Тысячелетнее царство

Краткое введение в это удивительное и невероятное тысячелетнее царство мира, которое придёт установить Иисус.

В книге Откровения апостол рассказывает о различных бедствиях и напастях, которые постигнут землю в последние времена. Гнев Божий в изобилии будет излит над слугами сатаны во время «великой скорби». Это событие станет кульминацией развития греха на земле. За время правления греха, земля погрязала всё больше и больше в коррупции и разрухе.

В заключении этого периода времени явится Иисус Христос вместе со своим воинством. На земле начнётся новое и славное время. Это будет началом тысячелетнего периода, называемого тысячелетним царством.

Что же такое тысячелетнее царство?

Тысячелетнее царство – это время в полном мире и гармонии, когда Иисус со всеми святыми Его будут в праведности управлять землёй. Это время, когда будет изглажена всякая несправедливость и всякое зло, а злые духи будут удалены с лица земли. Более подробно об этом времени в мире и гармонии написано в Исайя 65:20-25.

Никто не будет использовать других людей в своих корыстных целях. Никто не будет красть или убивать. Христос, Его Невеста и мученики будут управлять всей землей. (Откр. 20:4) Их правление будет происходить в соответствии с Божьими законами. На земле будет всё так, как Бог изначально предопределил это в Своём плане. Создание будет находиться в полной гармонии со своим Создателем.

Люди будут жить дольше, чем сейчас. (Исайя 65:20) Даже животные перестанут убивать друг друга, и будут питаться растительной пищей. (Исайя 65:25)

Будет ли место для греха в тысячелетнем царстве?

Несмотря на всё это, греховная природа человека не изменилась. Люди по-прежнему будут рождаться во плоти, в которой не живёт ничего доброго. (Римл. 7:18) У людей всё ещё будет возможность выбрать грех.

Так как сатана будет связан всё это время (Откр. 20:2), он не сможет влиять на людей. Им будет легче избирать служить Богу и жить праведной жизнью, когда повсюду будут праведность и милосердие, терпение и смирение вместо воин, голода, тирании и несправедливости.

Те, кто несмотря на это, выберет жизнь во грехе, в подчинении у своей гордости и эгоизма в это время, рано умрут. (Исайя 65:20) Божьи законы продолжают действовать, никто не сможет избежать Его суда, греша в скрытом.

Иисус, Невеста, и мученики

В это время землёй будут управлять Иисус и Его Невеста, и те, кто умер мученической смертью во время великой скорби. Это те, кому Бог больше всех доверяет. Иисус, был испытан во всём, но не согрешил, и теперь Он пользуется абсолютной властью над грехом и неправдой. Он стал одним целым с волей Божьей.

Те, кто находится в числе Невесты Христовой, победили грех в своей жизни. Они тоже обладают властью судить и править в праведности, так как они позволили Богу учить себя праведности во время всей своей жизни на земле. Бог испытал их, и они прошли очищение огнём, как и Иисус. Иисус с Невестой будут отирать слёзы и нести мир и радость людям. На их же глазах не будет слёз, так как они будут исполнены Божьей добротой и радостью.

Мученики тоже были испытаны, и теперь тоже будут управлять землей в тысячелетнем царстве. Они тоже отдали свои жизни Богу, несмотря на то, что они сделали это не так, как Невеста. (Откр. 20:4-6) Слава и ответственность Невесты намного больше, чем мучеников, потому что и её жертва была тоже больше.

Христос, Невеста, мученики – все они будут заботиться о том, чтобы мир развивался в мире, гармонии, справедливости и в благочестии во время тысячелетнего царства.

Время после тысячелетнего царства

Несмотря на то, что во время тысячелетнего царства все будут жить в мире и в справедливости – это не является конечной целью Бога для Своего создания. Сатана будет связан, но не уничтожен. И несмотря на гармонию и окружающую людей красоту, земля не может выглядеть совершенной в глазах Божьей, потому что на ней будут оставаться следы греха.

Когда время тысячелетнего царства подойдёт к заключению, сатана будет освобождён на некоторое время. Мы не знаем, как долго. Это будет его последним шансом попытаться обольстить людей и попытаться заставить их следовать за собой. Почти невероятно, но он соберёт достаточно людей со всей земли, чтобы образовать целую армию, и снова пойдёт в наступление на Иерусалим. Это будет их последней отчаянной попыткой овладеть властью над Божьим созданием.

Когда же время сатаны подойдёт к концу, Бог пошлёт огонь Свой с небес. Сатана будет брошен в огненное озеро к зверю и антихристу, где они будут испытывать вечные муки. (Откр. 20:7-10)
Эти события станут последними событиями тысячелетнего царства, после которых надлежит свершиться суду Божьему. Затем время на земле придёт к завершению, и начнётся вечность.

Перед концом

Славно размышлять об этой великой радости, которая ждёт нас в тысячелетнем царстве, когда не будет больше слёз и печали. Но самыми счастливыми в вечности будут Иисус и Его Невеста. Они получат самую большую награду, так как они принесли самую большую жертву.

У нас всё ещё есть в��емя выбрать, где мы хотим провести вечность. В вечности слава людей будет отличаться от славы друг друга. Как ужасно было бы променять эту вечную славу на кратковременное наслаждение грехом здесь на земле! Почему же не выбрать быть Его Невестой? Принять Божий суд и позволить Ему руководить своей жизнью. Таким образом Он подготовит нас к ответственности управлять землей во время тысячелетнего царства.

Стань лучше тем, кто отирает слёзы, вместо того, чтобы быть тем, с чьего лица их нужно будет отереть.

Хилиазм не из тех ересей, что сводились к масштабному, громкому, бурному, но единичному и хронологически ограниченному общественному движению. Тут все тоньше. Словно какой-нибудь докетизм, это вроде бы и не система вовсе — так, идея, богословское мнение по частному вопросу. Но в докетизме речь шла о том, чтобы увести историю искупления за пределы человеческого контекста земной истории, превратить ее в нечто отвлеченное, смутно-мистическое. Хилиазм, напротив, хотел, чтобы торжество Бога и торжество праведных в конце концов явились не в метафизическом au dela, а прямо здесь, на земле с ее историческим бытием и со всеми ее законами физики, среди людей из плоти и крови. И как Антихриста пытались угадать во многих и многих исторических правителях, так и это тысячелетнее царство пытались связать с очень конкретными историческими чаяниями

справка

Хилиазм, он же милленаризм (от греч. chilioi и лат. mille — тысяча),— представление о земном тысячелетнем царстве Христа, которое должно установиться в конце времен. Возник в результате буквального понимания ряда новозаветных текстов (прежде всего Апокалипсиса) еще в раннехристианскую эпоху. В Средние века, Новое и даже Новейшее время оказывал влияние на многие социально-политические учения и утопии.

Конечно, все начало меняться еще до христианства; это иудаизм, для которого фокусом истории мироздания стала история избранного народа, постепенно пришел к такому грандиозному ожиданию: вместо безличного конца света — реализация давних-предавних земных чаяний. Зло истребится, враги уничтожатся, пустыня процветет, Левиафан будет побежден, и на мессианском пиру праведники насладятся его плотью, сидя в шатре, который Бог сделает из Левиафановой кожи.

Если наложить эти представления, которые первому христианскому поколению были куда как хорошо знакомы, на самоощущения гонимой общины, то понятно, что пророчества Апокалипсиса в первые века от Рождества Христова для многих могли выглядеть совершенно однозначными. В двадцатой главе тайновидец Иоанн обещает, что ангел на тысячу лет заключит в бездне «дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана» (хотя потом змий еще освободится «на малое время»); «обезглавленные за свидетельство Иисуса и за слово Божие», а также те, кто не принял печать Антихриста, воскреснут («это — первое воскресение») — и воцарятся со Христом на ту же тысячу лет. И только потом будут финальная битва, всеобщее воскресение, всеобщий суд. Значит, перед явлением «нового неба и новой земли» будет время, когда здесь, на старой земле под старым небом, получат великое утешение те, кто исстрадался за правое дело.

Что самые первые христиане ожидали вселенской катастрофы уже при собственной жизни, но потом постепенно отказались от этого ожидания — общее место; очевидно, что для самого распространения благой вести в Средиземноморье этот отказ фатальным не был, но точно так же очевидно, что с тем большим воодушевлением мысль учителей I–II веков сосредотачивалась на чарующем «после». Тут возникает много наивного, много почти детских, сказочных образов — молочные реки, кисельные берега. «Придут дни, когда будут расти виноградные деревья, и на каждом будет по 10 тысяч лоз, на каждой лозе по 10 тысяч веток, на каждой ветке по 10 тысяч прутьев, на каждом пруте по 10 тысяч кистей, и на каждой кисти по 10 тысяч ягод, и каждая выжатая ягода даст по 25 мер вина»,— уверял Папий Иерапольский. Влиятельный гностик Керинф учил, если верить его недоброжелателям, что после воскресения праведных «люди во плоти, вновь поселившиеся в Иерусалиме, будут рабами желаний и наслаждений… что тысячелетие пройдет в брачном празднестве». Ближе к концу II века Ириней Лионский подытоживал все эти чаяния, объясняя, что тысячелетнее блаженство праведных на земле — необходимая фаза перехода к состоянию, когда «будет Бог все во всем»: «Справедливо, чтобы праведники в том же состоянии (т. е. во плоти), в котором подвизались или подвергались скорбям, и получили плоды страдания своего».

цитата

«…Они думают, что по образцу этой жизни, соответственно расположению достоинств или чинов, или преимуществам власти в этом мире, они будут тогда царями и князьями, подобно настоящим земным царям и князьям,— думают на том основании, что в Евангелии сказано: «и ты будь над пятью городами» (Лк. 19:19)»

Адамант Ориген «О началах»

Со временем простодушные картины возвращенного Эдема начали тускнеть. В IV веке вопрос о тысячелетнем царстве поднимали уже с другой, более богословской точки зрения: если царство Христа продлится только тысячу лет, не означает ли это, что и сам Христос — только «промежуточное» божество; именно поэтому II Вселенский собор и отчеканил в Символе веры «царствию Его не будет конца». А потом, уже в V веке, Августин сформулировал тот ответ хилиазму, который на долгие века станет казаться окончательным. Заключение в бездне сатаны — это не будущее событие, а прошлое; «первое воскресение» — это крещение народов, воцарение праведных со Христом — создание новозаветной Церкви: души святых, мол, уже царствуют в раю вслед за благоразумным разбойником.

Таким образом, получалось, что христианская ойкумена во главе с императором и есть то самое царствие, где уже сейчас незримо владычествует Христос. Но в таком случае надо было бояться, что в какой-то момент все кончится, и тогда уже не будет никакого отложенного блаженства, а будут бедствия, «диавол в сильной ярости» и Страшный суд. Сначала боялись 500 года: мир считали созданным в 5500 году до Рождества Христова; если «для Господа один день как тысяча лет, и тысяча лет как один день» (2 Пет. 3, 8), то, значит, заканчивались шесть «дней» и наступал седьмой — а в седьмой день Господь почил от всех дел земных. Потом наступила эпидемия ужаса перед 1000 годом от Рождества Христова; с наступлением 1001 года Европа выдохнула, но ненадолго — если таинство искупления (читай, заточение сатаны) случилось в 33 году, то, значит, конец света переносится на 1033-й. Дальше опять выдохнули — но эта встряска и это чувство «последних времен» многое обусловили в событиях XI века вплоть до Первого крестового похода: в конце концов, восстановление Иерусалима как «царствующего града» фигурировало еще в самых древних хилиастических фантазиях.

Как дальнейшие даты приспосабливали к апокалиптическим страхам — это отдельный разговор (страшились 1492 года — 7000-го по византийскому календарю, ждали Антихриста в 1666-м и так далее), но важнее другое. К высокому Средневековью понимание текущего этапа человеческой истории как царства праведных вызывает все больший скепсис. А значит, это царство все-таки должно было наступить в будущем — и принести с собой не феноменальную плодовитость виноградных лоз, но обновление существующих общественных отношений. Иоахим Флорский (1132–1202) учил о скором пришествии нового царства, «эпохе Святого Духа», когда во всех людях восторжествует добродетель, когда обратятся от своих заблуждений греческие схизматики, иудеи и язычники, а еретики перестанут тревожить возрожденную Церковь. Однако ведь и еретики того же самого времени тоже чаяли нового царства как не только мистического, но и социального идеала.

«По иным теориям, слишком выяснившимся в наш девятнадцатый век, церковь должна перерождаться в государство, так как бы из низшего в высший вид, чтобы затем в нем исчезнуть, уступив науке, духу времени и цивилизации. Если же не хочет того и сопротивляется, то отводится ей в государстве за то как бы некоторый лишь угол… По русскому же пониманию и упованию , напротив, государство должно кончить тем, чтобы сподобиться стать единственно лишь церковью и ничем иным более»

Федор Достоевский «Братья Карамазовы»

Оставалось дождаться Реформации — вот когда социально-бунтарское измерение хилиазма развернулось в полную силу. И немецкие анабаптисты во главе с Иоанном Лейденским, и английские пуритане-«милленарии» времен Кромвеля свято верили, что водворяют на земле то самое тысячелетнее царство. Оно превратилось из богословской концепции в идеологическую основу социальных экспериментов и утопий — казалось, не слишком надолго, потому что в конце концов и в протестантизме хилиазм превратился в предмет схоластического спора о том, что будет когда-то потом.

В действительности все только начиналось. Просветители XVIII века, социалисты утопические и социалисты христианские (для представительности причислим к ним и нашего Чаадаева), романтические вожди народных восстаний первой половины XIX столетия, да даже и марксисты,— они не из воздуха взяли сам пафос рукотворного золотого века. Только тем, что этот библейский по происхождению дискурс со всей его мессианской образностью прочно утвердился в подкорке у любого обывателя, можно объяснить гитлеровское обещание: «В ближайшие тысячу лет новых революций в Германии не будет!» (почему не 300 лет и не 3000, казалось бы?). Но, с другой стороны, ведь и европейский консерватизм, великий и ужасный, в том же XIX столетии тоже гнавшийся за величавыми образами, с новой силой поверил в это дивное царство — только уже осуществленное. Левиафана освежевали, прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, абсолютный дух почил на учреждениях Прусского королевства. Смешно? Не более чем молочные реки, не более чем конец истории по Фукуяме. И уж точно не более чем хитроумие, с которым раз за разом перетолковывались или выносились за скобки кристально ясные слова «царство Мое не от мира сего».

Предисловие и примечания Й. Мацека

Перевод В. С. Соколова

Том подготовлен к печати А. И. Виноградовой и Л. В. Разумовской

Ответственный редактор тома С. А. Никитин

Предисловие

Гуситская хроника
Введение
Начало причащения под обоими видами
Собрание Констанцского собора
Охранная грамота, данная Яну Гусу
Причащение под обоими видами и провозглашение чехов еретиками
Низложение папы Иоанна XXIII
О пленении и заключении в темницу магистра Иеронима Пражского
Осуждение Иоанна XXIII и низложение трёх пап
Осуждение и сожжение магистра Яна Гуса
Преследование духовенства в Чехии и предостережение собора об опасности учения Гуса и Виклефа
Протест чешской и моравской шляхты против позорного сожжения магистра Яна Гуса
Отречение магистра Иеронима Пражского
Наложение интердикта на Прагу
Осуждение и сожжение магистра Иеронима
Избрание папы Мартина V и роспуск Констанцского собора
Начало таборов
Расправа с коншелами Нового Города Пражского
Смерть короля Венцеслава
Сожжение картезианского монастыря и уничтожение гроба архиепископа Альбика
Стечение народа на горе, именуемой у Кржижков
Захват королевой Софьей и некоторыми чешскими панами Пражского града, Страговского монастыря, монастыря св. Фомы и двора архиепископа
Бои за Пражский град и Малую Страну. Поражение панов таборитами у Живгоште и приход их в Прагу
Перемирие между чешской королевой Софьей и Пражской общиной
Преследование чехов-подобоев в Кутных Горах
Посольство пражан к королю Сигизмунду в Брно и его ответ
Расправа с магистром Яном Худеком и другими священниками в Кутных Горах
Призыв таборитскими священниками народа в пять городов. Вступление Жижки в Пльзень. Запрещение королём Сигизмундом причащения из чаши
Захват таборитами города Усти и горы Градиште
Сожжение Яна Красы во Вроцлаве и провозглашение крестового похода против Чехии
Победа Жижки у Судомерже
Проповеди священника Яна Желивского. Бегство противников чаши из города в Пражский град и Вышеград
Присяга пражских городов против короля Сигизмунда. Взятие таборитами Вожиц и Седлеца
Захват Ченеком из Вартемберка Пражского града и объединение с Пражским Городом. Осада Вышеграда
Сожжение Милевского и Непомукского монастырей. Захват замка Раби. Сожжение оребитами монастыря Градиште и приход на помощь Праге. Поражение ходов
Сдача паном Ченеком из Вартемберка Пражского града королю Сигизмунду и поругание над его знаменем. Борьба пражан с градчанами. Сожжение Малой Страны
Посольство пражан к венгерскому королю в Кутную Гору
Бой крестьян с панами между Ледечем и Липницами. Приход таборитов на помощь Праге; их победа у Поржич
Табориты в Праге. Поражение пана Яна Михальце. Помощь жителей Жатца, Лоун и Слан
Приезд короля Сигизмунда в Новый град и возвращение в Болеслав
Смещение старых коншелов и избрание новых. Выработка общих статей. Изгнание противников чаши из Старого и Нового Города Пражского
Прибытие короля Сигизмунда в Мельник и в Сланы. Расправа с чашниками в Литомержицах. Сдача города Лоуны королю. Прибытие Сигизмунда в Вышеград
Большой голод в Пражском граде. Сожжение монахов из Бржевнова и Збраслава. Доставка королём продовольствия для градского гарнизона
Отступление пражан и таборитов от Града. Решение пражских жителей об изгнании противников чаши из Праги
Осада Табора Ольдржихом из Рожмберка и австрийцами и их поражение. Запрещение причащения под обоими видами
Захват гуситами Градца Кралове
Прибытие короля Сигизмунда в Пражский град и размещение своего войска между Бруской, Овенцем и Оборой. Возведение укреплений Жижкой на Витковой горе
Сожжение арноштовицкого священника Вацлава и хельчицкого священника Войтеха
Битва на Витковой горе
Переговоры пражан с противной стороной; требование пражанами открытого слушания четырёх статей
Четыре пражские статьи
Тайная коронация короля Сигизмунда на Пражском граде. Захват им всех драгоценностей и отъезд в Кутную Гору
Двенадцать статей, предложенных таборитами пражанам
Разрушение монастырей на Здеразе, св. Климента и Збраславского. Смещение Яном Желивским старых коншелов и назначение новых. Уход таборитов из Праги
О таборах
Артикулы таборитских священников
Таборитское учение на практике
Уничтожение монастырей
Результаты таборитского учения
Хилиастические статьи некоторых таборитских священников
Обоснование вышеназванных статей
О разрушениях и злодеяниях в Чешском королевстве
Переговоры Сигизмунда с пражанами
Учение о пресуществлении
Осада пражанами Вышеграда
Напрасные попытки Сигизмунда снабдить вышеградский гарнизон продовольствием
Безуспешное посредничество Градецкой общины между пражанами и королём Сигизмундом
Договор между вышеградцами и пражанами
Избрание таборитами Микулаша из Пельгржимова старшим пресвитером. Некоторые битвы Жижки. Взимание податей в Таборе
Тяжёлое поражение Сигизмунда под Вышеградом
Сдача Вышеграда пражанам и его разрушение. Разграбление Сигизмундом владений Бочека и Гинека из Подебрад и обеспечение продовольствием своего гарнизона в Пражском граде
Взятие Жижкой города Прахатице
Письмо пражан к чешским панам после победы у Вышеграда
Взятие Пржибениц таборитами с помощью священника Коранды
Посольство пражан к польскому королю. Смещение коншелов, сочувствовавших таборитам. Взятие таборитами замка Поповице и осада замка Ржичаны
Объединение некоторых панов с пражанами для защиты четырёх статей. Взятие таборитами замка Ржичаны и сожжение одиннадцати священников
Созыв обеих общин Пражских к св. Амброжи. Смерть Микулаша из Гуси. Собрание пражских священников с таборитскими в доме Петра Змрзлика
Статьи, предъявленные таборитам как еретические
Защита таборитскими священниками статей, предъявленных им как еретические
Помощь пражан молодому Бочеку. Посольство пражан к польскому королю с предложением принять чешскую корону
Взятие пражанами Нового града и разрушение его
Проповеди священника Коранды в храме девы Марии на Писку
Взятие Жижкой монастырей Хотешова, Кладрубы и града Красликова. Поражение таборитов у Пржелоучи и Хотеборжа. Сожжение священника Громадки
Резкое выступление таборитов против совершения богослужения в облачении. Пленение Мартина, называемого Локвис
Поражение жатчан. Захват Жижкой предместья Тахова. Осада Сигизмундом монастыря Кладрубы и бегство его в страхе перед Жижкой и пражанами. Заключение перемирия осажденными пльзенцами с таборитами и пражанами
Начало нового Табора в Моравии
Письмо Микулаша Бискупца и магистра Ичина пражанам о пикардстве в Таборе. Приказ Жижки о сожжении у Клокот Петра Каниша и 50 пикардов
Взятие объединённым пражским и таборитским войском Хомутова и уничтожение его населения. Добровольная сдача городов Лоуны и Сланы. Проповеди священника Антоха в Праге. Взятие Бероуна
Присоединение архиепископа Конрада к четырём пражским статьям. Взятие пражанами Ческого Брода
Сдача Коуржима, Колина, Часлава, Нимбурка, Кутной Горы пражанам. Захват пражанами Жлебов и Лихтенбурка. Смерть Петра Змрзлика
Весенние походы пражан и таборитов в Восточную Чехию. Взятие Хрудима, Высокого Мыта, Полички, Трутнова, Двура Кралове, Яромержа, Литомышля и примирение с паном Ченеком из Вартемберка
Жижка у Литомержиц и в Роуднице
Взятие пражанами Пражского града после переговоров с панами
Чаславский сейм
Протокол чешских панов с Чаславского сейма
Письмо короля Сигизмунда Чаславскому сейму
Статьи, посланные королю с Чаславского сейма, на котором было объявлено о созыве в Праге синода духовенства
Вторжение в Чехию силезских князей
Ответ короля Сигизмунда на статьи, предложенные ему Чаславским сеймом
Сожжение священника Мартина Локвиса
Объединение Праги и назначение новых коншелов
Назначение таборитских священников в храм св. Петра на Поржиче и протест против этого пражских женщин
Заседание синода духовенства в Праге и принятые на нём статьи
Сожжение пражанами монастырей в Доксанах и Осеку, захват монастыря в Теплицах, поражение пражан у Моста
Умерщвление таборитского священника Барты. Действие сообщения о мостецком поражении в Праге
Поход пражан и таборитов против мейссенцев. Ссора между панами и пражанами, вызванная священником Яном Желивским
Поражение немецких крестоносцев у Жатца
Вторжение венгров в Моравию
Избрание Яна Бздинки под влиянием Яна Желивского пражским гетманом
Казнь пана Яна Садла
Нападение силезских князей на Чехию. Захват Белой. Приезд послов князя Витольда. Захват пльзенцами Штеновиц. Разграбление австрийцами Евишовиц
Об адамитах и их уничтожении
Прибытие пражан к Кутной Горе
Спор магистра Кржиштяна с Яном Желивским
Переговоры между магистрами и Яном Желивским
Выступление пражан к Карлштейну за продовольствием. Осада пльзенцами Красликова
Отход чешских панов от пражан. Ненависть к пражским магистрам
Вторжение короля Сигизмунда в Моравию и принуждение панов отречься от четырёх статей
Захват венграми Полички. Прибытие Сигизмунда в Иглаву. Приезд Жижки в Прагу и в Кутную Гору
Подчинение чешских панов Сигизмунду. Жестокость его войска
Выступление войска Жижки против Сигизмунда к Кутной Горе

Приложения

Примечания

Указатель имён

Указатель географических и этнических названий

Указатель предметно-терминологический

Хилиазм (вера в тысячелетнее царство праведников со Христом) никогда в первые века христианства не был общим догматическим положением, однако волновал ума и сердца верующих, укреплял их в период гонений, и, одновременно, вызывал неприятие и открытую полемику многих отцов и церковных писателей. Многочисленные трактаты, направленные на прекращение влияния этих идей на верующих, сделали своё дело: постепенно учение о тысячелетнем царстве Христа на земле ушло в разряд маргинальных мистических верований. Лишь единицы следовали ему и исповедовали веру в него.

Достаточно широко распространено мнение о том, что хилиазм был осужден на II Вселенском Соборе в Константинополе в 381 году. Это мнение высказывает, например, митрополит Макарий (Булгаков): «Если и можно было держаться учения о хилиазме, как частного мнения, то лишь до тех пор, пока не выразила об этом своего голоса Церковь вселенская. Но когда Второй Вселенский Собор в 381 г., осуждая все заблуждения еретика Аполлинария, осудил и учение его о тысячелетии Христовом, и для того внёс в самый символ веры слова о Христе: «Его же царствию не будет конца» – держаться этого учения даже в качестве частного мнения совершенно не позволительно православному христианину». Та же самая цитата приводится М. Барсовым в «Сборнике статей по истолковательному и назидательному чтению Апокалипсиса» в статье «Ложность учения хилиастов», но без указания авторства. Вероятнее всего, что неизвестный автор воспользовался цитатой митрополита Макария без ссылки на неё в качестве одного из своих собственных аргументов против учения о тысячелетнем Царстве Христовом на земле.

Кроме свидетельства митрополита Макария (Булгакова) больше нет свидетельств об осуждении хилиазма Вселенскими Соборами. Попробуем разобраться, на основании чего митрополит утверждает, что хилиазм был осужден на Втором Вселенском Соборе.

В книге «Деяния Вселенских Соборов, изданныя в русском переводе при Казанской Духовной Академии» первым пунктом постановления Собора приводится следующий абзац: «Вера трех сот осемнадцати отцев, собравшихся в Никее Вифинской, да не отменяется, но да пребывает господствующею; и да предастся анафеме всякая ересь, и именно – ересь евномиан или анамеев, и ариан или евдоксиан, и полуариан или духоборцев, также и савелиан, и маркелиан, и фотиниан, и аполлинариан».

Исследователь А.И. Бриллиантов в своём сочинении по истории Древней Церкви пишет следующее: «Неясно, какое положение в сотериологии Аполлинария занимают его хилиастические представления, стоят ли они в какой-либо связи с учением о непосредственном восприятии и спасении Христом только одушевлённой плоти или являются лишь следствием буквального толкования Аполлинарием, в духе Антиохийской школы, апокалиптической «тысячи лет»». Историк А. Лебедев, исследуя вероопределение II Вселенского Собора, пишет: «Все основания есть предполагать, что отцы направляли свои определения против учения Маркелла и Аполлинария». Исследователь В.В. Болотов утверждает, что «аномии, македониане, маркеллиане, фотиниане, даже аполлинариане стоят перед Собором на одном уровне, как нечто прожитое. Собор только ратифицировал результат борьбы, к 381 г. уже законченной; естественно поэтому, если в виде своего символа 150 (отцов – Д.С.) санкционировали текст, уже ранее составленный». Протоиерей Валентин Асмус в статье для «Православной Энциклопедии» высказывает мысль, что «Антимаркеллианское значение имеют и слова Символа «Царствию Которого не будет конца”». Маркелл Анкирский проповедовал явное савеллианство: учил, что Христос должен будет слиться с Отцом. Подробнее об этой вставке в Символ и о подобных выражениях в антиникейских Символах пишет исследователь Спасский в своём исследовании догматики в период Вселенских Соборов.

Среди упоминаемых осуждённых ересей встречается имя епископа Анкирского Маркелла, который был одним из ярчайших оппонентов Ария, но в своём противостоянии ересиарху сам пришел к ошибочному учению о Лицах Святой Троицы, вследствие чего был обвинён в савеллианстве. Маркелл разделял Сына Божия и Ипостасное Слово Божие, утверждая, что Сына не существует как Ипостаси Святой Троицы. Как это часто бывало, в противостоянии одной ереси рождалась другая – противоположная ей. Из учения Маркелла Анкирского выходило, что Сын как ипостась появляется только с момента воплощения до смерти на Кресте, что Он временен. Отсюда и получается, что именно с этим учением могли бороться отцы II Вселенского Собора путём добавления в Символ Веры фразы «Его же Царствию не будет конца».

Митрополит же Макарий (Булгаков) в своем труде по догматическому богословию утверждает, что вставка «Его же царствию не будет конца» в Символ веры была вставлена против Аполлинария и его учения о тысячелетнем царстве.

Аполлинария и его учение осудил не только II Вселенский Собор, были и другие соборы, собиравшиеся для решения этого вопроса, например, Александрийский собор 255 г. Последующие соборы также упоминали об осуждении еретического учения Аполлинария. Например, VI Вселенский Собор ссылается на II Вселенский Собор, как на осудивший Аполлинария; Халкидонский IV Собор также упоминал об этом соборном акте. Послание Константинопольского собора 382 г. к папе Дамасу и Римскому собору также содержит упоминания о соборном осуждении Аполлинария. В 382 г. Римский собор при папе Дамасе осудил ученика Аполлинария – Тимофея и проповедуемое им учение, идущее от упомянутого ересиарха. От того же собора остался письменный памятник, свидетельствующий об осуждении: послание папы Дамаса к епископу Павлину.

Таким образом, мы видим, что читаемая нами в Символе Веры фраза «Его же Царствию не будет конца» прямым образом связана скорее с осуждением Маркелла Анкирского, чем с хилиазмом, или же с Аполлинарием.

Ряд историков занимался изучением Вселенских Соборов, в частности, Второго Собора, но ни у одного из них мы не находим упоминаний об осуждении хилиазма. Например, в «Истории Вселенских Соборов» епископа Иоанна (Митропольского) и Лебедева А.П. приводятся биографические сведения ересиарха, а также крайне важная для понимания сути ереси цитата из святителя Григория Богослова, которая, к сожалению, не даёт никаких указаний на хилиазм Аполлинария. В труде Ф.И. Успенского «История Византийской Империи» о ереси Аполлинария не находим никаких сведений. В.В. Болотов в своих «Лекциях по истории Древней Церкви» очень детально разбирает христологию Аполлинария, не давая никаких указаний на хилиазм.

Архиепископ Аверкий (Таушев), изучая историю Второго Вселенского Собора, также разбирает догматическое учение Аполлинария, но не упоминает хилиазм.

Английский историк Джеймс С. Робертсон составил твухтомный объёмный труд под названием «История христианской Церкви». В первом томе он описывает аполлинарианство и его «взаимоотношения» с православием. Но и здесь мы не встречаем указаний на учение Аполлинария о тысячелетнем царстве Господа на земле.

В статье «Краткая история собора Константинопольского первого, Вселенского второго», опубликованной в журнале «Христианское чтение», приводится только список ересей, осужденных отцами собора.

Ни одно из вышеприведённых свидетельств не доказывает мысли митрополита Макария (Булгакова) о соборном осуждении хилиазма. Ни один из церковных историков, занимавшихся изучением Вселенских Соборов, не высказал предположения, что в числе прочих заблуждений Аполлинария был осужден и хилиазм. Вспомним, как пишется в деяниях Собора: «и да предастся анафеме всякая ересь, и именно – ересь евномиан … и аполлинариан». Нет даже никаких намёков на то, что подразумевается под ересью аполлинариан. Таким образом, мы не можем с полной уверенностью утверждать, что среди прочих заблуждений был осужден хилиазм. Нам остаётся лишь предполагать это. Основание для этого можно найти в «Панарии» святого Епифания Кипрского, где он описывает хилиазм ересиарха: «В первое воскресение мы совершим тысячелетний период, в который будем жить так же, как и ныне, например, соблюдая закон и другое и всё, что употребляется теперь в мире, то есть будем причастны браку, обрезанию и иному подобному».

Также мы знаем, что Аполлинарий написал в двух книгах ответ на труд святого Дионисия Великого, в котором последний изобличал хилиастические чаяния. Блаженный Иероним замечает, что многие христиане следуют мнениям, изложенным Аполлинарием в этих книгах.

Святитель Григорий Богослов в своем послании против Аполлинария свидетельствует о хилиастических воззрениях, присущих последователям упомянутого ересиарха: «…произошли у них (последователей Аполлинария) новое иудейство, тысячелетнее ни на чём не основанное наслаждение в раю и мнение – что мы опять восприимем почти то же и для того же употребления, что имеем теперь». Итак, мнение митрополита Макария (Булгакова), что хилиазм ересиарха чувственный, проникнутый духом иудейства, подтверждается приведёнными нами выше цитатами.

Сделав обзор основных трудов, касающихся истории Вселенских Соборов, можно заключить: мы не имеем указаний на осуждение хилиазма на Вселенском Соборе. Приводимый митрополитом Макарием (Булгаковым) аргумент о якобы противохилиастической вставке в Символ веры фразы «Его же Царствию не будет конца» не имеет под собой никакой почвы и может крайне легко быть отвергнутым и опровергнутым. Маркелл Анкирский, против которого, вероятно, и были вставлены эти слова, не имел никакого отношения к учению о тысячелетнем царстве Господа на земле. Единственно возможным способом доказать осуждение хилиазма на Константинопольском Соборе 381 года является попытка «привязать» хилиазм к учению Аполлинария и аполлинариан, что само по себе является верным, и попытаться доказать осуждение Собором всех еретических заблуждений аполлинаристов, что не может не вызывать нареканий. Остаётся открытым вопрос, осудили ли отцы Второго Вселенского Собора учение о тысячелетнем царстве Господа на земле, или же нет.

Несмотря на такое положение дел, нельзя забывать о том, что многие святые отцы в своих трудах осуждали и осудили хилиазм, как в чувственном его виде, так и в духовном. Чувственные представления о хилиазме происходили из иудейских источников и включали в себя мечты о земных благах в Царстве Божием: обрезание, брак, рождение детей, изобилие земных плодов – нечто подобное мусульманскому раю. Духовный хилиазм не имеет плотской направленности, он предполагает радость от общения со Христом в Царстве Его – это лишь преддверие наслаждения Царством Божиим на небе.

Хотелось бы в завершение привести слова авторитетных учителей Церкви о ложности хилиазма.

Преп. Ефрем Сирин с силой доказывает невозможность буквального понимания отрывка о тысячелетнем царстве: «Но требуешь у меня объяснения тысячи лет. И я потребую у тебя объяснить светильник (Откр. 2:1): камень бел(Откр. 2:17), теплое питие и изблевание (Откр. 3:16), все, что Иоанн гадательно представил, пиша к седми Церквам. Если требуешь у меня тысячелетнего первого воскресения; то и я потребую у тебя коня (Откр. 6:8), и бледнеющего Ангела, и духовного живого существа, называемого апсиноос (Откр. 8:11), горького по свойству, подобно полыни. Дай мне седмь фиал(Откр. 16:1) и возьми у меня тысячу лет. Докажи, что жена означает город (Откр. 21:9-10), и представлю тебе доказательство о тысяче лет. Объясни мне, что жена, сама собою возносящаяся (Откр. 12:14), сделается Иерусалимом и, собственно, есть не жена, и дам тебе объяснение на тысячу лет. Ужели город рождает? (Откр. 12:2). Ужели родившая делается Иерусалимом? Ужели человек беззакония(2 Фес. 2:3) есть зверь? (Откр. 13:1). Ужели десять глав соединены у зверя, чтобы им царствовать? (Откр. 13:1). Ужели от седми есть осмыи, который однако ж не осмыи по числу, по­тому что глав седмь, но три главы уничтожились? (Откр. 17:11). Ужели имя зверя неизъяснимо и так же неименуемо, как имя Божие? Да не будет сего! Ужели имени зверя не знал тот, кто сказал числоимени? (Откр. 13:18). Сперва известны ему стали слоги, а потом уже разложил имя на буквы; сперва сам в себе произнес имя, а потом, сложив буквы, сказал число, то есть, что из букв составляется шестьсот шестьдесят шесть. Так и под тысячею лет гадательно разумел он необъятность вечной жизни. Ибо если един день пред Господем яко тысяща лет(2 Пет. 3:8), кто в состоянии вычислить, сколько дней в тысяче лет и определить тысячи тысяч и тьмы тем такого числа дней? Итак, по бесконечному числу лет в сих днях и дней в тысячах сих лет упокоение святых по воскресении определил тысячею лет».

Святитель Григорий Богослов в стихотворении «К себе самому» так рассуждает об аполлинаристах: «У них есть и это, не знаю, откуда взятое, какое-то новое иудейство – бредни о тысячелетии, порождение языческого упоения и заблуждения. Они-то, как волцы тяжцы, вторгшись в доброе стадо, не имеющее пастыря, немилосердно рвут и расхищают его, к скорби моего сердца».

Блаженный Иероним Стридонский отмечает: «Если мы будем следовать плотскому толкованию, необходимо согласиться с иудейскими выдумками, что Иерусалим будет вновь отстроен, и в храме будут приноситься жертвы, и, после отмены духовного почитания, будут соблюдаться плотские ритуалы».

Святитель Григорий Нисский отрицает хилиазм в следующих словах: «Разве мы баснословим о трех воскресениях? Или возвещаем тысячелетнее объядение? Или говорим о восстановлении снова иудейского заклания в жертву животных? Разве мы обращаем надежды людей к дольнему Иерусалиму, измышляя восстановление его из вещества более прекрасного, чем камни?»

Как мы видим, несмотря на то, что хилиазм не был осуждён на II Вселенском Соборе, как это утверждает митрополит Макарий (Булгаков), авторитетные отцы и учителя Церкви не принимали его ни под каким видом: ни чувственный, ни духовный. Они отрицали существование самого такого тысячелетнего периода между воскресением мертвых и Страшным судом, в который могли быть возможны не только иудейские жертвоприношения, но даже духовные наслаждения. Учение о тысячелетнем царстве Христа на земле было популярно в первые века христианства, но постепенно исчезло из умов верующих без соборных определений об осуждении его как ереси.

Источники и использованная литература.

1. Библия: книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: РБО, 2008.

2. Аверкий (Таушев), архиеп. Семь Вселенских соборов. М.-СПб., 1996.

3. Асмус В., прот. Вселенский II Собор // Православная энциклопедия. Т. 9. М., 2005.

4. Болотов В.В. История Церкви в период Вселенских соборов. М.: Поколение, 2007.

5. Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. IV. История Церкви в период Вселенских соборов. III. История Богословской мысли // посмертное издание под редакцией проф. А. Бриллиантова. Петроград: Третья Государственная типография, 1918.

8. Григорий Богослов, свт. Творения. Т. II. СПб., 1912.

1. Деяния Вселенских соборов, изданныя в русском переводе при Казанской Духовной Академии. Т. 1. Казань: Центральная Типография, 1910. Изд. 3.

2. Епифаний Кипрский, свт. Панарий // Творения. Ч. 5. М., 1882.

3. Ефрем Сирин, прп. О покаянии // Творения. Т. 3. Б.М., 1994.

4. Иероним Стридонский, блаж. Толкование на пророка Исайю // Творения. Ч. 9. Киев, 1883.

5. Иоанн (Митропольский), еп., Лебедев А.П. История Вселенских Соборов. М., 1871. Вып. 1.

6. Краткая история собора Константинопольского первого, Вселенского второго // Христианское чтение, 1846. III.

7. Лебедев А.П. Вселенские Соборы IV и V веков: обзор их догматической деятельности в связи с направлениями школ Александрийской и Антиохийской. М., 1897.

8. Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. II. Изд. 4. СПб., 1883.

10. Спасский А.А. Аполлинарий Лаодикийский. Историческая судьба сочинений Аполлинария с кратким очерком его жизни. Сергиев Посад, 1895.

11. Спасский А.А. История догматических движений в эпоху Вселенских соборов. Сергиев Посад, 1914. Изд. 2.

12. Успенский Ф.И. История Византийской Империи. Т. 1. СПб.: изд-е Брокгауз-Ефрон., б.г.

13. Фокин А.Р. Блаженный Иероним Стридонский: библеист, экзегет, теолог. М., 2010.

Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. II. Изд. 4. СПб., 1883. С. 646-647.

Текст, изданный дореволюционным шрифтом, мы приводим в русском шрифте с сохранением орфографии и пунктуации оригинала.

Лебедев А.П. Вселенские Соборы IV и V веков: обзор их догматической деятельности в связи с направлениями школ Александрийской и Антиохийской. М., 1897. С. 116.

Болотов В.В. История Церкви в период Вселенских соборов. М.: Поколение, 2007. С. 160.

Асмус В., прот. Вселенский II Собор // Православная энциклопедия. Т. 9. М., 2005. С. 584.

Там же. С. 584.

Спасский А.А. История догматических движений в эпоху Вселенских соборов. Сергиев Посад, 1914. Изд. 2. С. 612.

Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. II. Изд. 4. СПб., 1883. С. 647.

Спасский А.А. Аполлинарий Лаодикийский. Историческая судьба сочинений Аполлинария с кратким очерком его жизни. Сергиев Посад, 1895. С. 85-87.

Иоанн (Митропольский), еп., Лебедев А.П. История Вселенских Соборов. М., 1871. Вып. 1. С. 110-111.

Успенский Ф.И. История Византийской Империи. Т. 1. СПб.: изд-е Брокгауз-Ефрон., б.г.

Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. IV. История Церкви в период Вселенских соборов. III. История Богословской мысли. // посмертное издание под редакцией проф. А. Бриллиантова. Петроград: Третья Государственная типография, 1918. С. 134-148.

Аверкий (Таушев), архиеп. Семь Вселенских соборов. М.-СПб., 1996. С. 17-21.

Краткая история собора Константинопольского первого, Вселенского второго // Христианское чтение, 1846. III. C. 442.

Епифаний Кипрский, свт . Панарий // Творения. Ч. 5. М., 1882. С. 232.

Иероним Стридонский, блаж. Толкование на пророка Исайю // Творения. Ч. 9. Киев, 1883. С. 183.

Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. II. Изд. 4. СПб., 1883. С. 644.

Ефрем Сирин, прп. О покаянии // Творения. Т. 3. Б.М., 1994. С. 190-191.

Григорий Богослов, свт. Творения. Т. II. СПб., 1912. С. 407.

Цит. по: // Фокин А.Р. Блаженный Иероним Стридонский: библеист, экзегет, теолог. М., 2010. С. 124.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *