Цивилизованная страна

Проблемы взаимодействия международного и национального права

П.Е. Земскова

ПОНЯТИЕ «ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВА, ПРИЗНАННЫЕ ЦИВИЛИЗОВАННЫМИ НАЦИЯМИ»

В статье рассматривается понятие «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями». Автор исследует основные подходы к определению содержания и природы таких принципов. Автор предпринимает попытку ответить на ключевые дискуссионные вопросы, связанные с использованием данного понятия: должны ли общие принципы быть признаны всеми государствами без исключения или только определенным числом государств? каковы критерии отнесения того или иного государства к категории «цивилизованные»? является ли корректным применение данного термина в современном международном праве?

Ключевые слова: общие принципы права, признанные цивилизованными нациями, международное право, договор, обычай, правовая система.

В соответствии со ст. 38 Статута Международного суда ООН Суд разрешает споры, применяя международное право, в частности международные договоры и международные обычаи. В ряде случаев для определения правовой основы своего решения суды обращаются к доктринам наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций. Также среди перечня инструментов, которые правомочен использовать Международный суд, особое место принадлежит «общим принципам права, признанным цивилизованными нациями»1. Категория «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями» является предметом сложной и продолжительной дискуссии, в том числе о природе таких принципов. Первоначально общие принципы права зарождаются во внутреннем правопорядке различных государств. Государства создают совпадающие нормы самостоятельно,

© Земскова П.Е., 2010

а также используя типовой опыт правового регулирования. Совпадение практики различных государств приводит к возникновению общей практики регулирования внутригосударственных отношений. В дальнейшем ряд принципов проникает в международное право. Последнее является особенно важным для становления принципа в качестве «общего принципа, признанного цивилизованными нациями». Обращаясь к общим принципам права, признанным цивилизованными нациями, суд применяет комплекс принципов, не просто присущих национальным правовым системам различных государств, но и одновременно являющихся частью международного права. То есть «для того чтобы применяться в международном праве… должны быть признаны государствами в качестве применимых в международном праве, что происходит либо путем заключения договора, либо путем обычая»2.

В связи с этим важно сделать еще одно замечание: общие принципы права нецелесообразно выделять в качестве особой категории норм международного права, находящих свое воплощение в международном договоре и международно-правовом обычае. Однако как источник, играющий важную роль в практике Международного суда ООН, общие принципы права вполне автономны и самостоятельны.

Необходимо также уделить внимание вопросу о том, какие условия должны быть соблюдены для того, чтобы принцип мог играть роль «признанного цивилизованными нациями». Идет ли в данном случае речь о принципах права, которые признаны всеми государствами без исключения, или о принципах права, которые признаны определенным числом государств? Наконец, каковы критерии отнесения того или иного государства к категории «цивилизованные»? И является ли корректным применение данного термина в современном международном праве?

Самым простым было бы предположить, что «общие принципы права» возникают по причине того, что в правовых системах государств-субъектов международных отношений возникают совпадающие принципы, которые в дальнейшем проникают в международное право. Однако, как отмечает Т.Н. Нешатаева, «детальный анализ таких принципов показал, что (а) они не полностью совпадают и (б) не всеми признаются в качестве принципов права»3. В связи с этим целесообразно говорить об общих принципах права, признаваемых не всеми, но «большинством правовых систем». Действительно с большей вероятностью такие принципы можно обнаружить в национальных правовых системах группы государств -«наиболее активных участников международных отношений». Ана-

логичную точку зрения высказывает и И.И. Лукашук, отмечая, что «общеобязательность принципа предполагает признание его международным сообществом государств в целом, понимаемое как преобладающее, значительное большинство государств»4.

Можно предположить, что возникновение «общего принципа, признанного цивилизованными нациями» — это движение навстречу из двух противоположных точек: «от практики государств, когда тот или иной принцип возникает вследствие единообразия национально-правовой практики широкого ряда государств»; и «от сложившегося в международном праве стандартного подхода к пониманию содержания принципа», когда принцип, войдя в международное право, признается государствами-членами международного сообщества вместе с соответствующим подходом к трактовке его содержания. Например, по мнению Н.А. Ушакова практика государств не выработала применительно к основным правам и свободам человека «единообразного понимания существа этих прав и свобод»5. При этом государство, присоединяясь, например, к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, признает установленный в ней стандарт понимания существа прав человека и, соответственно, принимает на себя необходимые обязательства по его обеспечению.

Также нельзя не уделить внимание чрезвычайно дискуссионному термину «цивилизованные нации», использованному в ст. 38 Статута Международного суда. Формулировка «цивилизованные нации» в ряде научных работ подвергается активной критике. А.В. Дарда отмечает, что она была применена «в свое время для отмежевания от колониальных и зависимых государств»6, однако на сегодняшний день представляется лишней в п. «с» ст. 38 Статута Международного суда.

Судья М. Уайт утверждает, что «это выражение сегодня не несет никакой смысловой нагрузки для современного международного права»7.

Также резко критикует данный термин Ю.Н. Малеев: «…трудно понять, почему с таким упорством многие юристы повторяют формулу ст. 38 Статута Международного суда о «цивилизованных нациях»». Ученый характеризует ее как «расистскую формулу, возникшую во времена расцвета колониальных империй и разделяющую нации на полноценные и неполноценные»8. Аналогичный непримиримый подход можно встретить и в работах других авторов: «Ссылка на «цивилизованные нации» является неуместной и может игнорироваться: она выражает колониалистскую концепцию и расовую дискриминацию, которая преобладала в XIX столетии. Сегодня мы говорим об общих принципах права, признанных или общих для большинства правовых систем»9.

Однако следует выразить несогласие с приведенными выше позициями. Понятие «цивилизованные нации» имеет многолетнюю историю, войдя в теорию и практику международных отношений в 1815 г., благодаря Венскому конгрессу, сыгравшему «важнейшую роль в процессе формирования институтов европейской дипломатии и международного права»10. Новый термин активно применялся в международных документах и научных трудах. При этом с юридической точки зрения термин «цивилизованные» не рассматривался и не должен рассматриваться сегодня в качестве дискриминирующего. В данном случае речь идет лишь о государствах, достигших согласия в применении единых подходов к урегулированию ряда фундаментальных правовых вопросов (в области основных прав человека, порядка отправления правосудия и др.). Не подлежит оспариванию тот факт, что «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями, — это центральные идеи , которые сформировались в течение столетий, в первую очередь, в государствах Европы… где зарождалось и функционировало право во взаимодействии европейских государств». Однако, как было справедливо отмечено в одном из докладов Генерального секретаря ООН, «…можно предполагать потенциальное создание общей международной правовой системы не для того, чтобы заменить национальные правовые системы, а для того, чтобы в определенных случаях служить центральным институтом демократического сотрудничества внутри государств и между ними»11. Известно, что во многих государствах, для которых традиционное понимание содержания общих принципов права является в значительной степени «инородным», имеют место самые специфические варианты толкования и применения таких принципов. Например, Верховный суд Непала в деле Dhunghana v. Nepal отказался признавать недействительными положения закона, предусматривающего, что дочь может наследовать имущество отца только при условии, что она достигла возраста 35 лет и не замужем. Отмечая, что ряд международных норм предусматривает равенство мужчин и женщин перед законом, суд пришел к выводу, что данные нормы не соответствуют «патриархальному строю» Непала, несмотря на то что Акт о договорах Непала предусматривает приоритет международных норм над национальным правом12. Данный и аналогичные ему примеры, часто встречающиеся в международной практике, демонстрируют невозможность отказаться от формулировки «цивилизованные», но не с целью «дискриминирующего разделения», а, скорее, с целью функционально-юридического разграничения государств, готовых и не готовых говорить на едином «языке права». Таким об-

разом, общие принципы права цивилизованных наций, их содержание и примерный перечень, применяемый в международном праве, не являются дискриминирующим обстоятельством, которое поддерживается нормой Статута Международного суда ООН. Это лишь попытка говорить на едином языке, использование которого открывает путь в международное сообщество. Необходимо отдельно подчеркнуть, что описанный процесс не следует понимать упрощенно, как неизбежное движение в направлении стандартизации национальных правовых систем, их преобразование «по западному образцу». Документы ООН подчеркивают значение сохранения многообразия цивилизаций. В Декларации тысячелетия ООН говорится: «Различия внутри обществ и между ними не должны ни вызывать опасений, ни подавляться, они должны оберегаться как ценный вклад в человеческую цивилизацию. Культуру мира и диалог между всеми цивилизациями следует активно поддержи-вать»13. В рамках глобальной международно-правовой системы национальные правовые системы активно взаимодействуют друг с другом, используя все существующие возможности для взаимного согласования. При этом именно общие принципы, демонстрируя единый правовой стандарт, позволяют осуществлять унификацию максимально мягко.

Таким образом, специфические черты общих принципов обусловливают их стабилизирующую функцию и одновременную «гибкость», возможность быть использованными в качестве инструмента оперативного правового реагирования на изменения в социально-экономической сфере. Общие принципы права выступают в качестве прочной защитной системы современного права. Принципы права в той или иной форме присутствуют в каждой из существующих правовых систем, причем в каждой из них общие принципы выполняют сходную функцию — служат связующим звеном между субъективным и объективным правом. Ряд сходных принципов можно встретить одновременно в национально-правовых системах различных государств. Однако принципы, общие для государств, принадлежащих к разным правовым системам, могут носить одинаковое название, но при этом иметь кардинально различное содержание, что определяется специфическими особенностями их формирования в каждой из правовых систем. Международным публичным правом был воспринят преимущественно «романо-германский подход» к пониманию роли принципов во взаимоотношениях субъектов права, а также к трактовке их смысла и содержания. Но для того чтобы тот или иной принцип, в той или иной степени общий для субъектов международного права, был включен в международное право, необходимо согласие междуна-

родного сообщества, которое выражается в том, что принцип становится частью международного права через обычай или договор. Таким образом, под «общими принципами права», указанными в ст. 38 Статута Международного суда, понимаются принципы, присущие современным правовым системам и, кроме того, воспринятые международным правом.

Примечания

1 Корецкий В.М. «Общие принципы права» в международном праве. Киев, 1957. С. 45.

3 Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Российское право. 2007. № 9. С. 35.

4 Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: Учеб. М.: Волтерс Клувер, 2005 . С. 267.

5 Ушаков Н.А. Государство в системе международно-правового регулирования. М., 1997. С. 41.

8 Малеев Ю.Н. Неизвестные, но общепризнанные // Международное право. 2005. № 1. 11. С. 8-20.

9 Никэз-Перетятько А. Элементы международного публичного права. Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Кыргызской Республике. 1997. С. 21.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11 Доклад ООН: А/51/761, 20 декабря 1996 г. Пункт 113.

В последнее время часто стали говорить о различии цивилизаций, о существовании «цивилизованного» и «нецивилизованного» мира, о конфликте между этими двумя мирами. Принимают ли такое деление россияне, и если принимают, то по каким критериям разделяют мир на «цивилизованный» и «нецивилизованный»?

Опрос показал, что половина опрошенных (49%) воспринимает деление мира на «цивилизованный» и «нецивилизованный» как вполне корректное. Претит этот принцип классификации 17% опрошенных. У остальных респондентов (34%) мнение на это счет еще не сформировалось.

Тех, кто солидарен с идеей существования двух миров, попросили сказать, в чем они видят различия между ними. Были обозначены следующие критерии (данные в % от числа опрошенных):

Уровень экономического развития и уровень жизни населения («бедные — нецивилизованные, богатые — цивилизованные»; «в цивилизованных — хорошо развита экономика, все налажено; в нецивилизованных — полный развал всего») 21
уровень культуры, науки, образования, вклада в мировую культуру («в нецивилизованных странах неграмотный народ»; «в цивилизованном мире — просвещенность, образованность»; «развитием науки, технического прогресса») 18
Государственное законодательство, уровень законопослушания («в цивилизованном мире все продумано, и жизнь идет по закону, в нецивилизованном — воровство, мафия и так далее»; «наличием разумных законов и их соблюдением») 4
Демократические права и свободы граждан («в цивилизованном мире правит демократия, а в нецивилизованном – диктатура, военная и религиозная»; «в нецивилизованном — попираются права человека, а в цивилизованном — нет») 4
Уровень развития общества в целом («разное развитие во всем»; «цивилизованный мир — развитые страны, Африке до Америки далеко») 4
Стабильность («в нецивилизованном мире больше хаоса, неразберихи, нельзя планировать будущее, все в тумане») 2
Способы разрешения конфликтов («цивилизованный мир — это когда нет войны; в нецивилизованном мире — войны»; «поступки в цивилизованном мире решаются цивилизованно, а не боевыми действиями между собой») 2

По этим критериям не всякую страну можно четко «приписать» к цивилизованному или нецивилизованному миру. Как же сами респонденты решают эту задачу? К цивилизованным участники опроса отнесли следующие страны (данные в % от числа опрошенных):

США 33
Германия 21
Франция 16
Япония 15
Великобритания 14
Швейцария 7
Россия 6
Швеция 5
Канада 3
Финляндия 3
Италия 3
Китай 2

По 1% опрошенных назвали также Австрию, Австралию, Данию, Голландию, Бельгию, Израиль и Испанию. Некоторые (12%) отметили, что цивилизованными можно назвать все развитые капиталистические страны, страны Запада, Европы, скандинавские страны.

Рейтинг «нецивилизованных» стран оказался таким (данные в % от числа опрошенных):

Афганистан 15
Россия 14
Пакистан 4
Иран 2
Ирак 2
Китай 2

По 1% опрошенных отнесли к «нецивилизованным» странам Индию, Чечню, Украину, Вьетнам, Монголию, США, Корею и Таджикистан.

Примечательно, что Россия присутствует в обоих списках, но к «нецивилизованному миру» россияне причисляют свою страну в два раза чаще, чем к «цивилизованному».

Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения. 20 октября 2001 года. 1500 респондентов.

Цивилизованность — умение и привычка человека следовать передовым нормам человеческого общежития, жить осознанно и по-доброму: по-человечески.

  • Человек цивилизованный заботится не только о себе, но и о других. Смотри Творец
  • Человек цивилизованный предпочитает созидание, используя разрушительную агрессию только по необходимости.
  • Человек цивилизованный умеет воевать, защищая своих, но для него мир предпочтительнее войны.
  • Цивилизованный человек понимает необходимость договоренностей, умеет договариваться и выполняет договоренности.

Линии в развитии человека цивилизованного

Цивилизованность развивается постепенно и по нескольким линиям. Это:

  • Ответственность:

Я понимаю необходимость договоренностей, я выполняю договоренности, следую правилам в жизни и отношениях, я делаю это обязательно, даже тогда, когда мне это не выгодно. Умение понимать необходимость договоренностей, выполнять договоренности и делать это стабильно, умение договариваться — основные качества, которые делают человека цивилизованным.

  • Компетентность:

Я умею договариваться, я забочусь об интересах всех заинтересованных сторон и думаю о перспективах. Смотри Позиции восприятия

  • Разумность:

Меня не захлестывают эмоции. Большую часть времени я веду себя осознанно (вижу что делаю, слышу что говорю), адекватен ситуации, могу себя контролировать и отвечать за свои слова и поступки.

Опросник «Цивилизованный ли я человек?»

Для понимания, насколько вы или ваш партнер способен быть в цивилизованных отношениях и строить, например, цивилизованную семью, имеет смысл оценить это умение с помощью опросника. Смотри Цивилизованность: опросник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *