Ты имеешь глаголы вечной жизни

Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь

«Дух есть животворяй, плоть не пользует ничтоже». Не совсем, говорит, безрассудно вы присвояете плоти невозможность животворить. Поскольку природа плоти мыслится отдельно и сама по себе, она очевидно не будет животворною, ибо отнюдь не оживотворяет что-либо из существующего, а, напротив, сама нуждается в могущем оживотворять. Но когда исследуется таинство (бого)вочеловечения и потом вы узнаете, Кто обитает в этой плоти, то, без сомнения, вы согласитесь, говорит, если только не восстанете против Самого Божественного Духа, что плоть может животворить, хотя бы сама по себе она совсем ничем не пользовала в (этом отношении). Только когда соединилась с животворящим Словом, она вся стала животворною, возвысившись до силы Высшего (Слова), а не сама насильственно внедрив в свою природу отнюдь Непобедимого. Таким образом, хотя сама по себе природа плоти немощна, поскольку дело касается до ее возможности животворить, но она будет в состоянии совершать это, имея в себе животворное Слово и нося в себе всю Его силу. Ведь она есть тело Жизни по природе, а не какого-либо одного из земных, по отношению к которому справедливо имеет всю силу изречение: «Плоть не воспользует (поможет) ничего». Ведь это не плоть Павла или Петра или кого другого будет совершать в нас, но исключительно и единственно плоть Спасителя нашего Христа, в которой вселилась «вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9). И в самом деле, странно было бы, если мед сообщает свое качество тому, что по природе не обладает сладостию, и может превращать в себя (в свое свойство сладости) все то, к чему будет примешан, а о животворной природе Бога Слова думать, что она не возводит до собственного качества тело, в котором она вселилась. Итак, по отношению ко всем другим будет истинно изречение, что «плоть не поможет ничего», но оно не должно иметь силы по отношению к одному только Христу, потому что в ней вселилась Жизнь, то есть Единородный. «Духом» же называет Себя Самого, «ибо Дух (есть) Бог» (Ин. 4:24) и, по слову блаженного Павла, «Господь Дух есть» (2Кор. 3:17). Говорим это, не уничтожая собственное (ипостасное) существование Духа Святаго, но как называет Себя Сыном Человеческим, поскольку стал человеком, так опять именует Себя (Духом) от собственного Духа, ибо не чужд Ему Дух Его.

«Глаголы, яже Аз глаголах вам, дух есть и живот (жизнь) есть». Уже все Свое тело представляет теперь исполненным животворною деятельностью Духа, ибо духом называет наконец плоть, отнюдь, однако ж, не отрицая того, что она есть плоть, но (только утверждая, что) по причине совершенного единения с Ним и облечения во всю Его животворную силу она должна уже называться и духом. В этом нет ничего удивительного, и ты не должен соблазняться этим. Если «соединяющийся с Господом один дух есть» с Ним (1Кор. 6:17), то не тем ли более собственное Его тело должно называться одним с Ним?

Итак, в этих словах Он выражает опять нечто подобное следующему…

Из присущих вам размышлений Я, говорит, вижу, что вы неразумно думаете, будто Я говорю вам о том, что земное тело животворно по природе. Но не таков смысл в моих речениях. Все это изъяснение к вам было о Божественном Духе и о жизни вечной. Не природа плоти делает Духа животворным, но сила Духа делает животворным тело. Поэтому «речения, которые Я вам» высказал, «дух есть», то есть духовны и о Духе, «и жизнь есть» – вместо: животворны и о Жизни по природе.

И отнюдь не отрицая Свою плоть, говорит это, но научая нас этим истине, ибо что мы недавно высказали, это для пользы повторим снова. Природа плоти сама по себе была бы не в состоянии животворить, так как в таком случае что же большего будет иметься в Том, Кто есть Бог по природе? Но и во Христе она мыслится не отдельно и сама по себе, ибо имеет соединенным с собою Слово, Которое есть Жизнь по природе. Когда же Христос называет ее животворною, то свидетельствует о животворной силе не столько ее, сколько Себя Самого или Своего Духа; ибо чрез Него и тело Его животворно, поскольку Он преобразовал его в Свою силу. Как это совершилось, это ни уму не понятно, ни для языка не изреченно, но должно быть почтено молчанием и верою, превышающею ум.

А что в Богодухновенных Писаниях именем Духа часто называется и Сын, это узнаем из нижеприведенных мест. Так, блаженный Иоанн пишет о Нем: «Сей есть пришедый чрез воду и Дух Иисус Христос, не в воде (водою) только, но и в воде и Духе, – и Дух есть свидетельствующий (о том), что Дух есть истина» (1Ин. 5:6). Вот называет истину Духом, между тем как Христос ясно взывает: «Я есмь истина» (Ин. 14:6). Также и Павел говорит нам в Послании: «Во плоти сущие Богу угодить не могут, вы же не (есте) во плоти, но в Духе, если (именно) Дух Божий живет в вас: если же кто Духа Христова не имеет, сей не есть Его, – если же Христос в вас, то тело мертво для греха, а Дух – жизнь для правды» (Рим. 8:8–10). Вот опять и здесь объявив, что Дух Божий обитает в нас, говорит, что сам Христос находится в нас. Это потому, что неразделен с Сыном Дух Его по причине тожества природы, хотя и мыслится существующим самостоятельно (ипостасно). Поэтому часто безразлично называет то Духа, то Себя Самого.

Толкование на Евангелие от Иоанна. Книга IV.

С давних времен существовали так называемые постановки на религиозную тематику, которые осуществлялись при поддержке церкви, чтобы вызвать «богобоязненные» в верующих прихожан, а также для пропаганды религии. (Мы знаем такие жанры, как: мистерия, моралите и миракль). Время шло, все менялось, театр получил новое развитие, на свет родились гениальные драматурги, актеры, возникла режиссура, как направление, появилось кино. Именно последнему мы обязаны появлению «ненастоящего» Христа, а именно: созданного образа. В 1905 году выходит первый немой полнометражный фильм «Жизнь и страсти Иисуса Христа», где главный герой — Сын Божий. Реакция церкви неоднозначна: с одной стороны — это богохульство, а с другой — тысячи зрителей, которые открывают для себя сакральное. (Опускаем мировую литературу). В театре также начинается эра «положительного героя», каждый ищет своего Иисуса.

Извечная тема волновала и художественного руководителя Национального театра имени Марии Заньковецкой народного артиста Украины Федора Стригуна. И это неудивительно, ведь поставить спектакль об Иисусе Христе — это то же самое, что снова написать Евангелие, но уже собственными руками. Это большая ответственность и вместе с тем большое счастье и благословение. Он осуществил мечту многих, ведь «Иисус — сын Бога живого» — это трепет души, это эмоции, которые трудно скрыть, это невероятная представление, которое стоит смотреть множество раз.

«Ты имеешь глаголы вечной жизни”

«С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни” (Иоанна 6:66-68).

В записанных здесь словах нашего Учителя есть тень разочарования – «Не хотите ли и вы отойти?” Имея привычку искать повод в каждом слове и действии, мы спрашиваем: почему утрата определенного числа последователей привела к тому, что наш Господь опечалился? Было ли у него стремление иметь много сторонников? Зависело ли Его доверие от количества? Говорил ли Он о Себе: что же теперь скажут фарисеи, когда после трех лет Моего поучения увидят, что Меня оставило так много Моих последователей? Боялся ли Он, что этот отход уменьшит Его доходы? Нет, это не было ничто из этого, потому что Он уже отрекся Самого Себя (Фил. 2:7). Он уже раньше сказал Своим ученикам: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! Ибо так поступали с лжепророками отцы их” (Лук. 6:25). Он также обладал силой, благодаря которой двух маленьких рыбок и пяти ячных хлебов было достаточно, чтобы накормить пять тысяч людей. Он уже знал, что все Его верные последователи должны были быть только «малым стадом”, а также знал, кто из учеников не верил (Ин. 6:61,64).

Почему же Его слова выражают грусть по причине утраты некоторых из Его общества? Это потому, что Он был искренним, благородным и сочувствующим, а также потому, что Он любил Своих друзей, и когда видел, что приближается час, когда будет поражен Пастырь, и все Его овцы рассеются (что исполнилось позже, когда «все ученики, оставив Его, бежали” – Мат. 26:56), Его охватила одинокая грусть, выраженная в словах «не хотите ли и вы отойти?” Сочувствующая любовь, братские чувства в отношении друзей не являются слабостью, а наоборот, элементом настоящего христианского характера. Но было бы слабостью, если бы наш Господь позволил, чтобы отказ Его учеников повлиял на Него или вызвал Его неустойчивость на пути самопожертвования, предопределенного Ему в плане Отца. Такая слабость никогда не проявлялась. Наоборот, через несколько дней, когда Петр, который здесь высказался так благородно, пытался отговорить нашего Господа от жертвы, наш Господь немедленно ответил: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое” (Мат. 16:23).

«К кому нам идти?”

Слова Апостола Петра: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни”, имеют глубокий смысл. Святой Петр знал, что значили искания Божьей милости и вечной жизни через соблюдение Закона, и, как и большинство евреев из низшего класса, он был разочарован, будучи осужден как фарисейскими учениями, так и своей собственной совестью. Несомненно, он знал некоторые взгляды языческих философий, касающихся вечной жизни, и знал, что они являются всего лишь человеческими спекуляциями или домыслами.

На протяжении трех лет он знал Иисуса и слышал Его слова на тему вечной жизни. Его учение не было спекулятивной догадкой по поводу того, что могло наступить. Он «учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи” (Мат. 7:29). Он не учил их также о надежде на вечную жизнь через соблюдение Закона, поскольку они знали, что это невозможно. Наоборот, Его учение отличалось от учений всех остальных учителей. Он учил их, что пришел в мир не для того, чтобы Ему служили или почитали, или награждали титулами, но чтобы служить людям, и в конце концов отдать Свою жизнь на выкуп или искупительную цену за утраченную жизнь Адама и всего человеческого рода, который потерял право на жизнь в результате испытания и непослушания Адама (Мат. 20:28).

Иисус учил, что в результате этой искупительной жертвы, которую по Божьей благодати и изволению Он должен был принести за всех, у всех будет возможность получить вечную жизнь, и что для этого не только они, но и «все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут» (Ин. 5:25,28,29). Петр слышал это простое и прекрасное Евангелие – эти единственные и действительно благие вести о вечной жизни; он познал Иисуса как Мессию, посланного от Бога, чтобы Он стал Дарителем жизни миру, истинным светом, пришедшим в мир, чтобы, в конце концов, просветить каждого человека (Ин. 1:9).

Итак, если взять это во внимание, то что же странного в том, что ответ Петра звучал: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни». Вера и надежда Петра нашли в учениях Христа основание и якорь, которого нельзя было найти больше нигде. То же самое является правдой и в отношении разумных верующих сегодня пропорционально тому, насколько они услышали и поняли прекрасные слова жизни, центральной темой которых является смерть Христа; это ось колеса, спицами которого являются Божественная любовь и благодать, которые идут к внешней части колеса – к вечной жизни. Когда однажды они поняли Истину, когда однажды услышали благие вести, – слова вечной жизни, – то на что же они могли бы их променять?

Когда мы посмотрим на языческий мир, то и дальше видим философию Конфуция, Будды, Брахмы, Зороастра и т.п., но они не удовлетворяют нас. Мы слышим мудрость мира сего, спекулирующего на тему эволюции, которая согласно их предположениям прогрессировала от протоплазмы до головастика и обезьяны, а от обезьяны до человека; эта мудрость надеется и пытается убедить, что эволюция будет прогрессировать и дальше до уровня существ еще более высоких, нежели человек. Эволюция уверяет, что независимо от того, был ли вначале разумный Бог, или нет, в конце концов, когда они смогут полностью развиться, появятся миллионы мудрых и могущественных богов. Но наши сердца отворачиваются от таких нелепых спекуляций и обращаются к прекрасным словам, произнесенным Тем, о котором сказано: «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек». В этих словах есть мир и покой, которых мир не может дать ни забрать.

Поступая согласно указаниям этого великого Учителя, мы все больше узнаем об этой вечной жизни, которую Он обеспечил для всех. Как своевременная пища, Он учил нас, что дар вечной жизни предназначен только тем, которые любят Его – что избранные из искупленного мира, призванные и испытываемые как достойные, благодаря их любящему послушанию во время Евангельского Века должны быть семенем Авраама (Гал. 3:8,16,24). Оно в Тысячелетии будет благословлять все племена земли знанием и возможностью возвращения к человеческому совершенству и вечной жизни, обусловленным только верой и послушанием сердца под законами Нового Завета, запечатленного кровью искупительной жертвы. Это то самое Евангелие, которое было и в прошлом: это те же глаголы вечной жизни, только развитые и усиленные, поскольку мы находимся ближе к их важному исполнению.

Испытания для просева недостойных

После того, как наш Господь передал Своим последователям «глаголы вечной жизни» в Жатве Иудейского Века, Он позволил, чтобы пришли «соблазны», которые просеют их как пшеницу, говоря: «Невозможно не придти соблазнам» (Лук. 17:1). Эти испытания пришли, чтобы показать, кто был созревшей пшеницей, а кто плевелами и неразвитой пшеницей. В первую очередь были просеяны два класса – (1) класс, который проявлял всего лишь интерес и небольшую заинтересованность, и (2) класс предварительно оправданных, которые не имели слишком глубокого характера, и они были представлены в притче нашего Господа (Мат. 13:5,6,20,21) как слушатели с каменистой почвой, которые приняли послание с радостью, но, не имея глубокого сердца, глубокой души, ревностной любви и посвящения для Бога и Истины, быстро соблазнились, когда приходили трудности или преследования, отходили и больше не шли с Господом и верными.

Это является правдой и сегодня, в Жатве Евангельского Века. Блаженны наши очи, потому что увидели много «глубин» в Божественном Плане Веков; и блаженны наши уши, потому что услышали удивительно чисто уроки великого Учителя – слова славы, чести и бессмертия – слова вечной жизни. Теперь, согласно распоряжению Господа, мы должны быть готовы к испытанию и просеиванию. Теперь опять должны прийти соблазны, чтобы испытать всех и чтобы отделить тех, которые не посвящены и не имеют глубокого характера, которые не склонны переносить упреки и страдать за справедливость.

Все желающие получить признание со стороны Господа должны быть отборным классом, особо ревностным народом. Не удивляйтесь, когда на вас приходят огненные искушения, которые испытывают вас, как чему-то странному (1Пет. 4:12). По сути, есть одна цель допущения искушений и разделений: «Чтобы те, кто получил среди вас одобрение , могли выделиться» (1Кор. 11:18,19, Современный Перевод).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *