Варсонофий оптинский

Преподобный Варсонофий родился 5 июля (18 июля по н.ст.) 1845 года, в день святого Сергия Радонежского, в Самаре в благочестивой верующей семье Плиханковых. Младенца назвали Павлом. Однако его родная мать при родах скончалась, Павлушу же сразу при появлении на свет окрестили, что спасло ему жизнь. Отец женился во второй раз, и всю заботу о семье взяла на себя мачеха — глубоко верующая, добрая женщина. Она любила церковное богослужение, часто молилась и дома. К этому мачеха приучила и маленького Павла. С пяти лет он уже стал прислуживать в алтаре.

Интересный случай произошел с Павлом, когда ему было около шести лет. В их домашний сад зашел необычный странник и, показывая на ребенка, сказал: «Помни, отец, это дитя в свое время будет таскать души из ада!». Как вспоминал позднее сам преподобный, дивно то, как проник в сад этот незнакомец, ведь дом окружен собаками, и исчез тот человек так же неожиданно, как и появился. Его потом хоть и искали, нигде не могли найти.

В девять лет Павлушу отдали в гимназию, затем он поступил в Оренбургское военное училище. С годами Павел Иванович, преуспевая в военной карьере, дослужился до звания полковника, не за горами был и генеральский чин. Однако блестящая карьера, званые обеды, театры и прочие развлечения мало интересовали молодого человека. Он сторонился всего этого, хотя еще и не помышлял о монашестве, представляя иноческую жизнь скучной и однообразной.

Преподобный Варсонофий

Однажды Павел Иванович зашел в Казанский монастырь и узнал, что игумена той обители звали Варсонофий. «Какое трудное имя», — заметил он, на что ему сказали: «Чем же трудное? Для нас привычное… Ведь в нашем монастыре почивают мощи святителя Варсонофия и архиепископа Гурия». Так молодой полковник, будущий преподобный Православной Церкви, стал молиться у мощей святого Варсонофия, все чаще и чаще бывая в этом монастыре.

Между тем, шли года. Все его знакомые уже давно женились, обзавелись семьями, детьми. Один он избегал знакомств с женщинами и не помышлял о браке. Постепенно в нем утвердилось желание поступать в монастырь. Его мачеха, заменившая ему родную мать, с радостью приняла его решение и благословила на монашеский путь. Только вот в какую обитель идти, он определил не сразу. Однажды ему в руки попался журнал, в котором была помещена статья об Оптиной пустыни и преподобном старце Амвросии. Так он решил ехать в Оптину. Известен случай, что как только он стал подходить к обители, одна блаженная, находившаяся в кельи у старца Амвросия, с радостью сказала: «Павел Иванович приехали…». На это преподобный Амвросий ответил: «Вот и слава Богу…». Уже тогда они знали, что в Оптину идет будущий старец и святой, которому уготовано по предсказанию «таскать души из ада».

Преподобный Амвросий Оптинский

Старец Амвросий дал ему два года на «искус», после которого благословил прийти в обитель. В 1881 году Павел Иванович заболел воспалением легких. По его просьбе денщик стал читать Евангелие, во время которого Господь удостоил болящего чудного видения. Он содрогнулся весь от увиденного отверстым Неба, от яркого света, от страха и собственной греховности… Так у преподобного открылось духовное зрение. Как позднее очень точно заметил старец Нектарий: «Из блестящего военного в одну ночь, по соизволению Божиему, он стал старцем».

Отставка и уход в монастырь сопровождались большими трудностями и помехами. Но все же 10 февраля 1892 года уже немолодой, в возрасте 47 лет, он был зачислен в число братий Иоанно-Предтеченского скита и одет в подрясник. 26 марта 1893 года послушник Павел пострижен в рясофор, а в декабре 1900 года пострижен в мантию с именем Варсонофий. Через два года — рукоположен в иеродиакона, а спустя несколько дней — возведен в сан иеромонаха.

В 1904 году во время Русско-Японской войны преподобный Варсонофий, исполняя послушание, отправляется на фронт. Там он в полной мере помогает и укрепляет русское воинство: исповедует, причащает, соборует раненых и умирающих солдат. По возвращении в родной монастырь, его назначают настоятелем Оптинского скита с возведением в сан игумена. Это случилось в 1907 году.

Оптина Пустынь — Введенский Ставропигиальный мужской монастырь

В Оптину стали стекаться люди, страждущие телом или душою. Многие паломники искали духовного наставления и утешения от старца Варсонофия, который стал широко известен по всей России. Ему Господь открывал самое сокровенное в человеке, что помогало старцу воздвигнуть его от греховной жизни ко спасению во Христе. По молитвам преподобного души болящих обретали свободу от бесов, недугов, вставали на истинный путь покаяния.

В 1912 году из-за доносов недовольных клеветников отца Варсонофия удаляют из Оптиной Пустыни и назначают настоятелем Старо-Голутвина Богоявленского монастыря. Здесь по молитвам святого Варсонофия, заканчивающего свой земной путь, Господь совершает исцеления глухонемого юноши. Старец, будучи уже стар и болен, по-прежнему принимает людей, нескончаемым потоком приходящих к нему за утешением.

14 апреля (по н.ст.) 1913 года преподобный Варсонофий после долгой болезни, приносившей ему неимоверные мучения, предал свою душу Господу. Причащался святой ежедневно, ожидая скорой встречи со Христом. В 1996 году он был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, в августе 2000 года Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания.

(А)

Владимирская епархия

Свято-Троицкий храм

Воскресная школа.

Конкурсное сочинение

Тема: «Игумен Варсонофий»

Выполнила:

Ученица Воскресной школы

Свято-Троицкого храма

Яковлева Александра

Гусь-Хрустальный

2011

Уже более двадцати лет по всей России восстанавливаются храмы, возрождается духовная жизнь. Наша Владимирская земля тоже не является исключением. Есть и особенные храмы, которые не закрывались даже в годы богоборческой власти.

Храм Преображения Господня – один из них. Он расположен в селе Цикуль, Гусь-Хрустального района, Владимирской области. Уже более 20-ти лет в этом храме служит игумен Варсонофий (Хайбулин) – духовник Гусь-Хрустального благочиния, Владимирской епархии. За эти годы батюшка сделал много богоугодных дел, помог людям добрым словом, отеческой заботой и мудрым советом.

Отец Варсонофий особое внимание уделяет детям. Для их воспитания в свете Православия в небольшом селе он организовал Воскресную школу, а также библиотеку для духовного просвещения.

Познакомившись с этим удивительным человеком, я узнала некоторые удивительные факты из его биографии, получила ответы на интересовавшие меня вопросы.

Игумен Варсонофий, в миру Борис Хайдарович Хайбулин, родился в 1937 году в Москве.

Отец батюшки — Хайдар Хустулгатович — является одним из составителей первого монголо-русского словаря. Мама отца Варсонофия – Ксения Карповна (в девичестве Бурдуковская), родом из забайкальских казаков. От нее отец Варсонофий унаследовал сильный красивый голос и любовь к пению. Некоторое время семья жила в Монголии, там родилась старшая сестра батюшки – в крещении Наталья.

В 1941 году Хайдар Хустулгатович Хайбулин уходит на фронт. В боях под Москвой он был тяжело ранен и вскоре умер. Похоронен в деревне Шустиково Вереевского района. Уже позже отец Варсонофий нашел дорогую сердцу могилу, познакомился с женщиной, которая за ним ухаживала перед смертью. Она сразу назвала батюшку по имени и рассказала о его отце.

Крестили Бориса Хайбулина (игумена Варсонофия) в 7-летнем возрасте.

— в 1956 году он поступает в Ленинградский университет на факультет физики.

— в 1957 году отец Варсонофий был осужден на 5 лет лагерей за участие в подпольной марксистской группе. Срок отбывал в мордовском «Дубровлаге» – «зоне» для «политических».

В тюрьме батюшке пришлось пережить очень тяжелые испытания, которые закалили его дух. Из заключения он выходит уже сформировавшимся православным христианином.

— в 1966 году он был рукоположен в диакона митрополитом Белорусским Филаретом в Покровском храме Духовной академии, в Загорске).

— с 1964 по 1968 г.г. игумен Варсонофий обучался в Загорской семинарии;

Особая атмосфера, царившая в Троице-Сергиевой Лавре, непрекращающаяся народная молитва у мощей преподобного Сергия Радонежского оставили неизгладимый след в душе батюшки.

— в 1984 году был посвящен в священники в Успенском соборе в городе Владимир.

— в настоящее время – клирик Владимирской епархии РПЦ.

В разгар «холодной войны», на рубеже 60-70-х гг., мир облетела ошеломительная весть о явлении Богородицы тысячам людей в египетском Зейтуне (пригород Каира). Были сделаны многочисленные фотографии, на которых запечатлены: Дева Мария с младенцем Иисусом на руках, светящиеся «голуби». В СССР эти чудеса были восприняты некоторыми верующими как знамение скорого конца безбожного режима.

В те годы Советский Союз находился за «железным занавесом», но, не- смотря на это, отец Варсонофий один из первых в России узнал о потрясающих явлениях Богородицы в Зейтуне.

С 1968 года он целенаправленно изучает все, что связано с этими событиями, собирает книги и статьи, фотографии, на которых явственно видна Дева Мария.

Вот что рассказывает об этом сам игумен Варсонофий:

— Первое явление произошло вечером во вторник, 2 апреля 1968 года. Мусульмане, которые работали в системе общественного транспорта, остановились у ворот гаража, расположенном напротив коптского храма Пресвятой Девы Марии. (Здесь, согласно преданию, Святое Семейство останавливалось во время бегства от Ирода). Час пик закончился. На улице было немноголюдно. В сгущавшихся сумерках двигалась машина и несколько женщин проходили по улице. Вдруг над средним куполом церкви возникло некое движение. Это привлекло внимание людей. Рабочие у гаража прервали вечернее чаепитие и, не веря своим глазам, устремили взор на «Что-то», показавшееся им «Белой Женщиной». Она стояла на коленях перед крестом на вершине купола. Один из рабочих, мусульманин Фарук Мохаммед Атва, подумал, что юная девушка собирается покончить с собой. Он сделал останавливающий жест рукой и закричал: «Госпожа, не прыгайте, не прыгайте!». (Надо отметить, что на следующий день, из-за развившейся гангрены, ему должны были ампутировать палец на этой руке).

В отчаянии Фарук бросился к телефону, чтобы вызвать пожарных и спасателей. Одновременно его товарищи побежали на другую сторону улицы за священником отцом Константином. В этот момент «Госпожа» поднялась с колен, явив Собой сияющий образ, обрамленный мантией мерцающего света. «Setenna Mariam» («Госпожа наша, Богородица Мария!»), — закричала одна из женщин, вдруг осознав смысл происходящего.

Едва крик сорвался с ее губ, как, казалось бы, ниоткуда появилась стая сияющих белых «голубей» и начала парить вокруг Девы Марии. Спустя несколько мгновений необычная картина растворилась в потемневшем небе, оставив зрителей окаменевшими и лишенными дара речи.

На следующее утро Фарук Атва прибыл в больницу на операцию. Хирург, который должен был ампутировать больной палец, удивился, обнаружив его абсолютно здоровым. Это первый случай чудесного исцеления, которое случилось в Зейтуне.

Впервые в мировой истории многотысячные толпы людей самого различного вероисповедания могли наблюдать такие благодатные явления. Среди собравшихся было много мусульман. Они тоже молились Богородице вместе с коптами-христианами.

Краткий рассказ о первом чуде был помещен в выпуске каирской газеты «Ватани».

Неделю спустя произошло второе видение, затем – другие. Они всегда происходили ночью и сопровождались таинственным светом, сиянием, которое образовывало купол из звезд. Один из свидетелей описывает:

— Это как «ливень из бриллиантов», через некоторое время появлялись стаи светящихся «голубей», которые летали вокруг залитой светом церкви.

— Они всегда сохраняли определенный строй, летали с поражающей воображение скоростью и неожиданно исчезали, словно растаявшие снежинки, — говорили другие.

Во время явления ослепительные вспышки света озаряли крышу храма, затем свет приобретал очертания Богоматери. Она была в длинной одежде и с покрывалом на голове из голубовато-белого цвета. В дуновении теплого ночного бриза наблюдатели, испытывающие благоговейный трепет, могли даже видеть колыхание Ее одежд. Вокруг Ее головы сиял ослепительный нимб. Сияние было таким интенсивным, что было почти невозможно различить черты Девы Марии. Поражая Своим великолепием, Она сияла словно солнце в человеческом облике, заливая церковь мягким светом. Пресвятая Богородица плавно двигалась между куполами, склоняла голову и приветствовала взывающие к Ней толпы людей. Время от времени Она появлялась над пальмами, растущими во дворе церкви, или между ними. Возникала в световой сфере на одном из четырех угловых куполов, на поддерживающих каменных арках. Иногда Пресвятую Деву можно было видеть с младенцем на руках, или со святым Иосифом вместе с Христом – отроком лет двенадцати. Количество людей, желавших увидеть чудо, достигало порой 250-ти тысяч человек. Сделанные фотографии обошли все мировые СМИ. Коптские церковные власти организовали специальный медицинский комитет, который расследовал случаи исцелений.

Председатель комитета по исследованию чудесных событий, епископ Григорий, подтверждает «мгновенные исцеления» от различных недугов: злокачественные опухоли, заболевания щитовидной железы, ревматические артриты, слепота, хронические расстройства речи, тяжелая форма гипертонии, гемиплегия, паралич рук, хроническая астма, гангрена и многие другие заболевания… Все это также засвидетельствовано обстоятельными медицинскими исследованиями. Даже после того, как явления сделались менее отчетливыми, а в мае 1971 года полностью прекратились, сообщения о многочисленных исцелениях продолжали поступать.

Так как сам отец Варсонофий является необычным человеком, то Промыслом Божиим ему посылаются встречи с необычными людьми. Так батюшка часто встречался с Василием Витальевичем Шульгиным.

Василий Витальевич Шульгин (13 января 1878, Киев — 15 февраля 1976, Владимир) — русский публицист и политический деятель. Депутат второй, третьей и четвёртой Государственной думы, националист,монархист и участник Белого движения.

Сам отец Варсонофий об этом знакомстве пишет так: «Вскоре после начала диаконского служения во Владимирской епархии я познакомился с Василием Витальевичем Шульгиным, известным деятелем императорской России, членом Государственной думы многих созывов, активным автором нескольких книг о революционных событиях 1905-1917 гг. о гражданской войне.

Почти четверть века находясь в эмиграции, Шульгин начал думать, что в СССР его забыли. Оказалось, совсем не так. В конце войны он жил в Югославии, как раз в местах пребывания частей Красной Армии. Здесь его арестовали и специальным рейсом доставили в Москву на Лубянку, где в течение года он был под следствием. Приговор – 25 лет. С началом «хрущевской оттепели» был освобожден. После нескольких лет проживания в инвалидных домах, получил квартиру во Владимире и персональную пенсию. Надзор за ним осуществлялся старым владимирским чекистом-полковником Шевченко, который был частым гостем в доме и сопровождал Шульгина в дальних поездках по стране.

Шульгин ложился спать очень поздно. Я часто приходил к нему ночью. И мне казалось, что «машина времени» переносит меня в годы гражданской войны. О вождях Белой Гвардии, А.И. Деникине и П.И. Врангеле Василий Витальевич говорил с большим уважением, хотя о братоубийственной войне, о том, как зверели нравы ее участников с обеих сторон, говорил с горечью.

Жизненный опыт привел его к осознанию особой ценности согласного мира, который надо беречь во что бы то ни стало. В таком духе было написано его «Письмо к русским эмигрантам».

Эпизод получения им вместе с Гучковым манифеста отречения от престола Государя Императора Николая II меня и моих друзей волновал особо. И однажды мы напрямик спросили об этом Василия Витальевича: «Как он — монархист по воспитанию и убеждениям мог согласиться выполнить это поручение думы?». Шульгин ответил, что события тогда развивались так, что если бы не мы, то это неизбежно сделали бы другие люди, чуждые какого-либо почитания священности особы — Помазанника Божия, в крайне оскорбительном тоне.

Как известно, император отрекся в пользу брата – Великого Князя Михаила, а тот в пользу Учредительного собрания, которое должно было выбрать политический строй и путь России.

В книге «Дни» Шульгин пишет, что, когда Князь Михаил закончил и подписал текст своего манифеста, все присутствующие с глубокой сердечной болью почувствовали, что свершится что-то странное и необратимое.

Я спрашивал его: «Как могло случиться, что в итоге всеобщего обязательного изучения Закона Божия к власти пришли крайние богоненавистники?» «Да, — ответил Василий, — все мы изучали и сдавали Закон Божий, но к концу гимназии почти все становились безбожниками». Себя Шульгин к ним не причислял, называя себя мистиком. Но мне показалось, что некоторые системы индийской философии он понимал лучше, чем наше православие. Во всем прочем Василий Шульгин был обаятельным русским человеком, очень гостеприимным, доброжелательным, отзывчивым, спешащим на помощь каждому в ней нуждающемуся.

Скончался он 15 февраля 1976 года на 99-ом году жизни, до конца сохранив ясный ум и прекрасную память. Отпевание совершил священник Княже-Владимирского храма. Усердием художника Ильи Глазунова несколько лет назад был установлен памятник на его могиле в селе Байгуши. В 2008 г. на доме по улице Фейгина во Владимире, где он провёл последние годы жизни, была установлена мемориальная доска с текстом: «В этом доме с 1960 по 1976 гг. жил выдающийся общественный и политический деятель Василий Витальевич Шульгин».

(Из воспоминаний о. Варсонофия)

Отец Варсонофий писал: «В наше время чудо в Зейтуне вызывает у некоторых настороженность, и порой даже враждебность. А тогда, нужно сказать, были совсем другие настроения, в том числе среди духовенства. Была солидарность всех верующих против власти атеистов. Момент конфессиональных различий был второстепенен. А к коптам вообще были большие симпатии. Они же, как и мы, принадлежат к Восточным Церквам. Хотя их вероучение не очень совершенно, но они же очень древние. Христианство к ним пришло еще в I веке через самого св. Марка Евангелиста. Кроме того, Египет – родина монашества, и мы с братией в Троице-Сергиевой Лавре это отчетливо понимали. Поэтому к коптам всегда была какая-то симпатия. Это сейчас, когда не стало госатеизма, какие-то внутренние разборки начались. Вот это – мы, это – католики, это – «ересь экуменизма» и т.д. Тогда все было по-другому, все были едины перед лицом общего противника – атеистического режима. Так вот, явления Богородицы в Египте сильно воодушевили меня и моих друзей по Лавре и Духовной Академии, как сильный аргумент против атеизма. К тому же, Зейтунские чудеса, начавшиеся в 1968 году, совпали с легендарной «пражской весной». Даже в тоталитарном Советском Союзе прорастали ростки свободомыслия, развивалось диссидентское движение. Под впечатлением от всего этого, я написал обращение к XXV съезду КПСС (1976г.). В нем цитировались свидетельства очевидцев явления в Зейтуне и содержался призыв к коммунистам покаяться за преступления перед народом, так как время их подходит к концу».

Если бы отец Варсонофий написал такое письмо в 20-е гг., его бы расстреляли.

В конце 60-х годов отец Варсонофий с другими представителями духовенства создали «Христианский Комитет защиты прав верующих». Они были против тоталитарного контроля власти СССР над церковью. Иначе невозможно было пробить информационную блокаду и рассказать всему миру об истинном положении дел со свободой совести в Советском Союзе. Все факты злодеяний и притеснений, которые творились против верующих, стекались к этому комитету. Он собирал пресс-конференции на нелегальных квартирах для ведущих мировых СМИ. У него были телефоны московских представительств «Франс пресс», «Юнайтед пресс интернешнл», «Дойче пресс», куда представители комитета звонили и рассказывали всю правду о нарушениях прав человека в СССР.
В 1980 году, когда Москва готовилась к Олимпиаде, КГБ «вычищал» город от диссидентов. Начались аресты. Но то, что, казалось бы, должно трагически отразиться на судьбе батюшки (обращение к XXV съезду КПСС), его и спасло. Незадолго до разгрома его исключили из «Комитета защиты прав христиан». «Обращение к XXV съезду КПСС» было расценено как «хулиганство». Даже для диссидентов комитета призыв «покаяться пока не поздно, иначе вам – конец» был слишком смелым. Когда гэбисты пришли в штаб-квартиру «Комитета защиты прав христиан», то нашли там, на столе постановление об исключении отца Варсонофия из Комитета «за действия несовместимые и т.д.» На основании этого постановления батюшку не арестовывали, а вызвали только в качестве свидетеля. Ведь он уже сидел 5 лет по 70-й статье УК РСФСР («Антисоветская агитация и пропаганда»), поэтому ему бы грозил срок лет 10, как рецидивисту.

В этом году исполнилось ровно 45 лет с начала церковного служения отца Варсонофия. Сейчас у отца Варсонофия небольшой приход в селе Цикуль. Он занимается благоустройством Спасо-Преображенского храма, который был построен в начале XIX века помещиками знаменитого рода Танеевых. Благоустраивая церковь, он отремонтировал храм снаружи и внутри, провел газ, что для небольшого села является редкостью. Прихожане отзываются о нем с большой сердечной теплотой и любовью. Часто приглашают на праздники. А в тяжелую минуту жизни отец Варсонофий — незаменимый утешитель и помощник.

Вот что рассказала прихожанка Татьяна: «Отец Варсонофий в течение нескольких месяцев навещал мою маму. Каждую неделю исповедовал ее и причащал Святых Христовых Тайн, благодаря этому мама была спокойна, кончина наступила легко, действительно, успение, как будто уснула».

Уже не одну сотню лет стоит этот храм, веками идет молитва. В храм приезжают и издалека. Во время службы ощущение праздника, как на Пасху. Молитвенное настроение после поездки в Цикуль остается надолго. После общения с отцом Варсонофием – необыкновенная легкость духа, светлая воскресная радость.

Основная цель в жизни отца Варсонофия – спасение души и забота о пастве. Батюшка никогда никому не отказывает. Если нужна его помощь, и днем и ночью, и в жару и в стужу он всегда придет к нуждающемуся. И еще, по словам батюшки, ему очень хотелось бы дожить до того благословенного времени благодатного мира и торжества Церкви Христовой, которое Зейтунская Богоматерь предвозвещает оливковою ветвью в Пречистых руках своих.

Явления Богородицы в Египте продолжались и по окончании Зейтунских событий. Последний раз они наблюдались в декабре 2009 года. Богоматерь многократно появлялась с оливковой ветвью в руках. Также Ее сопровождали светящиеся небесные «голуби». Это символы грядущего мира, которые Библия относит к временам после антихриста. Но антихрист еще не побежден. В условиях неудавшейся демократии народ вновь стал симпатизировать коммунистическим идеям. Причем ситуация даже хуже, чем при СССР. Одно дело, когда идеология навязана насилием, а другое, когда она принята добровольно. То есть людьми сейчас уже делается сознательный выбор.

Россия является центром всех этих эсхатологических событий, отправная точка которых – 1917 год. Не случайно лютый богоборческий строй воцарился именно в нашей стране. Россия претерпела величайшее грехопадение. Но ей же обетовано и величайшее возрождение. Только русские, потерпев от лютых гонителей Церкви – большевиков – такую рану, способны воскреснуть и оживить все мировое христианство. И не случайно Россия всегда называлась «домом Богородицы». Так что отцу Варсонофию порой просто стыдно за наше нынешнее, невнимательное отношение к потрясающим явлениям Богоматери, продолжающимся уже больше тридцати лет.

Список используемой литературы

2Интервью журналиста Сергея Путилова Статья «Наш батюшка» в газете «Гусевские вести» 2006г.

3Френсис Джонстон — «Когда миллионы видели Деву Марию», Москва 2010г.

4Палмер Джером – «Богородица возвращается в Египет», Каллиган Инкорпорейтед, Калифорния 1969г.

5Заки Перл – «Богоматерь посещает Египет», издание Коптской Ортодоксальной Церкви, 1978г.

Старец Варсонофий (Плиханков) происходил из богатой казачьей семьи. Он избрал военную карьеру и получил чин полковника. Случилось так, что он тяжело заболел.
На пороге смерти ему было видение и раздался голос, велевший идти в Оптину. Тотчас исцелившись, он направился к старцу Амвросию, который посоветовал ему привести дела в порядок и вернуться через три месяца.
С трудом преодолев все препятствия, он прибыл в монастырь в самый день погребения св. Амвросия и был отдан отцом Анатолием под духовное руководство старца Нектария. Наставник передал Варсонофию духовное наследие предшествующих отцов. Став иеромонахом, он служил полковым священником во время Русско-японской войны.
Вернувшись в Оптину, он обнаружил скит в упадке. Старец Иосиф на самом деле был тогда уже слишком стар и болен, чтобы следить за состоянием дел, и положение общины, как материальное, так и духовное, опасно ухудшилось. Тогда отец Варсонофий был поставлен скитоначальником и восстановил достойный порядок энергично и мудро. Не делая никаких уступок духу времени, он при этом гармонично сочетал строгость с нежной снисходительностью по отношению к монахам, которых беседами направлял на традиционный путь евангельского совершенствования. Свои увещевания он украшал примерами из жизни или сравнениями с музыкой, большим любителем которой являлся.
В точности как его предшественники, он настаивал на смирении, откровении помыслов и непрестанной Иисусовой молитве. О ней он говорил, что она подобна безбрежному морю, которое переплывают, чтобы достичь Царства Небесного, те, кто пребывает в монашеском послушании, без забот и тревог этого мира. И если просить Бога даровать нам молитву без рассеянности, то при этом нужно предоставить благодати Божией свободно распоряжаться высшими ступенями созерцательной молитвы. Варсонофий, сам великий подвижник, обладал даром прозорливости, который часто проявлялся во время исповеди, а также дарами исцеления и пророчества. Он не берег сил и, тяжело заболев в 1910 г., принял великую схиму. Однако поправился, но лишь для того, чтобы встретить еще более серьезное испытание. В монастырской общине, насчитывавшей около трехсот монахов, нашлись иноки, которые, происходя из распущенного общества того времени, не понимали смысла старчества и критиковали отца Варсонофия, имея целью закрытие скита. Их противодействие превратилось в настоящий заговор, для разбирательства был призван епископ, который и без того с подозрением относился к старчеству. Отца Варсонофия сместили и поставили игуменом отдаленного Голутвинского монастыря.
Несмотря на солидный возраст и недуги, он за один год сумел восстановить постройки обители и обновить жизнь общины, напитав ее духом оптинских старцев. Истощенный трудами, он вскоре заболел раком. Перенося испытания как подражание Страстям Христовым, он, когда ему предлагали лекарства, отвечал: «Оставьте меня, я на кресте!» Поскольку состояние здоровья больше не позволяло ему исполнять обязанности, он написал в Святейший Синод, предлагая сместить его и испрашивая позволения вернуться в Оптину, чтобы «оставить там свои кости». Но прежде чем получил ответ, прп. Варсонофий предал душу Богу 1 апреля 1913 г. и был похоронен в Оптиной рядом с другими старцами.

Память преподобного Варсонофия Оптинского из «Синаксаря», составленного афонским иеромонахом Макарием из обители Симонопетра

<<предыдущая оглавление следующая>>

На фронте

В 1904 году начинается Русско-японская война, и преподобный Варсонофий за послушание отправляется на фронт: обслуживать лазарет имени преподобного Серафима Саровского, исповедовать, причащать, соборовать раненых и умирающих солдат. Он сам неоднократно подвергается смертельной опасности. В духовной беседе с чадами он рассказывал: «Когда я встретился лицом к лицу с русскими ранеными воинами, я убедился, какая бездна христианской любви и самоотвержения заключается в сердце русского человека, и нигде, может быть, они не проявляются в такой изумляющей силе и величии, как на поле брани. Только в тяжкие годины войн познаётся воочию, что вера Христова есть дыхание и жизнь русского народа».

Возвращаясь домой из Маньчжурии, отец Варсонофий снова подвергался смертельной опасности. Позднее, его духовный сын, отец Никон, запишет в своём дневнике об этом жизненном этапе своего наставника: «Батюшка рассказал, каким опасностям смертным подвергался он: Первое – как Батюшка чуть было не сошёл с вагона на самом быстром ходу, полагая, что дверь затворена; Второе – как было у Батюшки предчувствие не садиться на поезд, и он не сел, а поезд, действительно, по какой-то причине разлетелся вдребезги. И когда уже на другом поезде Батюшка приехал, то увидел только груду обломков и массу кровавых тел; Третье – как Батюшку намеревались убить… в глухом месте. И как Господь спасал дивно от всех этих опасностей, а, может быть, и многих других, которых Батюшка не заметил».

Монаху простому нужен терпения воз, а настоятелю – целый обоз

По возвращении после окончания войны в Оптину Пустынь, в 1907 году, отец Варсонофий был возведён в сан игумена, и назначен святейшим Синодом настоятелем Оптинского Скита вместо тяжело болевшего отца Иосифа.

Старец Иосиф был уже так слаб, что не выходил из кельи. Конечно, дела скитские – хозяйственные – оказались несколько запущенными. «Когда я принимал настоятельство от отца Иосифа, — вспоминал отец Варсонофий, — то он вручил мне сто рублей денег, с которых пятьдесят четыре рубля велел заплатить одному козельскому торговцу, у которого он брал для Скита рыбу и другие припасы. Следовательно, осталось сорок шесть рублей на содержание Скита.

Сначала приходило на ум, как я на такие средства буду содержать Скит, но затем я успокоился, положившись на волю Божию. Ведь Скит-то не мой, а Иоанна Крестителя, он нас и прокормит, чего мне смущаться. И действительно, Иоанн Креститель не оставил скит. Мы ни в чём не нуждались. Рекой полились пожертвования»

Он умолчал, однако, о первом пожертвовании, внесённом в скитскую казну, — собственных сбережениях – всего шестьдесят тысяч. Новый скитоначальник твёрдой рукой уплатил долги, отремонтировал скит, обновил ризницу, устроил библиотеку. Он умел со строгостью соединять нежно-любовное отношение к скитской братии, был полон забот о них.

Конечно, теперь вовсе не стало у него покоя. Часто припоминал он сказанное старцем Амвросием: «Монаху простому нужен терпения воз, а настоятелю – целый обоз».

Слава о нем разносится по всей России

К этому времени слава о нем разносится уже по всей России. Ушли в вечные обители святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, преподобный старец Варнава Гефсиманский. Страна приближалась к страшной войне и неизмеримо более страшной революции, житейское море, волнуемое вихрями безумных идей, уже «воздвизалось напастей бурею», люди утопали в его волнах…

Как в спасительную гавань, стремились они в благословенный Оптинский скит к преподобному Варсонофию за исцелением не только телес, но и истерзанных, истомленных грехом душ, стремились за ответом на вопрос: как жить, чтобы спастись? Он видел человеческую душу, и по молитвам ему открывалось в человеке самое сокровенное, а это давало ему возможность воздвигать падших, направлять с ложного пути на истинный, исцелять болезни, душевные и телесные, изгонять бесов.

Духовные дары Старца

Как надо исповедоваться

Его дар прозорливости особенно проявлялся при совершении им Таинства исповеди. С.М. Лопухина рассказывала, как, приехав 16-летней девушкой в Оптину, она попала в «хибарку», в которой принимал старец. Преподобный Варсонофий увидел ее и позвал в исповедальню и там пересказал всю жизнь, год за годом, проступок за проступком, не только указывая точно даты, когда они были совершены, но также называя и имена людей, с которыми они были связаны. А завершив этот страшный пересказ, велел: «Завтра ты придешь ко мне и повторишь мне все, что я тебе сказал. Я хотел тебя научить, как надо исповедоваться»…

Ну, и векселёк же вы разорвали

Елена Александровна Нилус рассказывала, что как-то раз, когда она с мужем, как обычно, пришли на исповедь к Старцу, (а он их исповедовал одновременно, зная, что у них нет тайн друг от друга), отец Варсонофий спросил Сергея Александровича Нилуса, совершил ли он такой-то грех. «Да, — ответил Нилус, — но я это и за грех не считал». Тут Старец объяснил ему грешность его деяния и воскликнул: «Ну, и векселёк же вы разорвали, Сергей Александрович».

Летишь от Старца как на крыльях…

Начинавший свой монашеский путь в скиту Оптиной Пустыни, игумен Иннокентий (Павлов) спустя несколько десятилетий вспоминал об отце Варсонофии: «Это был замечательный Старец, имевший дар прозорливости, каковую я сам на себе испытал, когда он принимал меня в монастырь и в первый раз исповедовал. Я онемел от ужаса, видя перед собой не человека, а ангела во плоти, который читает мои сокровеннейшие мысли, напоминает факты, которые я забыл… Я был одержим неземным страхом. Он меня ободрил и сказал: «Не бойся, это не я, грешный Варсонофий, а Бог мне открыл о тебе. При моей жизни никому не говори о том, что сейчас испытываешь, а после моей смерти можешь говорить».

Далее отец Иннокентий вспоминает о том, как Старец принимал братию, не спеша задавая вопросы, выслушивая и давая наставления. При этом он совершенно одинаково относился как к старшим, так равно и к самым последним. Он знал до тонкости душевное устроение каждого. Бывало, после исповеди или откровения помыслов, какая бы скорбь, печаль и уныние ни угнетали душу, всё сменялось радостным настроением, и, бывало, летишь от Старца как на крыльях от радости и утешения».

Начал говорить мои грехи как будто читал по раскрытой книге…

А вот какие поразительные воспоминания об исповеди у старца оставила его духовная дочь:
— Дошли мы до скита, враг всячески отвлекал меня и внушал уйти, но, перекрестившись, я твёрдо вступила в хибарку… Перекрестилась я там на икону Царицы Небесной и замерла.
Вошёл Батюшка, я стою посреди келии… Батюшка подошёл к Тихвинской и сел…
— Подойди поближе.
Я робко подошла.
— Стань на коленочки… У нас так принято, мы сидим, а около нас по смирению, становятся на коленочки.
Я так прямо и рухнула, не то, что стала… Взял Батюшка меня за оба плеча, посмотрел на меня безгранично ласково, как никто никогда не смотрел, и произнёс:
— Дитя моё, милое, дитя моё сладкое, деточка моя драгоценная! Тебе двадцать шесть?
— Да, Батюшка.
— Тебе двадцать шесть, сколько лет тебе было четырнадцать лет тому назад?
Я, секунду подумавши, ответила:
— Двенадцать.
-Верно, и с этого года у тебя есть грехи, которые ты стала скрывать на исповеди.
Хочешь, я скажу тебе их?
— Скажите Батюшка, — несмело ответила я.
И тогда Батюшка начал по годам и даже по месяцам говорить мои грехи так, как будто читал их по раскрытой книге…
Исповедь, таким образом, шла двадцать пять минут. Я была совершенно уничтожена сознанием своей греховности и сознанием того, какой великий человек передо мной.
Как осторожно открывал он мои грехи, как боялся, очевидно, сделать больно и в то же время как властно и сурово обличал в них, а, когда видел, что я жестоко страдаю, придвигал ухо своё к моему рту близко-близко, чтобы я только шепнула:
— Да…
А я ведь в своём самомнении думала, что выделяюсь от людей своей христианской жизнью. Боже, какое ослепление, какая слепота духовная!
— Встань, дитя моё!
Я встала, подошла к аналою.
— Повторяй за мной: » Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей». Откуда эти слова?
— Из Пятидесятого псалма.
— Ты будешь читать этот псалом утром и вечером ежедневно.
— Какая икона перед тобой?
— Царицы Небесной.
— А какая это Царица Небесная? Тихвинская. Повтори за мной молитву…
Когда я наклонила голову, и Батюшка, накрыв меня епитрахилью, стал читать разрешительную молитву, я почувствовала, что с меня свалились такие неимоверные тяжести, мне делается так легко и непривычно…
— После всего, что Господь открыл мне про тебя, ты захочешь прославлять меня, как святого, этого не должно быть – слышишь? Я человек грешный, ты никому не скажешь…
Сокровище ты моё…, помози и спаси тебя Господь!
Много — много раз благословил меня опять батюшка и отпустил…

Это была моя тайна, откуда он мог узнать?

Иногда батюшка вёл беседы перед исповедью, открывая души присутствующих; при этом он и не смотрел ни на кого, чтобы не смущать, и явно не указывать. Вот только один пример такой беседы, по воспоминаниям духовного чада отца Варсонофия: «Батюшка беседовал в одной приёмной и говорит: «Полюбила одна барышня молодого человека, а он не отвечал ей своей взаимностью и ухаживал за другой. Тогда в барышне возникло чувство ревности, и она захотела отомстить молодому человеку. Она воспользовалась тем обстоятельством, что он ходил постоянно кататься на коньках, на тот же каток, куда ходила и она. У неё пронеслась мысль: «искалечу его, пускай он не достанется и моей сопернице». И вот, когда он раскатился, она ловко подставляет ему подножку, тот упал назад и сломал себе руку. Но это ещё, слава Богу, мог бы получить сотрясение мозга и умереть. И было бы смертное убийство. И такие случаи часто забываются на исповеди».

Во время этого рассказа, я почувствовал, что в мои плечи впились чьи-то пальцы. Я оглянулся и увидел, что ухватилась за меня одна девушка восемнадцати лет, моя родственница, побледневшая как полотно. Я подумал, что ей просто дурно сделалось от духоты, и поддержал её. А она потом мне говорит: «Да ведь это Батюшка меня описал! Это была моя тайна, откуда он мог узнать?!»

Но он на мою просьбу молчал

Вспоминает духовное чадо старца: «Я поехал в Москву, потом в Казань и Саровскую Пустынь. Перед отъездом я спрашивал у старца благословения, но он на мою просьбу молчал. Я три раза повторил свою просьбу. Тогда он нехотя сказал: «Ну, Бог благословит». Меня это несколько озадачило, и когда я приехал в Саров, то оказалось, что там была чёрная оспа, и были умирающие из паломников и монахов. Пробыл я там два дня, а в Дивееве так и не был, так как возница мой отказался везти, говоря, что дорога очень плохая. Тогда я понял нерасположенность старца к этой поездке».

Так оно и сбылось

Духовный сын Старца, священник Василий Шустин вспоминал о своих встречах с отцом Варсонофием. Будучи студентом, он с приятелями, тоже студентами, приехал к Старцу: «Как только мы, втроём, вступили в коридор, дверь из кельи старца отворилась, и он, в необыкновенной красоте, предстал перед нами, — высокого роста, статный, величественный, с головой, покрытой белыми серебристыми волосами, без всякого оттенка желтизны. На лице его была ласковая улыбка. Он распростёр руки и сказал: «Наконец-то давно ожидаемая мной троица ко мне явилась. Что вы так долго собирались приехать сюда? Я вас ждал. Пожалуйте, пожалуйте сюда». И принял нас к себе в келью… Келья была небольшая; в углу помещалось несколько образов с лампадой, перед ними стоял аналой. Обстановка комнаты состояла из стола, дивана и трёх кресел. Часть комнаты была отделена занавеской, за которой помещалась постель старца. По стенкам висели портреты прежних старцев.

…Старец посмотрел на меня и сказал: «Болит моё сердце за тебя, ты не кончишь института. Почему – не знаю, но не кончишь». Позже, в другие мои посещения Оптиной, он мне говорил: «Брось институт и помогай отцу». Но я был увлечён институтом, мне хотелось приобрести знания, я и говорю Батюшке: «Дайте мне поучиться, меня интересует это». Он посмотрел на меня с улыбкой и сказал: «Ну, если хочешь, учись, только всё равно не кончишь». Так оно и сбылось: сначала болезнь моя, затем немецкая война, и, наконец, гражданская, не дали мне кончить института».

Какая перемена произошла в ней!

Как-то старец, гуляя со своим духовным сыном, священником Василием Шустиным по скиту, остановился перед гробницами монахов и стал благословлять могилы: «Это могилки моих духовных детей. Вот здесь похоронен приват-доцент Московского университета Л. Он был математик и астроном! Изучая высшие науки, он преклонился перед величием творения и их Создателя. Жена Л. была доктором медицины. Работая в клинике, она влюбилась в одного профессора и бежала в Париж вместе со своими детьми. Л. очень горевал, и по прошествии нескольких лет, приехал к нам, чтобы найти здесь облегчение своему горю. Здесь он, по Божиему соизволению, опасно заболел воспалением лёгких. Случай был очень тяжёлый. Я видел, что он скоро умрёт и предложил ему удалиться совсем от мира и принять пострижение. Уже очень много времени он не имел никаких сведений о семье. Л. подумал и согласился; через несколько дней он, постригшись, скончался, приняв схиму. Теперь он среди ликов ангельских!

Через несколько месяцев явилась в скит одна очень экзальтированная дама, и стала кричать: «Дайте мне моего супруга!» Сначала я не понял, что она хочет, но потом разобрал, что она говорит о Л. Я сказал ей, что её муж находится среди ангелов… Тогда она начала говорить о себе, гордиться своими знаниями: «Я изучила иностранных двенадцать языков, и приобрела известность своими работами заграницей». Она думала, что её научный ценз откроет ей двери скита. Я ей сказал, что, хотя она и знает много языков, но одного самого главного языка не знает, — это языка ангельского. Она иронически спросила: «Где такой язык?» Я ответил: «Чтобы знать его, нужно читать Священное Писание. Это и есть язык ангельский». Она объявила, что здесь ей более нечего делать, и что она сейчас же отправляется за границу читать лекции в швейцарском университете. Я просил её прислать мне письмо, когда жизнь её будет для неё тяжела, и сказал, что она ещё раз приедет сюда. Она засмеялась и удалилась.

Через несколько месяцев она прислала мне письмо из Швейцарии, где писала, что она очень несчастна. Её гражданский муж изменил ей и покинул её, уведя с собой её детей. Она уже, по моему совету, начала читать Евангелие и нашла много интересного. В письме она предложила мне несколько вопросов. Для разрешения их я предложил ей приехать к нам. Она приехала и прожила довольно долгое время, а затем стала приезжать по несколько раз в год. И сделалась верующей, доброй. Она была очень богата, и всё имущество раздала бедным. Какая перемена произошла в ней! Мудрость мира явилась безумием перед Богом». (Впоследствии, отец Василий видел её, по его словам, она сделалась очень скромной, и когда батюшка входил в приёмную, бросалась в ноги).

Не быть самоуверенной

Мария Васильевна Шустина, духовное чадо старца, вспоминала: «В другой раз старец предупредил одну молодую монахиню не быть самоуверенной. Но вскоре она сама вызвалась читать Псалтирь в церкви по умершему и отказалась от сотрудничества других монахинь. В полночь она почувствовала страх, бросилась бежать и защемила дверью свою одежду. Утром её нашли на полу в нервной горячке. Пришлось её поместить в лечебницу, где она пробыла год и вернулась с седой головой».

За молитвы Батюшки

Княжна Елена Андреевна Воронова, духовное чадо Батюшки, вспоминала о том, как приехала она в Оптину вся больная, после жестокого плеврита, с больными лёгкими. К тому же у неё стремительно ухудшалось зрение: один глаз совсем не видел, и лучшие столичные окулисты ей говорили, что не только этому глазу уже никогда не вернуть зрения, но что и другому глазу угрожает такая же опасность. Отец Варсонофий благословил её искупаться в источнике Преподобного Тихона Калужского. Стояли морозы, выли снежные бури. Но Елена Андреевна была верным чадом Батюшки, и выполнила всё наказанное за послушание.

Позднее в письме она писала: «За молитвы нашего Батюшки я купалась в источнике Преподобного Тихона. Когда надевала бельё, оно от мороза стояло колом, как туго накрахмаленное. Двенадцать вёрст от источника до станции железной дороги я ехала на извозчике… Волосы мои мокрые от купанья превратились в ледяные сосульки. Насилу оттаяла я в тёплом вокзале и в вагоне и – даже ни насморка! От плеврита не осталось и следа. Но что воистину чудо великое милости Божией и Угодника Преподобного Тихона, это то, что не только выздоровел мой заболевший глаз, но и другой, давно погибший, и я теперь прекрасно вижу обоими глазами!»

Исцеление бесноватого

Чета Нилусов, придя однажды на благословение к Старцу, присутствовали при изгнании им беса из приведённого к нему человека. В этот раз от Старца потребовалось немало духовных сил. Бесноватый был в неистовой ярости, изрыгал на отца Варсонофия злейшую брань, называя его всё время полковником и готовый наброситься на него. Старец потом объяснил Нилусам, что это был редкий и трудный случай, когда пришлось иметь дело с бесом полуденным, который является одним из наиболее лютых и трудно изгоняемых. Об этом бесе упоминается в девяностом псалме: «от сряща и беса полуденного».

О брани с духами поднебесной

Шамординская монахиня Александра (Гурко) рассказывала: «Собрал однажды батюшка отец Варсонофий несколько монахинь, своих духовных дочерей, и повёл с ними беседу о брани с духами поднебесной. Меня почему-то посадил рядом с собой, даже настоял, чтобы я села поближе к нему. Во время беседы, в то время как батюшка говорил о том, каким страхованиям бывают подвержены монашествующие, я вдруг увидела реально стоящего неподалёку беса, столь ужасного видом, что я неистово закричала. Батюшка взял меня за руку и сказал: «Ну что же? Ты теперь знаешь?» Прочие же сёстры ничего не видели и не понимали из того, что произошло».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *