Церковная мафия

«Помогите, люди добрые!» —сколько раз каждый из нас слышал это обращение на улицах и в переходах крупных городов.

Кем на самом деле являются те, кто просит милостыню, и сколько они могут «заработать» за день, выяснила корреспондент «АиФ».

Нужны деньги? вот работа!

Будним вечером я встала с картонкой в подземном переходе. На бумаге вывела ручкой: «Обокрали. Помогите уехать домой (нет денег на билет)». Сначала было смешно, а когда люди стали подходить и совать в руки деньги — стыдно.

Подходили исключительно люди лет за 45, большинство мужчины. Чем больше вокруг меня скапливалось человек, тем больше интересовались другие. Несколько мужчин дали звенящую мелочь, остальные — 50- и 100-рублёвые купюры. Одна женщина брезгливо положила сотку рядом на вендинговый автомат. Единственный молодой парень остановился на пару минут и недоверчиво спросил: «Тебе действительно нужна помощь?» Я утвердительно закивала головой. Тогда он полез в телефон, нашёл в интернете и показал номер справочной службы «Милосердие». А вот солидный мужчина, проходя мимо, процедил сквозь зубы: «Совесть есть?»

Фото: АиФ/ Сергей Зоничев

Рядом остановилась женщина предпенсионного возраста. Она стала задавать конкретные вопросы: «Откуда ты? Что случилось? Как давно в Москве? Сколько денег надо на билет?» «Из Ташкента — столицы Узбекистана, — бодро врала я. — Приехала на работу 1,5 месяца назад — обманули и кинули с деньгами, после вдобавок обокрали на вокзале. Билет стоит 15 тысяч рублей». Она открыла в телефоне страничку своего реабилитационного приюта для животных и предложила работу — убирать за 200 собаками и 30 кошками. «Со временем заработаешь денег и уедешь, если захочешь — найдёшь парня и останешься здесь, — успокаивала она меня. — С патентом и регистрацией я тебе помогу, — предложила дама. — Где ночевать, найдём». Я еле уговорила, что приеду к ней позднее. Это было второе предложение реальной помощи.

Вслед за ней подошла женщина в красной куртке. Она держала коробку с ремешком, на которую была приклеена фотография мальчика с надписью: «ДЦП. Нужна операция…» Сквозь прозрачный пластик виднелось множество купюр. «Давно стоишь. Сколько собрала?» — поинтересовалась она. Я напряглась и подумала: увидела во мне конкурентку. Но женщина полезла в карман, вытащила оттуда сторублёвку и протянула со словами: «Долго стоять будешь. Народ сейчас обнищал».

Следом подошёл мужчина в подпитии — сообщил мне, что «бабы — дуры», и предложил поехать с ним в Лобню, напирал и уговаривал отправиться прямо сейчас. Я не выдержала, развернулась и потопала прочь. Вслед мне летело: «Дармоедка, всё задаром хочешь!»

Дома я подсчитала «заработок». За 1,5 часа «улов» составил 760 рублей.

Фото: АиФ/ Сергей Зоничев

И грязной иглой зашили глаза

По мнению сотрудницы волонтёрской организации «Альтернатива», помогающей освободить людей из трудового, сексуального и «нищенского» рабства, Софии Сидориной, 60% попрошаек — это мошенники, а 40% — рабы.

«Люди, не имеющие отношения к мафии, не могут просто встать и просить деньги. Все прибыльные места давно поделены. В основном организаторами бизнеса становятся молдавские и астраханские цыгане, изредка украинцы. Жертвы — в 80% случаев граждане Украины. Это связано с политическим и экономическим кризисом. Многие там остались без дома, работы и семьи. Играет роль и территориальная близость Одесской области к Молдове и Румынии. Цыгане договариваются с украинскими домами инвалидов или престарелых и выкупают подходящих им людей. Некоторых обманывают — обещают хорошую работу, увозят в Россию, уже на месте отбирают документы, заставляют побираться и делиться «заработком».

Так, одной пожилой женщине из Одесской области знакомая мать троих детей предложила работу в Москве няней, но вместо этого её отправили просить милостыню. Другой слепой бабушке из Луганской области пообещали восстановить зрение в столичной клинике. В Москву-то её привезли, но взамен больницы поставили в переходе со стаканчиком в руках. Для большей жалости грязной иглой зашили ей глаза, чтобы они гноились», — говорит София Сидорина.

В среднем на окраинах столицы попрошайки зарабатывают от 3 до 7 тысяч рублей в день, в центре — 10–20 тысяч. Как правило, больше дают пожилым и инвалидам.

Цыганские семьи могут снимать квартиру в Подмосковье и жить вместе с несколькими рабами, чтобы их контролировать. Жертвы живут в одной комнате и спят на матрасах на полу. Далеко не всегда рабство — это физическое насилие, скорее психологическое давление, манипулирование и запугивание. Кого-то кормят обещаниями: ещё немного — и поедем домой. А кого-то убеждают, что никто им не поможет, ведь у хозяев в полиции «всё схвачено», считает Сидорина.

В благотворительную организацию помощи бездомным «Ночлежка» в Санкт-Петербурге часто захаживают попрошайки. По словам специалиста по социальной работе «Ночлежки» Романа Ширшова, изредка попрошаек привозят к ним их «хозяева», чтобы сделать документы. «Например, мужчина кавказской национальности привёз инвалида без ног с паспортом СССР и хотел оформить ему пенсию, чтобы получать от него большую прибыль. Я этого «нищего» часто видел в военной одежде в метро «Садовая». Была у нас и бабушка из Молдовы. Она рассказывала, что её вместе с другими 10 пенсионерами привезли в Санкт-Петербург и поставили на улицу со стаканчиком в руках, — рассказывает Ширшов. — Но если человек не признаётся в рабстве и не просит помощи, то насильно сделать мы ничего не можем». «Не корми мошенника». 10 типов профессиональных попрошаек Подробнее

Работа для мадонны

Сотрудникам «Альтернативы» удалось помочь 26-летнему гражданину Украины Владимиру Сизоненко. У него детский церебральный паралич. Он жил на Украине с бабушкой. Недавно парня случайно заметил на родине профессиональный вербовщик, сфотографировал и показал будущей «хозяйке». Дама оценила подходящую к «должности» внешность, обманным путём привезла молодого человека в Москву и забрала паспорт.

«Мне очень не хотелось просить у бабушки денег, поэтому, когда в декабре 2019 года ко мне подошли и спросили, хочу ли я заработать, я обрадовался. Границу мы пересекли на маршрутке. Уже в Москве дали плакат с надписью: «Помогите отцу на лечение. Я — инвалид» и костыль для убедительности и сказали просить милостыню», — вспоминает Владимир.

В день он зарабатывал около 3 тысяч рублей. Всю выручку должен был отдавать «хозяйке». Поселили его в квартире в Балашихе вместе с «коллегами». На работу он выезжал в 7.30 и стоял на морозе до 9 вечера. Кормили булочкой и кофе.

«В середине января мне удалось позвонить домой и поговорить с мамой. Она уже связалась с «Альтернативой», и сотрудники движения приехали за мной», — говорит Сизоненко.

«Мадонны с младенцем» — так называют попрошаек с детьми — часто приезжают из Астрахани в Москву на сезон — с марта по октябрь. В Астрахань они стекаются с Украины, из Молдовы, Узбекистана и Таджикистана. Делают документы и разъезжаются на «промысел» по городам-миллионникам. Детей используют в качестве «инвентаря». Их выкупают у алкоголиков, наркоманов и трудовых мигрантов или усыновляют. Цыгане накачивают грудничков успокоительными чаями, поэтому в течение целого дня они спят и не мешают «работать». Живут, как правило, такие малыши недолго. На следующий год «мамаши» привозят новых детей. Когда мы несколько раз спрашивали у них документы, они доставали пачку свидетельств о рождении со словами «выбирайте», — поделился руководитель направления Центра профилактики правонарушений общественной организации «Офицеры России» Павел Прошкин.

«Пресечь попрошайничество можно, лишь уменьшив прибыль «нищих». Никому давать денег нельзя», — считает он.

Лучше «нищим» купить еду или лекарство и дать список организаций, куда можно обратиться… Как это предложили два неравнодушных человека корреспонденту «АиФ».

P. S. 760 руб. мы направили в благотворительный фонд.

Алла Фролова попрошайничает около центрального рынка Крымска уже третий год. Выходит, как на работу, каждый день в семь утра. Просит денег на операцию и еду. Женщина инвалид третьей группы. В детстве перенесла менингит. Болезнь дала осложнения — частичный паралич руки и ноги. Пенсия по инвалидности – 7 000 рублей. Алла снимает комнату за 5 000 в месяц. Говорит, чтобы выжить, стоять приходится без выходных, по восемь часов. Но и так удается насобирать не больше 300 рублей в день. Но по-другому, по ее словам, заработать она не может.

Но таких, как Алла, немного. По данным благотворительных организаций, только 5% попрошаек требуется реальная помощь. Например, в 10-миллионной столице, по официальным данным, попрошайничеством занимаются около 1 000 человек. Но на самом деле их намного больше.

На попрошайках делает бизнес «нищая мафия». Люди с табличками «Помогите собрать на операцию», «Ребенку нужна помощь», «Помогите инвалиду», как правило, работают на кого-то. За право стоять на хлебном месте они платят от 500 до 2 000 рублей в день «хозяевам» точек. А сердобольные граждане за день могут накидать в стаканчик попрошайки 5 000, а то и 8 000 тысяч рублей.

Мы прошлись по самым популярным у попрошек местам. У Киевского вокзала встретили женщин. Говорят, что неделю назад приехали с Украины. Просят деньги на операцию удаления кисты головного мозга для девочки. Но сестра больной девочки толком не знает, когда она заболела, сколько денег нужно на операцию и где они собираются лечиться. Медицинских документов у женщин тоже с собой не оказалось…

Другую попрошайку мы нашли недалеко от метро. В руках у нее бумаги с диагнозом и фотографией ребенка, которому нужны деньги на лечение. Мы предложили ей помощь – организовать встречу в одном из благотворительных фондов. Но она не стала с нами разговаривать. На предложение реальной помощи ни один из попрошаек не согласился. Никто не смог внятно рассказать историю болезни, диагноз и назвать больницу, где собираются лечиться, или хотя бы назвать необходимую сумму. Выводы делайте сами…

Возможно, мы просто не нашли тех, кому реально нужна помощь. Но эксперты из благотворительных организаций в один голос говорят — попрошайки, прикрываясь диагнозами и фото детей, просто зарабатывают. Поэтому прежде чем бросить монету в стаканчик, поговорите с просящим. Узнайте, где поставили диагноз, куда он уже обращался за лечением. А еще лучше обратитесь в волонтерскую организацию. Там знают, что делать в таких ситуациях.

В итоге, инвалидов привозят из других регионов (несколько лет назад, например, пользовались популярностью прокаженные из среднеазиатских лепрозориев), а также «покупают» в интернатах. Начальство некоторых учреждений готово отдать безногого инвалида «на поруки» всего за 500 долларов.

В 2006 году в Москве была разоблачена деятельность преступной группы цыган, члены которой эксплуатировали инвалидов. Выходцы из республики Молдова контролировали около десятка попрошаек. По словам милиционеров, новые кадры цыгане искали в областях центральной России. Инвалидам обещали трудоустройство в Москве, уход и заботу.

В столице они жили впроголодь в съемной квартире по несколько человек в одной комнате. Работать инвалиды должны были каждый день. Для них была установлена «норма выработки» – 2,5 тысячи рублей в день. Эти деньги после смены попрошайка должен был сдать в кассу, в ином случае его избивали. Цыгане били инвалидов также за любую жалобу.

После проверки документов 19 задержанных цыган были отпущены. Двое организаторов бизнеса успели сбежать, забрав с собой кассу.
Впрочем, дома их может ждать более суровое наказание. Недавно в Молдове вступили в силу новые поправки в законодательство, ужесточающие меры наказания за организацию попрошайничества. Теперь этот вид незаконного бизнеса будет караться штрафом до 20 тысяч леев (почти 50 тысяч рублей) или лишением свободы до пяти лет. Если же в целях попрошайничества «рекрутируется» несколько человек, штраф увеличивается до 30 тысяч, а срок заключения – до семи лет. Интересно, что предусмотрен особый штраф для юридического лица, организующего бизнес на паперти.

Надо признать, что ужесточение контроля за интернатами также не станет решением проблемы. Известны случаи, когда при дефиците инвалидов, цыгане отлавливали бомжей, одурманивали их алкоголем и наркотиками, после чего искусственно превращали их инвалидов, отрезая руки и ноги.

Осудить цыган и других организаторов бизнеса на попрошайках можно не только за торговлю людьми, принуждение к труду, издевательства над инвалидами, похищение людей и нанесение тяжелых телесных травм. Весьма распространен шантаж и угрозы в адрес инвалидов. Например, физически неполноценных матерей иногда принуждают нищенствовать, обещая в случае отказа выкрасть детей, отрезать им ноги и заставить попрошайничать вместо них.

Атака «мамочек» и гастарбайтеров

Наивно полагать, что решением проблемы могла бы стать активизация работы социальных служб. В Москве работает восемь учреждений социальной помощи первичного приема, рассчитанные на 1,5 тысячи мест. Однако очень редко бывают дни, когда они заполняются более чем на две трети.

Обычно, после задержания бездомных или просящих милостыню в метро, милиционеры вызывают службу «Социальный патруль», созданную при департаменте социальной защиты населения города. Специалисты этой службы могут подлечить нищих, помочь с оформлением документов и возвращением домой. Однако «Социальный патруль» не может забрать с собой бездомных и лиц, занимающихся попрошайничеством, без их согласия.

Случаи, когда побирающийся соглашается на такую безвозмездную помощь исключительно редки. Дело в том, что за каждым попрошайкой обычно следят т.н. «мамочки», которые забирают выручку, доставляют побирающихся к месту работы и отвозят их на ночлег. В обязанности «мамочек» входит также контроль за поведением «раба»-попрошайки, оценка ситуации и опасностей, которые грозят бизнесу.

Как только к их подопечному начинают проявлять чрезмерно активное внимание служители правопорядка, работники социальной службы, журналисты или просто прохожие, «мамочки» поднимают крик, пытаются увести попрошайку или вызванивают подмогу по мобильному.

В данном случае, милиционеры действительно ничем не могут помочь нищим: по закону, они могут только провести профилактическую беседу, максимум – выписать небольшой штраф, после чего отпустить попрошайку. У правоохранительных органов сегодня нет рычагов воздействия ни на побирающихся, ни на их «мамочек». То же касается службы охраны: если человек, выпрашивающий деньги, не совершает каких-либо нарушений, охрана не может изолировать его от остальных граждан.

Есть ответственность только за приставание. Решение по этой статье принимается только Мировым судом, а штраф составляет до 800 рублей. Задержания по этой статье – единичны.

Интересно, что в последние месяцы все чаще обращаться в милицию стали сами попрошайки. Они теряют свои рабочие места под нажимом приезжих из стран СНГ. Обычно местные попрошайки объясняют прибывшему наряду милиции, что стражи порядка должны проверить у приезжих документы. А еще лучше — увезти гастарбайтеров в отделение.

По данным Управления милиции на Московском метрополитене на начало этого года, 63,67% занимающихся попрошайничеством — это граждане СНГ, 32,99% — жители российских регионов, 2,2% — Московской области и 1% — жители Москвы.

Начальник этого Управления генерал-майор милиции Николай Иванов рассказал, что в 2009 году в Москве было проведено 18 мероприятий под названиями «Нелегальный мигрант» и «Попрошайка — иностранец». Во время проведения данных мероприятий за совершение преступлений в столичном метро было задержано 24 иностранных гражданина и еще 818 привлечены к административной ответственности и оштрафованы на общую сумму 399 тысяч 930 рублей.

Пожалуй, в данном случае применение законов о незаконной миграции и регистрации в Москве выглядит наиболее оправданным.

Экспорт попрошаек

Эксплуатация попрошаек стала настолько успешным криминальным бизнесом в России, что в последнее время можно заметить тенденцию его экспансии в европейском направлении. Безнаказанность мафии, использующих инвалидов в качестве попрошаек в нашей стране, позволила им заняться экспортом российских калек за рубеж.

Наиболее востребованы в Западной Европе глухонемые выходцы из России. В туристических центрах, возле кафе, ресторанов, гостиниц они продают сувениры и другие безделушки по завышенным ценам, оправданием чему служит пояснение на листке бумаги, что продавец – глухонемой.

Несколько лет назад итальянская полиция арестовала шесть членов преступной группировки, состоящей из граждан России и Белоруссии. Они организовали визу нескольким командам глухонемых инвалидов. Часть из них приехали с туристическими целями, другие – под видом гуманитарных групп («на оздоровление»). Все инвалиды стали нелегальными иммигрантами. «Бандиты» регулярно снабжали глухонемых торговцев товаром, а также забирали себе почти всю выручку, оставляя только минимум на пропитание. Организаторам бизнес на брелках давал около 15-20 тысяч долларов в месяц.

Справедливости ради стоить заметить, что экспорт инвалидов не является эксклюзивно русским изобретением. Например, в 2002 году полиция Испании, Франции и Италии арестовала в различных городах этих стран членов преступной группировки из Румынии, которые нелегально ввозили на юг Европы детей-инвалидов и больных стариков. Силой и угрозами их заставляли просить подаяние по 12 часов в сутки, оставляя на еду меньше 5 евро. Сами же преступники зарабатывали на каждом нищем в среднем до 7,5 тысяч евро в месяц.

Зарубежный опыт

Интересно, что в самой Европе, при этом, до сих пор не выработано однозначное отношение к «служащим паперти». В большинстве стран штрафом (в среднем – в 200–300 евро) карается только «активное» попрошайничество.

Власти Мюнхена в конце 2005 года запретили просить милостыню во всех пешеходных зонах города. Этому примеру последовала и Вена. А, например, в Гамбурге и Граце даже попытка ограничить места сбора милостыни вызвала яростные протесты ряда политиков и либеральной общественности. В итоге, все ограничилось распространением на нищих требования о заполнении налоговой декларации, если их «бизнес» дает доход, превышающий 7,6 тысяч евро в год.

Нестандартный взгляд на проблему продемонстрировали власти Флоренции. Они считают, что и существенное препятствие для транспорта. После того как, споткнувшись о нищего, упала и сильно ударилась слепая женщина, городская управа разработала новые нормы в отношении нищих. В частности, предлагается принять декрет о запрете просить милостыню, лежа или сидя на тротуаре или пешеходном переходе.

Надо заметить, что в Западной Европе основное беспокойство властей вызывают не сами нищие, как социальное явление, а организованный бизнес, который вынуждает попрошаек выходить на улицы и оставляет им обычно лишь около десятой части дохода.

Гораздо более суровые меры по борьбе с попрошайками применяют власти бедных стран. Например, в Народной Республике Бангладеш, которую Москва стремительно догоняет по числу побирающихся, в прошлом году вступил в силу строгий запрет на попрошайничество в общественных местах. Нарушителя могут посадить в тюрьму на три месяца. Правительство страны планирует полностью искоренить попрошайничество за пять лет.

Как помочь нуждающимся

Таким образом, у милиции достаточно инструментов для обуздания паразитирующей на милосердии «мафии». Только за использование рабов-попрошаек можно осудить на 10 лет тюрьмы. Почему почти никто не обращает внимания на действующие законы – отдельный разговор.

Однако гражданам вовсе не обязательно тратить всю энергию на критику МВД и законодателей. Достаточно проявлять гражданскую ответственность, обращать внимание служителей правопорядка на каждое нарушение и, наконец, просто перестать подавать попрошайкам. Тогда этот бизнес станет нерентабельным, и потребность во многих преступлениях попросту отпадет.

Альтернативным выходом для столичных властей могло бы стать заимствование американского опыта, успешно примененного в городе Атланта штата Джорджия. В пяти районах там установлены специальные автоматы для сбора средств в пользу бездомных. Новые установки по виду напоминают счетчики на парковках.

Установка этих автоматов станет частью кампании по борьбе с попрошайничеством, мошенничеством и нецелевым использованием средств, которые сердобольные прохожие отдают нищим.

Контейнеры для сбора средств нуждающимся в последнее время появились во многих супермаркетах и торговых центрах Москвы. Однако граждане по-прежнему предпочитают подавать мошенникам, нежели тем, кто действительно нуждается. По статистике, только десяти процентам нищих действительно необходима помощь. Их сложно заметить в городской суете. Они скромно стоят на обочинах, молча умоляют, молча голодают и также молча умирают.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *