Уж невтерпеж

Содержание

Правописание наречий: когда пишем мягкий знак.

Правило первое: на конце наречий после шипящих пишется мягкий знак, кроме трех исключений: УЖ, ЗАМУЖ, НЕВТЕРПЕЖ.

Правило второе: на конце наречий мягкий знак после букв Ш и Ч пишется, а после буквы Ж не пишется, кроме одного слова- исключения НАСТЕЖЬ.

Предположим, нам надо решить, нужен или не нужен мягкий знак на конце слова ПРОЧ_.

Рассуждая по первому правилу, мы должны лишь проверить, нет ли нашего слова среди исключений, и если нет — поставить мягкий знак. Слово ПРОЧЬ — не исключение, следовательно, пишется с мягким знаком.

Образец рассуждения по первому правилу:

Рассуждая по второму правилу, мы должны посмотреть, какая шипящая на конце. Если это буква Ш или Ч, то мягкий знак нужен; если это буква Ж (кроме слова НАСТЕЖЬ), то не нужен. В нашем слове на конце буква Ч, значит, слово ПРОЧЬ пишется с мягким знаком.

Образец рассуждения по второму правилу:

Оба правила приводят к одному и тому же результату.

При изучении наречий многие учащиеся сталкиваются с такой проблемой как написание О и А в конце наречий. Правописание наречий в этом случае зависит от той или иной приставки в слове. В данной статье рассмотрены основы правописания наречий с суффиксами -о и –а, с приведением примеров.

Особенности правописания О А на конце наречий

В русском языке правописание букв о и а на конце наречий зависит от того, с какой приставкой пишется слово:

Прочитай теоретический материал учебника на стр. 213,214.

Для закрепления изученного материала выполните тренировочные упражнения 246, 249, 251,253, 255 по учебнику

В Качаловском театре показали грустного Гоголя

Фото: Олег Тихонов

Последней премьерой уходящего года в Качаловском театре стала «Женитьба» Николая Васильевича Гоголя. Спектакль, поставленный Ильей Славутским, идет на малой сцене, и это максимальное приближение к зрителю усложнило задачу актеров.

«Женитьба» «женихов»

Гоголь писал «Женитьбу» долго — 9 лет, отвлекаясь на «Ревизора». Поначалу, по его замыслу, действие разворачивалось в деревне, в среде помещиков, и комедия называлась «Женихи». Позже автор перенес действие в Санкт-Петербург, а невесту сделал купчихой. И название поменял на «Женитьбу».

Премьера «Женитьбы» прошла в 1842 году в Александринском театре, а через год — в Малом. Обе постановки не имели большого успеха, хотя в Малом в роли Подколесина выступил Михаил Щепкин. Причина не неудачи, а именно неуспеха, крылась, скорее всего, в том, что в «Женитьбе» Гоголь несколько опередил зрительские вкусы. Ведь «Женитьба» при всех признаках бытового сюжета все же включает и элементы фарса, и сарказм, и те самые невидимые миру слезы, которые прячутся за смехом. Иначе Гоголь не был бы Гоголем. В этой своей пьесе Гоголь как бы предварил Островского, чье время еще не пришло.

Дальнейшая сценическая судьба «Женитьбы» сложилась очень благополучно, и спектакль по этой гоголевской пьесе есть в репертуаре многих театров. Действительно, пьеса очень «актерская», образы выписаны автором так выпукло, с такой иронией, что неудача при воплощении артистом практически исключается.

«Женитьба» в Качаловском театре — стильный спектакль, который не очень привязан к определенному историческому периоду. Он словно вне времени. Это «совершенно невероятное событие» могло произойти в любое время и в любом месте.

Кресло-качалка и разбросанные по полу подушки, а затем в доме у Агафьи Тихоновны несколько стульев — вот и все скромное оформление спектакля

На малой сцене нет занавеса, и когда зритель входит в зал, в кресле-качалке мирно дремлет некий господин, закрыв лицо газетой, у ног его спит еще один. Это Подколесин (Илья Петров) и его слуга Степан (Владимир Леонтьев). Итак, кресло-качалка и разбросанные по полу подушки, а затем в доме у Агафьи Тихоновны несколько стульев — вот и все скромное оформление спектакля (сценограф Игорь Четвертков). Правда, есть еще задник, расписанный в духе Гоголя, то есть весьма фантасмагорично.

Костюмы в спектакле (художник Елена Четверткова) тоже условны, автор не копирует одежду определенного периода позапрошлого века. Обращает на себя внимание одна деталь — зонты, с которыми появляются персонажи. Это некий символ неустойчивости и неопределенности. Словно сейчас подует «ветер перемен», и в окно прыгать будет не нужно. Можно просто улететь. Улететь от этой скучной и какой-то нерадостной жизни.

«Без любви жить холодно»

Илья Славутский ставит спектакль про одиночество — фатальное, захлестывающее. Про одинокие, потерянные глаза Агафьи Тихоновны (Елена Ряшина), которая хочет не мужа-дворянина, а просто мужа, просто живую душу рядом. Эта перезрелая (по тем временам) одинокая богатая барышня ищет любви, сама, возможно, не осознавая и не давая себе отчета в этом. Потому что, как через несколько десятилетий скажет одна из героинь Островского, «без любви жить холодно».

Костюмы в спектакле тоже условны, автор не копирует одежду определенного периода позапрошлого века

Режиссер спектакля хорошо чувствует Гоголя, его особую поэтику, его боль за «маленького человека». И женихи, приходящие к Агафье Тихоновне, хотя они и ловцы приданого, в спектакле качаловцев — вполне милые, одинокие люди. И хотя мы смеемся над ними, но и сострадаем им тоже. Сострадаем их наиву, как у Анучкина (Алексей Захаров), даже нахрапу, как у Яичницы (Александр Малинин).

«Суждены им благие порывы, но свершить ничего не дано», — вот фраза, которая многое объясняет и в пьесе Гоголя, и в спектакле Ильи Славутского. Подколесин — это вариация на тему Обломова. Его первое появление — в халате, в кресле-качалке — вот подсказка. Для него есть вещь, пострашнее одиночества, — это перемена жизни, ему «свершить ничего не дано».

Когда он понимает, что нужно сделать шаг, что женитьба — это навсегда, и жизнь будет совсем иная, ему становится страшно, все новое пугает. Уж лучше позорно бежать — в окно, на извозчике за гривенник. Жаль, что Илья Петров не очень точно передает этот момент понимания угрозы новой жизни у Подколесина, этой привычной для него рефлексии. Впрочем, возможно, в последующих спектаклях ситуация изменится.

«Женитьба» — это россыпь прекрасных актерских работ

«Женитьба» — второй спектакль Ильи Славутского-режиссера. Уже в первой его постановке — в «Мышеловке» Агаты Кристи (прямо скажем, в не самом топовом драматургическом материале) обнаружилась одна из сильных его сторон: он очень хорошо умеет раскрыть актера. Вот и «Женитьба» — это россыпь прекрасных актерских работ. От Агафьи Тихоновны, Кочкарева (Марат Голубев), свахи (Надежда Ешкилева) до крошечной, практически без слов, роли Дуняшки (очень заразительная Алена Козлова).

Но есть две актерские работы, которые стоит выделить особенно. Это купец Стариков (Илья Скрябин) и морской волк Жевакин (Виктор Шестаков). И если у Скрябина (очень выросшего профессионально за последние несколько сезонов) герой обладает всей полнотой мужского обаяния, некой харизмой надежности и правильности, в нем есть и мужская щедрость, и трогательная застенчивая влюбленность, то Шестаков показывает квинтэссенцию гротеска. В Жевакине так легко переиграть, сбиться на комикование, но нет! Шестаков точен, органичен, его гротеск «породист». Его Жевакин так смешон и самоуверен, что его хочется пожалеть.

Нельзя сказать, что Илья Славутский поставил смешной спектакль, хотя зритель, конечно, временами смеется. Но когда взгляд спотыкается о потерянные глаза Агафьи Тихоновны, смеяться не хочется. Когда уходят изгнанные женихи, тоже как-то не очень весело. Но временами все же смеемся, это правда. Над чем? Над собой, наверное.

1/25

  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов

Татьяна Мамаева, фото Олега Тихонова Мероприятия

И после ц

  1. 1. Цыган. Греческого происхождения. Когда кочевые таборы добрались до средневекового государства Византия, там существовала таинственная религиозная секта. Звали этих раскольников «атсинганами». Эти люди были христианами, но имели репутацию колдунов и предсказателей будущего. Официальная церковь сумела подавить секту, но к этому времени их имя по ассоциации «приклеилось» к кочевому народу. Ведь цыганки гадали и ворожили. То есть их занятия были примерно такого же свойства.
  1. На цыпочках. Словенское – cipati (неуклюже идти). В русском языке слово употребляется с начала XII в., однако не исключено, что появилось оно намного раньше. Это слово во многих славянских языках появилось почти одновременно и имело сходные значения: «слабо топать ногами», «тихо красться следом» и т.п.
  2. 4. Цыц. От слова цыкать, имеет значение «тише».

О, ё после шипящих

  1. Дирижер. Собственно русское образование начала XIX века от глагола дирижировать, которое заимствовано из французского dirigerвосходит к латинскому dirigere (см. директор).
  2. Ещё. Происхождение неясно. Возможно, словоещёисконно являлось безударной частицей, в которой по правилу писалось ё. И уже потом это слово приобрело значение «большее» и стало наречием. А правописание сохранилось. Но, возможно, от упрощения edske, имеющего значение «снова, опять».
  3. Жокей. Заимствовано из французского языка в первой четверти XIXвека. Французское jockey восходит к английскому jockey-а это ставшее нарицательным уменьшительное от Jacob имя Jockey, соответствующее нашему Яшка.
  4. Капюшон. Заимствовано из итальянского языка в XVIII веке, имеет значение «шапка, вид головного убора».
  5. Крыжовник. Заимствовано в XVII веке из польского языка, буквальное значение – «Христов терн». Этимологически в этом слове выделяются два суффикса: -ов-, -ник-. В современном русском языке, где слово крыж ушло в пассивный запас, корень сросся с суффиксом -ов-.
  6. Мажор. Происходит от лат.major»больший, старший», сравнительная степень от magnus «большой». Русск. мажор заимствовано черезитальянское maggiore или французское majeur «большой».
  7. Трущоба. Производное от труща (которое является производным от труск (хворост, хруст)), буквально — «лес с валежником или буреломом». Слово образовано с помощью суффикса-об-.
  8. Трещотка. Образовано от общеславянского слова треск, которое образовалось от звукоподражания tre.
  9. Учёба. Образовано от глагола учиться. Глагол образован от праславянского слова učiti, имеющего значение упражнять, привыкать (в соотношении с родственными иностранными синонимами).
  10. Шовинизм. От имени наполеоновского солдата Николя Шовена.
  11. Шов. Производное от общеславянского шити.
  12. Шок. Заимствовано из французского языка в XIX веке. Имеет значение «удар, потрясение».
  13. Шомпол. Производное от немецкого слова Stempel.
  14. Шорох. Производное от звукоподражания шер.
  15. Шоры. Заимствовано из польского языка, где имеет значение «сбруя, упряжь».
  16. Шорты. Заимствовано из английского языка, где имеет значение «короткие брюки».
  17. 17. Шоссе. Заимствовано из французского языка, где имеет значение «усыпанная известняком» (дорога), иностранный эквивалент — однокоренной к слову кальций.
  18. Шофер. Заимствовано из французского языка в XX веке, на родине имеет значение «кочегар». Новое значение появилось с развитием автотранспорта.
  19. Чащоба. Производное от слов чаща, частый. Оно имеет кореньчащи суффикс -об-.

Чередующиеся е — и, о — а в корне слова

8.. Чета. От слова четный. Первоначально имело значение «группа определенного числа», затем — «толпа, отряд».

Причастия

  1. 1. Жеваный. От слова жевать, имеющего праславянские корни и означающего «двигать челюстями».
  2. Кованый. От слова ковать, имеющего праславянские корни
  3. 3. Раненый. От слова рана, родственного древнеиндийскому слову vranás (щель, трещина), арабскому vras (убиваю), буквальное значение — след от удара.

Прилагательные

  1. 1. Деревянный. От слова общеславянского дерево, имеющего корни в слове драть. Слово писались так:дерев-ян-ьн-ный.Но в связи с исчезновением сверхкраткого звука ь ударение перешло на предшествующий слог и здесь закрепилось, возникло новое слово деревянный.
  2. Ветреный. От слова индоевропейского ветер, имеющего происхождение от «дуть, веять». В древнерусском языке оно относилось к отглагольным прилагательным, образованным от глагола несовершенного вида ветрить,и писалось с однимн, а как только добавлялась приставка (безветренный), слово писалось с двумя буквами – нн. Сегодня слово ветреный перешло в прилагательные, однако сохранило свое старое написание.
  3. 3. Оловянный. От слова олово, название которого происходит от цвета металла (латинское albus — «белый», греческое alphas – белый).Слово писались так: , олов-ян-ьн-ный Но в связи с исчезновением сверхкраткого звука ь ударение перешло на предшествующий слог и здесь закрепилось, возникли новые слова деревянный, оловянный.
  4. Подлинный — это слово произошло от слова длина, которым называли кнут, этими кнутами выбивали из людей правду при порке, а вторая буква образована суффиксальным способом.
  5. Стеклянный. От слова стекло, заимствованного с готского языка (stikls— «кубок, рог для питья»), первоначально имело значение «сосуд для питья», затем — «материал, из которого эти сосуды делаются». Стеклянный сохранило старое ударение на суффиксе и одновременно с этим оставило «усиленное н».
  6. 6. Январский. От слова январь, имеющего латинские корни, производного от имени древнеримского бога времени и мира Януса, которому был посвящен месяц.

Правописание ы-и, у-ю после шипящих

  1. Брошюра. По-французски brochure- «сшитая» (от глагола brocher «сшивать»). В русский язык проникло в начале XIX века.
  2. 2. Жюри. Заимствовано из французского языка во второй половине XIX века, первоначально в значении «суд присяжных». Французское jury, английское jury в конечном счете восходят к латинскому ius, iuris «право», т.е. того же корня, что и юрист, юстиция.

Мягкий знак после шипящих в наречиях

  1. Уж, замуж, невтерпеж. Эти наречия произошли от существительныхуж, терпеж, муж, которые относятся ко второму склонению и пишутся без мягкого знака.
  2. Настежьобразовано от предлога на и существительного второго склонения стеж (устар.) – «крюк, столб», однако это слово не стало исключением и пишется с мягким знаком.

Суффиксы страдательных причастий настоящего времени

Движимый. Данное причастие образовано от старинного глагола движити, относившегося ко второму спряжению, а значит, и пишется причастие с суффиксом -им-.

Правописание гласных и согласных в приставках

Мягкий знак в глаголах повелительного наклонения

Ляг стало исключением благодаря своей твердой согласной на конце. Но мягкие заднеязычные не могут стоять в конце слов: в норме они так не употребляются.

Падежи

Иван родил девчонку,

Велел тащить пеленку

Этот мнемостих помогает запомнить последовательность падежей. Иван — именительный, родил — родительный, девчонку — дательный, велел — винительный, тащить — творительный, пеленку — предложный.

Спряжение глаголов

Стихотворение, состоящее из глаголов-исключений II спряжения, то есть таких, в личных окончаниях которых пишется И, а не Е, в школе учили все. Правда, в разных вариациях. Вот некоторые из них:

Гнать, держать, смотреть и видеть,

Дышать, слышать, ненавидеть,

И обидеть, и терпеть, и зависеть, и вертеть.

Гнать, держать, смотреть и видеть,

Дышать, слышать, ненавидеть,

И зависеть, и вертеть,

И обидеть, и терпеть —

Вы запомните, друзья,

Их на Е спрягать нельзя.

Таким образом: гонИшь, держИшь, смотрИшь и т. д.

Чередование гласных в корне

Что, например, может быть проще «правила ослика Иа»? Звучит оно так: если за корнем суффикс А, в корне пиши И. Например, блИстАть, но блЕстЕть.

Оно справедливо для всех случаев, когда есть чередование Е-И (раздирать — раздерут, расстилать — расстелет, умирать — умереть).

А также запоминаем фразы:

♦ Предложил прикоснуться к выращенному скакуну.

♦ Выровняв спину, обмакнув перо в чернильницу, решил уравнение и промокнул его промокашкой.

♦ Для загара загорал и сгорел на пляже.

♦ Зоревал («зоревать» – не спать на заре) на зорьке, и настигло озарение при виде зари, зарницы и зарева.

♦ Еще в подростковом возрасте ростовщик Ростислав из Ростова купил росток на вырост и превратил его в отрасль.

♦ Скачок – и я скачу. Скачи за мной!

♦ Во время бракосочетания дочери супружеская чета увидела, как не сочетается цвет рубашки с цветом галстука жениха, и от возмущения не могла произнести ни слова, ни словосочетания.

Гласные и согласные в корне

♦ Цыган на цыпочках подошел к цыпленку и цыкнул: «Цыц!».

♦ Темнолицый цыган держал в руках куцый лисицын хвост для своей сестрицы.

♦ Мэр, пэр, и сэр увлекались пленэром (живопись на открытом воздухе) и боялись рэкета.

♦ Здесь должно быть здание с вывеской «Здоровье» , но ни зги не видно.

♦ Бессчётно повторяю: «Не рассчитывай на расчёт расчётливого».

♦ Муха-цокотуха цокотала на цокольном этаже.

Розыск

Розыскник из розыскного отдела разыскивал человека, разыгравшего группу «Розыгрыш». Он расспрашивал свидетелей, но не верил их россказням. Розданный фоторобот помог задержать «шутника».

Непроизносимые согласные в корне

Не чудесно, не прекрасно, а ужасно и опасно букву Т писать напрасно — в этой фразе собрано пять слов, где НЕ пишется Т между С и Н.

О и Е после шипящих

У девчонки чужой парчовый башмачок — нехорошо / Бережёт перчёную тушёнку на ночёвку — эти мнемофразы помогают запомнить самые распространенные слова, где под ударением путают О и Ё. Под ударением после шипящих пишется О и Ё.

Запомним фразы и тексты:

♦ Дирижёр, ретушёр, и монтажёр заказали у стажёра-коммивояжёра (известного всем ухажёра) тренажёр и массажёр.

♦ Причём он всегда говорит, что его ругают почём зря, а ему все нипочём.

♦ Девчонка и мальчонка встретили ежонка и медвежонка, волчонка и зайчонка, галчонка и лягушонка.

♦ Было свежо, он говорил горячо, но общо.

♦ Вечор (наречие) пришли мы на вечёрку.

♦ В лес собрались с ночёвкой, взяли тушёнку с пшёнкой, сгущёнку, печёнку и разные копчёности.

♦ Мы занимались растушёвкой, размежёвкой и раскорчёвкой.

♦ Грушевый сок за грошовые цены.

♦ При изжоге пей боржоми.

♦ Углежог (рабочая профессия) совершил поджог.

♦ Бечёвка – это веревка.

Сказка об О,

Или Пикник на ранчо

По речонке на джонке плыли

жонглер – пижон,

жокей – жох,

шорник – шовинист.

А по шоссе, мимо чащоб и трущоб, мчался шофер по кличке Джоуль. Вез он мажордома и шоумена Жору – известного обжору.

Все собрались на ранчо чопорных шотландских княжон.

После дороги напал жор. Ели все: шоколад, анчоусы, артишок, крыжовник. Чокались крюшоном и боржоми. Даже шорникзабыл об изжоге и ожоге, полученном во время поджога конюшни.

Настроение у гостей было мажорное. Все загорали, были в одних шортах, только чопорная княжна была в бесшовном пончо из креп-жоржета и от солнца закрывалась капюшоном.

Жонглер жонглировал шомполами, нанизывал на них шоры. Шоумен играл на трещотке. И вдруг в тишине раздался шорох. Это лопнул шов на шортах у жокея.

Шотландка была в шоке.

Дефисы или их отсутствие. Разбирамся при помощи длинного слова автомотовелофототелерадиомонтер. Оно поможет запомнить, что приставки авто-, мото-, вело-, фото-, теле-, радио- пишутся слитно.

Наречия

Уж замуж невтерпеж — мнемофраза для запоминания наречий БЕЗ мягкого знака.

♦ Стало невмочь, потому что ты любишь лишь царскую дочь.

♦ Лишь откроешь ты настежь окно, ночь и тишь там всегда заодно

Примечание: Сейчас фразу можно было бы усовершенствовать, добавив к наречиям имя собственное: «Наташ / Маш / Даш / Ксюш, уж замуж невтерпеж!» Слишком многие в последнее время зачем-то снабжают эти имена мягким знаком и пишут с ошибкой: «Наташь, привет!»

Он от гнева напрочь забыл обо всем, стало невмочь, ударил друга наотмашь, тот упал навзничь, потом встал и бросился прочь, подбежал к окну, открыл его настежь и вскачь помчался по саду, где была сплошь одна крапива.

Повтори эту фразу точь-в-точь.

Одна или две буквы Н в суффиксах прилагательных

Тут работает «правило окна», на которое надо бросить взгляд, и все сразу станет ясно:

В окне СТЕКЛЯННОЕ стекло, ДЕРЕВЯННАЯ рама и ОЛОВЯННЫЕ шпингалеты и ручки.

Юный извозчик

Юный извозчик, чуть пьяный и румяный от мороза, на рьяном буланом коне вез пряную свиную тушёнку в зеленых и багряно-синих коробках.

Ветреный гусар

Не то на вороном, не то на буланом коне ветреный гусар непрошеным и незваным гостем влетел в гостиную залу, где кружили в вальсе посаженый отец и юная невеста.

Н-НН у существительных

♦ Труженице гостиницы на масленицу подарили румяна и пудреницу, угостили пряником и вареником.

♦ Дружинник поймал мошенника, укравшего подлинники искусства у священника-избранника бесприданницы

Стилистика представлена прежде всего знаменитым «Одеть Надежду, надеть одежду». Эта мнемофраза помогает запомнить, когда надо говорить «надеть», а когда — «одеть»: одеть — кого-то, надеть — что-то.

Примечание: многие лингвисты в отличие от граммар-наци относятся к путающим эти глаголы толерантно и склоняются к тому, что скоро смысловая разница между этими паронимами сотрется, а употребление «одеть» вместо «надеть» не будет считаться грубой ошибкой.

Орфоэпия

Не говори «катАлог»,

А только «каталОг».

А твОрог?

Можно твОрог,

А можно и творОг.

Долго ели тОрты —

Не налезли шОрты.

Есть и более сложные:

ПринЯв договОр по годАм,

Он Отдал экспЕртам эскОрта

ХодАтайство аэропОрта.

Сводный «хор» мнемостихов

Русские слова с жи, ши

Через и всегда пиши.

И, конечно, ча и ща

Мы напишем с буквой а.

Ну, а жу, щу, шу и чу,

Я серьёзно, не шучу,

С буквой у всегда дружны.

И заметить мы должны,

В иностранных лишь словах

ю встречается в корнях:

Парашют, жюри, брошюра –

Вот такая в них структура.

Жюри, брошюра, парашют –

В дружбе только с Ю живут.

Шорох, чокаться, трущоба,

Шов, крыжовник и чащоба,

Шорты, пончо, капюшон,

Чопорный, жокей, пижон,

Плюс трещотка, жор, мажор,

И изжога, и боржом,

А ещё жонглер, обжора,

Шомпол, шок, чох, шоу, шоры,

Шоколад, шоссе, шофер –

Вот почти и весь набор.

Все слова напишем с О-

Их запомнить нелегко.

ЦЫпленок встал на цЫпочки и цЫц сказал цЫгану.

Цыганенок цыкнул: «Цыц!»-

И цыплята пали ниц.

На цыпочки все встали

И «Цыганочку» сплясали.

Вот солдатик оловянный

Взял топорик деревянный

И построил дом стеклянный,

В нем ни потолка, ни стен,

И живут две буквы «Н».

Посмотрите на окно:

В окне стеклянное стекло,

Рамы деревянные,

Ручки оловянные.

УЧЕНИКИ ИССЛЕДУЮТ

Здравствуйте, уважаемая редакция!
В последнее время часто говорят о так называемой реформе языка, в частности, об исключениях из орфографических правил, которые мы, ученики, вынуждены заучивать наизусть, не вдумываясь, а почему данная группа слов стала исключениями из правил. Меня заинтересовала данная тема еще в 10-м классе, и я буду благодарна, если вы прочтете (а если сочтете нужным, и опубликуете) собранный материал.
На мой взгляд, любознательному ученику будет намного интереснее узнать об исторических процессах, происходивших в языке, чем машинально зазубривать слова-исключения, и мое небольшое исследование может помочь в этом.

С уважением,

МАЛАХОВА Ирина, 11-й класс, средняя школа № 2, г. Лесосибирск, Красноярский край

Изучая орфографические правила на уроках русского языка, мы нередко сталкиваемся с исключениями из правил, которые машинально заучиваем, не задумываясь о природе их происхождения. И учителя этот феномен русской орфографии не объясняют, а просто предлагают как факт. Меня же заинтересовали причины возникновения слов-исключений в русской орфографии. Думается, что данный материал можно использовать учителям-словесникам на уроках русского языка, так как знание исторических процессов в развитии языка необходимо для более успешного обучения.

Предлагаю небольшой исторический комментарий, который мне удалось найти в различных научных трудах.

Орфограмма: и, а, у после шипящих.

Ярким примером исторического правописания в русском языке является буква и после согласных ж, ш. Мы говорим жы, шы, но пишем жи, ши, потому что так произносились эти сочетания на заре нашей письменности, когда согласные ж, ш были мягкими. И только три слова: жюри, брошюра, парашют, следуя транслитерационному принципу, пишутся через ю. В написании этих слов отражено и французское произношение и написание: жюри – jury, брошюра – brochure, парашют – parachute. Если бы эти слова были еще в древнерусском языке, то их написание целиком и полностью отражало бы традиционный принцип русской орфографии, так как ж, ш были мягкими. Но эти слова пришли к нам в XIX веке, когда ж, ш уже отвердели, и стали исключениями из правила.

Орфограмма: буквы о – ё после шипящих в корне слова.

Напомним, что в школьных учебниках данное правило звучит так: «В корне после шипящих под ударением пишется ё, а не о. Слова-исключения: шорох, крыжовник, шов, капюшон и т.д.». Но если проследить механизм работы данного правила, то убеждаешься, что буква е – ё пишется тогда, когда ударение в слове на этом слоге непостоянно и при образовании новых слов переходит на другой слог: жёваный – жевать, жёны – жена, чёлка – чело и т.д. А в таких словах, как шорох, шов, чокаться, обжора, прожорливый, корневой слог при всех изменениях слова остается ударным и о не чередуется с ё. (Об этом, кстати, говорят такие ученые, как К.И. Былинский, Д.Э. Розенталь и др.)

Не следует ли поменять формулировку данного правила в школьных учебниках: «В корне после шипящих пишется ё, когда ударение на корне непостоянно; и пишется о, если корень остается ударным при всех изменениях слова»? Тогда ученикам не нужно будет запоминать огромное количество слов, которые попали в разряд исключений.

А что же делать с такими словами, как шофер, шоссе, шоколад, жонглер и т.д., которые тоже почему-то рассматриваются составителями школьных учебников в этом правиле?

Они все иноязычные и пишутся в соответствии с транслитерационным принципом, попадая в разряд словарных слов.

И все же отдельно хочется рассказать еще о трех словах, так как их этимология вызывает особый интерес: крыжовник, чащоба, трущоба.

Крыжовник. Этимологически в этом слове выделяются два суффикса: -ов-, -ник-. В современном русском языке, где слово крыж ушло в пассивный запас, корень сросся с суффиксом -ов-. Это и заставляет заучивать данное слово как исключение, в то время как в нем последовательно выдерживается правило написания о – ё в суффиксах после шипящих.

Трущоба. Слово также образовано с помощью суффикса -об- от несохранившегося труща – «хворост, треск». Значит, и здесь применимо правило «О – ё в суффиксах после шипящих».
Такому же принципу подчиняется и слово чащоба, образованное от хорошо известного нам слова чаща. Оно имеет корень чащ и суффикс -об-.

Конечно, в современном русском языке мы никак не соотносим слова трущоба и треск, крыжовник и крыж, и, возможно, здесь произошло опрощение. Но к слову чащоба мы до сих пор подбираем однокоренное чаща. Уместно ли тогда здесь применять правило «Буквы о – ё после шипящих в корне слова»?

Орфограмма: буквы и – ы после ц.

Написание букв и – ы после ц сложилось стихийно, но впоследствии эти написания прикрепились к определенным морфемам. Написание ци в корне – историческое явление. Слова с таким буквосочетанием являются обычно иноязычными. После ц пишется и в соответствии с мягким или полумягким произношением тех звуков, которые передаются в русском языке буквой ц, например: цивилизация из лат. сivilis, цитата – лат. citatum. В русском же языке буква ц передает твердый звук, после которого может произноситься только , но не . Поскольку заимствованных слов с ци в корне подавляющее большинство, то русские слова с цы в корне (цыган, на цыпочках, цыпленок, цыкнуть, цыц) попали в исключения.

Парадокс! Но в русской орфографии исключениями стали собственно русские слова.

Орфограмма: буквы е – и в личных окончаниях глаголов.

В древнерусском языке глаголы делились на 4 тематических класса. К глаголам четвертого класса относились глаголы с нулевым суффиксом в основе настоящего времени и с суффиксом -и- в инфинитиве, а также с основой на ять () в инфинитиве, а после шипящих и йот на -а. Четвертый класс тематических глаголов относился ко второму спряжению!

Например:

обид-ти – обидиши;
вид-ти – видиши;
слыша-ти – слышиши.

Таким образом, глаголы слышать, видеть, ненавидеть, зависеть, терпеть, гнать, держать, дышать, обидеть, смотреть, вертеть изначально были глаголами второго спряжения. А современная формулировка правила «сделала» их исключениями.

Стелить. В современном русском языке имеются две формы этого глагола: стлать (1-е спряжение) и стелить (2-е спряжение). Но формы настоящего времени для обоих глаголов в литературном языке обычно употребляются общие: стелешь, стелет, стелют (то есть они изменяются по первому спряжению).

Других оснований для данной группы исключений мы не нашли.

Орфограмма: одна и две буквы н в прилагательных.

В русском языке последовательно происходили морфологические, словообразовательные и акцентологические изменения. Но только в трех словах – стеклянный, оловянный, деревянный – эти закономерности переплелись и дали удивительный результат.

Первоначально, в древний период все отыменные прилагательные образовывались с помощью суффиксов -ан- – -ян-, но при этом получали различное ударение. И уже от этих суффиксальных прилагательных могли возникнуть новые формы с дополнительным суффиксом -ьн-. По этому правилу слова писались так: дерев-ян-ьн-ный, олов-ян-ьн-ный. Но в связи с исчезновением сверхкраткого звука ь ударение перешло на предшествующий слог и здесь закрепилось, возникли новые слова деревянный, оловянный.

А прилагательное стеклянный, сохранив старое ударение на суффиксе, одновременно с этим оставило и «усиленное н» – и попало в разряд исключений. Это слово, даже получая суффикс -ьн-, никогда не переносило ударение на корень, потому что и корень у него состоял из сверхкраткого ъ: стькльнъ – все слово состояло из одних сверхкратких гласных. После утраты слабых сверхкратких слово стькльнъ дало форму стклен, которая настолько сложна для произношения, что не сохранилась в русском языке.

Происхождение слова-исключения ветреный прозрачно. В древнерусском языке оно относилось к отглагольным прилагательным, образованным от глагола несовершенного вида ветрить, и писалось с одним н, а как только добавлялась приставка (безветренный), слово писалось с двумя буквами – нн.

Сегодня слово ветреный перешло в прилагательные, однако сохранило свое старое написание.

Орфограмма: мягкий знак в глаголах повелительного наклонения.

В современном русском языке во втором лице единственного числа формы повелительного наклонения могут быть трех видов:

Таким образом, формы повелительного наклонения образуются от чистой основы настоящего и будущего простого времени с чередованием твердого согласного с мягким и от чистой основы плюс суффикс -и-.

А форма ляг стала исключением благодаря своей твердой согласной на конце. В этом случае звуковая материя оказывает сопротивление графической форме. Поставленный мягкий знак вызывает при чтении этой формы восприятие сочетания знаков гь. Между тем мягкие заднеязычные, как правило, не могут стоять в конце слов: в норме они так не употребляются. Иными словами, сюда «вмешивается» и произносительная норма русского языка – и слово произносится в соответствии с этой нормой.

Орфограмма: о – е после шипящих в наречиях.

Ещё. Мало кто знает, что слово ещё исконно являлось безударной частицей, в которой по правилу писалось ё. И уже потом это слово приобело значение «большее» и стало наречием. А правописание сохранилось.

Орфограмма: мягкий знак после шипящих в наречиях.

Объяснить исключения уж, замуж, невтерпеж можно следующим образом: эти наречия произошли от существительного уж, терпеж, муж, которые относятся ко второму склонению и пишутся без мягкого знака.

Интересен другой факт: наречие настежь образовано от предлога на и существительного второго склонения стеж (устар.) – «крюк, столб», однако это слово не стало исключением и пишется с мягким знаком.

Орфограмма: суффикс страдательных причастий настоящего времени.

Движимый. Данное причастие образовано от старинного глагола движити, относившегося ко второму спряжению, а значит, и пишется причастие с суффиксом -им-.

Орфограмма: чередующиеся корни.

Почему возникли исключения в этой орфограмме – об этом есть только отрывочные сведения.

Равнина. Равнина – это место горизонтально плоское, то есть все ее точки расположены на равном расстоянии от уровня моря.

Полог. По смыслу это слово уже не связывается с корнем лаг – лож.

Плав – плов. В написание вмешалось языковое чутье. В свое время появились сложносокращенные слова: плавкран, плавсредства с двумя ударениями. Если стали так говорить, то и писать слова стали с корнем плав (плавать, плавун). Так и была узаконена новая орфограмма.

К сожалению, поиски по данной теме на этом остановились, так как не удалось найти дополнительную информацию. Но и собранный материал мне кажется очень полезным.

Для работы с орфографическими правилами мы взяли учебник В.В. Бабайцевой, Л.Д. Чесноковой «Русский язык. Теория», учебники для 5–9-х классов, авторами которых являются М.Т. Баранов, Т.А. Ладыженская, а также учебное пособие «Русский язык» Д.Э. Розенталя для 10–11-х классов.

Литература

2. Граник Г.Г. Секреты орфографии / Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевая. М.: Просвещение, 1991.

4. Иванова В.Ф. Современный русский язык. Графика и орфография / В.Ф. Иванова. М.: Просвещение, 1966.

5. Иванова В.Ф. Принципы русской орфографии / В.Ф. Иванова. Л.: Изд. университета, 1977.

6. Колесов В. Стеклянный, оловянный, деревянный / В.Колесов // Русская речь. 1974. № 3.

7. Кузьмина С.М. Теория русской орфографии / С.М. Кузьмина. М.: Наука, 1981.

8. Панов М.В. Занимательная орфография / М.В. Панов. М.: Просвещение, 1984.

9. Пронина И.В. Изучение трудных слов с применением этимологического анализа / И.В. Пронина. М.: Просвещение, 1964.

10. Розенталь Д.Э. Вопросы русского правописания. Практическое руководство / Д.Э. Розенталь. МГУ, 1962.

11. Шанский Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка / Н.М. Шанский, В.В. Иванов, Т.В. Шанская. М.: Просвещение, 1975.

12. Щерба Л.В. Теория русского письма / Л.В. Щерба. Л.: Наука, 1983.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *