Васса Ларина

Инокиня Васса (Ларина) Инокиня Васса (Ларина) о детстве и юности, о семье, церковной жизни в большом городе, «благочестивом позировании» и своем видении места женщины в Церкви; о том, как родилась идея и почему именно такой формат выбран для популярного цикла авторских видеопрограмм «Кофе с сестрой Вассой».

…А кофе нам поначалу как-то не хотелось. Несмотря на завывающий за окном ветер, затяжную и суровую в последние годы зиму на Восточном побережье Америки. Зато мы дружно пили персиковый сок. Он добавлял аромата оставшейся с Рождества елке, свежим цветам, нежно расставленным к приезду матушки отцом Георгием. Желание выпить по чашечке горячего кофе пришло позже – после похода к Покровскому храму, двумя кварталами вниз в направлении Гудзона.

В родном Наяке, что в 30 километрах от Манхэттена, с момента ухода в монастырь и переезда на другой континент сестра Васса бывает нечасто, и то проездом – с одной конференции на другую, а потом назад – в Европу.

Наяк – старинный городок, центральную улицу которого, идущую параллельно Гудзону, окаймляют в основном антикварные магазинчики да небольшие ресторанчики. После Второй мировой сюда из дорогого Нью-Йорка и соседних ферм стали перебираться прибывавшие из разных стран русские, в основном «ДиПи» – бывшие «перемещенные лица» – без денег, согласные на любую работу и любой заработок. Они прошли Китай и Аргентину, Марокко и Австралию, а знакомы были еще по германским лагерям. И большинство приезжали через фонд, организованный младшей дочерью Льва Толстого Александрой и ее сподвижницей Татьяной Шауфус. Фонд носил имя Толстого, а место так и называлось – Толстовская ферма. Каковой она, впрочем, и была: там выращивали овощи и фрукты, разводили живность и птицу. Иммигранты первое время там и работали, а для престарелых был устроен старческий дом, который действует и по сей день. Многие семьи стремились скорее устроиться на новых местах, переезжали в соседние города, где можно было найти работу.

Одним из таких городков и был Наяк. Первые русские поселились там в 1949 году. Это позже здесь обоснуется «первая леди американского театра» Хелен Хейс, известный американский актер и продюсер Стефан Болдуин, русский танцор Михаил Барышников. А до XVII века в этих местах вообще жило индейское племя, которое и дало городку такое не англозвучащее название.

Дом о. Серафима Слободского Поднимаешься от Гудзона вверх – и попадаешь в Покровский храм. Историю его здесь помнит старшее поколение. Младшее историю знает, потому что не знать просто не может. В приходской школе в разные годы обучалось до 125 человек ежегодно. Русский, география, литература, история… Выпускники ее работают в Госдепартаменте США, международных банках, за границей. И то, что чуть ли ни полгорода говорит по-русски или понимает русский язык, тоже неудивительно. Вам покажут дом отца Серафима Слободского – автора того самого «Закона Божия», по которому учится подрастающее поколение на всех континентах, где есть русские.

Отец Серафим с семьей приехал в Наяк в 1953 году из Германии и сразу занялся организацией прихода с надеждой построить настоящий православный храм. В начале следующего года было куплено место и начался сбор средств: по доллару за концерт, 50 центов за кирпичики, лотерея – для сбора средств использовалась малейшая возможность. Пока собирались деньги, взрослые и дети работали: копали землю, клали кирпич, расписывали стены изнутри. И наконец в 1957 году приход переехал в новый храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, построенный исключительно прихожанами.

Отец Серафим скоропостижно скончался в 1971-м. Настоятелем прихода стал его помощник и второй священник – отец Георгий Ларин.

Папа очень любил владыку Иоанна Шанхайского, прислуживал ему, и уже тогда у него появилось желание служить в Церкви.

– Мой отец, протоиерей Георгий Ларин, родился в Шанхае, – рассказывает инокиня Васса (Ларина). – Дедушка, Георгий Павлович Ларин, воевал в Белой армии, часть которой через Сибирь иммигрировала и оказалась в Харбине и Шанхае. Дедушка имел «Белый банк» и был самым богатым русским в Шанхае. Отец воспитывался там до 12 лет, потом в Китае произошла революция, русским эмигрантам пришлось бежать, и вместе со святителем Иоанном Шанхайским они прибыли на Филиппины. Папа очень любил владыку Иоанна, прислуживал ему, и уже тогда у него появилось желание служить в церкви.

Когда семья с Филиппин перебралась в Австралию, где стала ждать визу в США, владыка Иоанн продолжал заботиться об отце. Папа работал в банке, хорошо зарабатывал, но с женитьбой у него как-то не складывалось. Тем временем владыка Иоанн писал папе письма, всегда поздравлял с днем ангела на великомученика Георгия, а однажды так в письме прямо и написал, что пока он не решит служить Церкви, создать семью у него не получится.

Отец стал чаще ходить в храм, а в 28 лет решил ехать в Джорданвилль – поступать в Свято-Троицкую семинарию – и в самый сочельник отправился на корабле в Америку. Незадолго до окончания семинарии, когда ему было уже 32 года, папа познакомился с моей мамой.

У отца в Джорданвилле был духовник – отец Константин Зайцев. Отец просил его помолиться о невесте, а отец Константин у него спрашивает: «А ты сам Бога просил? Не просил. А ты проси». И как-то после Пасхальной заутрени папа пошел спать и вдруг слышит стук в дверь: сокурсник говорит, что из Марокко девушки приехали (у мамы было еще две сестры). Когда семинаристы постучали в дверь, в доме все спали. Они были в подрясниках, а мама – она была не из церковной среды – открыла дверь и подошла под благословение к моему отцу.

Мама родилась в 1946 году в Гамбурге в лагере ДиПи, где ее крестил будущий митрополит Виталий (Устинов). В Америку семья приехала почти без денег, и мой очень интеллигентный дед, который написал учебник по русской истории, – Юрий Владимирович Изместьев – стал работать ночным сторожем. На тот момент маме исполнилось 18 лет. Через год родители обвенчались и до сих пор живут счастливо. Мама – матушка Екатерина – по-прежнему много работает: и на светской работе, и на приходе. Такая супер-матушка.

С родителями

– Как родителям удается все эти годы сохранять свежесть и новизну семейных отношений?

– Мне трудно судить. У меня нет опыта брачной жизни. Только вижу, как они внимательны друг ко другу. Вот видите, он ей до сих пор приносит цветы.

– Как вы, дети, еще это чувствовали?

– Родители никогда при нас не ссорились. Папа, как ребенок, мог потратить для мамы последние деньги – шубу купить, а мама на него за это очень сердилась. Но в отношении нас, детей, они представляли собой объединенный фронт и вели единую политику. Хотя мама всегда была строже папы. Она и сейчас в семье столп. Отец, как и большинство священников за границей, начинал свое служение работающим священником – работал в банке.

Покровский Храм

– Каким по счету является для вас Покровский храм?

– Первым. В семье нас четверо детей: Татьяна, Наталья, Иван (младший брат) и я – Варвара. Наташа родилась в доме отца Серафима Слободского, а мы с братом уже в новом церковном доме, когда отец стал настоятелем. Папа служит в храме более 40 лет, построил при церкви Русскую школу; здесь были составлены учебники по русскому языку, истории, географии, которыми пользовались мы и по сей день пользуются ученики школы. Некоторые учебники были привезены из России, и в них мы заклеивали страницы с изображением Ленина и разными чисто советскими предложениями, как, например, «Спасибо дедушке Ленину». Каждую субботу к 8 часам утра мы шли на занятия в Русскую школу, в то время как американские дети ехали на пляж или катались на лыжах. Дедушка помогал мне с домашними заданиями по русскому языку. Когда не стало отца Серафима Слободского и папа остался на приходе один, ему приходилось много трудиться, а жалование было всего 400 долларов в месяц на семью из шести человек. И тогда мама решила пойти на светскую работу. Кроме русского она говорила по-французски, английского на тот момент почти не знала и потому смогла устроиться только на тяжелую работу: сначала на фабрику, а потом в дом для престарелых – и уже значительно позже получила работу администратора нескольких домов для престарелых. Так что фактически мама содержала семью. Папа был священником на полную ставку, а мама на полную ставку работала. Быть священником за границей нелегко.

Помимо работы мама продолжала заниматься семьей и детьми: собирала нас в церковь, готовила постное в пост, непостное – в праздник, ставила елку, покупала подарки. Семейная жизнь наша пахла гречневой кашей Великим постом, аппетитно запекавшейся ветчиной в Великую субботу. И вся семейная картина нашего дома было оформлена под церковный календарь.

Татьяна, Наталья, Иван, Васса

Мы не знали сказок, а когда ложились спать, то просили папу рассказать нам священную историю.

– Какие люди окружали вас?

Все зарубежные иерархи бывали в Покровском храме, а значит – и у нас дома.

– Мы знали многих интересных людей, которые с детства формировали нас. Все зарубежные иерархи бывали в Покровском храме, а значит – и у нас дома. Мы очень любили митрополита Филарета (Вознесенского), играли с владыкой Антонием (Медведевым) и владыкой Алипием (нынешним архиепископом Чикагским) и, конечно, почитали их, из дома провожали в храм вместе с иподиаконами. Часто к нам приезжал митрополит Виталий (Устинов). Он был в курсе моего стремления к монашеству и иногда говорил маме с папой, что хочет побеседовать со мной наедине. Мы друг друга уже тогда понимали, и владыка учил меня четки прятать в кармане.

Исповедоваться наша семья ездила в Джорданвилль. Я всегда исповедовалась у отца Киприана (Пыжова), иконописца. Он тогда казался мне очень остроумным, хотя сейчас я думаю, что он немного юродствовал. В монастырь мы ездили не только исповедоваться, но и знакомиться. Родители не очень приветствовали нашу дружбу с американцами, поэтому мы больше дружили с русскими. Тогда не было интернета, и мы писали друг другу настоящие письма по-русски. Дома нам строго запрещалось говорить по-английски, и до сих пор мы говорим с родителями по-русски.

Мы жили нормальной и при этом церковной жизнью. У нас была большая компания русской молодежи…

Каждое лето мы ездили на месяц в лагерь юных разведчиков – НОРР, а между Рождеством и Великим постом посещали самые настоящие балы в самых настоящих бальных платьях. В субботу вечером обязательно ходили ко всенощной, а после всенощной с русской молодежью устраивали вечеринку, хотя рано утром надо было вставать на литургию. В общем, мы жили нормальной и при этом церковной жизнью.

У нас была большая компания русской молодежи, где не приняты были отношения до брака, так что молодые венчались рано и все заканчивали университеты. Мой брат женился в 21 год, старшая сестра вышла замуж в 19, вторая – в 22.

– А вы выбрали монашество?

– Мне было 19 лет, когда я решила поступить в Леснинский монастырь. В ближайшем Ново-Дивееве большинство монахинь были пожилыми, и я собралась во Францию. Родители были в ужасе и спрятали мой паспорт. Но к тому времени я была уже достаточно самостоятельной: в университет меня приняли, когда мне было 15 лет. Для мамы, кстати, не было неожиданностью, что я пойду в монастырь. Не то чтобы я была особо благочестивой или монашеского поведения – и за мной ухаживали молодые люди, – но я очень любила службы – это было заметно; том за томом читала святого Иоанна Златоуста и вообще больше была папиной дочкой.

А до поступления в монастырь, в 1987 году, я отправилась на семестр в Россию изучать русский язык. Россия тогда для нас была словно таинственное царство, как град Китеж. У меня даже надпись была в комнате – «В моем сердце живет Россия». Мы наизусть учили Пушкина, Есенина, других поэтов, любили Россию, но всё это было очень отвлеченно. И когда я впервые приехала в Россию, всё во мне перевернулось. Как раз перед 1000-летием Крещения Руси там начала возрождаться церковная жизнь. Меня познакомили с отцом Артемием Владимировым, в то время начинающим священником, с иконописицей Асей Калининой – будущей матушкой. Она привезла меня в Печоры. Там была большая очередь к отцу Иоанну (Крестьянкину), и мы не надеялись попасть. Но Ася как-то смогла через келейника что-то на словах передать отцу Иоанну. Я читала об оптинских старцах, но у нас в зарубежье старцев не было, потому и опыта общения с ними у меня не было. Я даже не успела подумать, какие задать вопросы, и тут увидела, как отец Иоанн буквально бежит на службу. Он знал, что я с Асей, – благословил меня раскладной иконкой великомученицы Варвары и сказал словами из акафиста святой: «Радуйся, Варвара, невеста Христова прекрасная». И… побежал дальше. Это была моя со старцем первая и единственная встреча и ответ на мой вопрос о монашестве, который я не озвучила.

– Многие едут к старцам с надеждой услышать голос Божий…

Послушание, воля, смирение – эти понятия у мирян нередко извращены, вплоть до того, что люди начинают терять себя как личности, притворяются.

– Но человек всё равно в каждом конкретном случае должен поступать по своей совести, сам молиться и сам решать. В современном русском Православии люди нередко хотят, чтобы им говорили, что делать, как поступать, а сами с себя ответственность снимают. В этом отношении я не большая поклонница для мирян такого понятия, как монашеское послушание. Мы сами отвечаем за свои решения. Какой смысл спрашивать батюшку, какой пастой зубы чистить? Любой мыслящий человек усмотрит и почувствует в этом некую фальшь. У женщин особенно есть такая тенденция – превращать священников в старцев. Послушание, воля, смирение – эти понятия у мирян нередко извращены, вплоть до того, что люди начинают терять себя как личности, притворяются, делают вид и изображают из себя кто кого. Тип православной женщины, например. Вот я буду делать вид, что я такая – православная… И получается раздвоение личности. Женщина не живет реально этой жизнью, она притворяется: что есть церковная жизнь в ее понятии, так она себя и ведет. Но мы призваны быть самими собой и каждый реализовать свое призвание, потому что все мы уникальны. А если я буду делать вид, что я монахиня, и бегать с четками или за священником бегать… Нет, что тебе Бог послал, в этом направлении и нужно работать. Но я согласна с тем, что в свое время, если мы просим и искренне молимся, Бог посылает нужное слово или нужного человека в нашу жизнь.

– Даже если человек не ищет и специально не ездит к старцам…

– Даже если не ищем, Господь знает, когда и кого нам послать. И мы не услышим этих слов, пока к этому не готовы и пока время не пришло.

– Сестра Васса, как судьба свела вас с архиепископом Марком? Он ведь не принадлежит к числу американских архиереев, с которыми вы были знакомы с детства.

– Бог мне послал владыку, когда я была послушницей в Леснинском монастыре во Франции. Когда я прочитала «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу», то загорелась желанием научиться Иисусовой молитве. Я читала афонские сборники, где описывались приемы молитвы. При этом я не была особо духовной, а была обычной послушницей. И как-то приехал в монастырь владыка Марк, и мне показалось, что он – знаток молитвы. Позже я узнала, что владыка научился молитвенному деланию на Афоне. Он немец, и в нем я открыла нечто для себя новое. Владыка Марк – опытный духовник, не очень, я бы сказала, русского характера, человек очень аскетичный. И владыка взял меня на плечи, за ним я видела Христа. Это было очень важным опытом в моей жизни. Из Лесны он перевел меня в Берлинскую и Германскую епархию, где не было женского монастыря, и я стала жить с одной престарелой послушницей на ее квартире в Мюнхене. Мы вставали рано утром и шли на службу в монастырь. Но это был мужской монастырь, и спустя некоторое время мы стали вычитывать службы дома, а в субботу ходили в монастырь причащаться. Пятнадцать лет я жила в Мюнхене (за это время побывала на послушании в монастыре на Святой Земле). Много училась, читала святых отцов, выучила греческий, латынь, немецкий. Потом владыка меня и еще одну послушницу послал учиться в университет, чтобы получить право преподавать религию детям.

Владыка Марк не предвидел, что мне очень понравится учиться!

Но владыка не предвидел, что мне очень понравится учиться! Случилось так, что с моей работой познакомился известный литургист архимандрит Роберт Тафт, пригласил на конференцию читать доклад, а потом предложил стать директором моей докторской диссертации в Риме. Владыке Марку имя Тафта было знакомо, и он благословил меня принять это предложение. Так я оказалась в Риме, и мой мир перевернулся. Я никогда до этого не общалась с научным миром и тем более с католиками. На тот момент у меня был достаточно большой запас знаний, я много читала, но была, если можно так сказать, немного самоучкой. Профессор Тафт меня учил, как работать научно, систематично, брал с собой на симпозиумы, научные конференции.

В ходе нашего общения меня очень удивило, что он – иезуит – ведет интенсивную молитвенную жизнь, встает в 3 часа ночи, каждый день служит литургию по восточному обряду, ведет молитвенный дневник и записывает в помянник важные события из жизни всех знакомых, не забывает их поздравлять. Это удивительный человек и честный ученый, который и сподвиг меня заняться литургикой.

– Какую роль в вашей жизни сыграли мужчины?

– У меня в жизни было двое таких мужчин (о папе говорить не буду). И не покривлю душой, если скажу, что это владыка Марк, который и сейчас продолжает играть большую роль в моей жизни, и архимандрит Роберт Тафт.

Инокиня Васса (Ларина)

– Они вас, как женщину, вверх тянули или…?

– Вверх.

– Это важно?

– Мне кажется, находить свой путь в Церкви всегда нелегко, особенно образованной женщине. И без этих двух мужчин у меня не было бы возможности выкроить себе какое-то место в нашей Церкви. Когда я росла, я хотела связать свою судьбу с Церковью. Но что могло ждать меня впереди? У жены священника есть возможность служить в церкви, но и она ограничена приходом. Вообще на эту тему трудно и небезопасно говорить, потому что иногда люди усматривают в этом властолюбие или гордыню. Однако, когда молодой человек хочет быть священником, это не вызывает негативной оценки. С женщинами всё иначе. А мужчины вообще не видят в этом проблемы: «Всё вкусно, спасибо за трапезу…»

Образованной женщине в целом нет места в той форме монашеской жизни, которая у нас принята.

Но проблема, если ее не замечать, не исчезает. Я жила в монастырях и убедилась, что образованной женщине в целом нет места в той форме монашеской жизни, которая у нас принята. Я знаю, что в России есть монастыри, где делают в том числе и святоотеческие переводы, но я принадлежу Зарубежной Церкви. И чем больше я получала образование, тем больше понимала, что мне нет места в монастыре. Владыка Марк тоже не совсем знал, что со мной делать, и сказал: «Ну, посмотрим, что Бог пошлет». И потому, когда мне предложили работу в Венском университете, он меня благословил, и я согласилась. Эта работа в Вене стала для меня неожиданностью, потому что я не подавала заявку на эту работу, а меня пригласили. Хотя другой духовник мог бы сказать: так и так – и поставить свою волю над Божией волей.

Мне кажется, что нужно просто делать свое дело. И вопрос тут не в смирении или гордыне. Вопрос в служении… или в его отсутствии.

– В духовном и психологическом смысле важно, что владыка Марк рядом?

– Конечно, важно. Но мы всё равно будем отвечать пред Богом каждый за себя. А люди часто ждут, что скажут архиереи. А если архиереи по тому или иному вопросу молчат – люди в полной растерянности, потому что многие считают, что если они стали православными, то сразу должны перестать думать. Но мы должны употреблять свои таланты на благо Церкви – как кто умеет и кто где поставлен. Поэтому, когда меня спрашивают, кто благословил меня делать эти видеосюжеты и кому принадлежит идея «Кофе…», я прямо отвечаю, что идея принадлежит мне.

– Православной инокине, живущей в большом городе.

Самая древняя форма нашего благочестия и литургической жизни – именно городская.

– Я 15 лет жила в монастыре или в монашеской общине, а сейчас живу в городе. И «Кофе…» – не программа для монахов, хотя мне приходят отзывы даже с Афона. Я давно заметила, что у нас мирские люди лишены некоего образа того, как православному человеку жить в миру, когда нет возможности ходить в церковь каждый день, как это делают монахи. У некоторых наших мирских людей, хотя это и не говорится открыто, есть такой предрассудок, что настоящей молитвенной жизнью живут только монахи, молятся о нас, а мы ставим свои свечки по воскресеньям. Но так было не всегда. Если посмотреть церковную историю, всё наше благочестие и даже литургическую жизнь, то мы увидим, что самая древняя ее форма – именно городская. Христианство распространялось через города, а не через пустыню, и только в IV веке появилось организованное монашество. А до этого именно в кафедральных соборах, именно в городах зачиналась и оттуда распространялась христианская жизнь. И это была и есть вполне легитимная форма церковной жизни. И мы там, где живем, в том числе и в городах, призваны к самой настоящей городской христианской жизни.

Но в России, как я убеждаюсь, очень трудно говорить на эту тему, потому что некоторые называют это Православием «лайт». При этом жизнь во Христе обнимает всё. Она способна жить во всем и всё исполнять светом. Некоторым Бог посылает призвание уйти в монастырь, но это не всем дано и не всем нужно. Христос говорит: в доме Моего Отца обителей много, поэтому не надо сравнивать себя с другими, а принимать именно то, что тебе дает Бог, и ты можешь вполне легитимно исполнять свое призвание.

Люди думают, что могут обеспечить себе правильный имижд в Церкви, если будут «правильно» класть поклоны…

Повторюсь, что меня в нашем современном благочестии волнует позирование, непонимание своего призвания. И это не вина конкретных личностей, это тенденция такая, когда люди не живут своей жизнью, а пытаются подстроиться под разные типы. Это непонимание, я думаю, из-за недостатка и богословского воспитания, незнания слова Божия и подлинной христианской жизни, в результате чего выходит такая всех уравниловка. Почему-то считается, что все должны подпадать под один типаж. На мой взгляд, нужно вернуться ко Христу, к подлинной христианской жизни. Я это говорю, прежде всего, себе. И это не зависит от того, какой длины твоя юбка. Если мы притворяемся, значит, у нас слабо внутреннее наше настроение и мы хватаемся за внешность. Люди думают, что могут обеспечить себе правильный имижд в Церкви, если будут «правильно» класть поклоны или «правильно» завязывать косынку. Но люди тихо уходят из такой Церкви, где такое принято и одобряется. В том числе и женщины интеллигентные уходят, когда видят, что много глупостей проповедуется от имени Церкви. И дети чувствуют фальшь. Не нужно этого, не надо закрывать Христа. Есть другие организации и клубы по интересам, где можно набраться экзотики.

Потому я и не хотела прикрываться благословением, чтобы сделать мои видеосюжеты открытыми для критики. Но видео – не основное мое занятие. Помимо преподавания в университете я пишу книгу о начале литургии. Эта книга – задумка профессора Тафта, которую отец Роберт не успел осуществить.

Инокиня Васса (Ларина)

– Кто делает съемку видеосюжетов «Кофе…»?

– До недавнего времени я снимала сама. Камера не двигалась, а я двигалась в кадре. Но недавно я пригласила ассистента, который кое с чем мне помогает.

– Почему именно такой формат вы выбрали для видеосюжетов?

– Прежде всего, потому что я сама православная, живущая в современном городе. Как и большинство православных, живущих в миру, я стараюсь вести ежедневную христианскую жизнь, при этом не имея возможности ежедневно посещать храм. Но именно церковный календарь дает мне возможность ежедневно жить в неразрывной связи с моей верой и каждый день размышлять о праздниках, о святых, дни памяти которых Православная Церковь совершает в тот или иной день. Серию этих видео я делала с желанием поделиться моими размышлениями с теми, кто живет такой же жизнью, как и я.

Для меня изучение литургии – это не просто умственное занятие, но то, что наполняет смыслом каждый мой день и вдохновляет меня.

Во-вторых, я ученый-литургист и принадлежу к той Церкви, где литургия реально служится и переживается. Поэтому для меня изучение литургии – это не интеллектуальное хобби и не просто умственное занятие, но то, что наполняет смыслом каждый мой день и вдохновляет меня. А еще это дар – у всех нас есть свои дары, которым надо делиться с теми, для кого литургия также является неотъемлемой частью их жизни, и с теми, кому византийскую литургию понимать сегодня сложно.

Однако, как знают церковные ученые, довольно трудно рассказывать о научных изысканиях тем, кто не имеет к ним отношения и кому научная работа кажется не только непостижимой, но и просто скучной и неинтересной. Вот я и искала возможность в доступной форме поделиться своей работой с не учеными. Сегодня такая возможность – это интернет, где большинство мирян проводят гораздо больше времени, чем за чтением книг, и тем более больше, чем в храме.

– Кто ваши зрители?

– На сегодня канал Youtube (всего 29 видеороликов, которые с сентября прошлого года размещаются почти еженедельно) зарегистрировал 116 тысяч просмотров. Большинство зрителей живут в США, на втором месте – Греция, третьей по числу зрителей идет Россия, затем – Сербия, Австрия, Канада, Германия, Великобритания, Австралия, Македония, Босния и Герцеговина, Кипр, Украина, Финляндия, Италия, Венгрия, Болгария – в таком порядке, а также некоторые другие страны. Добровольцы взяли на себя перевод субтитров на греческий, сербский, русский, румынский, украинский, итальянский, венгерский, болгарский, немецкий, испанский, а совсем недавно даже на арабский. Возраст большей части зрителей – от 35 до 54 лет (в соответствии с имеющейся у меня информацией канала Youtube), 51% – мужчины. 49% – женщины.

– Сестра Васса, почему в ваши видеоролики вы решили вложить и частичку юмора? Такой формат не шокирует вашу аудиторию?

Юмористический подход к человеческой стороне церковной жизни помогает избавиться от циничного отношения к той реальности, в которой мы живем.

– Это действительно было рисковой затеей – представлять религиозные программы именно в таком формате, ведь юмор – это всегда риск, потому что любой юмор – это дело вкуса. У людей разное чувство юмора – это естественно и зависит как от их характера, так и той культурной среды, из которой они вышли. И все же юмористический аспект программы для меня очень важен, потому что юмор для меня вообще важен как в повседневной, так и в моей церковной жизни. Тем более сегодня, когда в интернете на нас давит так много информации, так много разных мнений, в том числе и по церковным вопросам. Мы становимся очень циничными и быстро заводимся, обсуждая церковные проблемы. Посмотрите на обсуждения в блогах и на то, что пишут блогеры! Многие церковные люди, с кем я общаюсь, очень даже обескуражены и озадачены той негативной информацией и вообще теми спорными вопросами, которые обсуждаются в сети. И я считаю, что юмористический подход к человеческой стороне церковной жизни, к нашим человеческим слабостям помогает нам избавиться от циничного отношения к той реальности, в которой мы живем. Для меня лично важно не принимать человеческую сторону церковной жизни слишком серьезно. Мы все в той или иной степени несовершенны. Это наше несовершенство может вызывать улыбку, но ни в коем случае не должно вносить в среду верующих нестроения и доводить людей до цинизма.

В то же время мои видеоролики – это попытка отвлечь внимание от церковно-политических вопросов и перенести его на реальное содержание и красоту нашей веры. На Христа. Думаю, что как христианские общины мы будем более дееспособны и эффективны, если сконцентрируем наше внимание на содержании нашей повседневной церковной жизни, а не будем ставить во главу угла и пытаться решить вопросы церковной политики.

Батюшка кофе сварил, поговорил с тобой

— Отец Андрей, у вас был раньше опыт работы в кафе — варить кофе, делать сэндвичи, или все узнавали на ходу?

— Не было никакого опыта. Я встал в бар, мне показали, что как работает. Кофе-машина у нас автоматическая — нажал несколько кнопок, и всё, какой хочешь кофе делай — капучино, американо. Чтобы готовить кейки, я взял из дома хорошую блинницу — и кейки как в ресторане получаются.

Когда проходила акция «Батюшка в баре» — свободных столиков не было вообще. Мы пожалели, что не позвали на помощь в бар еще нескольких человек, потому что мне приходилось постоянно готовить. Может быть, люди видели, что батюшка занят, и сначала особо не спешили задавать какие-то духовные вопросы.

Но ближе к вечеру стало более спокойно, и я начал разговаривать с людьми. Одна женщина говорила о проблемах в семье, с мужем, о том, что дело доходит до развода, а в храм все никак зайти не получается, и, увидев объявление про кафе и про акцию, она решила: «Надо идти». Мы с ней хорошо поговорили, она ушла утешенной.

Кто-то спрашивал по поводу проблем с детьми, кому-то креститься надо, и человек не понимает, почему надо проходить беседу перед крещением. Приходили люди, они говорили, что отошли от храма, у них такие-то грехи. Мы договаривались про исповедь, на которую они потом приходили.

Пришел юноша, признался, что живет с девушкой в «гражданском браке», понимает, что это неправильно, но боится, что вдруг это «не она». Мы с ним поговорили, и он сам, разговаривая, понял, что любит ее по-настоящему и она его любит, и им нужно жениться!

Будем продолжать эту акцию, сделаем регулярной. Будем встречать людей, общаться с ними, пока им тяжело, может быть, в храм прийти, но в кафе будем с ними разговаривать.

Фото: Хабаровская епархия

— Какая реакция у людей была на священника за барной стойкой и на кафе от православных?

— Очень позитивная. Мне прямо писали, что это кафе — гордость Хабаровска. Многие люди пишут, что их не церковные коллеги по работе, родные спрашивают: «В какой день вновь будет эта акция, хочется прийти, поговорить со священником». Как-то получилось, что попали.

Даже для многих прихожан это было немного взрывом мозга — они привыкают видеть священника только на службе, он отслужил и ушел, у него свои дела.

А тут ты пришел, батюшка тебе кофе сделал, посидел с тобой, поговорил.

Только один был комментарий со стороны православных: один наш семинарист написал с возмущением: «Как это так – батюшка в баре?» Он подумал, что я вообще ухожу в бар работать и бросаю священство. Когда мы ему объяснили, что это только акция в помощь людям, и, конечно, батюшка служит тем Богу, он сказал, что идея — отличная.

— Как священноначалие реагировало на идею с открытием кафе?

— Митрополит Хабаровский и Приамурский Владимир очень позитивно отнесся к нашей идее, благословил и сказал: «Дело очень хорошее и нужное». Пришел, освятил кафе и всячески поддерживает. Сделал нам подарок — очень хороший мультикомбайн кухонный. И вообще всячески поддерживает нас. Он говорил нам, что в кафедральном соборе к нему подходят люди и благодарят: «Владыка, спасибо, что завели такое дело — кафе».

Открытие кафе «Две рыбы». Фото: Хабаровская епархия

Православные сделали крутое место

— Можно сказать, что вы открыли «православное кафе»?

— Нет, это не просто кафе для своих, и мы даже не называем его «православным кафе». Просто кафе-клуб «Две рыбы». У нас при храме было помещение молодежного центра, и мы его переделали в кафе, сделали ремонт в модном сегодня стиле лофт, поставили туда бар, конечно, безалкогольный.

Цель нашего кафе — миссия, но миссия радостная, без навязывания. Мы хотим, чтобы к нам приходили разные люди. Сейчас в Хабаровске уже резонанс, ажиотаж, что православные сделали крутое место на хорошем уровне.

В кафе мы решили проводить акции, которые будут полностью развенчивать мифы, связанные с православием. И первый: православные — скучные люди с сердитыми лицами, а православная вера — это что-то такое, отстающее от времени, ненужное и только для бабушек годное.

Смотрите, говорим мы, православные люди могут достойно жить, нормально есть, хорошо проводить время, это интересно, это не скучно. Можно быть современным человеком и при этом быть верующим.

Человек может прийти в кафе, и за барной стойкой может стоять батюшка. Тебе могут приготовить кофе, чай, могут тебе что-то испечь, пообщаться, поговорить. Если у тебя есть некоторые вопросы духовного характера, ты можешь их задать.

Мне идея про «батюшку в баре» пришла спонтанно, а потом люди сказали, что мы угадали, ведь бармен — это тот человек, который говорит по душам со многими людьми. И у нас батюшка готов с тобой поговорить по душам, только он не алкогольный коктейль подаст, а кофе сварит.

— Давно появилась идея такого кафе?

— Мы над этим проектом лет пять думали. Я знал, что у протестантов есть такие кафе, где они собирают молодежь, у католиков есть кафе при храмах. Почему бы не сделать и нам такое? Защитил свой проект на форуме «Вера и дело» аж в 2012 году, а потом как-то не получалось сделать — то одно, то второе, то денег нет, то что-то еще.

В итоге кафе мы сделали за год — нам попались люди, которые помогли в этом. Люди эти — как раз не воцерковленные, но смотрящие в сторону храма, у них есть опыт — были свои модные молодежные кафе. Мы действительно сломали шаблоны. Все, кто заходил, говорили: «Мы в шоке, что так со вкусом, современно, молодежно и при этом выдержанно сделали». В общем, у нас получилось.

— Почему «Две рыбы»?

— Это же из Евангелия. Христос накормил пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами. Мы специально взяли такое название — оно и наше, но и чтобы человек не подумал: «О! Это чисто для христиан, для православных, я туда не пойду, я что-нибудь другое выберу». То есть для верующих — это отсылка к Евангелию, для остальных — словосочетание, связанное с едой.

Название это предложил наш дизайнер — замечательный человек по имени Лаврентий, с пирсингом и татуировкой, в общем, наш человек, смотрящий в сторону Церкви.

Когда название прозвучало, я нашел толкование, что, если трактовать символически, две рыбы — это символ Ветхого и Нового Заветов. Все сошлось. Ведь в кафе будут ходить люди уже из Нового Завета — воцерковленные, а также и люди из Ветхого Завета, которые еще стоят на пороге храма. У них здесь встреча будет происходить, и мне кажется, это как раз отражает суть нашего проекта.

— А регулярно кто работает в кафе?

— Мы обучили наших ребят из молодежного движения «Курс-Восток», они стоят в баре барменами, официантами, администраторами. Поваров взяли профессиональных. В будущем будем повторять акции вроде «Батюшка в баре» несколько раз в месяц.

Следующая акция — «Батюшка рядышком» — буквально целый день я буду находиться в кафе, но уже за столиком, и любой желающий сможет прийти поесть и присесть ко мне за столик, пообщаться, поговорить. Мы делаем хэштег «#Батюшкарядышком», он уже есть в Инстаграме.

Мы, кстати, готовим брендбук — книжка с эскизами, с дизайном, с рекомендациями для тех людей, которые захотят открыть у себя подобное кафе. Но для этого очень важны два условия — должен быть священник, легкий на подъем. Священник нужен потому, что иначе все потом скатится в мирское. А второе — нужна команда: команда людей, которые смогут создать особую христианскую атмосферу.

Фото: Хабаровская епархия

Острые темы в мягком кафе

— Вы хотите показать, что православные — современные люди. Но есть и острые вопросы, в которых нельзя согласиться с современными установками — например, допустимость абортов. Как вы общаетесь на такие темы?

— Могу сказать по опыту общения с людьми, в том числе в школах: думаю, 70%, не меньше людей, из тех, с которыми мы говорим непосредственно, понимают, что аборт — это плохо, спорно и неправильно. Пусть даже еще они до конца не осознают, что это убийство.

Мы такие темы постараемся в кафе особо и не поднимать, не дискутировать. Кафе должно быть таким местом, где человек просто будет оттаивать.

До понимания острых тем человек должен дорасти. Пока он только что к нам пришел, зашел, уже пересек границу христианского кафе и с ним нужно обращаться бережно.

— Если человек придет и скажет: «Я хочу аборт сделать» или «Мы тут живем в гражданском браке, так и все должны жить», — вы с ним не будете дискутировать?

— Давайте пример приведу, каким должно быть христианское отношение. Вспомним евангельского Закхея. Закхей — грешник, коррупционер, он наворовал себе кучу денег, был начальником мытарей. Вот приходит в Иерихон Христос, и Закхей залезает на дерево, и Христос к нему подходит и говорит: «Закхей, слезай, Мне нужно быть у тебя в доме». Ему Господь не говорит: «Эй ты, грешник, кайся немедленно!» Он к нему обращается с любовью: «Потрудись, слезай, Мне нужно быть у тебя в доме». И Закхей, видя это незлобие и любовь, покаялся, собрался половину имения отдать нищим…

Если, например, приходит женщина, задумавшаяся об аборте, — первая мысль, которая у меня возникает в собственный адрес: «Не смей даже думать, что грешница пришла». К тебе пришел человек, и ее нужно посадить за стол, налить ей чаю, сесть рядом и расспросить. В том числе, в каких условиях она живет, почему собирается делать это? Нужно ей помочь всем, чем только можно, в том числе материально, лишь бы не совершила ошибку.

Я объясняю: «Кто тебе дал ребенка сейчас? Бог. Если Он дал тебе, значит, знает, что ты справишься, потому что Бог не дает испытаний выше сил. Доверься Ему. Мы тебе поможем. Мы для чего? Церковь для чего?» У нас уже такие случаи были, когда мы помогали беременным девушкам, сохранившим ребенка, например из детского дома, сначала просто выжить — едой, одеждой, потом — встать на ноги, чтобы дальше самой содержать себя и ребенка. Мы всегда говорим: «Ты роди, а дальше посмотрим. Если родишь и будет тяжело, поможем найти хорошую семью для ребенка, но не убивай, не надо грех на душу брать».

Я же говорю, наше кафе — это место отогрева людей. Православные, они и так знают, куда идти — на исповедь к батюшке.

Наше кафе хочет разрушить встречающийся стереотип, уже с другой, с церковной стороны, что все, кто сейчас не в Церкви — будут, прости, Господи, гореть в аду, в отличие от нас, таких хороших. Нет, в миру есть столько людей, которые любят Бога и живут милосердием, просто пока боятся переступить порог храма.

— «Батюшка в баре, «Ночь в храме» — все акции — это точно не заигрывание с людьми?

— Наоборот, наша задача — сломать шаблон, чтобы донести главное. Священник же не начинает в алтаре на гитаре играть. Во время акции «Ночь в храме» мы показываем то, что имеем, то богатство, которое часто зарываем и прячем, а им нужно делиться, его нужно показывать людям.

Мы показали экспозицию «Церковное облачение». Облачение носит священник? Носит. Мы показали, объяснили все. Мы показали каллиграфию церковнославянского языка. Была беседа со священником. Мы вынесли переносной престол, поставили на него сосуды, к которым, само собой, нельзя было прикасаться, и священник стоял рядом и объяснял, что, как и для чего.

Это на самом деле гораздо мягче, чем бывает, когда во время литургии снимают на видео самый сакральный момент, когда уже хлебопреломление происходит, когда на престоле Тело и Кровь Христа — это, мне кажется, в какой-то степени не всегда бывает оправданным, в отличие от того, что сделали мы.

То же самое и с кафе. Это никакое не заигрывание, это просто красивое хорошее место. Ведь мы храмы делаем красивые и хорошие, мы Богу их посвящаем, так же и наше кафе посвящено Богу, чтобы туда люди приходили и видели какие-то христианские символы, чтобы они здесь могли вкусно поесть, встретиться со своими близкими людьми, с прихожанами. Здесь можно праздники отметить — венчание, крестины.

У нас будет много мероприятий, кроме бесед со священником — антилекции, встречи с интересными гостями, кинолектории. То, что, мне кажется, нужно всем нам.

Полюби человека, а потом говори о Боге

— Вы постоянно говорите, что молодежи нужна духовность. А как это реализовать? Вы же не приходите, скажем, в школу или колледж со словами: «А сейчас — о духовности…»

— Конечно, нет. Что касается церковной молодежи, понятно, это люди православные, ходят в храм, мы с ними читаем Евангелие, обсуждаем — то есть как раз и происходит духовное общение.

Что касается молодежи нецерковной, к ней нельзя приходить и сразу говорить о Боге. У нас принцип, сформулированный святым Николаем Японским: перед тем, как кому-то говорить о Христе, сначала полюби этого человека, потом сделай так, чтобы он полюбил тебя, и только потом говори ему о Христе.

Мы приходим в школу, мы говорим про те вещи, которые косвенно свидетельствуют о Боге, например, мы говорим о любви и влюбленности, о семейных ценностях.

Уже шесть лет я вместе с супругой веду со школьниками беседу «Любовь и влюбленность» по книге отца Ильи Шугаева «Один раз и на всю жизнь».

Когда люди видят, что священник и ребята православные говорят с ними на одном языке, приводят простые примеры из своей жизни, они понимают, что православные — нормальные люди, живут полной жизнью, умеют любить, и они в жизни встретили Бога, Который изменил их жизнь.

Священник для них становится человеком, который не принуждает их креститься и вообще ни к чему не принуждает, он уважает собеседника и говорит на интересную для него тему без какой-то агрессии. Все привыкли думать, что мы агрессивные, только любим пообвинять и построить окружающих. А оказывается, все совсем не так.

Мы с ребятами шутим, что эти наши беседы и ведущие этих бесед — некие имиджмейкеры Церкви.

— Бывает, что после ваших бесед подростки приходят в храм?

— В 2016 году мы поехали в город Советская Гавань с миссионерскими беседами в школах. Пригласили потом ребят прийти в храм на экскурсию и на просмотр фильма «Форпост». Мы сами удивились, когда в храм пришло 90 школьников, из них только 10 человек были в церкви до этого, остальные вообще никогда не переступали ее порога. Мы для них экскурсию провели, фильм посмотрели, чаем напоили, поговорили, после этого в храме появилась молодежь.

— Вспомните ошибки, которые вы совершали, когда только стали священником?

— Пошел седьмой год моего священства, меня рукоположили в 23 года. И хотелось все быстро-быстро сделать, что-то придумать и воплотить в жизнь. Наверное, иногда спешка была слишком сильной.

А еще со временем начинаешь видеть очень много хорошего в людях.

— Вы сами переступили порог храма, уже будучи взрослым…

— Да, когда папа сильно заболел. Мама сказала: «Иди, свечку поставь!» Мне было 19 лет, я учился в институте. Болезнь отца была потрясением: как это происходит со мной, таким счастливым с детства?

Я пришел в храм и стал молиться за папу. Потом мы молились вместе с мамой. Когда он поправился и я понял, что это именно Бог нам помог, я понял, что Он действительно существует, всегда рядом и слышит меня.

— Когда человек только приходит в Церковь, он испытывает восторг, ему кажется, что там — идеальные люди, а когда обнаруживает, что и за церковной оградой люди со своими грехами, может наступить разочарование…

— Нет, у меня не было разочарований. Разве только в себе — я увидел, какой я на самом деле грешник. Поэтому язык как-то не поворачивается кого-то осуждать.

— Есть примеры, когда люди становились священниками, что называется, горели служением, а потом наступало выгорание. Они или уходили из священства, или просто уставали. Не боитесь перегореть?

— Чтобы этого не случилось, нужно сохранять какую-то внутреннюю трезвость и частое покаяние. Мне кажется, что выгорание бывает, когда человек много о себе думает. И потом, когда демонстрируется и умножается тщетность всех этих мыслей, тогда человеку становится плохо.

А еще я искренне не понимаю, когда священник служит и служит, не исповедуясь. Такое замечаешь нередко, к сожалению. Мне всегда есть что принести на исповедь. Когда ты исповедуешься, ты не впадешь в крайность.

Отец Андрей с женой и детьми

Также надо стараться больше времени проводить с семьей. Жена — это человек, который, что бы ни произошло, будет с тобой всегда, тебя поддержит, утешит.

Служение священника — это действительно самое важное. Но при этом семью нужно любить — жену и детей, и им тоже уделять время. В общем, без крайностей.

Я строю свой график так, чтобы детей можно было на занятия возить — у меня две дочки, пять с половиной лет и полтора года, и с женой разговаривать.

— Что вас больше всего расстраивает в жизни, в окружающих?

— Меня больше расстраиваю я сам. Больше так никто и ничто не расстраивает. Когда видишь свои грехи, то осуждать кого-то становится делом глупым.

— Есть то, чего вы опасаетесь?

— Наверное, потерять любовь и веру. Как говорил один мой любимый священник в пожелании другому батюшке: «…и чтобы никогда не оскудела любовь…» Вот этого себе и всем молитвенно желаю!

Впервые опубликовано 6 февраля 2018 года

16 октября 2015 года в Успенском кафедральном соборе Лондона состоялась беседа с инокиней Вассой (Лариной), доктором богословия, преподавателем Института литургических исследований Богословского факультета Венского университета. Встреча проходила на английском языке, но вопросы также принимались по-русски.

Тема встречи — «Слово Божие в Литургии и жизни». В своем докладе матушка рассказала, как четыре слова из Евангелия (‘взял’ (хлеб), ‘благословил’, ‘преломил’ и ‘раздал’ – Мф, 26:26) формируют основу Божественной Литургии, в центре которой Таинство Евхаристии, и становятся способом узнавания Христа его учениками по Его Воскресении.

Сестра Васса также поделилась своими мыслями относительно того, как использовать Священное Писание в повседневной жизни. Часто верующие теряют свою «первую любовь» — первоначальное рвение новообращенных из-за того, что многие считают глубокую духовную жизнь «уделом святых» и ограничиваются еженедельным посещением храма. Сестра Васса подчеркнула, что этого недостаточно и нередко приводит к духовному застою. Необходимо ежедневное вовлечение в Евангелие тем или иным способом (сама матушка пишет ежедневные краткие размышления на тему цитат из Библии). Сестра Васса призвала аудиторию ежедневно читать хотя бы небольшой отрывок из Священного Писания, для того, чтобы ‘ходить с Богом каждый день’.

Инокиня Васса родилась и выросла в Америке в семье протоиерея Георгия Ларина, известного священника Русской Православной Церкви Заграницей. Сестра Васса известна православной аудитории тем, что является ведущей популярной программы «Кофе с сестрой Вассой» на Интернет-канале YouTube, автором многих научных публикаций на богословские темы. С 2014 года входит в состав Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви.

Собравшиеся на встречу тепло приветствовали сестру Вассу. В конце беседы архиепископ Сурожский Елисей поблагодарил инокиню за живую и увлекательную лекцию и выразил желание, чтобы подобные встречи могли проходить и в будущем.

Ряссофор -нун
Васса (Ларин)

Сестра Доктор (старший доктор)

Другие сообщения

Профессор литургических исследований, католический факультет Венского университета , Вена , Австрия

Личная информация

Имя при рождении

Варвара Георгиевна Ларина

Родился

11 декабря 1970 г. (49 лет)
Найак, Нью-Йорк , США

Национальность

Соединенные Штаты

Номинал

Русская Православная Церковь Заграницей

Альма-матер

Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана

Старший доктор Васса Ларин (урожденная Варвара Георгиевна Ларина , русский язык : Варвара Георгиевна Ларина ; 11 декабря 1970 года в Наяке , Нью-Йорк, США) — русская православная монахиня риссофор , ведущая популярного шоу «Кофе со старшим Васса» «, автор многих научных статей и монографии по византийской литургии и богословию, а также открытый общественный деятель по актуальным вопросам Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Она преподает литургические исследования на католическом богословском факультете Венского университета в Австрии. Старший доктор Васса Ларин является членом Комиссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви: Комиссии по литургии и церковному искусству, и Комиссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви: Комиссии по Каноническое право.

биография

Ларин родилась в семье русского православного священника в городе Найак, штат Нью-Йорк, окончила среднюю школу в городе Найак и в возрасте 16 лет поступила в колледж Брин-Маур в г.Брин-Маур, штат Пенсильвания. Она закончила колледж и поступила в Лесненский монастырь РПЦЗ в Движение. , Франция, 19 лет. После длительного духовного и академического обучения новичкам, включающего изучение греческого, латинского, немецкого, святоотеческого богословия и церковной истории, старший Васса в конечном итоге был зачислен архиепископом Берлином и Германии Марком (Арндтом) для изучения православия. Богословие в Православном институте Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана , Германия. Там она получила степень магистра православного богословия, написав магистерскую диссертацию о «Королевской канцелярии» в начале византийского Ортроса .

В 2006-2008 гг. Работала ассистентом известного специалиста по византийской литургии, профессора Роберта Ф. Тафта , SJ, в Папском Восточном институте в Риме. Тафт руководила докторской диссертацией сестры Вассы по византийской иерархической литургии, которую она защитила с отличием в Православном институте Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана в декабре 2008 года. На языке Proskinitarij Арсения Суксанова была опубликована диссертация Ларина » Византийская иерархическая Божественная литургия». 2010 как 286 том академической серии Orientalia Christiana Analecta .

С января 2009 года Ларин преподает литургические науки на католическом факультете Венского университета в Австрии. Она является одним из основателей Общества восточных литургий и членом Североамериканской литургической академии. В 2012 году Ларин был включен в юбилейный 30-й выпуск Marquis Who’s Who in the World .

Сочинения

Ее многочисленные публикации, написанные на английском, русском или немецком языках, включают научные исследования, основанные на оригинальных рукописных исследованиях, а также статьи на спорные темы в современном православии. Особого внимания заслуживают следующие ее публикации:

  • Византийская иерархическая Божественная литургия в Проскинитарии Арсения Сукханова (Orientalia Christiana Analecta 286) Рим 2010.
  • «Что такое ритуал чистоты и чистоты и почему?» Свято-Владимирский Богословский Ежеквартал 52 : 3-4 (2008) 275-92.
  • «Дикерион и Трикерион византийского папского обряда: происхождение и значение», Orientalia Christiana Periodica 74 (2008) 417-430.
  • «Церковный принцип икономии и РПЦЗ» опубликован в электронном виде в русском оригинале и английском переводе на официальном сайте РПЦЗ.

Ссылки

  1. Katholisch-Theologische Fakultät дер Universität Wien. «Katholisch-Theologische Fakultät der Universität Wien» . Ktf.univie.ac.at . Проверено 17 октября 2012 .
  2. «Монахиня Васса (Ларина): избранная библиография» . Библиография . Проверено 17 октября 2012 .
  3. «Русская Православная Церковь Заграницей — Официальная Страница» . Russianorthodoxchurch.ws . Проверено 17 октября 2012 .

внешние ссылки

  • Полное резюме и библиография на сайте католического теологического факультета Венского университета
  • Работы доступны онлайн на личном сайте Михаила Желтова.
  • Видеозапись лекции старшего Вассы «Зачем изучать историю литургии?» (Июнь 2012 г.)
  • Аудиозапись лекции старшего Вассы «Активное участие мирян и византийская литургия» (июнь 2012 г.) на Radio Ancient Faith Radio
  • Интервью сайту РПЦЗ «Православие — не религия страха» (4 мая 2009 г.)
  • Интервью сайту РПЦЗ «Православие: утверждение, а не отрицание» (4 сентября 2009 г.)

Святые преподобные Васса и Иона Псково-Печерские

«Житие свв. Ионны и Вассы Псково-Печерских» слушать…
К нашим следующим героям, как нельзя лучше, подходят евангельские слова о том, что муж и жена – «едина плоть». Жизненный путь преподобной Вассы тесно связан с подвигом преподобного Ионы, основателя и строителя Псково-Печерского в честь Успения Пресвятой Богородицы монастыря, до пострига — священника Иоанна, ее супруга. Все те лишения и страдания, которые имел батюшка на своем тернистом пути, были и ее муками.
Краткие сведения о святой Вассе и ее супруге сообщает «Повесть о Псково-Печерском монастыре».
Преподобные Васса и Иона (в миру Мария и Иоанн) жили в XV в.; муж Марии, отец Иоанн, происходил «из Московския земли», за что псковичи прозвали его Шерстником, то есть пришельцем.
Матушка Мария была полна самоотвержения во имя любви к мужу, детям и ближнему. Но выше этого у нее была любовь ко Господу. Она, в любой опасности безстрашная, безропотная, в трудах и любви неутомимая, и страданиях несокрушимая, жила по слову Апостола: «Да будет украшением вашим в нетленной красоте духа сокровенный человек”. Вся ее жизнь принадлежала мужу, служителю Престола Господня.
По промыслу Божию, отец Иоанн вместе с матушкой и детьми во второй половине XV столетия прибыли в ливонский город Юрьев (Тарту).
«Видя преславное житие, — поется в акафисте Псково-Печерским Преподобным, — и терпение мужа своего, не устрашилася еси трудов и подвигов, преподобная мати Вассо… Радуйся, скорби пастырские и гонения от латинян в Дерпте с супругом твоим разделившая…” (икос 5).
Действительно, злоба католического духовенства и ливонских рыцарей к Православию и его последователям была настолько ожесточенной, что семья священника Иоанна вынуждена ыла в 1470 — 1471 гг. бежать в ближайший город Псков, а оставшийся в Юрьеве пресвитер Исидор и с ним еще 72 человека, вскоре приняли мученическую смерть – 8 января 1472 г. католики бросили их под лед реки Омовжи (современное название – Эмайыга). (Отец Исидор позже был канонизирован РПЦ в лике священномучеников).
Летописец свидетельствует, что, прибыв в Псков, отец Иоанн с женой и двумя детьми взялся за новое делание. Прослышав об открытии неподалеку от ливонской границы, около ручья Каменца, «Богом зданной пещеры”, священник посмотрел на нее как на возможное место своих будущих покаянных монашеских трудов и отправился туда. Семейство поселилось в небольшой деревне у крестьянина Ивана Дементьева близ речки Пачковки.
Отец Иоанн вставал рано утром, еще затемно, и отправлялся к Святой Горе, где к западу от открытой «Богом зданной пещеры” копал церковь.
Хотя в летописи и нет подробных сведений, чем занимались его жена и дети, но нет сомнений, что они помогали о. Иоанну в его нелегких трудах. Полностью взяв на себя воспитание детей и ведение хозяйства, матушка Васса насадила в душах своих чад семена Истины и добра, и, проводя в страхе Божием житие свое, так же воспитывала и детей, готовясь дать за них отчет Богу.
Через несколько времени матушка Мария заболевает и принимает монашеский постриг с именем Вассы (в некоторых редакциях «Повести…» — Василиссы), (скудные строки повести рассказывают о том, что «по мало же времени разболеся жена его (о. Иоанна), и пострижена бысть в монашеский образ, и наречено ей бысть имя Васса, и в том же образе преставилася”).
Матушка Васса была, по Летописи, первым лицом в истории Псково-Печерского монастыря, принявшим в нем монашеский образ. Над нею же совершилось и первое чудо в этом монастыре при самом начале его основания. Когда инокиня Васса скончалась, то могила была для нее приготовлена в «Богом зданной пещере». Хотя изначально ее супруг пытался похоронить Вассу в выкопанной собственноручно могиле. «…Иоанн же ископа землю в той «Богом зданной пещере”, со отцем ея духовным отпеша надгробная, положиша ю в ней. В нощи же той изставлена бысть из земли некою невидимою силою”, — говорится в Повести о житии святых Вассы и Ионы.
Но наутро гроб с телом святой Вассы оказался на поверхности земли. Это чудо чрезвычайно поразило о. Иоанна и ее духовника, не говоря уже о тех, кто провожал в последний путь монахиню Вассу.
Летописец говорит: «Иоанн же, помыслив со отцем ея духовным, яко нечто погрешиша в надгробном, и отпевше второе, и разрешательную молитву изглаголавше отцу ея, паки погребоша, и на утрие второе обретеся, обретеся на верху земли. Иоанн же, недоумеваясь о сем, ископа место на левой стороне в пещере, и положиша гроб ея непогребен”. (Повесть, стр. 5).
(Перевод: «В следующую ночь после того, как инокиня была погребена, гроб ее был выставлен из земли какою-то невидимою силою. О. Иоанн и духовный отец Вассы, думая, что пропустили что-нибудь в надгробном пении, совершили над умершею это пение во второй раз и после разрешительной молитвы снова опустили ее в ту же могилу. Но через ночь гроб Вассы опять очутился на верху могилы. После этого Иоанн оставил гроб ее уже непогребенным и поставил его на левой стороне, при входе в пещеру, ископав в стене только нужное для нее вместилище”. (Первоклассный Псково-Печерский монастырь. Остров, 1893, с. 7-8)).
Так сразу же по преставлении прославил Бог преподобную Вассу, и по прошествии многих лет было явлено вновь великое чудо — во время одного из нападений ливонцев на Псково-Печерскую обитель, некий рыцарь дерзко намеревался осквернить святую гробницу с мощами преподобной. Он пытался мечом открыть крышку гроба, но был внезапно попален изшедшим изнутри Божественным огнем. На правой стороне гроба остался след пламени, порой благоухающий и источающий дивный аромат и по сию пору.
О том, что преподобные Васса и Иона почитались в монастыре издавна, свидетельствует упоминание в «Повести…» о состоявшемся 7 марта 1600 г. переложении мощей преподобной Вассы (вместе со старым обветшавшим гробом) в новый гроб наряду с мощами первых псково-печерских иноков – преподобных Марка (конец XIV — начало XV вв.) и Ионы.
Преподобная матерь Васса, как мы уже говорили, стала первым лицом, принявшим в обители монашеский постриг, и за богоугодную и блаженную свою жизнь она сподобилась небесных чертогов, вкупе со старцем Марком-пустынножителем и со своим супругом, преподобным Ионой.
Жизнь преподобных супругов Ионы и Вассы — из тех жизней, которые от начала до конца есть прославление имени Божия. Жизнь мира, часто жестокая и кажущаяся безсмысленной — становится мудрой и прекрасной в свете святых — великих носителей Правды Божией на земле. Их жизнь — преодоление зла подвигом любви, явление Неба на земле. Святые преподобные Иона и Васса почитаются сегодня на Руси покровителями супружества, наравне со святыми Петром и Февронией Муромскими.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *