Церковные фильмы

31.12.2020 — На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений 9.3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько».

10.11.2019 — На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — На форуме сайта начата работа по написанию сочинений 9.3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — На форуме сайта начата работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — Друзья, многие материалы на нашем сайте заимствованы из книг самарского методиста Светланы Юрьевны Ивановой. С этого года все ее книги можно заказать и получить по почте. Она отправляет сборники во все концы страны. Вам стоит только позвонить по телефону 89198030991.

29.09.2019 — За все годы работы нашего сайта самым популярным стал материал с Форума, посвященный сочинениям по сборнику И.П.Цыбулько 2019 года. Его посмотрели более 183 тыс. человек.

22.09.2019 — Друзья, обратите внимание на то, что тексты изложений на ОГЭ 2020 года останутся прежними

15.09.2019 — На форуме сайте начал работу мастер-класс по подготовке к Итоговому сочинению по направлению » Гордость и смирение»

10.03.2019 — На форуме сайта завершена работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ И.П.Цыбулько.

07.01.2019 — Уважаемые посетители! В ВИП-разделе сайта мы открыли новый подраздел, который заинтересует тех из вас, кто спешит проверить (дописать, вычистить) свое сочинение. Мы постараемся проверять быстро ( в течение 3-4 часов). Узнать подробнее >>

16.12.2018 — Ребята, на Форуме создан пост, где размещены сочинения по сборнику И.П.Цыбулько. Смотрите работы, выставляйте свои сочинения!

16.09.2017 — Сборник рассказов И.Курамшиной «Сыновний долг», в который вошли также и рассказы, представленные на книжной полке сайта Капканы ЕГЭ, можно приобрести как в электронном, так и в бумажном виде по

09.05.2017 — Сегодня Россия отмечает 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне! Лично у нас есть еще один повод для гордости: именно в День Победы, 5 лет назад, заработал наш сайт! И это наш первый юбилей!

16.04.2017 — В ВИП-разделе сайта опытный эксперт проверит и выправит ваши работы: 1.Все виды сочинений на ЕГЭ по литературе. 2.Сочинения на ЕГЭ по русскому языку. P.S.Самая выгодная подписка на месяц!

16.04.2017 — На сайте ЗАКОНЧИЛАСЬ работа по написанию нового блока сочинений по текстам ОБЗ.

25.02 2017 — На сайте началась работа по написанию сочинений по текстам ОБЗ. Сочинения по теме «Что такое добро?» можно уже смотреть.

28.01.2017 — На сайте появились готовые сжатые изложения по текстам ОБЗ ФИПИ, написанные в двух вариантах >>

28.01.2017 — Друзья, на Книжной полке сайта появились интересные произведения Л.Улицкой и А.Масс.

22.01.2017 — Ребята, оформив подписку в ВИП-разделе всего на 3 дня, вы можете написать с нашими консультантами три УНИКАЛЬНЫХ сочинений на ваш выбор по текстам Открытого банка. Спешите в ВИП-раздел! Количество участников ограничено.

Активисты сносят памятник духовнику Леха Валенсы Генрику Янковскому, которого обвинили в домогательствах к детям. Гданьск, 21 февраля 2019 года Bartek Sabela / Agencja Gazeta / Reuters / Scanpix / LETA

11 мая в ютьюбе вышел фильм польского журналиста Томаша Секельского «Только никому не говори», который рассказывает о сексуальных домогательствах со стороны католических священников — и о том, как руководство церкви покрывало подозреваемых. Это документальное кино: в его основу легли диалоги повзрослевших жертв со своими насильниками, записанные ими на скрытую камеру. За несколько дней фильм собрал более 15 миллионов просмотров (население Польши — около 38 миллионов человек).

В одной из первых сцен 39-летняя Анна Мисиевич спрашивает у престарелого священника Яна А. (фамилия не указана), помнит ли тот, как брал ее за руки, чтобы мастурбировать, понимает ли, что разрушил ее жизнь, знает ли, что ей до сих пор снятся кошмары. Священнослужитель спрашивает, почему она не пришла к нему раньше, когда он «мог что-то исправить». Он говорит, что, вероятно, действовал «по наущению дьявола», и просит поцеловать ее руку в знак прощения. Женщина отвечает, что принимает извинения, но не позволяет к себе прикоснуться.

Другой герой фильма, Марек Милевчик, стал жертвой Франтишека Цыбули — духовника первого президента постсоветской Польши Леха Валенсы. говорит, что был уверен: они «всего лишь обменивались подарками» с ребенком, и тот «сам хотел стать немного ближе». Мальчику было 12 или 13 лет. Цыбуля велел ему «никому ничего не говорить» — эти слова стали заголовком фильма.

Фильм «Только никому не говори» SEKIELSKI

Цыбуля умер незадолго до окончания работы над фильмом. Операторы сняли его похороны, на которых высокопоставленные иерархи церкви произносили траурные речи. Они вполне могли знать, что за три месяца до смерти против него были выдвинуты официальные обвинения в домогательствах.

В картине также фигурирует священник Дариуш Олейнинчак, которому, как утверждается, разрешили продолжить работу с детьми, хотя он был осужден за растление семилетних девочек. После выхода фильма он заявил, что собирается покинуть ряды церкви. Сценаристы картины полагают, что папа римский Иоанн Павел II, родившийся в Польше, в годы борьбы с коммунизмом сознательно закрывал глаза на неблаговидные и преступные действия священнослужителей.

Лидер правящей партии Польши пообещал ужесточить наказание за домогательства к детям

После выхода картины примас Польши Войцех Полак попросил прощения «за все раны, нанесенные служителями церкви». По его словам, он «был ошарашен тем, что увидел», а «огромные страдания, пережитые теми, кому причинили боль, вызывает стыд и боль».

Руководитель конференции польских епископов Станислав Гадецкий поблагодарил авторов фильма за работу и тоже попросил прощения у всех пострадавших. Он подтвердил, что показанное в фильме соответствует тому, что он слышал от других пострадавших, с которыми ему довелось общаться.

При этом гданьский архиепископ Лешек Славой заявил, что фильм не смотрел, но обвинил его создателей в том, что они делают обобщение всего из нескольких историй.

Сделал заявление по поводу картины и лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, который считается самым влиятельным политиком Польши. Он анонсировал поправки в уголовный кодекс, увеличивающие срок наказания за домогательства к детям до 30 лет тюрьмы. Если поправки примут, малолетними будут считаться подростки в возрасте до 18 лет, а не до 15, как сейчас.

Власти Польши ранее называли обвинения в адрес католической церкви непатриотичными

Противники «Права и справедливости» отмечают, что всего за несколько дней до выхода фильма Качиньский и его сторонники активно защищали католическую церковь. Для них католицизм — важнейшая часть идентичности народа, который веками был разделен между соседними крупными державами, а в XX веке оказался под властью коммунистических властей.

«Нет Польши без церкви, — говорил Качиньский на митинге 4 мая. — Кто поднимает руку на церковь, кто хочет уничтожить ее, тот поднимает руку на Польшу». Он выступил с таким заявлением в ответ на слова левого польского публициста Лешека Яжджевского о том, что «католическая церковь, переживающая педофильские скандалы, погрязшая в борьбе за деньги и моральное влияние, не имеет права выступать в роли совести нации».

Несколько дней спустя полиция арестовала политическую активистку и защитницу прав ЛГБТ Элизабету Подлесную, которая раскрасила в радужные цвета нимбы Богоматери и младенца Иисуса на иконе и повесила такой постер на улице. Ей грозит до двух лет тюрьмы за оскорбление религиозных чувств.

Министр внутренних дел Польши Йоахим Брудзинский в своем твиттере написал, что «никакие сказки о «толерантности» не дают никому права задевать чувства верующих». Качиньский, в свою очередь, заявил, что ставить под сомнение значение католической церкви непатриотично и назвал ЛГБТ-движение «импортированной из-за рубежа угрозой Польше».

В прошлом году вышел другой польский фильм о священниках. Его назвали атакой на церковь

«Только никому не говори» сравнивают с американской картиной «В центре внимания» — в ней рассказывается о расследовании преступлений сексуального характера со стороны католических священников в США. В отличие от американского фильма, польская лента — документальная. Между тем в прошлом году в Польше вышел художественный фильм «Клир», герои которого — священники, пользующиеся услугами проституток, пьянствующие и поддерживающие связи с организованной преступностью, а также крайне правыми группировками.

Этот фильм Качиньский назвал «атакой на церковь». Ярослав Селин, заместитель министра культуры, представляющий «Право и справедливость», заявил, что лента «эксплуатирует негативные стереотипы о Польше».

Из-за выступлений в поддержку католической церкви правящей партии предсказывают проблемы на выборах в Европарламент, которые состоятся 26 мая. По данным опросов, «Право и справедливость» лишь ненамного опережает оппозиционную «Европейскую коалицию». Либералы обвиняют Качиньского и его единомышленников в попытке покрыть преступления священнослужителей.

Как отмечает The Washington Post, Польша остается одной из самых религиозных стран Европы. 87% населения страны называют себя католиками, почти 40% еженедельно посещают богослужения. При этом 70% граждан выступают за отделение государства от церкви — это больше, чем, например, во Франции или Нидерландах.

Дмитрий Карцев

  • Напишите нам

Докудрама Франсуа Озона «По воле божьей» о жертвах священника-педофила, требующих справедливости, продолжает целую линию фильмов. Массовые растления детей в церковных стенах стали широко известны миру лишь в 1990-е. С тех пор такие истории — а в подавляющем большинстве случаев речь идет о реальных событиях и людях, — остаются одной из самых нервных тем современного кинематографа.

Предлагаем вспомнить художественные фильмы о священниках католической церкви, издевательствах в монастырях, педофилии и журналистских расследованиях растления малолетних.

«Дурное воспитание» / La mala educación, 2004

Классический фильм Педро Альмодовара остается одной из немногих картин на эту тему в материковой Европе. Случай растления одного мальчика в интернате, его последующей судьбы и гибели, пропущен через несколько фильтров. Это одновременно неверное, далекое воспоминание реальной истории и художественный фильм, который делает его друг. Лирика детства, дружбы, первого чувства буквально уничтожается преступлением директора интерната. Один мальчик жертвует собой в защиту другого, тот растет с чувством вины, пока не являются оба призрака прошлого: и друга, и «святого отца».

Альмодовар вплетает в повествование любимые темы гомосексуальности и трансвестизма, а также наркомании, злых двойников, деградировавших семейных связей. Совращенный мальчик вырастает карикатурным «демоном», меняющим личины, лгущим, обкрадывающим храм и свою семью. Прошлое не отпускает, герои воспроизводят его в своем искусстве, в своей жизни, и их тянет в место, трагически изменившее их. Прошлое убивает, пока жертвы продолжают винить себя, а насильники живут без чувства вины.

«В центре внимания» / Spotlight

Реж. Том МакКарти, 2015

Кино, получившее «Оскара» явно благодаря конъюнктуре. И все же хороший фильм — журналистское расследование, настоящий детектив, а также своего рода «производственный роман» о редакционной машине. В основе картины Тома МакКарти — реальное расследование The Boston Globe, которое в одном только Бостоне вывело на чистую воду десятки священников-педофилов, а также покрывающих их юристов и высших клириков.

Добросовестная работа ведет к правде и справедливости, а халатность и леность сердца уничтожает и человека, и общество. Это понятная трудовая американская мораль, журналисты-герои в отсутствие злодеев в кадре разыгрывают конфликт хорошего с лучшим. Тем достовернее страх этих хороших людей, осознавших, какого масштаба тайну они открыли. Внезапный стук в дверь, вид ночной улицы срабатывают здесь как в триллере. Но рассказы жертв растлителей, в обилии приведенные здесь, гораздо страшнее.

«Сестры Магдалины» / The Magdalene Sisters, 2002

Одну девушку изнасиловал двоюродный брат, и отец отправил ее в монастырь, чтобы защитить «честь семьи». Другая родила внебрачного ребенка — то же самое. Третью отправили под надзор монашек из детского приюта за то, что девушка переговаривалась с парнями на прогулке. Это Ирландия 1960-х годов, где запрещены аборты и процветает рабский труд — в так называемых исправительных приютах Магдалины. В фильме Питера Муллана во всех красках показан монастырь, где издевались над девушками.

Девочки работают в прачечных, подвергаются избиениям и психологическому насилию годами, порой всю жизнь. Несколько сильных духом хотят бежать, только не так сложно выбраться за территорию учреждения, как переступить через себя. Нравы в женских монастырях, судьбы послушниц были красочно описаны еще Дени Дидро. Но и взгляд в сравнительно недавнее прошлое открывает перед нами архаическое общество, где церковь — еще одна власть в стране, где хулиганы боятся многолетних сроков за кражу яблок у монашек, где даже вызволяя родную сестру из заточения в приюте, брат инстинктивно уступает священнику дорогу.

«Филомена» / Philomena, 2013

Вновь приют-прачечная в Ирландии, где происходит нечто еще более жуткое, чем принудиловка и побои. «Порочные» воспитанницы, родившие детей, по мнению монахинь, недостойны их растить. Потому детей буквально продают в чужие семьи, наскоро оформляя усыновление богатым американцам. Как ни жутко, и это реальная история, основанная на документальной книге Мартина Сиксмита «Потерянный ребенок Филомены Ли». В картине Стиве Фрирза Престарелая героиня Филомена Ли в исполнении Джуди Денч с помощью высокомерного журналиста (Стив Куган) ищет и находит отнятого у нее полвека назад ребенка. Сын стал большим человеком в Америке, но его с матерью прошлое остается похороненным в маленьком монастырском дворе в Ирландии.

Заросшие травой безымянные могилы, которых слишком много — таковы многочисленные секреты древней закрытой церковной организации. Монахини открыто лгали потерявшим детей матерям и в XXI веке, уничтожая архивные документы. Кто прав, беспечный журналист-интеллектуал, возненавидевший церковь на основании увиденного, или кроткая старая женщина, чье оружие — прощение? Фильм-расследование церковных преступлений, основанный на реальных событиях, который стоит посмотреть.

«Сомнение» / Doubt, 2008

Мерил Стрип в роли старой перечницы, инквизитора в юбке, сухой монашки, которую боятся и школьники, и коллеги. Филип Сеймур Хоффман в роли всеми любимого пастора-бонвивана, от которого у детей нет секретов. Но если дети ведут себя странно после разговора со священником, легко предположить худшее. Фанатичка-монахиня, вооруженная добродетель, не выбирая средства, не считаясь с чужим мнением, намерена добиться увольнения священника-педофила. Ее не поддерживают даже родители предположительно совращенного чернокожего мальчика. Хуже того, мать ребенка полагает, что сыну необходим взрослый покровитель в расистской Америке, а ласки священника могут парню даже нравиться.

Но кто сама невеста христова, принципиальная христианка или ханжа, решившая сжить со свету невиновного человека — ведь тот много смеется, любит чай с сахаром и вообще либеральничает? Клевета во имя превратно понятой справедливости часто поражает целые общества. Целая сеть сомнений пронизывает сюжет фильма Джона Патрика Шэнли. Истина неизвестна даже членам церковной организации, а почти мистический страх перед преступлениями католической церкви во многом проистекает из их зловещей таинственности.

«Избавь нас от лукавого» / Deliver Us from Evil

Реж. Эми Берг, 2006

Один из первых документальных фильмов о совращении детей католическим священником, также один из самых важных и признанных. Конкретно лента посвящена многочисленным преступлениям отца О’Грейди, который «орудовал» в США, был осужден, но бежал в Ирландию. В Европе пожилой насильник-педофил охотно рассказывает про эпизоды насилия и про свою «любовь» к детям. Не молчат также ни бывшие жертвы, ни семьи, на чьих жизнях навсегда остался отпечаток пережитого кошмара.

Номинированный на «Оскара» скандальный фильм о педофилии в католической церкви кажется нестерпимо длинным, поскольку свободен, насколько возможно, от художественных украшательств. Он сделан из одних только разговоров, судебных допросов, тихих слез. Все это только приоткрывает завесу над одной из катастроф нашего времени. Обвинения брошены покрывавшему педофила кардиналу Махони, который благополучно сохранит свой пост. Жертвы пытаются осмыслить произошедшее, некоторые из них — сохранить свою религию. В конце делегация отправляется в Ватикан, который на момент выхода фильма хранил неприступное молчание о своих секретах.

«Праздник святого Иоргена», 1930

Вернувшийся в Советскую Россию из эмиграции Яков Протазанов снял едкую сатиру на католическую церковь в условно-европейской стране. В основе сюжета — роман датчанина Харальда Бергстедта. Сценарий немой, а затем озвученной картины писал самый загадочный советский писатель Сигизмунд Кржижановский, а также Ильф и Петров. В звездной команде фильма — легендарные комики Ильинский и Кторов.

Вымышленный святой Иорген очень популярен в народе и помогает епархии собирать пожертвования. Настоятель храма Иоргена даже финансирует съемки фильма о мученике, выводя религиозную пропаганду на новый ультрасовременный уровень.

В дела церкви случайно вмешиваются скрывающиеся от преследования жулики, один из которых переодевается в святого Иоргена на празднике, а другой изображает исцеленного. Католики настолько недовольны тем, что плата за чудеса и исцеление грехов проходит мимо их кармана, что замышляют убийство «святого». Фильм Протазанова метит не только в древний религиозный бизнес на индульгенциях и «чудесах», но и в очевидное сходство организованной религии со всякой массовой идеологией.

«Аминь» / Amen, 2001

Нонконформист Коста-Гаврас рискнул высказаться на мрачную тему сотрудничества Ватикана с нацистами и бездействия церкви во Вторую мировую войну. Главный герой фильма реальный человек офицер СС Герштейн, который на свой страх и риск пытался рассказать миру о массовом уничтожении людей в лагерях смерти. Он пытается докричаться и до католической церкви, но единственный, кто ему верит — молодой иезуит Фонтана (персонаж вымышленный).

Монах доходит до святого престола и бросается в ноги Папе Римскому, но тот, как и все высшие иерархи, отказывается публично выступить против Гитлера. Сказывается в том числе древнее предубеждение христиан против евреев и отношение Ватикана к коммунистам. Изображение Пия XII, вынужденного в годы войны лавировать между различными силами, возможно, не слишком достоверное. Зато в художественном фильме подробно описано, почему старый церковный механизм оказывается бессилен в борьбе со злом, и насколько святее Папы и всего Ватикана окажется один отвергнутый монах, добровольно разделивший муки с жертвами машины смерти.

Уже на экранах ридлискотовский «Исход: Цари и Боги» – очередной эпик по знакомым христианским сюжетам. Самое время ещё раз разобраться в библейских мотивах в кинематографе – подробности в нашем замечательном материале (оригинальная публикация от 17 ноября).

Если и существует краеугольный камень в европейской культуре, то это Библия. Можно быть атеистом, буддистом, агностиком или последователем какой угодно религии, но нельзя отрицать того, что Библия прочно укоренилась в культуре всех европейских народов и что извлечь её оттуда невозможно – иначе всё развалится. От крылатых выражений вроде «Метать бисер перед свиньями» или «Перековать мечи на орала» (кстати, «Краеугольный камень» – тоже библейское выражение) до популярных в искусстве сюжетов и архетипов – всё это пропитало нашу повседневность, наши сознание и подсознание, и любая ссылка на Библию мгновенно считывается европейцем независимо от уровня образования и места проживания. Неудивительно, что с момента появления кинематографа режиссёры и сценаристы часто обращаются к Библии в поисках сюжетов и характеров. Тем более что никаких авторских отчислений за образы библейских «супергероев» платить не надо.

Поскольку «библейская тематика» была изначально частью кинематографа, она развивалась вместе с ним, проходя путь от наивных попыток создать «движущиеся картинки» до масштабных кинополотен, пародий и философских исследований. Нечто похожее с библейскими сюжетами происходило и в живописи – иллюстративные, застывшие в каноне иконы сменялись реалистичными работами художников Ренессанса, осовременивались, обыгрывались, становились коммерческими поделками, фоном для создания новых направлений, и так далее. Хотя часто можно услышать, что церковь использовала искусство для пропаганды своего учения, иногда кажется, что Библия больше дала искусству, чем получила от него. Восхищаясь «Сикстинской Мадонной», красотой образов, мастерством автора, не хочется думать о том, что это персонажи конкретной библейской истории в конкретный момент времени. Однако несмотря на известность некоторых общепризнанных шедевров, основная масса произведений библейской тематики всё же была не чем иным, как «лубком» – низкопробными иллюстративными коммерческими продуктами. Это касается и собственно книг, и разнообразных офортов, миниатюр, салонных картин, а также проходивших по городам всей Европы ежегодных театрализованных представлений – мистерий, в коих обыгрывались знаменитые библейские сюжеты. Собственно, из этих мистерий впоследствии и родился современный европейский театр, из которого, в свою очередь, родился мировой кинематограф.

В самом начале кинематограф тоже являлся «лубком» и иллюстрацией: оригинальных историй было мало, и авторы просто переносили общеизвестные сюжеты на экран. Конечно же, одной из излюбленных тематик была библейская – фильмы о жизни Иисуса снимали и братья Люмьер, и Жорж Мельес, и уж тем более пионеры американского кино. Фактически такие картины даже не требовали интертитров, ведь каждый зритель наизусть знал историю; но воплощённая на экране, она захватывала и восхищала – именно потому, что была известна с детства. А в кинематографе Российской Империи существовал запрет на изображение христианских святых и пророков, посему тема Библии в российском кино вообще не поднималась до краткого периода между отречением Николая II и созданием РСФСР. В Советском Союзе экранизацией Библии не занимались по вполне понятным причинам.

Тем временем в Европе и США кино стремительно шло по пути технического совершенствования и повышения качества драматургии. Минутные сценки из Евангелия уже не удовлетворяли спрос, и авторы начали брать сюжеты из Ветхого Завета, однако по-прежнему оставались в пределах иллюстраторства. Особую популярность приобретали приключенческие и романтические истории вроде «Самсона и Далилы», «Давида и Голиафа» и прочих. Огромным шагом вперёд было создание в 1916 году «Нетерпимости» Дэвида Уорка Гриффита. В названной картине автор вообще совершил множество кинематографических подвигов вроде параллельного монтажа или изобретения «хэппи-энда», но сейчас для нас важно использование именно библейского мотива. «Нетерпимость» представляла собой развивающиеся параллельно четыре истории из четырёх исторических эпох, объединённые общей идеей «нетерпимости»: осада Вавилона, Варфоломеевская ночь в Париже, детектив в современных автору США и жизнь Иисуса. Таким образом, Гриффит вывел библейскую историю за пределы иллюстрации, пытаясь с её помощью исследовать проявления человеческой нетерпимости к «иному». И, конечно же, никто не оценил новаторства Гриффита – прокатчики «наводили порядок» в параллельном монтаже автора, склеивая разбросанные по фильму четыре истории и выпуская их отдельными сериями. Зритель на фильм не шёл, даже несмотря на «хэппи-энд». Очевидно, что в 1916 году время осмысливать Библию на экране ещё не пришло.

В 1920-е и 1930-е в кино произошли две революции – во-первых, появился звук, во-вторых, США стали постепенно отбирать звание столицы кинематографа у Франции. Американцы часто обращались к Библии за сюжетами, однако по-прежнему не выходили за рамки иллюстрации. Даже появление звука не помешало общей тенденции. Хотя многие американские режиссёры тех лет возвращались к библейским сюжетам, проследить развитие темы можно на фильмографии одного Сесиля Блаунта Демилля – создателя студии Paramount и режиссёра, признанного классиком при жизни. Демилль фактически был царём коммерческого кинематографа США – как до Второй мировой войны, так и после неё. При этом он собственноручно руководил съёмками самых масштабных пеплумов (сегодня их называют «эпическими фильмами»), некоторые из которых были основаны на библейских сюжетах. Так, его немой «Царь царей» 1927 года явился грандиозной, дорогой, но по-прежнему иллюстративной экранизацией Евангелия, запомнившейся лишь использованием цветной плёнки Technicolor в сценах Воскрешения. То же можно сказать и о «Десяти заповедях» 1923 года (невзирая на попытку связать историю Моисея с современностью), и о «Самсоне и Далиле» 1949 года, которая оказалась всего лишь одной из приключенческих историй в антураже античности – тогда они были в моде. Примечательно, что в период действия Кодекса Хейса библейские сюжеты были чуть ли не единственной возможностью показать на экране насилие и откровенно сексуальных женщин – из Библии слов не выкинешь.

Появление цвета, звука и качественных комбинированных съёмок, создание новых камер, звукозаписывающей и осветительной аппаратуры никак не меняли сути кинематографа и изображения в нём Библии – это были более дорогие, красивые, впечатляющие, но всё же иллюстрации, похожие на праздничные (рождественские или пасхальные) открытки. Однако сам Демилль, которого мы назначили ответственным за период «иллюстраторства», понимал происходящие перемены и завершил карьеру ремейком собственных «Десяти заповедей» в духе времени. Фильм, вышедший на экраны в 1956 году, поражал не только длительностью и спецэффектами, но и драматизмом сценария, а также проделанной работой по воссозданию образа Моисея. В частности, Демилль обращался не сугубо к Библии, но также к историкам-исследователям той полулегендарной фигуры и даже к Корану, где жизнь Мусы после изгнания из Египта обрастает новыми подробностями. Демилль полагался не на доскональное знание зрителем библейской истории, а его на эмоциональное вовлечение в цепочку трансформаций, происходивших с главным героем на его пути от царевича Египта до ничтожного раба и далее – до пророка. И сегодня при пересмотре этого фильма каждый раз, едва кажется, что дальше история пойдёт «по Библии», Демилль извлекает новый конфликт, новый эмоциональный виток, и после просмотра остаётся ощущение грандиозности не столько фильма, сколько самой личности Моисея. Как и обычно у Демилля, фильм стал рекордсменом проката.

Окончательный крах принципа иллюстрации произошёл в 1965 году, когда на экраны США вышла лента под скромным названием «Величайшая из когда-либо рассказанных историй». Дословное воспроизведение судьбы Иисуса с примитивными «лубочными» образами и масштабными декорациями провалилось – даже в «помешанной» на Иисусе Америке никого больше не интересовали четырёхчасовые цветные открытки. Однако этот способ экранизации Библии не умер – он всего лишь сошёл с большого экрана на DVD, распространяемые христианскими организациями, и в телесериалы, которые крутят в канун больших праздников. Любителям сусального творчества можно порекомендовать телевизионного «Иисуса из Назарета», снятого Франко Дзеффирелли по заказу Ватикана.

Второй, совершенно новый этап в экранизации библейских историй начался в 1960-х. Причём пионером его стал представитель самой неподходящей для этого среды – итальянских неореалистов. После войны в Италии, как и во всей Европе, расцвело новое искусство, рождённое в атеистической, левацкой, нонконформистской среде. Во Франции режиссёры «Новой волны» боролись с буржуазными ценностями, в Италии молодые авторы расшатывали католические устои. И пока Феллини дразнил кардиналов летающим на вертолёте Христом, гей, коммунист и атеист Пьер Паоло Пазолини неожиданно для всех снял «Евангелие от Матфея». Ещё большей неожиданностью стала «церковная» премия картине от экуменистического жюри на Венецианском кинофестивале. Фактически это был один из первых богоискательских фильмов. Пазолини был атеистом до съёмок и остался им после них, несмотря на жесточайшую критику друзей-коммунистов, обвинявших его в «воцерковлении». Однако он увидел в истории, рассказанной Матфеем, весомый гуманистический и философский смысл, который скрывался за обесцвеченными церковью догмами. Ещё одной отличительной чертой картины явилось то, что Пазолини сознательно отказался от комбинирования всех четырёх Евангелий, чем фактически занимались все остальные экранизаторы Нового Завета. Именно текст Матфея, акцентирующий внимание на человеке и его взаимоотношениях с ближними, своими почти коммунистическими заповедями привлёк внимание автора. А поскольку главной задачей фильма стало донесение сути евангельского текста, не изменённого ни на букву, режиссёр решил обойтись без привычных «цветастости» и «масштабности» происходящего. Фильм снят на чёрно-белую плёнку в максимально аскетичных пейзажах, без участия не только звёзд, но и профессиональных актёров вообще. Так Библия для кинематографистов сделалась не просто бесплатным сборником популярных сюжетов, но и источником вдохновения и поводом для формулирования собственных мыслей.

В последующие годы кино стремительно менялось в сторону усложнения драматургии (в авторском кинематографе) или же в сторону поиска свежих сюжетов (в коммерческом кино), что исключало Библию из «повестки дня». Редкие обращения к ней были связаны с наделением некоторыми чертами Иисуса или пророков совершенно других персонажей. Если заглянуть в самый подробный список фильмов, основанных на Библии, окажется, что в 1970–1980 годах образовалось «белое пятно». Редкие попытки возродить канонический иллюстративный жанр, например «Царь Давид» с Ричардом Гиром, проваливались в прокате и осмеивались критикой. Артхаусные режиссёры предпочитали намёки и цитаты, но не экранизации Священного Писания. Яркие обращения к религии в целом и христианству в частности (возьмём «Андрея Рублёва» Андрея Тарковского) были не связаны с Библией и создавались на совсем иных основах. За весь период можно выделить три значительных и вполне библейских работы: британскую комедию «Житие Брайана по Монти Пайтону», американскую драму «Последнее искушение Христа» и рок-оперу «Иисус Христос Суперзвезда».

Последний фильм из перечисленных был киноадаптацией бродвейского мюзикла и имел к кино опосредованное отношение. Однако стоит отметить успех ленты у публики – рок-адаптация Евангелия оказалась вполне кинематографичной и популярной, хотя и не привнесла ничего нового ни в кино, ни в образ Иисуса. А вот комики из Монти Пайтона, как бы странно это ни звучало, стали настоящими исследователями Святого Писания. Они обрушили всю свою сатирическую мощь на христианские суеверия и глупости, которыми религия обросла за две тысячи лет, используя непосредственно легенды из Нового Завета. Если это и было богоборчество, то очень весёлое и яркое.

В отличие от всех, Мартин Скорсезе подошёл к своей работе предельно серьёзно – речь идёт, разумеется, о «Последнем искушении Христа» . По сути, он экранизировал не саму Библию, а роман Никоса Казандзакиса 1953 года, излагающий евангельские события с альтернативной точки зрения, но культурным феноменом стал именно фильм. Скорсезе тут последовал за Пазолини, отказавшись от яркости, пышности и масштабности. Аскетизм обстановки заставлял зрителя сосредотачиваться на внутренней борьбе, кипевшей в Иисусе и подогреваемой как обстоятельствами (в Иудее набирало силу движение сепаратистов), так и прочими персонажами, которые толкали Иисуса в ту или иную сторону. Изображение на экране сомневающегося, ошибающегося, подчас жестокого и грешного Иисуса вызвало ожесточённое сопротивление религиозных организаций. Премьера фильма сопровождалась атаками фундаменталистов на кинотеатры, а некоторые сети под давлением церковников отказывались от проката. Однако фильм состоялся и по сей остаётся день одним из интереснейших киноисследований личности Иисуса, где библейский сюжет стал не целью, а лишь основой для авторского высказывания.

Возвращение интереса к Библии произошло в 2000-х, когда на экраны вышли «Страсти Христовы» Мела Гибсона. Логично было бы предположить, что Гибсон хотел продолжить линию богоискательства Пазолини – Скорсезе, однако это не так. Также неверно будет считать, будто Гибсон решил снять красивую иллюстрацию последних часов жизни Иисуса, как это сделал бы ранний Сесиль Демилль. Режиссёр «Храброго сердца» остался верен себе и идее натурализма, подтверждённой затем в «Апокалипсисе». Для Гибсона библейская история явилась не поводом для размышлений, а сюжетной канвой, на которую он нанизывал натуралистичные сцены. Гибсон даже использовал некоторые апокрифические подробности и выдумал сцены с Сатаной – впрочем, по его собственному признанию, лишь для контраста. Прекрасный во всех отношениях фильм сделался родоначальником третьего жанра – библейского постмодернизма. В этом жанре Библия используется не для развлечения публики или философских размышлений, а лишь как повод для решения собственных творческих задач.

Возрождение интереса к Библии как источнику сюжетов в последние годы связано с возрождением «эпического кино» вообще. Как и в 1950-е, первопричиной послужил технический прогресс – использование компьютерных спецэффектов, реинкарнация 3D, массовое открытие кинотеатров в странах третьего мира и общий подъём в индустрии. Очевидно, что вслед за «Гладиатором», «Троей» и иными зрелищными фильмами-пеплумами последовали другие, не менее зрелищные и не более трудные для понимания картины. Можно уверенно предполагать, что и будущий фильм Ридли Скотта «Исход: Цари и Боги» будет наследовать всё тот же «эпический» стиль. При этом, судя по трейлеру, нам покажут покадровый ремейк «Десяти заповедей» 1956 года. Проект «Мария, мать Христа», видимо, наследует натурализм Мела Гибсона, а режиссёрский дебют Уилла Смита «Легенда о Каине» с «вампирским уклоном» похож на постмодернистский мэш-ап с предсказуемым результатом.

И совсем особняком стоит недавняя лента Даррена Аронофски «Ной», где Библия опять послужила основой для авторского высказывания. Несмотря на заявленный «эпик» и количество спецэффектов, в фильме нашлось место настоящей драме. Не хотелось бы повторять сказанное в сотнях рецензий, однако используя терминологию данной статьи, можно сказать, что Аронофски пошёл скорее не по пути Пазолини и Скорсезе (хотя и был близок к ним), а по пути позднего Демилля, когда из необходимых для автора драматизма с идеей и вынужденной под давлением рынка «эпичности» родился некий гибрид – развлекательная драма, и ставшая поводом для многочисленных обсуждений идей автора, и принесшая вполне хорошую прибыль студии.

Это рискует выглядеть банальным, но из всей общей истории Библии и кинематографа можно сделать один вывод: изображение библейских историй на экране развивалось вместе с самим кинематографом, перенимая все его успехи и ошибки. Священное Писание, несмотря на «боговдохновенность», оказалось лишь сборником историй с неисчерпаемым потенциалом, из которых способны получаться как легендарные шедевры, так и низкопробный ширпотреб – всё зависит от автора и от подхода. Тем не менее, списывать Библию со счетов киношникам пока рано по причине уже упомянутой её неисчерпаемости.

И чтобы завершить статью красивой цитатой, приведу слова Джонатана Бока – президента компании Grace Hill Media, которая занимается маркетингом кинопродукции среди религиозных обществ США: «У нас есть две культуры, которые постоянно переоткрывают друг друга. У Голливуда есть лучшие в мире рассказчики, а у религии есть лучшие в мире истории».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *