Валаам Библия

Валаамова ослица — ироническое определение молчаливого, покорного человека, неожиданно заговорившего, запротестовавшего.

Словосочетание ведет свою историю от библейской притчи о знаменитом чернокнижнике и маге из города Пефор, что на реке Евфрат, Валааме.
Дело было так. Древние израильтяне, завладев после исхода из Египта, Заиорданьем, собирались силами для захвата земли Ханаанской, которую им обещал бог. Царь Моава, соседней Ханаану страны, испугавшись грозного соседства с израильтянами, но не имеющий силы их победить в бою, попросил Валаама напустить на них порчу.

Валаам после долгих уговоров согласился и отправился в Моав на ослице. Но путь ей загородил ангел, посланный богом Израиля. Ослица сбилась с дороги. Валаам разгневался и избил ослицу. Ту такая несправедливость возмутила до такой степени, что она заговорила человеческим голосом, мол, офонарел ты, что ли, что лупишь меня не зАшто не прОшто, не я ль тебя возила, повиновалась тебе, угождала? Тут Валаам и сам увидел ангела, признал свою ошибку и помирился с ослицей. Ну а чем дело кончилось с Моавом и израильтянами, читайте в Библии.

Картина Рембранта «Валаамова ослица»

Создана великим голландским художником в 1626 году. Размер 63x 46,5 см, холст, масло.
Сюжеты на темы Ветхого завета были очень популярны у художников Нидераландов тех лет. Картину про Валаамову ослицу написал и учитель Рембранта Питер Ластман. Рембрант превзошел его в художественном мастерстве, но основу сюжета сохранил.
Рембрандт Харменс ван Рейн (1606—1669) создал огромное количество картин.
Тематически сходные с «Валаамовой ослицей» по мнению Википедии следующие
«Артаксеркс, Аман и Эсфирь», «Возвращение блудного сына», «Пир Валтасара», «Жертвоприношение Авраама», «Иеремия, оплакивающий разрушение Иерусалима», «Самсон и Далила», «Воскрешение Лазаря», «Товит и Анна», «Давид перед Саулом». Картина «Валаамова ослица» хранится в музее Коньяк в Париже

Как и многие пророки, он появляется на страницах Писания внезапно. Кроме его родины на реке Евфрате, нам известно, что он жил среди своего народа, имел двоих слуг и не имел семьи. Однако слава об этом человеке достигла далекой Палестины. «Кого ты благословишь, тот благословен, а кого ты проклянешь, тот проклят»- были убеждены моавитяне. Конечно же, это было преувеличением. Валаам не имел такой власти. Он просто знал Божии намерения и объявлял их. Это был верный человек, к которому приходил Бог. Очень немногие из людей удостоились такой чести.

Испытание верности

Но Господь испытывает верность Своих слуг. «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю,»- читаем мы в Откр.3:19. Вот и у ворот Валаама остановились послы Моавитского царя Валака. «Приди, прокляни мне народ»,- передают они просьбу царя, обеспокоенного появлением у его границ израильтян, с которыми шел могущественный Бог.

Послы пришли не с пустыми руками. Библия не открывает нам, что именно они принесли, но для Валаама их приход был искушением. Однако он заявляет посланцам о своей верности Богу: «Как скажет мне Господь».

Удивительно, что Бог, придя к пророку, спрашивает его о послах: что это за люди? Неужели всеведущий Бог не знает? На самом же деле Он испытывает Валаама и желает услышать его оценку. Подобный вопрос был задан и пророку Иеремии: «Что видишь ты, Иеремия?» (Иер.1:11). После ответа Иеремии Бог заключает: «Ты верно видишь…» Верно отвечает и Валаам, поэтому и слышит волю Господню: «Не ходи с ними, не проклинай народа сего, ибо он благословен». Как же передает пророк послам этот категорический отказ? «Пойдите в землю вашу, ибо не хочет Господь позволить мне идти с вами». Как видим, слова Валаама и категорический Божий отказ сильно отличались. Ответ Валаама содержал намек на то, что он бы и пошел, да вот Бог не разрешает, т.е. возможны варианты. Эта двойственность была замечена послами.

Возможно, мы бы никогда не узнали, в чем причина этой неточности пророка, если бы Писание не открыло ее нам. В 2 Пет.2:15 и в Послании Иуды,1:11 говорится об обольщении мзды. Проследим, как она проникает в его сердце.

Обольщение

Вторая делегация была еще представительней. Мы ничего не читаем об их дарах, однако они обещают Валааму гораздо больше — царскую щедрость: «Сделаю тебе все, что не скажешь мне». Это выражение могло обозначать и до полуцарства, от которого, однако, человек вежливо отказывался, выбирая себе награду соответственно своему положению в обществе. В свою очередь, это еще больше укрепляло авторитет царя. Это видно на примере царя Ирода. Дочь Иродиады «плясала перед собранием и угодила Ироду», и он обещает ей, что она ни пожелает (Мф.14:7).

Валаам уже знает Божью волю об этом деле, однако он не объявляет ее послам. Вместо этого он еще раз декларирует свою верность в исполнении воли Божией: что Он скажет, то я объявлю. Колебания пророка выдают его желание получить обещанное ему царское вознаграждение. Происходит внутренняя борьба, и чтобы выявить выбор Валаама, Бог позволяет ему пойти с послами: «Пойди, но далай то, что Я буду говорить тебе».

Говорящая ослица

Дальнейшее повествование у многих читателей Библии вызывает недоумение: если Бог позволил Валааму идти, то почему же воспылал Его гнев за то, что он пошел? Ведь у Бога нет никакой неправды. Следовательно, переменились другие обстоятельства. Что же случилось между ночным Богоявлением Валааму и виноградником, где произошло удивительное событие, придавшее всей этой истории широкую известность — ослица заговорила человеческим голосом?

Похожая ситуация возникала и у Моисея, когда Бог повелел ему возвратиться в Египет. Об этом написано в книге Исход 4:24 — «Дорогою на ночлеге случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня. И отошел от него Господь». Оказывается, приступая к величайшему служению, Моисей не обрезал одного их своих сыновей по еврейскому обычаю. Закон Божий гласил: «Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей в восьмой день, истребится душа та из народа своего, ибо он нарушил завет Мой» (Быт.17:14).

В начале пути в Валааме происходит внутренняя перемена. Возможно, в пути послы рассказывали ему об обычаях и вере моавитян. В пути скрытые желания его сердца перерастают в явные помыслы. Как написано в послании Иуды,1:11, он «предался обольщению мзды». Каждое из этих слов очень точно и глубоко выражает причину Господнего гнева: предательство (измена), обольщение (соблазн, искушение) и мзда — неправедная награда. О чем размышлял Валаам в начале пути? О первоначальном запрете идти с послами? О вторичном явлении Господа и позволении идти? Нет. Неправедная мзда, как пишет апостол Петр, уже овладела его сердцем, он ее возлюбил. Именно это и было той причиной, по которой Бог раскаялся в Своем позволении Валааму идти с послами. Он был готов даже умертвить Валаама. Его путь стал неправ перед Богом.

Чтобы убедиться в этом, внимательно рассмотрим события у виноградника. Глубоко погруженый в свои мысли, пророк не только не замечает неожиданную строптивость доселе послушной ему ослицы, но даже ее речь не вызвает у него никакого недоумения (?). Будто бы ослицы разговаривают каждый день. Побивая ее, он объясняет ей (?!) причины своего гнева и даже оправдывается: она его посрамила перед послами. Оказывается, степенно выглядеть перед слугами моавитского царя для Валаама было важнее, чем во всем слушаться Бога. Мечты его прерваны, и это вызывает не просто раздражение на ослицу, но даже готовность убить ее. Такое душевное состояние Писание называет беззаконием и безумием: «ослица … остановила безумие пророка» (2Пет.2:15). Наконец, Бог открывает плотские очи пророка и он видит ангела с обнаженным мечем, раскаивается и обещает верно говорить слова Божии. И действительно, так он и делает. Трижды благословляет он Израиля, за что Валак прогоняет его, обманув с обещанной ему наградой. Но в глубине своего сердца пророк все же остается обольщенным.

Вера жителей Ханаана

Описанные в 22-24 гл. книги Чисел события не дают нам ответа на вопрос, за что были уничтожены народы Ханаанской земли. В самом деле, здесь мы видим только царя, обеспокоенного появлением у своих границ многочисленного врага. Он поступает гораздо мудрее современных политиков, ибо понимает свою зависимость от Провидения. Его попытки отвратить гибель своего народа вызывают даже понимание и сочувствие. Он разочарован в своих богах, но не настолько, чтобы оставить их и принять настоящую веру (пример моавитянки Руфи показывает, что это было возможно). Имея опыт общения со жрецами своей религии, он применяет его, решив нанять самого известного ему посредника. Отнюдь не раскаяться и устранить причину грядущего суда, не переменить жестокие и отвратительные обычаи своего народа, но за подарки уладить отношения и с Богом евреев.

В Деяниях Апостолов мы встречаем подобную ситуацию и отношение к ней апостола Петра. «Серебро твое да будет в погибель с тобою» — говорит он волхву Симону, решившему за серебро получить дар Святого Духа (Дея.8:20). Такая же участь постигла и Валака.

Причина же уничтожения народов Ханаана ясно описана в других книгах Библии: наполнилась мера их беззаконий (Лев.18:24-29). К такому итогу привела их ложная религия, допускавшая и оправдывающая многие мерзости вплоть до человеческих жертвоприношений, общение с нечистыми духами, разврат и идолопоклонство. Бог не смог более взирать на их дела, и в Своем суде Он использует израильтян, повелевая им предать эти народы заклятию.

Подданные Валака, моавитяне и мадианитяне, поклонялись Ваал-Фегору. Суть их веры видна из кн. Чисел,25:1-3 и 6-8, также гл.31:15-16. Это был не просто блуд, упоминаемый, например в Бытии 38:15-17, но блуд ритуальный, т.е. легальный и «освященный» в глазах общества, неотъемлемая часть жизни целого народа. Это становится ясным из украинского перевода первого стиха из 25 гл. книги Чисел: «І осівся Ізраїль у Шіттімі, і народ зачав ходити на розпусту до моавських дочок»*. Этот эпизод по своим последствиям напоминает нам ложное поклонение израильтян у Синая (Исход, 32).

Причина

Возвращаясь к судьбе Валаама, с которым мы расстались после его изгнания Валаком, следует обратить внимание на одно противоречие. При расставании с царем пророк заявляет, что возвращается к своему народу. Но его бесславная кончина, описанная в книге Иисуса Навина 13:22, обнаруживает, что он остался среди этого народа и разделил его участь — гнев Господень. Более того, за этот период он «научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали» (Отк.2:14).

Почему же этот «муж с открытым оком» остался, научил и стал соучастником гибели 24 тыс. израильтян? Почему вера в Ваал-Фегора не стала для него омерзительной и он не вернулся на свою родину, как он объявлял Валаку?

Возвратимся еще раз к его истории и сопоставим некоторые слова Валаама, сказанные им в разное время. «И встал Валаам поутру и сказал князьям Валаковым: пойдите в землю вашу, ибо не хочет Господь позволить мне идти с вами» (Чис.22:13). «Как прокляну я? Бог не проклинает его. Как изреку зло? Господь не изрекает на него зла» (Чис.23:8). «Вот, благословлять начал я, ибо Он благословил, и я не могу изменить сего» (Чис.23:20). Прослеживается как бы извинение самого пророка за переданные им Божии слова, сочувствие и понимание участи моавитян. Так с кем же его сердце?

Если приложить к этому слова Писания, что Господь не захотел послушать пророка, то возникает мысль, что пророк действительно желал проклясть евреев, хотя и не сделал этого. И причиной его желания, по-видимому, стала обещанная ему мзда.

Что же это за награда?

Первая делегация принесла ему подарки. Но вряд ли серебро было его слабостью. Иначе вторая делегация принесла бы его еще больше, а этого металла у них было предостаточно. Ведь речь шла об их жизни и смерти, что гораздо дороже серебра. И когда Валаам дважды заявляет: «Хотя бы давал мне Валак полный свой дом серебра и золота, не могу преступить повеления Господня», ему стоит верить. Ведь после того, как Валак прогоняет его, у Валаама не оставалось надежды на обогащение, и поэтому ему выгоднее было бы возвратиться на свою родину. Но он почему-то не возвращается. Нет, не серебро было его слабостью. Что же остается? Вера моавитян и мадианитян обольстила его, ему понравилась их религиозная практика, ритуальный (освященный) блуд. Такой вывод напрашивается из приговора Моисея мадианитянским женщинам: «И прогневался Моисей на военачальников, тысяченачальников и стоначальников, пришедших с войны, и сказал им Моисей: вы оставили в живых всех женщин? вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору, и поражение было в обществе Господнем; итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте» (Чис.31:14-17). Один из таких примеров мы встречаем в книге Чисел, 25:6-8.

Полезный урок

Библия не зря так подробно описывает нам историю Валаама. Она богата отрицательными примерами, особенно актуальными перед вторым пришествием Христа, когда «Сын человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк.13:8).

Валаам научал Валака, как им остаться в живых, не переменив своих греховных обычаев. Так же поступают и нынешние христиане, когда не возрожденного, не имеющего живой связи с Богом человека научают своей религии, ритуалу. Как следует вести себя, что и где говорить, что делать, чтобы выглядеть христианином, а по сути — притворяться. Но, как и Валаамова, эта наука окажется тщетной. Ибо неверующие люди очень хорошо видят притворство, чувствуют родственный им дух, и, слыша правильные слова, но не вовремя, без действия Святого Духа, соблазняются. «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв»- слышим мы приговор Ходящего посреди золотых светильников (Откр.3:1).

Валаам не отделился от греховного общества, не стал его обличителем, светом во тьме для погибающего народа. Это повлекло за собой обратное: проникновение греха в его сердце и последующую гибель. Подобно сему образу просходит везде, где верующие не отделяются от греха, проникший и укоренившийся среди именующихся христианами грех не обличается, он маскируется под традиции, обычаи, правила. И тогда религиозностью, видимостью любви, единства и согласия прикрывается духовное убожество, отсутствие рек живой воды и живой веры, действующей любовью. «Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:16).

Сегодня к Божьим человекам никто не присылает послов с подарками за волхвование. Но описанный в истории Валаама способ ввести в грех Божий народ исправно используется врагом человеческих душ. За терпимость ко греху в среде Божьего народа он расплачивается автомобилями и церковным должностями, зарплатами от иностранных миссий и обещаниями переезда в богатую страну, выгодным замужеством или женитьбой. За благословение сомнительных дел и предприятий — должностями, властью, славой и благотворительными взносами. Существует и множество других вариантов, однако все они кончаются тем же, что случилось с Валаамом: он не получает обещанной награды и гибнет вместе с неверными.

Писание дважды, во Втор.23:4 и Неем.13:2 с осуждением говорит, что Валаама наняли. Желающих откупиться от грядущего суда не поубавилось и сегодня. Но современная практика найма «божьих слуг» несколько отличается. Несмотря на ясное указание Нового Завета, что единым посредником между Богом и человеком является Иисус Христос, есть много желающих получать неправедную мзду за посредничество и удовлетворение т.н. религиозных потребностей человека, а по сути — за обман. Не вызывает сомнения греховное происхождение фиксированных цен за обряды и требы в традиционных религиях. Но особо печальна практика разного рода благословений за явные и скрытые подарки в среде появляющегося протестантского духовенства. «О несчастные люди, решившие, что через возложение рук передается Дух Святой!» — говорил известный евангелист прошлого века Иван Каргель. Действительно, можно ли подкупить Бога? Нет. Можно только обмануть себя и окружающих. «Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Гал.6:7).

Библия показывает нам, что пророк Божий — не марионетка в Его руках. Он провозглашает Божьи слова вполне осознанно, с любовью и состраданием к слушателям. И хотя нам известна обличительная проповедь Ионы в Ниневии — «Еще сорок дней и Ниневия будет разрушена!» (Ион.3:4), но книга Ионы заканчивается не этой проповедью, а Божьим воспитанием, врачеванием сердца пророка.

История Валаама также учит, что Божий человек должен во всем, до мелочей, быть верен Богу. Не только верно передавать Его волю, но и всем сердцем принимать ее, чувствовать и быть на стороне Бога. Только тогда поверят в его искренность, даже если и не примут его слова. «Да будет совершенен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен» (Тим.3:17). Ведь враг человеков знает его слабости и обязательно воспользуется ими. Посвящение и освящение — не просто красивые слова. Без них личная миссия христианина в битве за человеческие души обречена на поражение. Да благословит нас Господь быть верными Ему во всем.

Благодарение Господу за Его обильные откровения в этой истории. Имеющий ухо да слышит!

Аминь

, языческий провидец и прорицатель, благословивший народ Израиля и предсказавший приход Мессии. В Числ 24. 3, 15 он описывается как «муж с открытым оком… слышащий слова Божии, который видит видения Всемогущего; падает, но открыты глаза его». Время жизни В. относится библейским повествованием к периоду, когда народ Израиля после исхода из Египта (XIV в. до Р. Х.) и получения Божественных откровений на Синае вновь начинает свой путь в Ханаан (Числ 10). Однако идумеи не позволяют евреям пройти через их территорию (Числ 20. 14-21). Стремясь обойти земли Едома, израильтяне вступают в войну с аморрейским царем Сигоном и васанским царем Огом и захватывают их земли (Числ 21).

Валаам. Фрагмент композиции «Явление Ангела Господня Валааму». Роспись собора Cв. Софии в Киеве. 1037–1045 гг.
Валаам. Фрагмент композиции «Явление Ангела Господня Валааму». Роспись собора Cв. Софии в Киеве. 1037–1045 гг. Еще один враг народа Божия, моавитский царь Валак, заключив союз с мадианитянами, посылает своих слуг к В., чтобы, заручившись его магическим проклятием, лишить Израиль поддержки свыше и победить его военной силой (Числ 22. 6, 11). Однако ночью В. получает откровение от Бога, что он не должен идти с посланниками Валака, ибо народ Израиля благословен (Числ 22. 12). Посланники возвращаются без В. Валак вновь посылает их к прорицателю с обещаниями великой награды, но В. повторяет, что он не сможет ничего сделать без повеления Яхве (Числ 22. 18). На этот раз Господь, явившийся В. во сне, разрешает ему идти вместе с посланниками, но делать он должен только то, что скажет Бог. Вслед за этим сказано, что Господь гневается на В. и посылает своего ангела, чтобы воспрепятствовать ему. Только ослица, на к-рой едет В., видит ангела, сам же провидец ничего не замечает, пока Господь не открывает ему глаза; ангел Господень говорит В., что он не должен ничего пророчествовать, кроме того, что скажет ему Бог (Числ 22. 22-35). В. повторяет эти слова самому Валаку: он будет пророчествовать только то, что «вложит Бог в уста» ему (Числ 22. 38). После торжественного жертвоприношения В. должен, наконец, проклясть Израиль, но вместо этого, чудесно вдохновленный Богом, он произносит 4 благословения. В 1-м благословении Израиль назван народом, к-рый живет обособленно от др. народов (Числ 23. 9); во втором восхваляется Израиль как народ, подобный льву (Числ 23. 24: «Вот, народ как львица встает и как лев поднимается; не ляжет, пока не съест добычи и не напьется крови убитых»; ср. Быт 49. 9). Это сравнение встречается также в 3-м благословении, начинающемся словами восхваления земли Израиля: «Как прекрасны шатры твои, Иаков, жилища твои, Израиль! …Благословляющий тебя благословен, и проклинающий тебя проклят!» (Числ 24. 5, 9). В 4-м, к-рое произносится вопреки прямому запрету Валака, В. пророчески предрекает приход могущественного владыки Израиля, к-рый победит Моава («Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля, и разит князей (евр., букв. «виски»; Синодальный перевод следует Септуагинте) Моава, и сокрушает всех сынов Сифовых» (Числ 24. 17)). Следующая глава (Числ 25) начинается с сообщения о том, что израильтяне, к-рым только что было предсказано, что они победят моавитян, «блудодействуют» с моавитянками и даже молятся их богам (Числ 25. 1, 2). Это замечание имело большое значение для развития дальнейшей традиции о В. Хотя в Числ 24. 25 утверждается, что В. вернулся в свой город, в Числ 31. 8 сообщается, что израильтяне убили В., сына Веорова, вместе мадианитянами, т. к., согласно Числ 31. 16, именно по его совету мадианитянки «были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа».Явление Ангела Господня Валааму. Роспись римских катакомб. IV в.
Явление Ангела Господня Валааму. Роспись римских катакомб. IV в. В др. местах ВЗ личность В. оценивается преимущественно негативно. Единственный библейский текст, в к-ром говорится о В. в положительном смысле,- это Мих 6. 5, где есть напоминание о правильном ответе В. на злой замысел Валака (ср. Числ 22. 38). В. здесь упоминается в одном ряду с Моисеем, Аароном и Мариам (Мих 6. 4), названными в Свящ. Писании пророками прежде В. История с В., т. о., служит доказательством того, что Бог может использовать и языческого провидца для спасения Израиля.

В др. местах Библии В. упоминается явно отрицательно: во Втор 23. 4-6 говорится, что В., нанятый моавитянами и амонитянами, действительно проклинал Израиль, но Бог «не восхотел слушать Валаама и обратил… проклятие его в благословение» (ст. 5); почти дословно слова из Втор 23. 5 приводятся в Нав 24. 9-10. В Книге Иисуса Навина (13. 22) сообщается, что В. был убит вместе с царем Сигоном и мадиамскими вождями. Виной В., очевидно, было то, что он был «прорицателем» ( , ), ибо, согласно Втор 18. 12, «мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего» (ср. Числ 23. 23). Только факт того, что В. занимался предсказанием, ставит его в один ряд с врагами, к-рых уничтожают. Последнее в ВЗ упоминание В., нанятого чужеземцами, встречается в Неем 13. 2 (цитата из Втор 23. 5-6). Чтение этого текста перед народом становится достаточным основанием для того, чтобы отделить «все иноплеменное от Израиля» (Неем 13. 3) и позднее очиститься «от всего чужеземного» (Неем 13. 30). В. здесь становится прототипом опасного чужеземца.

Негативная оценка В. присутствует и в НЗ, где он понимается как ветхозаветный прототип лжеучителей, чьи слова опасны для христ. общин: как В. соблазнил израильтян своим советом к отпадению от Господа, так еретики николаиты соблазняют христиан к идолослужению (употреблению мяса животных, принесенных в жертву) и распущенности (Откр 2. 14); лжеучители распространяют свое разрушительное учение, одержимые, подобно В., жаждой наживы (Иуд 11; 2 Петр 2. 15-16).

Валаам. Фрагмент иконы «Похвала Богородице» из Георгиевской ц. в Вологде. Кон. XVI в. (ВГИАХМЗ)
Валаам. Фрагмент иконы «Похвала Богородице» из Георгиевской ц. в Вологде. Кон. XVI в. (ВГИАХМЗ) Несмотря на преобладающую отрицательную оценку личности В., уже достаточно рано в иудаизме воспринимается прежде всего его пророчество о звезде, личность же самого провидца остается в тени. Так, в Кумране В. упоминается среди лжепророков (4 Q339), но его пророчество о восхождении звезды от Иакова почти дословно цитируется в «тестимониях» — небольшом собрании ветхозаветных мест, к-рые считались в общине мессианскими (4Q Test 11-13). Предсказание, очевидно, имело в Кумране большое значение, т. к. оно цитируется еще в CD 7, 18-19 и 1QM 11. 6-7, правда, уже без упоминания имени В. Мессианское толкование Числ 24. 17 получает распространение начиная с перевода 70 толковников (LXX), где в отличие от евр. текста говорится не о «жезле от Израиля», а о человеке, к-рый сокрушит «князей» (ἀρχηγοῦς) Моава. В апокрифических «Завещаниях патриархов» также цитируется Числ 24. 17 без упоминания имени В. (Test. Jud. 24. 1; ср.: Test. Lev. 18. 3).

В НЗ с его верой в исполнение ветхозаветных мессианских пророчеств в Иисусе Христе аллюзии на исполнение пророчества о звезде, восходящей от Иакова, можно видеть в рассказе евангелиста Матфея о волхвах, к-рых звезда привела в Вифлеем поклониться Младенцу Иисусу (Мф 2. 1-12). Греч. слово «восход» (ἀνατολή) может означать как восход небесного тела, так и прорастание растений. У пророков Захарии (3. 8; 6. 12) и Иеремии (23. 5) слово «росток» (евр. ) означает «Отрасль Давидову», т. е. Мессию. В греч. же тексте оно передается как «ἀνατολή», так что это слово могло восприниматься как указывающее на Мессию (ср. Лк 1. 78). Аллюзии на пророчество о звезде Мессии, очевидно, есть также в 2 Петр 1. 19 и Откр 22. 16.

Хотя в иудейской традиции пророчество В. о звезде от Иакова продолжает считаться мессианским (Таргум Псевдо-Ионатана (Числ 24. 17); Таргум Онкелоса (Числ 24. 17); ср.: Billerbeck. Bd. 1. S. 76-77), преобладающая оценка личности В. оставалась здесь негативной. Филон Александрийский признает, что В. составил «превосходнейшие из гимнов» (ὑπερβάλλοντας ᾄδων), но самого В. считает безбожным и проклятым (ἀσεβὴς και … ἐπάρατος), т. к. он был на стороне врагов (Philo. De Abr. 113), а благословение Израиля произнесено сошедшим на В. пророческим духом против его воли (Philo. De vita Mois. I 277). Иосиф Флавий более сдержан в суждении о В. Это может объясняться тем, что автор стремился предложить римлянам положительный образ иудейства и его отношения к язычникам (Ios. Flav. Antiq. IV 100-158). У раввинов встречается много примеров осуждения В. Его имя понималось как » » (без народа), » » (пожиратель или губитель народа) (Вавилонский Талмуд, Санхедрин 105a; Таргум Псевдо-Ионатана (Числ 22. 5). В агаде В. вместе со своими сыновьями представлен как родоначальник магии. Вместе с сыновьями он был среди егип. жрецов, к-рые пытались толковать сон фараона (Таргум Псевдо-Ионатана (Исх 1. 15; 7. 11; Числ 22. 22)), он дал совет бросить в Нил евр. младенцев муж. пола (Вавилонский Талмуд, Санхедрин 106a; Сота 11a). Он действительно имел желание проклясть израильтян (Вавилонский Талмуд, Таанит 20a; Сота 5. 8, 20d) и хотел убедить Бога предпочесть Израилю поклонение со стороны 70 языческих народов (Мидраш Бемидбар Раба 20. 18).

Однако в нек-рых ранних текстах В. предстает как пророк языческих народов, не меньший по значимости, чем Моисей (мидраш Сифре Дварим 357). Тенденция этих текстов апологетическая, их адресатом, видимо, было языческое (греко-рим.) окружение иудейства.

Предметом научных дискуссий был вопрос о родине В. Упомянутый в Числ 22. 5 г. Пефор (евр. ) «на реке» отождествляли с Питру близ г. Кархемиша на В. Евфрате, известным по ассир. эпиграфическим источникам. В древних переводах нет единства в том, понимать ли это слово как географическое указание или как описание статуса В. (лат. ariolus — пророк (Вульгата); ср. евр. — истолковывать). Локализация родины В. на В. Евфрате согласуется с указанием Числ 23. 7 и Втор 23. 4 о том, что он пришел из Арама (Месопотамии); это не позволяет также отождествить В. с идумейским царем «Белой, сыном Веоровым» (Быт 36. 32; Грессманн и др.). Дополнительное указание Числ 22. 5 о том, что Валак посылает к В., в землю (сынов народа его), в Вульгате, Пешитте и самаритянской традиции передавалось как «в землю Аммона», т. е. к аммонитянам (эта локализация имеет сторонников — см. Grey. Numbers. P. 325). В любом случае все предлагаемые локализации родины В. относятся к району севернее р. Арнон, т. е. В. приходит к Валаку с севера. Это находит подтверждение в арам. надписи из Дейр-Аллы (ок. 700 г. до Р. Х.), где упоминается пророк В. Возможно, здесь речь идет о фрагментах неск. рассказов о В. (Aramaic Texts. P. 268 ff.), к-рые, однако, не имеют непосредственного отношения к ветхозаветной традиции и свидетельствуют о том, что ок. 700 г. до Р. Х. в сев. Заиорданье существовала независимая от библейской традиция повествования о В.

Тема воплощения Бога, имевшая особое значение в раннехрист. искусстве, обусловила распространение изображений В. уже в самый ранний период. В росписях катакомб и на рельефах саркофагов встречаются 2 типа изображений: В., указывающий на звезду (катакомбы Петра и Марцеллина, Рим, 2-я пол. III-1-я пол. IV в.), и явление ангела В. (катакомбы на Виа Латина, Рим, IV в.). Рядом с В. изображена ослица, перед ним ангел в виде юноши в белых одеждах с жезлом, в небесах — звезда. В поздневизант. период изображение В. включается в композицию «Похвала Богоматери». Так, он представлен в числе пророков, окружающих Богоматерь на иконе «Похвала Богоматери с акафистом» (XV в., ГРМ).

Лит.: Gressmann H. Mose u. seine Zeit. Gött., 1913; Karpp H. Bileam // RAC. 1954. Bd. 2. S. 362-373; Vermes G. The Story of Balaam // idem. Scripture and Tradition in Judaism. Leiden, 1961. P. 127-177; Aramaic Texts from Deir Alla / Ed. J. Hoftijzer et al. Leiden, 1976. (DMOA; 19); Braverman J. Balaam in Rabbinic and Christian Traditions: Festschr. f. J. Finkel. N. Y., 1974. P. 41-50; Schmidt L. Bileam // TRE. Bd. 6. S. 635-639; Baskin J. R. Origen on Balaam: The dilemma of the unworthy prophet // VChr. 1983. Vol. 37. P. 22-35; The Balaam text from Deir — Alla re-evaluated: Proc. of the intern. symp. held at Leiden, 21-24 Aug. 1989. Leiden, 1991; Feldman L. H. Josephus’ portrait of Balaam // Studia Philonica Annual. 1993. Vol. 5. P. 48-83; Greene J. T. The Balaam Figure and Type before, during, and after the Period of the Pseudepigrapha // JSP. 1991. Vol. 8. P. 67-110; Moore M. S. The Balaam traditions: their character and development. Atlanta, 1990; Rösel M. Wie einer vom Propheten zum Verführer wurde: Tradition und Rezeption der Bileamgestalt // Biblica. 1999. Vol. 80. № 4. P. 506-524.

На Росбалте вышел мой текст про о. Всеволода Чаплина — это реплика в ответ на его рассуждения, что Царство Небесное столь же иерархично, как земное (читай: русский бог обязан копировать путинскую модель, иначе на фига нам такой бог? — русская церковь никогда не задается вопросом: а на фига нам такой Путин?)
В публикации почти ничего не сокращено, разве что опущено название «Кофе Хаус».
Но я действительно дал бы такое определение ада: «Условное место, куда рано или поздно должны попасть владельцы «Кофе Хауса», «Суши Евразия», «Магнолии», «Азбуки вкуса», да и вообще большинства российских заведений, связанных с едой, поскольку думают не о том, чтобы еда лучше, а чтобы набить карман больше».
С адом забавная штука выходит. В тот, детсадовский, с кипящей смолой, давно никто не верит. Но и я вздрогнул, когда владыка Иларион однажды сказал, что ад находится в душе. Поскольку тут противоречение. Если ад в душе, а душа негодяя вполне ему позволяет негодяем быть (вряд ли владельцы «Кофе Хауса» испытывают хоть малейшие угрызения совести по поводу растиражированного ими дерьмища), — следовательно, для негодяя ада нет (и в православии «Кофе Хаус» никак не осуждаем: не за что осуждать).
Впрочем, русское богословие качества примерно такого же, как русская философия (вскинувшихся утешу: Секацкий, например, примирительно полагает, что русская философия только «в начале своего пути». Однако о том не ведающий Бродский попросту обзывал русских мыслителей в «русскими размыслителями»). Русское богословие — это не св. Августин, а вечно, прости, господи, Иоанн Кронштадский.
Лично я останавливаюсь на концепции, что «Суши Евразия» и есть реализация ада на земле для хоть сколько-нибудь гастрономически чувствительного человека, а пребывающие там — и жертвы, и слуги дьявола. Ады сепарированы, вот что я хочу отметить, и для постоянных обитателей представляют лишь среду обитания. Наказание — это насильственная смена среды. Так и всадник Апокалипсиса сегодня — это, безусловно, бомбила на «жигулях» либо водитель маршрутки, один из маршрутов которой всегда ведет на тот свет. Точно так и ресторанный критик есть ангел господень в отношении тех, кто… Впрочем, умолкаю; на сегодня довольно. Ниже — про честолюбца Чаплина оригинальный текст.

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД ЧАПЛИН КАК ВАЛААМОВ ОСЕЛ

О. Всеволод Чаплин – протоиерей, настоятель храма святителя Николая на Трёх Горах, важный чиновник Патриархии и, по факту, рупор РПЦ перед миром – по счастью, честолюбив.

Честолюбие заставляет его говорить больше, чем сказал бы на его месте другой, и соглашаться на светские авантюры, вроде интервью для портала Snob, в процессе которого интервьюерши Соколова и Собчак действуют как нож и молоток в руках искушенного повара. О. Всеволод репутационной опасности не замечает и, например, защищая русского патриарха Кирилла, топит по полной программе сербского патриарха Павла. Павел, правда, не топится, как и Кирилл не спасается, зато Чаплин предстает… Ну, каков есть, таким и предстает.

Так вот, честолюбие Чаплина и проистекающие из него проговорки позволяют судить о том, что происходит внутри РПЦ. Я не об интригах, а о тенденция, трендах. Скажем, очевидное сребролюбие русского епископата — со всеми резиденциями, иномарками, квартирами, часами, – это персональный грешок или тенденция? Ответ важен. Потому что если перед нами людская слабость, ничего страшного: безгрешен кто ж? Но если у несребролюбивой религии появляется принципиально сребролюбивая церковь, то эта церковь как минимум больна, а так максимум – опасна.

Так вот, в начале ноября на одном совещании Всеволод Чаплин сделал важнейшее заявление, поскольку нет ничего для религии важнее, чем вопрос о спасении души, то есть о жизни после смерти. По большому счету, любая церковь – она о том, как и посредством чего заслужить спасение. Протестантская этика, скажем, рассматривает работу как отчет в благочестии перед Всевышнем (желающих отошлю к труду Макса Вебера). В то время как православие ничего не говорит о том, попадут ли в геенну огненную владельцы «Кофе Хауса» из-за дьявольски дурного сервиса. Православие говорит об искренности покаяния. Почувствуйте разницу…

На совещании о. Всеволод выступил с утверждением, согласно которому государственная иерархия есть отражение иерархии небесной, ибо Царство Божие «иерархично. Оно предполагает единоначалие… В этом царстве занимают более высокое положение те, кто послужил Богу и людям».

Понятно, да?

Поскольку Бог в образе горящего куста Чаплину не являлся, Чаплин попросту проецирует на царство небесное то земное, что полагают важным и нужным он и другие церковные чиновники. Никакого равенства. Иерархия и чинопочитание. Святость и праведность ранжируются и протоколируются. Солидный господь – для солидных господ. Пожертвовавший больше да допущен будет в рай на бронемерседесе по спецпропуску, как по спецпропуску пускают сегодня на церковные спецмероприятия…

Главная проблема России лично для меня – отсутствие равенства, усугубленная 500-летней историей самодержавия, сохранившегося и поныне. Мои сограждане не считают себя равными друг другу ни в правах, ни в обязанностях, ни в отношении к закону. Отсюда наше отвратительнейшее барство и ничуть не менее отвратительное рабство.

Церковь – предстательствующая в мире за ту Церковь, что не от мира сего – не просто не обязана государственному неравенству вторить, ни и обязана, сколько есть сил, ему противостоять. Потому как в царстве небесном все равны, и нет там ни барина, ни холопа, ни эллина, ни иудея. Русской церкви противостояние, увы, удавалось плохо: князья смещали неугодных митрополитов, при царях церковь сделалась частью государства, да и не только при царях. Церковная иерархия – с ее постоянными и временными членами священного синода, с правом ношения двух или трех панагий – была один к одному иерархией политбюро, с чего кандидатами и членами, дважды и трижды героями… А нынешняя современная свобода – в чем убеждает Всеволод Чаплин – обернулась не свободой служения Тому, Кому служить не грех, а попыткой обустроить царство божье на манер администрации президента.

Что, безусловно, многим импонирует, ибо понятно и привычно.

В полемику с о. Всеволодом среди иерархов что-то не видно желающих вступать, так что звучит он как рупор, и все чаще – как иерихонская труба, от которой падают стены самого христианства, религии равенства и предпочтения духовного материальному.

И я уж не знаю, что было бы лучше – молчал бы Чаплин или говорил. Его коллега, мой бывший коллега по «Огоньку» и бывший пресс-секретарь Патриархии Владимир Вигилянский тоже однажды сказал, что «равенства нет» (чем поверг меня в шок), однако публично делать такие заявления все же остерегался.

Впрочем, во время осады Иерихона говорить начинает и ослица Валаама.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *