Урим и туммим

Библейская энциклопедия

Урим и Туммим (Исх. ХХVIII, 30). Означенные слова в буквальном смысле значат: свет и совершенство. Составляли ли урим и туммим особое украшение первосвященника, или означали только свойство наперсника и камней его, или это были самые камни с вырезанными на них именами колен Израилевых, или составляли и означали другое что-нибудь – определенно неизвестно. В Свящ. Писании урим и туммим представляются в тесной связи с наперсником первосвященника. Сделай, пишется в кн. Исход, наперсник судный искусною работою… и вставь в него оправленные камни в четыре ряда… Сих камней должно быть 12-ть, по числу двенадцати имен сынов Израилевых… И далее присоединяется: на наперсник судный возложи урим и туммим, и они будут у сердца Ааронова, когда он будет входить в святилище пред лице Господне, и будет Аарон всегда носить суд сынов Израилевых у сердца своего пред лицем Господним (ХХVIII, 15, 17, 21, 30). Из этого видно, что урим и туммим составляли особое внешнее украшение, отличное от наперсника, хотя к нему и принадлежащее. Если же они составляли особое украшение наперсника, то следовало бы было ожидать, что они, подобно другим принадлежностям Скинии и священнослужения, точно будут описаны в книгах Моисеевых. Но этогото и нет. Так, в кн. Исход (XXIX, 8–21), Числ (ХХVII, 21), Второзакония (ХХХIII, 8) подробно описаны наперсник и драгоценные камни на нем, но об уриме и туммиме вовсе не упоминается. В кн. Царств нередко говорится о вопрошении Господа (I Цар. XIV, 36, 37, XXII, 10, ХХIII, 69, ХХVIII, 6, XXX, 7–8 и др.), но об уриме и туммиме дается видеть только, что это было одно из различных средств, какими Бог отвечал вопрошающим Его (ХХVIII, 6). Сирах, прославляя древних великих мужей и упоминая об Аароне и его одеждах, урим и туммим также соединяет нераздельно с наперсником (Сир. ХLV, 12); изображая подробно величие священного облачения и украшения первосвященника Симона праведного, ничего не говорит об уриме и туммиме (гл. L). В Новом Завете об уриме и туммиме вовсе не говорится. Предание иудейское также не дает точных сведений по этому предмету. Флавий не отделял их от драгоценных камней наперсника, приписывая им особенное блистание, когда Бог милостиво внимал приносимым жертвам и предвещал победу идущим на сражение. Флавий присоединяет, что камни эти перестали сиять лет за двести до того времени, как он начал писать свою историю (Древн. кн. 3, гл. 8). Другие разумеют самый наперсник или слово судное с драгоценными камнями его, находя основание в том, что имена урим и туммим соответствуют камням наперсника, которые по своему блеску могли быть названы светом и по своему превосходству, как естественному, так и искусственному, совершенством. По мнению некоторых западных толкователей Свящ. Писания, урим и туммим, как символ истины, заимствован Моисеем у египтян, у коих верховный жрец носил на золотой цепочке на шее, как образ или символ истины, украшение из драгоценных камней, которое называлось истина.

В заключение мы должны сказать, что об уриме и туммиме мы не имеем определенного понятия, также и относительно того, каким образом чрез них узнавалась и возвещалась воля Божия и какие случаи и решения подлежали этому способу откровения воли Божией, ибо в народе Божием были и другие способы, чрез кои открывалась и возвещалась воля Божия (I Цар. ХXVIII, 6). Одно известно, что великий первосвященник чрез урим и туммим мог вопрошать Господа (Чис. ХХVII, 21) и имел дар предсказывать будущее и открывать волю Божию воспрошающим о ней; видно также, что Бога вопрошали таким образом в важных случаях, касавшихся всего народа, а не частных запутанных споров и распрей (Суд. I, 1, XX, 18); для решения обыкновенных спорных дел служило законное судопроизводство, определенные законом решения, а чрез урим и туммим вопрошали Бога в таких случаях, в коих никакой закон не мог давать решения и существующее право не могло удовлетворять требованию дела. Касательно самого образа или способа, как узнавалась и возвещалась при этом воля Божия: голос ли какой слышен был, или особенный блеск и свет камней наперсника давал понимать смысл ответа, или это было внутреннее некое озарение и просвещение в вопрошающем Господа, или это было мистическое, таинственное действие священных имен, – в Свящ. Писании не представляется на это никаких объяснений, потому ли, что это предполагалось известным тогда, или потому, что по особенной таинственности нельзя было подробнее говорить об этом. Известно только, что это было высокое отличие и преимущество первосвященника, которое не подчинялось произволу человеческому и после слова пророческого имело особенное значение. Но и оно, так как и самые урим и туммим, прекратилось. После Самуила и Давида употребления способа познания воли Божией посредством урима и туммима уже не видно, а после плена прямо говорится, что священника с уримом и туммимом тогда не было, и потому некоторые дела оставлены тогда не решенными, доколе не восстанет священник с уримом и туммимом (I Езд. II, 63, Неем. VII, 55). Ожидаемый этот первосвященник с уримом и туммимом есть, конечно, Господь наш Иисус Христос. Если и вообще первосвященник Ветхого Завета был прообразом Христа (Евр. V, 7–9), то в особенности первосвященник с уримом и туммимом, в котором он является не только как первосвященникходатай, искупитель и умилостивитель, но и как пророк небесный, учитель и просветитель, Христос есть истинный первосвященник и вместе истинный пророк, принесший нам полное и совершенное откровение воли Божией. Он в высшем смысле есть свет и истина (Ис. ХLII, 1–7, LI, 4–5, Лк. II, 32, Ин. I, 9). В откровенном слове Его для нас содержится решение на все обстоятельства жизни нашей в мире, проливается свет на все знамения времен, на наше настоящее, прошедшее и будущее.

Реконструкция наперсника (ивр. חושן хошен)

Книге Исход 28:30 рассказывает об уриме и туммиме:»На наперсник судный возложи урим и туммим, и они будут у сердца Ааронова, когда будет он входить пред лице Господне; и будет Аарон всегда носить суд сынов Израилевых у сердца своего пред лицем Господним».

Этот термин упоминает также Второзаконие 33:8, но в обратном порядке: «туммим твой и урим твой». Числа 8:8 – «положил урим и туммим», Неемия 2:65 — «священник с уримом и туммимом».

В книге Чисел 27:21 говорится о вопрошении через урим: «сей вопросит о нём посредством урима, перед Господом». Также в 1 Царств 28:6 «и вопросил Саул Господа, но Господь не отвечал ему ни через сны, ни через урим, ни через пророков». Вероятно, Саул вопрошал Бога посредством урим и туммим: «преследовать ли мне филистимлян?» (1 Цар. 14:37).

Вероятно, урим происходит от слова «ор» (אור), т.е. «свет», туммим תמים)) от слова «том», т.е. «окончание, полнота». Септуагинта и Вульгата урим и туммим переводят «ясность и правда».

Библия не указывает, каким образом священники вопрошали через урим и туммим. Можно предположить, что это своего рода оракул в виде положительного и отрицательного ответа. Вопрос должен быть точным, а ответ односложным – ‘да’ или ‘нет’. Например, в случае назначения Иисуса Навина – «быть ли ему вождём народа Израиля вместо Моисея» (Чис. 27:18-21).

Существует версия, что урим и туммим представляли собой два камня с начертанием ‘да’ и ‘нет’, или они были разного цвета.

В Исходе 28:30 говорится: «На наперсник судный возложи урим и туммим», а в Левите 8:8: «И возложил на него наперсник, и на наперсник положил урим и туммим». Отсюда следует, что упомянутые урим и туммим были ритуальными принадлежностями, но не частью нагрудной пластины, как вероятно ошибочно полагал Иосиф Флавий, считавший, что урим и туммим были камнями на нагрудной пластине, по мерцанию которых Первосвященник предсказывал будущее:

«Но раньше я все-таки дополню тут то, что я пропустил при описании облачения первосвященника. Дело в том, что Моисей лишил должных пророков, если бы нашлись таковые и стали выдавать себя за возвестителей воли Божьей, всякой возможности совращать народ. Господь Бог мог, по усмотрению Своему, присутствовать при богослужении или нет, и при этом такое присутствие или отсутствие Предвечного должно было быть усматриваемо не только евреями, но и случайно находившимися в святилище чужеземцами. Ввиду этого всякий раз, как Господь Бог присутствовал при богослужении, тот из драгоценных камней, которые, как я упомянул уже выше, первосвященник носил на плечах (то были сардониксы, подробное описание которых я здесь опускаю, так как считаю их всем достаточно известными), который находился на правом плече, служа там застежкою, начинал особенно сильно сверкать и издавать такой яркий свет, какой ему обыкновенно не был свойствен. Конечно, это должно было вызывать удивление всех тех, которые для унижения всего божественного не прибегали к своим собственным лживым мудрствованиям. Но я сейчас скажу о явлении еще более изумительном. Дело в том, что Господь Бог возвещал евреям, когда они собирались на войну, победу при помощи тех двенадцати драгоценных камней, которые были пришиты к нагруднику первосвященника: еще до выступления войска в поход камни эти начинали так сильно блистать и сверкать, что всей народной массе становились очевидными милостивое присутствие и покровительство Господа Бога. Ввиду этого и те греки, которые почтительно относятся к нашим установлениям, не могут отрицать этот факт и называют нагрудник первосвященника оракулом. Впрочем, как камни нагрудника, так и плечевой сардоникс перестали издавать такой необыкновенный свет еще за двести лет до составления мною настоящего сочинения, так как Господь Бог отвратил милость Свою от народа вследствие постоянного нарушения последним законов» (Иуд. др. кн. 3, гл. 8-9).

Еврейские мудрецы также полагают, что урим и туммим это священный предмет вложенный в нагрудник Первосвященника.

Из Писания мы можем понять, что способ вопрошения через урим и туммим, скорее всего, не был похож на жребий, потому что не всегда можно получить положительный или отрицательный ответ, как в случае со жребием: «И вопросил Саул Господа; но Господь не отвечал ему ни во сне, ни через урим, ни через пророков» (1 Цар. 28:6).

Мы не можем точно утверждать, что урим и туммим — камни, вполне возможно, это иной предмет.

Если предположить, что урим и туммим это два камня, один из которых начинал светиться, тогда непонятно, зачем нужен другой камень? Достаточно одного камня, который либо излучает свечение, или нет.

Может быть, урим и туммим это один прозрачный камень? В случае положительного ответа он светился определённым светом, в случае отрицательного — другим. Если же нет свечения, значит, Господь не отвечает.

Также вероятно, что урим и туммим – предмет, наподобие хрустального шара или зеркала, в которое оракул всматривался в надежде получить ответ.

Согласно религиозным верованиям древних мексиканцев, у бога Тецкатлипоки было чудесное зеркало, где он мог видеть все, что происходило на планете.

Арабский исследователь Али Абу Гефар повествует о золотом шаре, который использовали «маги, приверженцы Зороастра» во время своих прорицаний.

Вероятно, урим и туммим бесполезны без посредника, священника, который способен различить знаки, которые подаёт Провидение через священный предмет: «И сказал Саул: пойдем в погоню за Филистимлянами ночью и оберем их до рассвета и не оставим у них ни одного человека. И сказали: делай все, что хорошо в глазах твоих. Священник же сказал: приступим здесь к Богу. И вопросил Саул Бога: идти ли мне в погоню за Филистимлянами? предашь ли их в руки Израиля? Но Он не отвечал ему в тот день» (1 кн. Царств 14:36-37).
Рами Юдовин

Урим и Туммим: Джозеф Смит и провидческие камни

Провидческий камень содействует в суждении, обучении и переводе с других языков. В Библии провидческие камни использовались в основном для суждения, а в Книге Мормона – для перевода с других языков. Провидческие камни могли использоваться только призванными Богом провидцами и действовали с помощью силы Божьей. Провидческий камень обещан каждому, кто станет сонаследником Христу и получит возвышение. Он передает знания от Бога.

В Откровении Иоанна Богослова 2:17 говорится:

Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквям: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает кроме того, кто получает.

В Откровении не дается дальнейшего объяснения о том, как использовать этот камень, но становится ясно, что он дается тем, кто получает возвышение и становится сонаследниками Христу. Более подробное объяснение дается в Учении и Заветах, 130:10, 11:

И тогда белый камень, упомянутый в Откровении 2:17, станет Уримом и Туммимом для каждого человека, получившего его, посредством которого то, что принадлежит к царствам высшего порядка, будет открыто;

И каждому из тех, кто вступают в Целестиальное Царство, дается белый камень с написанным на нем новым именем, которого никто не знает, кроме того, кто его получает. Новое имя является словом-ключом.

Из Учения и Заветов мы узнаем, что белый камень – это провидческий камень, с помощью которого на небесах мы сможем научиться тому, что невозможно воспринять без камня. Камень сравнивается с Уримом и Туммимом, что означает “свет и совершенство”. Урим и Туммим упоминаются в Библии. Два камня, расположенные в форме полумесяца, были помещены на нагрудник Аарона.

В Библии, в 1-й книге Царств, описываются три вида духовного общения с Богом: 1) сны и видения; 2) через пророков; 3) через Урим и Туммим.

Урим и Туммим могли обеспечить близкое к откровению видение человеку, который был уполномочен к их использованию для того, чтобы передать откровение просителю. Скорее всего они были важны для того, чтобы Аарон мог совершать суд над Израилем. Успешно использовать их можно было только в том случае, если человек был наделен Духом Божьим и получил Его одобрение. Руководствуясь анализом Ветхого Завета, иудейские исследователи считают, что камни либо пропали, либо перестали функционировать после того как примерно в 585 году до н. э. первый храм был разрушен Вавилоном.

Провидческие камни для перевода с незнакомых языков

Урим и Туммим также использовали для перевода с незнакомых языков, как об этом упоминается в Книге Мормона. Во владении Нефийцев находился большой покрытый надписями камень и двадцать четыре металлические пластины, также с надписями, которые были остатком более древней и вымершей цивилизации Иаредийцев. Никто не мог их прочитать, пока камень и пластины не принесли царю Мосии, бывшему в то время их пророком и провидцем. Мосия перевел пластины, используя Урим и Туммим, которые Нефийцы называли “истолкователями”.

И предметы те называются истолкователями; и никто не может смотреть в них, если ему не дано повеления, дабы не искал он того, чего ему не следует, и не погиб. И всякий, кому дано повеление смотреть в них, называется провидцем (Мосия 8:13).

Но провидец может знать о том, что было, а также о том, что будет; и через них все будет открыто, или, вернее, тайное будет сделано явным, и скрытое выйдет на свет; и то, что неизвестно, будет открыто через них, а также с их помощью будет открыто то, что иначе не могло бы стать известным.

Таким образом Бог предоставил средство, чтобы человек через веру мог совершать великие чудеса; а потому он становится великим благом для своих ближних.

И вот, когда Аммон закончил изрекать эти слова, царь возрадовался чрезвычайно и воздал благодарение Богу, говоря: Несомненно, в этих листах содержится великая тайна, и эти истолкователи, несомненно, были уготованы для того, чтобы открывать все такие тайны детям человеческим (Мосия 8:17-19).

На пластинах была выгравирована история Иаредийцев, которые с помощью Бога приплыли от Вавилонской башни на Американский континент. Они стали нечестивыми, и их общество погрязло в организованной преступности, которую они называли “тайными заговорами”, так как основу этих криминальных синдикатов составляли клятвы, чьим автором был сатана, и которые держались в секрете от праведных.

Это летописи, вместе с летописью Нефийцев, передавались от пророка к пророку. Впоследствии, пророку Алме, а затем и Мормону, потребовалось изъять части, которые могли подтолкнуть людей к заключению таких клятв. Мормон сохранил достойные внимания иаредийские летописи и сами истолкователи.

А потому Господь повелел мне записать увиденное; и я записал. И Он повелел мне, чтобы я запечатал это; и Он повелел также, чтобы я запечатал истолкование этого; и потому я запечатал истолкователи, согласно повелению Господа (от лица Мормона в Ефер 4:5).

Когда Ангел Мороний привел Джозефа Смита к месту, где были спрятаны пластины, которым в будущем предстояло стать Книгой Мормона, “истолкователи” – Урим и Туммим – находились вместе с пластинами. Пока Джозеф Смит переводил Книгу Мормона, в какие-то моменты он полагался на истолкователи. В начале он не называл их Уримом и Туммимом. Но согласно древнему описанию Урима и Туммима, один камень показывал перевод слова, а другой его значение.

Мать Джозефа, Люси Мак Смит, описывала камни как гладкие, похожие на треугольные алмазы. Но у Джозефа Смита был также и провидческий камень – момент, который вызывает сомнения у противников религии.

Почему у Джозефа Смита уже был провидческий камень?

Провидческие камни (которые в основном использовались для нахождения вещей) и прорицательские жезлы (которые использовались для нахождения воды под землей) были чем-то весьма обычным среди простого народа во многих странах. Казалось, в каждой деревне было несколько человек, обладавших особым даром, позволявшим им приводить их в действие. В Пальмире, Нью-Йорк, в юношеские годы Джозефа Смита, была группа людей, которые были известны своей способностью использовать провидческие камни. Самой известной из них была Сэлли Чейс. Предметы, применявшиеся для прорицания, также использовались для выполнения работы Господа еще с библейских времен.

Не забывайте о том, что на момент Первого Видения Джозеф Смит был очень молодым – ему было всего четырнадцать лет. Существует множество причин того, почему Джозефа Смита тянуло к подобным вещам, и далеко не последнюю роль мог сыграть врожденный дар, который удивительным образом был реализован в последующие годы. Возможно, что тогда Джозеф был более восприимчив к своему духовному опыту именно благодаря тому, что дар прорицания принимался его культурой.

Не следует забывать и о том, что несмотря на то, что общество в то время принимало фольклорную магию, его культура была сугубо Христианской. Многие люди того времени, даже высокообразованные, не видели проблемы в сочетании Христианской религии и суеверий, многие из которых считали “божественными дарами” (См. Майкл Эш, Синдром подорванной веры, стр. 282).

Первый провидческий камень Джозеф Смит, скорее всего, позаимствовал у Сэлли Чейс. Во-первых, он был очарован и притянут к этому камню, и во-вторых, она доверила его Джозефу. Он смог использовать его для того, чтобы найти свой собственный камень (или даже два).

Джозеф обладал даром, что было замечено другими, и его нанимали для того, чтобы с помощью своего дара находить потерянные вещи и даже клады. Существуют доказательства того, что после того как Ангел Мороний описал холм, в котором были закопаны золотые листы, видение о холме и месторасположении листов было открыто через провидческий камень:

У меня состоялся разговор с , и я спросил его о том, где он нашел их и как узнал о их местонахождении. Он сказал, что Бог в откровении назвал место на холме, где они были сокрыты, и что он посмотрел в свой провидческий камень и увидел их (заявление Генри Хэрриса в книге И. Д. Хоу Мормонизм: свет пролит, 1833 г.).

Когда Джозефу было наконец-то позволено забрать листы, он был заинтригован истолкователями. Он неоднократно говорил Джозефу Найту: “Я могу увидеть все, что угодно. Это удивительно” (процит. в книге Леонарда Дж. Аррингтона и Дэйвис Биттон Святые без ореолов: человеческая сторона мормонской истории, Солт-Лейк-Сити, Signature Books, 1981 г.).

Сочетание христианской религии и веры в фольклорное прорицательство ярко проявляется в истории Уилларда Чейса, которую можно найти в книге Майкла Эша Синдром подорванной веры.

Уиллард Чейс, лидер методистов и один из бывших партнеров Джозефа в кладоискательстве, был вне себя, когда узнал, что в руки Джозефа попали некие золотые листы. Он и его приятели считали, что как бывшим партнерам им причитается часть добычи. В конце концов, Чейс и еще около десятка мужчин отправились за 60-70 миль для того, чтобы встретиться с неким баптистским священником, который, как предполагалось, обладал даром прорицательства. Их план заключался в том, чтобы найти то место, где Джозеф спрятал листы. Позднее, после того как Джозеф перепрятал листы в магазинчике своего отца, расположенном через дорогу от его дома, Чейс и его друзья привели с собой сестру Чейса, которая использовала зеленый камень, чтобы определить местонахождение листов (и почти их нашла).

Обучение, которое в течение четырех лет проводил с Джозефом Ангел Мороний, как оказалось, помогло ему отделить истинную религию от фольклора. По словам Мартина Харриса, Ангел наставил Джозефа не общаться с кладоискателями, а в небесном видении Джозефу была показана разница между получением наставлений в виде откровений с помощью этого прибора и просто “подглядыванием”.

В цитате Алвы Хэйла говорится о том, как Джозеф Смит научился строка по строке, поучение за поучением разнице между религией и магией:

Джозеф сказал ему, что “дар видеть с помощью камня” – это “дар Божий”, и что “подглядывание” просто нелепость; он был обманут в своем влечении к кладоискательству, но не хотел обманывать других. К этому времени Джозеф, очевидно, чувствовал, что “смотреть” в камень было работой “провидца, религиозным термином, тогда как “подглядывать” было жульничеством (Ричард Бушман, процит. Майклом Эшем).

Иногда Джозеф использовал для перевода свой собственный провидческий камень

Несмотря на то, что у него было нефийские истолкователи, Джозеф Смит часто использовал провидческий камень.

Однажды Мартин нашел камень, очень похожий на провидческий камень, который Джозеф иногда использовал вместо истолкователей, и положил его на место настоящего, не сказав Пророку. Когда они возобновили перевод, Джозеф надолго замолчал и затем воскликнул: “Мартин, в чем дело, все темное как ночь”. После этого Мартин признался в том, что хотел “закрыть рты глупцам”, которые сказали ему, что Пророк запоминает и потом повторяет предложения.

Как кажется, Джозеф тоже иногда вынимал нефийские камни из оправ, которые держали их как очки, и использовал их по отдельности. Иногда, пока Джозеф переводил 116 страниц с Мартином Харрисом, он “для удобства” использовал свой белый провидческий камень; впоследствии свидетели подтвердили, что он также использовал коричневый провидческий камень.

Мормонские художники изображают перевод Книги Мормона по-своему, и критики задаются вопросом о том, почему в мормонском искусстве нет изображения Пророка, уткнувшегося лицом в свой головной убор. Но у художников свои правила. Они могут изображать исторические события так, как считают нужным.

Джозеф Смит стал провидцем, которому не требовался провидческий камень

После июня 1829 года Джозеф больше не использовал истолкователи или провидческий камень будь то для перевода или для получения откровения.

После своего крещения, получения Святого Духа и посвящения в священство Мелхиседеково, казалось, что для Джозефа отпала необходимость прибегать к помощи камней (Марк Ашурст-Макги, Путь к пророчеству: Джозеф Смит-младший как деревенский провидец и иудейско-христианский пророк, , сс. 334-337).

Благодаря божественному обучению, он научился получать непосредственное откровение – Господь, “строка по строке”, уводил его (окруженного верой в пророчество и предвидение) к более яркому свету, знанию и силе. Эта точка зрения подтверждается Орсоном Праттом, который наблюдал перевод Нового Завета и задавался вопросом о том, почему больше не используются провидческие камни/истолкователи:

Пока эта мысль пронеслась в голове говорящего, Джозеф, как будто прочитав его мысли, взглянул на него и объяснил, что Господь дал ему Урим и Туммим, когда у него не было опыта с Духом вдохновения. Но сейчас он настолько продвинулся, что понимал все проявления этого Духа и не нуждался в помощи прибора (Орсон Пратт, Лекции в Бригам-Сити, 27 июня 1874 г., процит. в лекции Орсона Пратта, Двухдневная встреча в Бригам-Сити, Millennial Star (11 августа 1874 г.), сс. 498–499).

Где сейчас провидческие камни?

После потери 116 страниц нефийские истолкователи были взяты обратно Моронием, и вновь увидеть их довелось только трем свидетелям. Один из провидческих камней находился у Оливера Каудери, и сейчас этот, а также другой камень, возможно, находятся у Первого Президентства Церкви (Марк Ашурст-Макги, Путь к пророчеству: Джозеф Смит-младший как деревенский провидец и иудейско-христианский пророк, , стр. 230).

Почему использование провидческого камня в головном уборе Джозефа опровергает обвинения в плагиате?

В самом начале Джозеф использовал для перевода истолкователи (что было затруднительно, так как два камня были расположены с большим промежутком друг от друга). Их забрал Мороний после потери 116 страниц, и Джозефу пришлось полагаться на провидческие камни.

Когда Джозеф использовал истолкователи, между ним и его писцом находилась занавесь, в которой не было необходимости, когда камень находился в головном уборе Джозефа. Тогда писцы видели, что Джозеф не использует ничего кроме пластин, и что у него нет книг, из которых он копирует материал. Все делалось в открытую.

Джозеф сидел у всех на виду и диктовал текст Книги Мормона Оливеру, при этом глядя на истолкователь, помещенный в его головной убор. Теперь, вместо “Джозефа-плагиатора”, тем, кто хочет предоставить альтернативное объяснение перевода, придется заменить его на “Джозефа-плагиатора с фотографической памятью”. Это особенно значимо в случае с библейскими отрывками, которые содержатся в Книге Мормона, и которые повторяют текстовую структуру Библии. Никто не видел, чтобы Джозеф сверялся с Библией, когда он диктовал текст Книги Мормона. Следовательно, стоит предположить, что Джозеф либо сверялся с Библией, когда его никто не видел, и запоминал текст, либо согласиться с тем, что текст давался ему по мере диктовки.

Сегодня мы ищем большего, чем нам на самом деле нужно… если нам более интересны физические размеры креста, чем то, что сделал Иисус, или когда мы пренебрегаем словами Алмы, сказанными им о вере, потому что мы слишком заинтригованы заслоняющим свет головным убором, который Джозеф Смит использовал при переводе Книги Мормона. Пренебрегать сущностью, при этом сосредоточившись на процессе – еще одно проявление того, когда мы ищем большего, чем нужно (Нил А. Максвел, “Не Моя воля”).

Назначение

См. также: Наперсник

«Урим и туммим» были жребием, одним из трёх, наряду со сновидениями (1Цар. 28:6) и пророчествами, дозволенных способов предсказания будущего во времена становления еврейского народа. Первое серьёзное применение этого жребия изложено в книге Иисуса Навина (Нав. 7), есть предположение что форма поиска виновного в преступлении (перебор подозреваемых по одному) соответствовала использованию этого жребия.

Наиболее позднее упоминание об «урим и туммим» относится ко времени Давида (однако ср. Ос. 3:4); после этого предсказания от имени Бога делались исключительно пророками. По возвращении из вавилонского пленения, когда использование урим и туммим прекратилось, решение сложных вопросов откладывалось, «доколе не восстанет священник с урим и туммим» (Езд. 2:63), также см. Неем. 7:65.

Некоторые исследователи усматривают в Септуагинте в 1Цар. 14:41 (текст Библии на иврите отличен от этой греческой версии) пример использования урим и туммим: «И сказал Саул: Господи, Боже Израилев! Почему не дашь Ты сегодня ответа своим слугам? Если вина на мне, дай урим, а если вина на Твоем народе Израиля, дай туммим». Употребление глаголов הפיל и נלקד применительно к урим и туммим позволяет заключить, что это был своего рода жребий (т.е. камешки или палочки).

Этимология

Значение слов ивр. ‏אוּרִים וְתֻמִּים‏‎ не совсем ясно. Возможные варианты перевода: «светы и совершенства», в Септуагинте — δήλωσις καὶ ἀλήθεια («свидетельство, сообщение, доказательство, память» и «истина, правда»), в Вульгате — doctrina et veritas («учение и истина»), в церковнославянском переводе Библии — «явленіе и истина», в синодальном переводе — «урим и туммим».

Урим (букв. ‘светы’ от «ор» ‘свет’) упоминается в Библии (Исх. 28:30; Лев. 8:8; Чис. 27:21; Втор. 33:8; 1Цар. 28:6; Езд. 2:63; Неем. 7:65; Сир. 33:3; Сир. 45:12) — у толкователей нет определенного мнения о значении выражения «урим и туммим» (в трех местах, видимо, только с целью сокращения, употреблено только одно слово «урим»). Ясно, урим и туммим не были какими-то отдельными предметами, ибо нигде не сказано об их изготовлении, как сказано о всех других Исх. 28:2—29, 31—43), но сказано только об их «возложении» Исх. 28:30).

Можно предположить, что урим и туммим означает некую возможность (способность) вопрошать и разуметь волю Божию. Некоторые полагают, это выражение отражало понятие «жребий», поскольку слова «урим» и «туммим» на иврите начинаются: первое — на первую букву алфавита (алеф), а второе — на последнюю (тав). Проповедники, изучающие лингвистическую составляющую библейских писаний, видят в их значении прямое указание Бога на характеризующие Его волю слова — «альфа и омега». Связывалась такая возможность с наперсником, хотя воля Божия испрашивалась также и через посредство ефода (1Цар. 23:9—12; 30:7—8).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *