В м клыков

Российский художник. Скульптор. Народный и Заслуженный художник России. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Лауреат Государственных премий. Занимал должность председателя Союза русского народа. Являлся президентом Международного фонда славянской письменности и культуры. Известен благодаря своим работам по оформлению Детского музыкального театра и фигурой «бога торговли» Меркурия у Центра международной торговли.

Вячеслав Клыков родился 19 октября 1939 года в селе Мармыж, Курская область. Еще в детском возрасте увлекся рисованием. После окончания средней школы учился в Курском строительном техникуме, а в 1960 году поступил на художественно‑графический факультет Курского государственного педагогического института. Проучившись там два года перевелся на факультет скульптуры Московского художественного института имени Сурикова, который окончил в 1964 году.

С 1969 года Клыков входил в Союз художников СССР, его работы выставлены в Третьяковской галерее, в Русском музее. Первая известность к скульптору пришла после оформления им Центрального детского музыкального театра в 1979 году. Помимо этого, среди его работ, памятники: Велимиру Хлебникову на могиле поэта в деревне Ручьи, Николаю Рубцову в Тотьме, Константину Батюшкову в Вологде, Сергию Радонежскому в Радонеже, великой княгине Елизавете Федоровне в Москве, протопопу Аввакуму в селе Григорове Нижегородской области, Кириллу и Мефодию в Москве, Владимиру Святому в Херсонесе, маршалу Георгию Жукову в Москве.

В 1990-е годы Вячеслав Михайлович не сидел на месте. Экономическая ситуация в стране не коснулась гениального скульптора. В этот период появляются памятники: Николаю II в селе Тайнинском и Подольске, Петру I на площади Карла Маркса в Липецке, Илье Муромцу в Муроме, Александру Невскому в Курске, Святославу Игоревичу в селе Холки Белгородской области.

По проекту Клыкова в 1995 году с соавторами на поле под Прохоровкой установлен храм‑звонница в память битвы на Курской дуге. Вячеслав Михайлович также является автором скульптуры Меркурия перед зданием Центра международной торговли в Москве, монументального памятника (15‑метровый православный крест во славу русских воинов) в Курской области.

Вячеслав Клыков входил в Священный Синод Русской православной церкви, являлся членом Патриотического объединения «Память», Совета Российского Земского движения, Товарищества русских художников. Помимо этого избрался Президентом Международного фонда славянской письменности и культуры; президентом Славянского Экономического союза. Недолгое время Клыков входил в социально-патриотическое движение «Держава».

Клыков выступал главой Всероссийского Соборного Движения. Входил в редакционные коллегии газет «День», «Обозреватель». Занимал пост главного редактора журнала «Держава». До 2006 года являлся председателем Союза Русского Народа.

Для работ Клыкова характерен четкий обобщенный силуэт, а суровый стиль официального монументализма вытесняется в них карнавально-игровым началом. В более поздних работах — национально-романтическим пафосом.

Вячеслав Михайлович Клыков скончался 2 июня 2006 года в Москве от сердечной недостаточности. Похоронен Народный и Заслуженный художник России в родном селе.

Был женат, воспитал троих детей.

Награды Вячеслава Клыкова

Государственная премия СССР (1982) — за участие в оформлении здания МГАДМТ имени Н. И. Сац

Государственная премия РСФСР имени И. Е. Репина (1988) — за памятник К. Н. Батюшкову в Вологде

Золотая медаль АХ СССР (1989)

Золотая медаль (Гран-при) на международной выставке «Квадриеннале» в Любляне (1973),

Благодарность Президента Российской Федерации (14 августа 1995) — за активное участие в подготовке и проведении празднования 50-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов

Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (20 октября 1999 года) — за заслуги в области искусства

Заслуженный художник России

Народный художник Российской Федерации (20 октября 1999 года) — за большие заслуги в области изобразительного искусства

Творчество Вячеслава Клыкова

Скультуры

Памятник афонскому старцу архимандриту Ипполиту (Халину)
Крест-надгробие на могиле старца архимандрита Ипполита (Халина)
Надгробие Талицких на Новодевичьем кладбище
Фигура бога торговли Меркурия у Центра международной торговли в Москве
Памятник Николаю Рубцову в Тотьме
Памятник Константину Батюшкову в Вологде
Памятник св. Сергию Радонежскому в Радонеже
Памятник Александру Даргомыжскому в поселке Арсеньево (Тульская область)
Памятник Нечитайло в городе Сальске
Памятник великой княгине Елизавете Федоровне в Марфо-Мариинской обители в Москве
Памятник протопопу Аввакуму в селе Григорове Нижегородской области
Памятник Кириллу и Мефодию в Москве
Памятник Владимиру Святому в Херсонесе
Памятник Игорю Талькову на Ваганьковском кладбище
Памятник Сергию Радонежскому в Нови-Саде, Сербия
Надгробие Амирана и Отари Квантришвили на Ваганьковском кладбище
Храм-звонница в память битвы на Курской дуге на поле под Прохоровкой
Памятник Ивану Бунину в Орле
Памятник маршалу Жукову в Москве
Памятник Петру I на площади Петра Великого в Липецке
Памятник Николаю II в селе Тайнинском
Памятник Николаю II в Подольске
Памятник Владимиру Великому в Белгороде
Памятник Илье Муромцу в Муроме
Памятник маршалу Рокоссовскому в Курске
Памятник Александру Невскому в Курске
Памятник Федору Достоевскому в Старой Руссе
Памятник Александру Пушкину в Софии, Болгария
Памятник братьям Баташевым в Выксе
Памятник княгине Ольге в Пскове
Памятник святому Савве Сербскому в Белграде, Сербия
Памятник Александру Колчаку в Иркутске
Памятник Василию Шукшину на родине писателя в селе Сростки
Памятник Прасковье Луполовой в Ишиме
Памятник Святославу Игоревичу в селе Холки Белгородской области
Памятник Георгию Победоносцу в Рязани
Памятник преподобному Серафиму Саровскому в Сарове
Памятник преподобному Серафиму Саровскому в Курской Коренной пустыни
Памятник святителю Николаю Чудотворцу в Бари (Италия)
Памятник Александру Пушкину в Тирасполе
Памятник русским воинам в Пирее (Греция)
Памятник Святославу Игоревичу в Запорожье
Памятник Сергею Бухвостову на Преображенской площади в Москве
Памятник Дмитрию Донскому в Москве
Барельеф Петру Столыпину в Общественной палате Российской Федерации
Памятник Кириллу Туровскому (гипсовая модель) в Турове
Памятник митрополиту Санкт-Петербуржскому и Ладожскому Иоанну (Снычеву)

Память о Вячеславе Клыкове

Памятник В.М. Клыкову в Курске. Автор — Андрей Клыков
Памятник В.М. Клыкову на Прохоровском поле.

На территории Курской области функционирует 37 мемориалов «Вечный огонь». Некоторые из них:

МЕМОРИАЛ ПАМЯТИ ПАВШИХ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг.

Мемориальный комплекс был построен в год празднования 40-летия со дня победы советских войск в Курской битве – в 1983 году по проекту заслуженного архитектора РСФСР М. Л. Теплицкого совместно со скульпторами В. Дмитриевым, В. Бартеневым и Н. Криволаповым. Мемориал памяти павших в годы Великой Отечественной Войны 1941−1945 гг. был сооружен на месте бывших офицерских и солдатских захоронений. Здесь покоятся воины, павшие смертью храбрых в боях или скончавшиеся от ран в курских военных госпиталях. 5 августа 1983 году на Мемориале был зажжен Вечный Огонь – символ негасимой людской Памяти. Его пламя было привезено в Курск на двух бронетранспортерах: из города Орла и Белгорода. Пламя слилось воедино, символизируя собой единство трех городов, участвовавших в Курской битве: Курска, Орла и Белгорода. На Мемориале памяти павших в годы Великой Отечественной Войны 1941−1945 гг. находятся 10 курганов, 10 братских могил.

На каждой надгробная плита из лабрадорита. На плитах 3 тысячи имен воинов, похоронено же здесь около 5 тысяч бойцов. В западной части братских захоронений расположен памятник воину-освободителю. Прошагав пол-Европы, воин зашел на пьедестал, застыв в вечной скорби о павших товарищах. Солдат Великой Отечественной войны, погибая, спасал миллионы жизней, не искал славы, а защищал Отчизну, свою семью. Высшей наградой для себя он считал победу. В память о погибших в страшной трагедии, произошедшей 12 августа 2000 года, в холодных водах Баренцева моря, которая оборвала жизни 118 матросов и офицеров, в 2003 году был открыт памятный знак-макет корпуса подводной лодки. 12 членов экипажа атомного подводного ракетного крейсера «Курск» обрели вечный покой на Курской земле, на Мемориале памяти павших в годы Великой Отечественной Войны 1941−1945 гг. С 1984 года на Мемориале несет вахту памяти юнармейский отряд. Здесь, возле Вечного Огня, на Посту № 1 несут Почетную Вахту Памяти школьники города.

«МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС «КУРСКАЯ ДУГА»

(ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА).

Триумфальная арка – это грандиозное сооружение поражающее своей красотой и величием. Высота арки – 24 метра. Венчает ее скульптура Георгия Победоносца. С четырёх сторон Триумфальной арки располагаются бронзовые фигуры солдат русской армии разных исторических эпох, русского воина (скульптор Н. П. Криволапов), гренадёра (скульптор И. А. Минин), пехотинца (скульптор А. 3. Жиленков) и фигура танкиста времён Курской битвы 1943г. (скульптор — И. А. Минин). Также в композицию мемориала входят Памятник маршалу Г.К. Жукову работы скульпторов Бартенева и Минина, памятник Неизвестному солдату, храм – звонница святого Георгия Победоносца, памятный знак жителям города, погибшим в годы оккупации Курска, памятная стела «Город воинской славы». Памятник Неизвестному солдату это плита из черного мрамора с фигурой погибшего солдата над которым летит клин журавлей, а рядом силуэт Курска и видом местных деревенек и храмов и Вечный огонь, вырывающийся из разорванной взрывом плиты. Храм святого Георгия Победоносца над которым работали курские и московские архитекторы был заложен 26 мая 1999 года. Высота храма 47 метров.

МЕМОРИАЛ «ГЕРОЯМ СЕВЕРНОГО ФАСА КУРСКОЙ ДУГИ»

В тяжелых оборонительных боях 7-11 июля 1943 года, защищая поселок Поныри, погибли воины 307-й стрелковой дивизии, саперы 1-й гвардейской инженерно-саперной бригады, танкисты 2-й танковой армии, артиллеристы 5-й артдивизии, десантники 3-й и 4-й гвардейских воздушно-десантных дивизий. Братские захоронения в поселке Поныри возникли сразу после освобождения райцентра от немецко-фашистских захватчиков. Их было несколько, но самым большим было братское захоронение на привокзальной площади.

В 1951 году были эксгумированы многочисленные одиночные захоронения, а прах воинов перенесен на привокзальную площадь.

В 1953 году братскую могилу у железнодорожного вокзала украсила скульптура «Воин-освободитель», которую привезли из мастерской Е.В.Вучетича по просьбе К.К.Рокоссовского.

В 1993 году вновь меняется внешний вид братской могилы: убраны забор и индивидуальные захоронения, зажжен Вечный огонь, установлена скульптурная группа «Героям Северного фаса Курской дуги» (архитектор С.Г.Чернов, скульптор И.А.Минин, художник В.М.Бартенев). Огонь на памятнике зажег Герой Советского Союза Бойко Савелий Иванович. Тогда же площадь была переименована в площадь Победы.

В последний раз изменился внешний вид Мемориала в 2013 году: установлены две полукруглые колоннады, на нижней ступеньке которых установили тридцать две мемориальные плиты с изображением Героев Советского Союза, удостоенных этого звания за бои на Поныровской земле. На втором уровне колоннады расположены двадцать две плиты, на которых перечислены все воинские соединения, принявшие участие в оборонительном сражении 13-й, 70-й, 48-й армий, были обновлены мемориальные плиты с именами, погибших воинов.

МЕМОРИАЛ «БОЛЬШОЙ ДУБ»

Музей партизанской славы «Большой Дуб» находится в Железногорском районе Курской области, на месте, где до начала Великой Отечественной войны стоял мирный курский посёлок Большой Дуб.

17 октября 1942 г. 44 жителя посёлка – женщины, старики и дети (детей было 26, пятерым из них не исполнилось и года) были расстреляны, а затем сожжены немецко-фашистским карательным отрядом. Дерево Большой дуб, давшее имя посёлку, было облито у основания бензином и также подожжено.

По инициативе ветеранов Великой Отечественной войны, поддержанной Железногорским городским комитетом КПСС, городским и районным Советами народных депутатов, в 30-летнюю годовщину Великой Победы, 9 мая 1975 г. в торжественной обстановке был открыт мемориальный комплекс «Большой Дуб». На месте казни мирных жителей посёлка Большой Дуб зажжён Вечный огонь.

Авторами скульптурной композиции для мемориала стали скульптор В.И. Буякин и архитектор И.Н. Былинкин. В основе 13-метровой композиции – стилизованный дуб с устремлёнными в небо ветвями. У подножия его – скульптурная группа в виде старика и женщины-матери, прижимающей к себе девочку и мальчика.

В пяти братских могилах на территории музея «Большой Дуб» покоятся останки не только 44 мирных жителей посёлка Большой Дуб, но также 75 жителей посёлка Холстинка (заживо сожжены 19 октября 1942 г.) и 31-го жителя посёлка Звезда (расстреляны 17 октября 1942 г.).

На территории мемориала установлены чёрные закопчённые срубы – символические основания домов, сожжённых фашистами. Эти срубы-символы поставлены на местах 14-ти сожжённых домов жителей посёлка Большой Дуб. В каждом макете-срубе установлены символические печные трубы и колокола, звон которых раздаётся через 150 секунд, по числу жертв фашизма, погребённых на территории мемориала.

9 мая 1977 г. на территории мемориала «Большой Дуб» был открыт музей Партизанской Славы, который несколько лет функционировал на общественных началах. В 1980 г. музей Партизанской Славы при мемориале «Большой Дуб» стал филиалом Курского областного краеведческого музея.

80 лет назад, 19 октября 1939 г., в селе Мармыжи Курской области родился человек, о котором наш живой классик, писатель Эдуард Лимонов, отозвался так: «Итог его жизни неплох. Он был скульптором-реалистом и создал в камне целую идеологему России… Хочется сказать: «Уважаю». Пойду завтра погляжу на Жукова». По словам-маячкам — «скульптор» и «Жуков» — можно безошибочно определить, о ком, собственно, речь. Конечно, это Вячеслав Клыков.

С Лимоновым действительно нельзя не согласиться. Такой итог жизни, как у Клыкова, по идее, должен внушать уважение: всё-таки более 200 крупных скульптурных работ. Впрочем, плодовитость и трудолюбие — это последнее, что способно заставить уважать художника. В деятельности Клыкова гораздо интереснее и вызывает гораздо большее уважение другой момент. А именно — очень трудно найти другого скульптора, чьи произведения жили бы настолько насыщенной жизнью. Потому что если рассмотреть судьбу памятников работы Клыкова, то получится, что некоторые из них проявляют активность, совсем уж неприличную для монументов, которые, как считается, должны стоять там, где их поставили.

Исключения крайне редки. Навскидку можно вспомнить перенос памятника Минину и Пожарскому в 1931 году, а также перенос памятника Пушкину в 1950 году и перенос памятника Гоголю в 1951 году. Были, конечно, и другие случаи. Но все эти «ходячие памятники» создавали разные люди и в разные времена. На этом фоне Клыков по-настоящему уникален. Вокруг всех — подчеркнём, всех — его знаковых скульптур моментально поднимался такой вой и разворачивались такие события, что памятники либо начинали путешествовать с места на место, либо меняли изначальную проектную локацию. На худой конец, о переносе памятника велись ожесточённые дискуссии с продолжением, а само изваяние могло изменить первоначальный облик.

Здесь вся ценность именно что в дискуссиях и в накале страстей. Да, вокруг работ современника Клыкова Зураба Церетели тоже часто поднимался громкий шум. Но то были, как правило, довольно дружные крики протеста почти без голосов в защиту. А по поводу творений Клыкова грудью на грудь сходились непримиримые противники, почти равные числом и авторитетом. И лозунги «Долой!» часто уступали лозунгам «Даёшь!».

Это качество Клыкова проявилось не сразу, но зато уж точно в полный рост. Первые его работы были, в общем, бесконфликтными. Всерьёз полыхнуло в 1987 году, когда скульптор решил изваять и установить памятник Сергию Радонежскому.

Памятник Сергию Радонежскому. Скульптор — Вячеслав Клыков. Село Радонеж. Фото: РИА Новости/ Юрий Кавер

Здесь удивительно всё. Начиная от замысла и его воплощения. Дело в том, что Клыков по своим корням, по образованию — всё-таки монументалист. То есть от его работ ожидаешь исключительно реализма. Желательно — торжественного, потому что так принято.

А его Сергий — наоборот. По форме — почти что модерн. По сути — лиричный и задушевный. Очень похожий на того, которого изобразил Михаил Нестеров в своём «Видении отроку Варфоломею». Да что там — похожий. Всякому, кто знаком с отечественной живописью, становится ясно, что Сергий Клыкова — это прямая цитата, дань уважения давно почившему Нестерову.

Словом, отличный памятник. Если бы его ставили сейчас, даже люди, скептически относящиеся к церкви, поджали бы языки: уж очень он хорош. Но дело было, напомню, в 1987 году, когда атеистические принципы советского государства ещё были в силе. Так что вся история с его установкой опровергла правдивые слова из фильма «Джентльмены удачи»: «Кто ж его посадит? Он же памятник!»

Изваяние Сергия по пути к месту установки натурально посадили. То есть подвергли аресту, изъяв у художника. Волна возмущения по этому поводу поднялась нешуточная. Было всё: и давление на прессу, и народный сход, и ходатайства уважаемых людей. В результате памятник всё же установили — девять месяцев спустя. 1:0 в пользу Клыкова.

В принципе, дальше счёт если и менялся, то только в сторону увеличения побед скульптора.

Сколько было скандалов вокруг того самого памятника Жукову, что стоит в тени Исторического музея? Подсчитать трудно. Равно как трудно подсчитать и претензии. Дескать, всё плохо, непропорционально, кони так не ходят, всадники так не ездят, и вообще у коня хвост оттопырился. Несколько лет назад вообще подняли тему о замене клыковского Жукова другим, «более подходящим». Хотя, честно говоря, именно такой Жуков теперь уже многим кажется наиболее выигрышным. Потому что в противном случае была бы ещё одна конная статуя. А у Клыкова есть и каприз, и пафос и благородное безумие — в том самом летящем хвосте.

Памятник Георгию Константиновичу Жукову установлен на Манежной площади в Москве 8 мая 1995 г. Фото: РИА Новости/ Валерий Шустов

То, что творилось с его памятником Николаю II, — это сюжет для лонгрида. Вкратце будет так. Поставили его в Тайнинском. Там императора взорвали некие революционеры. Да так качественно, что восстанавливать было уже нечего. Клыков делает уменьшенный вариант того же монумента и ставит его в Подольске. Его тоже разносят взрывом вдребезги. Третий вариант скульптор снова ставит в Тайнинском. Пока обошлось, но кто знает, что будет потом?

Памятник последнему российскому императору Николаю II работы Вячеслава Клыкова. Фото: РИА Новости/ Юрий Кавер

Дело в том, что иные работы Клыкова похожи на бомбы замедленного действия: никогда не угадаешь, кому они снова покажутся вызывающими, оскорбительными или недостаточно соответствующими исторической правде. Вот, например, его прекрасное произведение: звонница на Прохоровском поле в память о тех, кто не вернулся с крупнейшего танкового сражения 12 июля 1943 г. Казалось бы, здесь нет и не может быть никаких споров. На барельефах, украшающих звонницу, мирно соседствуют тот же Сергий Радонежский, благословивший рати перед битвой на Куликовом поле, и безымянный политрук-атеист с известной фронтовой фотографии, поднимающий солдат в атаку. И никто по этому поводу не возникал.

До поры. В июле этого года редактор исторического раздела немецкого издания Die Welt внезапно выступил с предложением эту звонницу снести. Потому что она якобы не соответствует исторической правде: по мнению Свена Феликса Келлерхоффа, крупного сражения тут не было, а в той стычке, что была, советские танкисты проиграли.

Монумент «Звонница» на Прохоровском поле. Фото: РИА Новости/ Владимир Первенцев

Немцу, конечно, ответили как полагается. Но в пылу вразумления забыли об авторе монумента. И зря. Коль скоро творения автора, умершего ещё в 2006 году, вызывают такие сильные эмоции, надо вспомнить слова секретарши Верочки из фильма «Служебный роман»: «Значит, хорошие сапоги. Надо брать».

К 130-летию генерал-лейтенанта Николая Клыкова.

Материалы об известных земляках мы публикуем регулярно. Военные, ученые, медики, общественные деятели разных времен оставили яркий след в истории края. И материал о каждом таком человеке по-своему уникален. Сегодняшняя же публикация о калужанине — генерал-лейтенанте Николае Клыкове отличается еще и тем, что очерк пришел из Бреста, из Белоруссии.

24 ноября исполнилось 130 лет со дня рождения талантливого советского военачальника Николая Кузьмича Клыкова. Этот уроженец города Боровска Калужской области был человеком двух эпох. Переход от одной эпохи к другой был маркирован крутым переломом семнадцатого.

Первая мировая

Впервые Клыков «понюхал пороху» в годы Первой мировой войны, будучи призванным в российскую императорскую армию. География мест, где ему пришлось тогда воевать, была довольно обширной. Судьба забрасывала его на три фронта. Николай Кузьмич начал участие в военных действиях простым рядовым, а закончил штабс-капитаном, помощником командира полка. Награжден орденами Российской империи – Святого Станислава II степени с мечами и III степени с мечами и бантом, Святой Анны III степени с мечами.

С исходом первой эпохи уроженец города Боровска больше не стал воевать на фронтах Первой мировой войны. Через год после прихода к власти большевиков-ленинцев он стал с оружием в руках сражаться против вооружённых формирований Белой гвардии. Для белогвардейцев становилось крепким орешком всё то, чем командовал Николай Кузьмич. Это же прочувствовали на себе германцы, участники антисоветских вооружённых формирований Латвийской и Эстонской республик, пилсудчики, кронштадтские мятежники, белофинны. За время Гражданской войны ответственность Николая Кузьмича возросла от роты до бригады.

После боёв с белофиннами этот военный специалист целых 19 лет ни с кем не воевал. Вместе с тем его военная карьера все эти годы развивалась по нарастающей. Он прошёл путь от командира полка до помощника командующего Московским военным округом. Последняя должностная позиция соответствовала воинскому званию «генерал-лейтенант». Именно это звание было присвоено Николаю Кузьмичу 4 июня 1940 года. В плане профессионального совершенствования многое ему дало обучение на Стрелково-тактических курсах усовершенствования комсостава РККА «Выстрел», на Высших академических курсах при Военной академии имени М. В. Фрунзе. Документы об окончании названных курсов явились сильным аргументом для дальнейшего карьерного продвижения. Плюс полнейшая самоотдача на всех порученных участках работы, постоянная работа над собой. Всё это и привело в конечном итоге к попаданию героя очерка в военную элиту советского общества. Он задавал планку в качестве командира мотострелковых частей и подразделений, должностного лица, полностью сконцентрированного на военно-учебных заведениях Московского военного округа.

Великая Отечественная

Самой масштабной военной кампанией для генерал-лейтенанта явилась Великая Отечественная война. Первым театром военных действий в рамках указанной кампании было пространство, прилегавшее к Можайску. От возглавляемой Н.К. Клыковым 32-й армии прежде всего зависело состояние Можайской линии обороны. Об этом свидетельствовали те рубежи, которые поручалось удерживать клыковцам. Первый рубеж включал два стратегически важных населённых пункта — Кушелово, Карачарово. Не менее важными были населённые пункты, относившиеся ко второму рубежу. Если прочертить этот рубеж на карте, то будет прослеживаться движение от Мосолово через Мишутино, Терехово к Дорогобужу.

Очередной ТВД был напрямую связан с судьбой Ленинграда. Возглавляемая генерал-лейтенантом 52-я отдельная армия оказалась в числе советских армий, которым была поставлена сверхзадача: деблокировать северную столицу. Следует поставить логическое ударение на слове «сверхзадача», ибо советской стороне пришлось решать уравнение со многими неизвестными. Командованию германской группы армий «Север» удалось выстроить сверхмощные оборонительные сооружения. Здесь сошлись высокопрофессиональная военно-инженерная мысль, чрезвычайно благоприятные природные, географические факторы, превосходство в разы по личному составу, вооружениям, военной технике, продовольственным ресурсам.

Конечно, между советскими армиями было разделение ответственности в смысле обороняемых рубежей. Если внимательно посмотреть на соответствующие рубежи касательно 52-й отдельной армии, то окажется, что от них рукой подать до мест дислокации противника. Нахождение клыковцев на правом берегу реки Волхов, в районе населенных пунктов Мыслово, Дубровка, было сродни хождению по лезвию. Противнику не удалось потеснить 52-ю отдельную армию с указанных позиций.

Полководческое искусство командарма-52 ещё в большей степени проявилось в ходе Маловишерской фронтовой наступательной операции. Клыковцы сыграли главную роль в разгроме маловишерской группировки гитлеровцев, во многом предрешили победу войск Волховского фронта над тихвинской группировкой вермахта.

В ночь с 9 на 10 января 1942 года генерал-лейтенант возглавил 2-ю ударную армию. К этому времени эта армия приблизительно полторы недели участвовала в Любанской наступательной операции. За данное время она испытала горечь поражения при попытке наступления, что явилось причиной отставки прежнего командарма.

13 января 1942 года стартовало новое наступление. Новый командарм Н.К. Клыков за неполные три недели добился прорыва обороны на глубину немногим более 40 км. Установление полного контроля над Мясным Бором фактически означало прорыв главной полосы обороны. Через две недели свободными от германской оккупации стали опорные пункты Мостки и Любино Поле, существенно расширился коридор прорыва. Путь на Любань был открыт. Когда зима 1941/42 года подходила к своему завершению, клыковцы уже вышли на окраины Любани. К сожалению, дальше сказались полное господство германских пилотов в пятом океане, катастрофическая нехватка снарядов, то есть то, в чём Клыков был совершенно не виноват. В первый месяц весны 1942 года вооружённый до зубов враг перешёл в контрнаступление. Был перекрыт 12-километровый коридор у Мясного Бора, что означало окружение 2-й ударной армии. С середины апреля 1942 года Клыков перестал командовать окружённой армией. Тяжёлая болезнь предопределила его попадание в госпиталь. Клыкова сменил генерал-лейтенант Власов, который впоследствии предал Родину и стал служить гитлеровцам.

И снова в бой

Выйдя из госпиталя, Клыков вновь возглавил 2-ю ударную армию, которая к этому времени с колоссальными потерями вышла из окружения. С 2 сентября 1942 года армия реально участвовала в Синявинской операции. Ей понадобилось пару недель, чтобы дойти до подступов к Синявину. Но затем последовала мощнейшая германская контратака, и клыковцам пришлось вернуться на исходные рубежи.

И в отечественной, и в зарубежной историографии прочно прописался тезис о том, что и Любанская, и Синявинская операции завершились поражением советской стороны. С этим тезисом не поспоришь. Но в то же время были моменты позитивного плана, о которых упоминают авторы соответствующих статей в Википедии. Они касаются всех советских армий, задействованных в указанных операциях, включая 2-ю ударную.

В конце 1942 года Клыков стал помощником командующего Волховским фронтом. В этом качестве он внёс вклад в частичное снятие блокады Ленинграда.

Во втором месяце лета сорок третьего герой очерка перестал быть фронтовиком. Вместе с тем он продолжал пребывать на заметных позициях в составе оперативно-стратегических объединений. Девять месяцев генерал-лейтенант был заместителем командующего войсками Московского военного округа. Затем последовало командование войсками Северо-Кавказского военного округа, продолжавшееся тринадцать месяцев.

Когда 1945 год подходил к своему завершению, Клыкову пришлось навсегда попрощаться с РККА по состоянию здоровья. За 27 лет известный военачальник был удостоен множества наград, в их числе и двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Суворова II степени, медалью «ХХ лет РККА».

Ушёл из жизни генерал-лейтенант Клыков 29 апреля 1969 года в Москве, прах его покоится на Ваганьковском кладбище.

Михаил СТРЕЛЕЦ,

д.и.н., профессор Брестского

государственного технического университета.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *