздачей обещаний, и начать уже заниматься реальным строительством новых трамвайных линий.

Самая главная достопримечательность Старого города Котора — католический собор Святого Трифона. Собор является выдающимся образцом романской архитектуры и важным историческим памятником средневекового Котора. Предлагаю зайти внутрь храма и посмотреть, что тут есть интересного с точки зрения религии и искусства, а заодно выяснить, за что горожане дарят каждый год марципановый торт местному епископу.
История церкви берет начало в 809 году. Именно тогда на этом месте было построено маленькое здание в романском стиле, освященное в честь святого Трифона. Именно Трифон Фригийский стал считаться святым покровителем Котора. Это произошло после того, как его мощи выкупил у венецианских купцов видный которский гражданин Андреа Сараценис. Сараценис же и профинансировал постройку храма. Первая церковь была невелика, а культ Трифона все возрастал, и спустя некоторое здание уже с трудом вмещало всех верующих. Поэтому решено было создать новый храм — более просторный и величественный. Его возведение началось в 1124 году и продлилось несколько десятилетий. Достроен и освящен он был только в 1166 году. Эта дата выложена на фасаде соборе.

Здание было оформлено в романском стиле с элементами византийской архитектуры. За прошедшие века внешний вид собора изменился. Чаще всего причиной перестроек становились разрушительные землетрясения, а в ходе последующей реконструкции в облик церкви добавлялись элементы, характерные для данного времени. Свой нынешний вид здание приобрело к концу 17-го века. Собор построен как трехнефная базилика, каждый из нефов имеет свою апсиду. Главная, средняя апсида украшена красивой трифорой. Я своих снимков не нашел, поэтому сами можете обойти собор и убедиться в красоте их резьбы. По обеим сторонам от главного входа в церковь расположены две колокольни, построенные после землетрясения 1667 года. Они сложены из корчульского камня в барочном стиле.

Высота колоколен разнится — северная поднимается на 33 м, южная — 35 м. Интересно, что первоначально планировалось сделать башни одинаковой высоты, но когда одна колокольня была уже готова и строители принялись за возведение второй — закончились деньги. Из-за возникших трудностей башню пришлось сделать на две метра ниже соседки. Между собой колокольни связаны аркой.
Всего в которском соборе 5 колоколов, самый старый их коих датируется 1670 годом.
Между башнями имеется довольно большое окно-розетка, появившаяся во время масштабной реконструкции после все того же землетрясения 1667 года.
Обычно я ленюсь снимать внешний декор церквей, вот и с собором св. Трифона произошла такая же история. Так что в качестве компенсации декор с Морских ворот. Слева типичное для Котора изображение св. Трифона с городом в руке и пальмовой ветвью.
Открываем конспекты и записываем о св. Трифоне.
Святой мученик жил в 3-м веке во Фригии. Скромные и благочестивые родители привили ему любовь к святым евангельским добродетелям с раннего детства. Благодаря этому, оставаясь простым пастухом гусей, он очень рано получил от Бога благодать исцелять людей и животных, изгонять нечистых духов.
Случилось так, что яростный бес вселился в дочь императора Гордиана (238–244). Ни врачи, ни маги ничем не могли ей помочь. Однажды бес закричал: «Только Трифон в силах меня изгнать!» Гордиан тут же отправил гонцов по всей империи на поиски целителя. Его нашли, когда он мирно пас гусей. 17-летнего юношу привезли в Рим. Силой молитвы он изгнал беса и заставил его предстать перед жителями в виде отвратительного черного пса и признать, что, будучи орудием сатаны, отца всякого зла, ни он, ни его приспешники не имеют никакой власти над христианами. Признательный император щедро одарил Трифона, а святой по дороге на родину раздал подарки бедным. Там он снова в мире занялся своим делом, творя чудеса и расточая божественные благословения.
В начале Дециевых гонений (250 г.) префекту Востока Аквилину сообщили о святом как об опасном распространителе христианства. Трифон сам предал себя в руки посланных за ним воинов и радостно предстал перед судом в Никее. Он с равным презрением отнесся и к лести, и к угрозам префекта. Его привязали к столбу и три часа били деревянной палкой, предназначенной для тренировки солдат. Поскольку пытка, казалось, не причиняла ему боли, тиран повелел привязать его к коню и заставил бежать за ним босиком по скалистым замерзшим дорогам. По возвращении в Никею Трифону пробили ноги гвоздями за отказ от почитания императорского изображения и повели в центр города.

Любовь ко Христу превратила страдания молодого мученика в божественное наслаждение, поэтому толпа взирала на пытки с благоговением. Солдаты яростно выкручивали ему руки и ноги, били прутьями, жгли факелами, но святой все переносил с радостью, молясь о своих палачах. Вдруг венец из цветов и драгоценных камней спустился с неба на его голову. Тогда Аквилин, беспомощный и посрамленный, приказал обезглавить Трифона за городскими стенами. Но еще до того как палач ударил смертоносным мечом, святой мученик предал душу Богу.
Увы вход в собор платный для туристов. Но зато в стоимость входит посещение Музея Сакрального Искусства и Реликвария. Я заснял далеко не все местные экспонаты, так что имейте в виду, что мой обзор далеко не полный. На входе можно купить книжку о которском соборе на русском языке, правда, написан он нечитабельно, но зато довольно подробный.
Не сразу разгадал святого, который стоит на постаменте. Но потом разглядел, что на «плаще», который свисает с его руки, изображено лицо. Ага, значит — это кожа святого, и это апостол Варфоломей. Святого Георгия, думаю каждый распознал. А справа от св. Варфоломея некто св. Антонин Флорентийский. Так, новый для меня святой, поэтому достаем конспекты.
Антонин Пьероци или Антонин Флорентийский — католический святой и врачеватель архиепископ Флоренции в первой половине 15-го века. Антонин Пьероци вступил в орден доминиканцев, был приором во многих монастырях и в 1446 году возведен в сан архиепископа Флоренции. Здесь в эпоху тяжелых бедствий, во время голода и эпидемии чумы и во время землетрясения, архиепископ проявил себя как ревностный проповедник и неутомимый благотворитель.
До настоящего времени дошла информация о том, что когда Антонин Флорентийский укрыл своим плащом замерзающего слепого бродягу, к тому снова вернулось зрение. Антонин Пьероци действовал согласно известной поговорке: «На Бога надейся, да сам не плошай»: в то время, когда чума ежедневно уносила жизни прихожан, архиепископ не только возносил молитвы всевышнему, но и оборудовав в Ватикане специальную лабораторию пытался изготавливать средства борьбы с болезнью и лекарства поддерживающие иммунитет.
Антонин Флорентийский принимал деятельное участие в строительстве монастыря Сан Марко, который в настоящее время является одной из главных католических святынь города. В Сан Марко я был три года назад, так что мир тесен.
Справа от картины готическая Пьета. Каменная скульптура девы Марии с Христом на руках относится к 15-му веку.
Переходим к самой крутой штуке в интерьере собора св. Трифона. Центральной точкой собора является главный алтарь (киворий). В кивории 1360-го года просматриваются романские и готические элементы. Сверху киворий украшает фигура ангела.
На балках кивория изображены сцены из жития св. Трифона. До поездки в Черногорию я уже слышал от таком святом, хотя и не знал подробности жития, которые я привел выше.
Во-первых, я читал «Князя Серебрянного» Толстого (А., а не Л., вестимо), там есть сцена с сокольничным, который упустил сокола во время охоты. Сокольничему было приказано в три дня сыскать сокола, иначе он должен был заплатить за него головой. Сокольничий, потратив три дня и вконец устав, горячо молился своему небесному покровителю мученику Трифону, а затем уснул на берегу Великого пруда. Во сне сокольничему явился Трифон с соколом на руке. Проснувшись, сокольничий неподалёку от себя увидел сокола, и вернув его государю, был спасён, а на том самом месте, где явился Трифон, поставил обетную церковь.

А это уже во-вторых. Та самая церковь св. Трифона в Напрудном — одна из древнейших в Москве. Конечно, любой москвич ее видел. Но раньше я не знал, что в эту церковь передали частицу мощей св. Трифона из того самого собора в Которе. Мир тесен, повторю сей трюизм.
Самое главное в алтаре — позолоченная плита, которую изготовили которские мастера — шедевр ювелирного искусства. Одна из редчайших позолоченных плит, полностью сохранившейся на Средиземноморье. В центре — Святой Трипун. В правой руке у него макет Котора, а в левой — пальмовая ветвь. Вокруг — фигуры Святых.
Вообще, ювелирное дело было хорошо развито в Которе. Так что кроме позолоченного алтаря здесь есть и серебряный алтарь. Антепендиум (плита, размещенная на передней стене алтаря) является заветным даром. Ее пожертвовали власти Котора после последней вспышки чумы, свирепствовавшей в городе в 1772 году. Дарохранительница этого алтаря выполнена венецианским ювелиром Вентурини в 1618 году.
Из совсем древностей в соборе уцелели фрески 14-го века, написанные греческими живописцами.
Резная чаша для омовений у входа в собор.
Статуя св. Роха. На ноге у святого чумная язва (св. Рох помогает при этой смертельной болезни), в руках у него посох паломника и символы паломничества на плаще — раковины. Из-за этих раковин я часто его путаю со св. Иаковом, но в этот раз язва помогла.
В мраморном саркофаге находятся останки того самого Андрей Сарацениса, который выкупил у венецианцев мощи св. Трифона и построил первую церковь.
Христианский мученик Трифон, обезглавленный в Никее в 250 году, явился в видениях к местным жителям и попросил перенести его тело на родину в Кампсаду. Позже святые мощи были переданы в Константинополь. В период иконоборчества из Византии на Запад были вывезены многочисленные христианские святыни. Так в начале 809 года в Которской бухте укрылось от шторма судно, перевозившее останки Святого Трифона из Константинополя в Венецию. Первую встречу святому оказали на острове Святого Георгия, затем судно направилось в Котор, чтобы пополнить запасы продовольствия. Когда венецианцы собрались отплывать, начался сильный шторм, и им пришлось вернуться в порт. Так повторялось несколько раз. Святой Трифон не хотел покидать город, и венецианцы подчинились его воле. Андреа Сараценис, продолжает легенда, что согласуется со многими историческими фактами, наградил их золотыми монетами и подарками. Жители Котора были несказанно рады и благодарны богу, за то, что он привел на их землю святого мученика, и стали почитать его своим небесным покровителем.
Рядом с саркофагом расположен слегка взрывающий мозг памятник епископу Котора Трипу Бизантию (16-го века). Кажется, что епископ сейчас свалится со стены, серьезно.
Площадь перед собором считалась самой главной в Которе. Здесь проходило городское Вече и другие важные мероприятия. Здания ложи (сейчас там городской архив) напротив собора было построено на церковной земле, отсюда пошла странная городская традиция. Каждый год которцы дарят епископу… марципановый торт весом более одного кг. Так было записано в договоре 17-го века и до сих пор соблюдается!
Бородатый мужик с черепом, книгой и львом — святой Иероним, конечно.
«Ювелирная» часть в церквях меня обычно не особенно интересует, но заснял для порядка.
Зал с литургическими одеждами я тоже прошел чисто формально.
Справа изображение бл. Осанны Которской. О местной православной девушке, которая стала католической блаженной я писал во второй части рассказа о Которе.
Образцы живописи в соборе св. Трифона.
Часовой механизм.
Хотя и отметил выше, что церковной ювелиркой не увлекаюсь. Но пара витрин меня заинтересовала. А именно дарохранительницы в виде частей человеческого тела.
Думаю, понятно, какие части тела святых хранятся в этих реликвариях.
Справа статуя святого, которая моя книга о соборе Котора назвала «святым Винко Ферерским». Такого святого я сходу не нашел, видимо, калька с сербского языка, скажем св. Трифон везде тут зовется на местный манер св. Трипуном. Если, кто поможет с русским именем святого, то буду премного благодарен.
Самое большое по размерам полотно в соборе «Поклонение волхвов» некоего Михаэль Нейдлингера.
Реликварий Котора встретил меня закрытой решеткой. Так что до мощей св. Трифона я не добрался, и поэтому на этом фото рассказ о соборе св. Трифона я заканчиваю.
А также на этом заканчиваю и с Котором. В следующей серии после которских церквей поедем грешить и отрываться в Будву.
Ссылки на все рассказы о Черногории в моем жж:
Поездка в мае 2016-го года
Котор: Старый город
Котор: Старый город, продолжение
Котор: Крепость Святого Иоанна
Котор: набережная Которского залива
Котор: собор св. Трифона
Поездка в мае 2009-го года
Подгорица
Дорога в Боснию и обратно (неудачная)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *