Вавилон город крепкий

ГОРЕ ТЕБЕ, ВАВИЛОН, ГОРОД КРЕПКИЙ!(по рассказу И.А.Бунина «Господин из Сан-Франциско») план-конспект урока по литературе (11 класс) по теме

Вариант конспекта урока литературы:

Изучение рассказа И.А.Бунина «Господин из Сан-Франциско» в одиннадцатом классе (тема рассчитана на два часа).

ТЕМА: «ГОРЕ ТЕБЕ, ВАВИЛОН, ГОРОД КРЕПКИЙ!»

Цель: Анализ рассказа Бунина «Господин из Сан-Франциско» в единстве его содержания и формы; освоение отраженных в эстетической системе рассказа особенностей мировосприятия автора.

Задачи:

1. Открыть своеобразие художественного мира рассказа Бунина «Господин из Сан-Франциско», обусловленность авторской идеи и специфики мировосприятия писателя всей системой компонентов содержательного и эстетического характера, обогатить знания о символе.

2. Развить аналитико-синтезирующие способности школьников в процессе комплексного анализа художественного текста, умение работать с основными компонентами художественной системы; активизировать основные сферы читательского восприятия.

Оборудование: репродукции картин К.Брюллова «Итальянский полдень» и Ф.Матвеева «Вид Тиволи близ Рима».

Литературоведческая концепция.

Символика «Атлантиды».

Корабль «Атлантида», носящий имя когда-то затонувшего острова, становится символом цивилизации в той ее форме, в которой она создана современным человечеством, — цивилизации технократической, механистичной, подавляющей человека как личность, далекой от естественных законов бытия. Антитеза становится одним из основных приемов создания образной системы рассказа: «Атлантида», с ее контрастом палубы и трюма, с ее капитаном, подобным «языческому богу» или «идолу», — мир дисгармоничный, искусственный, фальшивый, а уже потому обреченный. Она величава и грозна, однако мир «Атлантиды» держится на призрачных основах «денег», «славы», «знатности рода», которые полностью заменяют ценность человеческой индивидуальности. Этот искусственно созданный людьми мир замкнут, отгорожен от стихии бытия как враждебной, чуждой и загадочной для него стихии: «Вьюга билась в его снасти и широкогорные трубы, побелевшие от снега, но он был стоек, тверд, величав и страшен». Страшна эта грандиозность, пытающаяся побороть стихию самой жизни, установить над нею свое владычество, страшна эта иллюзорная величавость, такая зыбкая и хрупкая перед ликом бездны. Обреченность ощутима и в том, насколько контрастны «нижний» и «средний» миры корабля, своеобразные модели «ада» и «рая» бездуховной цивилизации: свето-цветовая палитра, ароматы, движение, «вещный» мир, звучание — все в них различно, общее лишь их замкнутость, отъединенность от естественной жизни бытия. «Верхний» мир «Атлантиды», ее «новое божество» — капитан, подобный «милостивому языческому богу», «огромному идолу», «языческому идолу». Не случайна эта повторяемость сравнений: современная эпоха изображается Буниным как господство нового «язычества» — одержимость пустыми и суетными страстями, страх перед всемогущей и таинственной Природой, буйство плотской жизни вне ее освященности жизнью духа. Мир «Атлантиды» — это мир, где царят сластолюбие, чревоугодие, страсть к роскоши, гордыня и тщеславие, мир, где Бог подменяется «идолом».

Пассажиры «Атлантиды».

Мотив искусственности, автоматизма усиливается, когда Бунин описывает пассажиров «Атлантиды», не случайно объемный абзац посвящен распорядку их дня: это модель мертвенной регламентированности их существования, в котором нет места случайностям, тайнам, неожиданностям, то есть как раз тому, что делает человеческую жизнь по-настоящему захватывающей. Ритмико-интонационный рисунок строки передает ощущение скуки, повторяемости, создает образ часового механизма с его унылой размеренностью и абсолютной предсказуемостью, а использование лексико-грамматических средств со значением обобщения («полагалось бодро гулять», «вставали… пили… садились… делали… совершали… шли») подчеркивает обезличенность этой блестящей «толпы» (не случайно писатель именно так определяет общество собравшихся на «Атлантиде» богачей и знаменитостей). В этой бутафорной блестящей толпе не столько люди, сколько марионетки, театральные маски, скульптуры музея восковых фигур: «Был среди этой блестящей толпы некий великий богач, был знаменитый испанский писатель, была всесветная красавица, была изящная влюбленная пара». Оксюморонные сочетания и семантически противоречивые сравнения выявляют мир ложных нравственных ценностей, уродливые представления о любви, красоте, человеческой жизни и личностной индивидуальности: «красавец, похожий на огромную пиявку» (суррогат красоты), «нанятые влюбленные», «небескорыстная любовь» молоденьких неаполитанок, которой господин надеялся наслаждаться в Италии (суррогат любви).

Люди «Атлантиды» лишены дара удивления перед жизнью, природой, искусством, у них нет желания открыть тайны красоты, не случайно этот «шлейф» мертвенности они несут за собой, где бы ни появились: музеи в их восприятии становятся «мертвенно-чистыми», церкви — «холодными», с «огромной пустотой, молчанием и тихими огоньками семисвечника», искусство для них лишь «скользкие гробовые плиты под ногами и чье-нибудь «Снятие с креста», непременно знаменитое».

Главный герой рассказа.

Не случайно главный герой рассказа лишен имени (не названы по имени также его жена и дочь) — как раз того, что прежде всего отделяет человека от «толпы», выявляет его «самость» («имени его никто не запомнил»). Ключевое слово заглавия «господин» определяет не столько личностно-неповторимую природу главного героя, сколько его положение в мире технократической американизированной цивилизации (не случайно единственное собственное существительное в заглавии — Сан-Франциско, таким образом, Бунин определяет реальный, земной аналог мифологической Атлантиды), его мировосприятие: «Он был твердо уверен, что имеет полное право на отдых, на удовольствия…он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему». Описание всей предшествующей жизни господина занимает лишь один абзац, да и сама жизнь определяется более точно — «до этой поры он не жил, а лишь существовал». В рассказе нет развернутой речевой характеристики героя, почти не изображается его внутренняя жизнь. Крайне редко передается и внутренняя речь героя. Все это выявляет, что душа господина мертва, а его существование всего лишь исполнение определенной роли.

Внешний облик героя предельно «материализован», лейтмотивной деталью, приобретающей символический характер, становится блеск золота, ведущая цветовая гамма — желтый, золотой, серебряный, то есть цвета мертвенности, отсутствия жизни, цвета внешнего блистания. Используя прием аналогии, уподобления, Бунин при помощи повторяемых деталей создает внешние портреты-«двойники» двух совершенно не похожих друг на друга людей — господина и восточного принца: в мире господства безликости люди зеркально отражают друг друга.

Мотив смерти в рассказе.

Антитеза «жизнь-смерть» — одна из сюжетообразующих в рассказе. «Обостренное чувство жизни», свойственное Бунину, парадоксально сочеталось с «обостренным чувством смерти». Довольно рано в писателе пробудилось особое, мистическое отношение к смерти: смерть в его понимании была чем-то таинственным, непостижимым, с чем не может справиться разум, но о чем не может не думать человек. Смерть в рассказе «Господин из Сан-Франциско» становится частью Вечности, Мироздания, Бытия, однако именно поэтому люди «Атлантиды» стараются о ней не думать, испытывают по отношению к ней священный, мистический, парализующий сознание и чувства страх. «Предвестников» смерти господин старался не замечать, не думать о них: «В душе господина давным-давно не осталось так называемых мистических чувств…он увидел во сне хозяина отеля, последнего в его жизни…не стараясь понять, не думая, что именно ужасно…Что чувствовал, что думал господин из Сан-Франциско в этот столь знаменательный для себя вечер? Он только очень хотел есть». Смерть налетела на миллионера из Сан-Франциско внезапно, «нелогично», грубо-отталкивающе, смяла его именно в то время, когда он собирался наслаждаться жизнью. Смерть описана Буниным подчеркнуто натуралистично, однако именно такое детальное описание, как это ни парадоксально, усиливает мистичность происходящего: словно человек борется с чем-то невидимым, жестоким, безжалостно-равнодушным к его желаниям и надеждам. Такая смерть не предполагает продолжения жизни в иной — духовной — форме, это смерть тела, окончательная, ввергающая в небытие без надежды на воскресение, эта смерть стала логическим завершением существования, в котором уже давно не было жизни. Парадоксально, но мимолетные признаки утраченной героем при жизни души появляются уже после его смерти: «И медленно, медленно, на глазах у всех, потекла бледность по лицу умершего, и черты его стали утончаться, светлеть». Словно та божественная душа, дарованная при рождении каждому и умерщвленная самим господином из Сан-Франциско, снова освободилась. После смерти с теперь уже «бывшим господином» происходят странные и, по сути, страшные «перевёртыши»: власть над людьми оборачивается невниманием и нравственной глухотой живых к умершему («нет и не может быть сомнения в правоте желаний господина из Сан-Франциско», «вежливо и изысканно поклонившийся хозяин» — «Это совершенно невозможно, мадам,.. хозяин с вежливым достоинством осадил ее…хозяин с бесстрастным лицом, уже без всякой любезности»); вместо неискренней, но всё же любезности Луиджи — его шутовство и кривляние, хихиканье горничных; вместо роскошных апартаментов, «где гостила высокая особа», — «номер, самый маленький, самый плохой, самый сырой и холодный», с дешевой железной кроватью и грубыми шерстяными одеялами; вместо блистательной палубы на «Атлантиде» — темный трюм; вместо наслаждения самым лучшим — ящик из-под содовой воды, похмельный извозчик и разряженная по-сицилийски лошадь. Около смерти вдруг вспыхивает мелкая, эгоистичная людская суета, в которой и страх, и досада — нет лишь сострадания, сопереживания, нет ощущения таинства совершившегося. Эти «перевёртыши» стали возможны именно потому, что люди «Атлантиды» отдалены от естественных законов бытия, частью которого являются жизнь и смерть, что человеческая личность подменяется социальным положением «господина» или «слуги», что «деньги», «слава», «знатность рода» полностью замещают человека. Призрачны оказались претензии «гордого человека» на господство. Господство — категория преходящая, это те же руины дворца всевластного императора Тиберия. Образ руин, нависающих над обрывом, — деталь, подчеркивающая непрочность искусственного мира «Атлантиды», его обреченность.

Символика образов океана и Италии.

Противостоит миру «Атлантиды» огромный мир природы, самого Бытия, всего сущего, воплощением которого становятся в рассказе Бунина Италия и океан. Океан многолик, изменчив: он ходит черными горами, леденит белеющей водной пустыней или поражает красотой «цветистой, как хвост павлина, волны». Океан пугает людей «Атлантиды» именно своей непредсказуемостью и свободой, стихией самой жизни, изменчивой и вечно движущейся: «океан, ходивший за стенами, был страшен, но о нем не думали». Образ океана восходит к мифологическому образу воды как первоначальной стихии бытия, породившей жизнь и смерть. Искусственность мира «Атлантиды» проявляется и в этой отчужденности от стихии океана-бытия, огражденности от нее стенами иллюзорно величественного корабля.

Воплощением разнообразия вечно движущегося и многогранного мира становится в рассказе Бунина Италия. Солнечный лик Италии так и не открылся господину из Сан-Франциско, он успел увидеть лишь ее прозаично-дождливый лик: блестящие жестью мокрые от дождя пальмовые листья, серое небо, постоянно моросящий дождь, пропахшие гнилой рыбой хибарки. Даже после смерти господина из Сан-Франциско пассажиры «Атлантиды», продолжая свое путешествие, не встречаются ни с беспечным лодочником Лоренцо, ни с абруццкими горцами, их путь — к руинам дворца императора Тиберия. Радостная сторона бытия навсегда закрыта от людей «Атлантиды», потому что в них нет готовности увидеть эту сторону, душевно открыться ей.

Напротив, люди Италии — лодочник Лоренцо и абруццкие горцы — ощущают себя естественной частью огромной Вселенной, не случайно в финале рассказа резко расширяется художественное пространство, включая и землю, и океан, и небо: «целая страна, радостная, прекрасная, солнечная, простиралась под ними». Детски радостное упоение красотой мира, наивное и благоговейное удивление перед чудом жизни чувствуется в молитвах абруццких горцев, обращенных к Божией Матери. Они, как и Лоренцо, неотъемлемы от мира природы. Лоренцо живописно красив, свободен, царственно равнодушен к деньгам — все в нем противостоит описанию главного героя. Бунин утверждает величие и красоту самой жизни, чье мощное и свободное течение пугает людей «Атлантиды» и вовлекает тех, кто способен стать ее органичной частью, стихийно, но по-детски мудро довериться ей.

Бытийный фон рассказа.

В художественный мир рассказа включены предельные, абсолютные величины: равноправными участниками рассказа о жизни и смерти американского миллионера становятся римский император Тиберий и «сверчок», с «грустной беззаботностью» поющий на стене, ад и рай, Дьявол и Богоматерь. Соединение небесного и земного миров парадоксально появляется, например, в описании сорок третьего номера: «Мертвый остался в темноте, синие звезды глядели на него с неба, сверчок с грустной беззаботностью запел на стене». За уходящим в ночь и вьюгу кораблем следят глаза Дьявола, а лик Богоматери обращен к небесной выси, царству ее Сына: «Бесчисленные огненные глаза корабля были за снегом едва видны Дьяволу, следившему за кораблем…Над дорогой, в гроте скалистой стены Монте-Соляро, вся озаренная солнцем, вся в тепле и блеске его стояла в белоснежных гипсовых одеждах …матерь божия, кроткая и милостивая, с очами, поднятыми к небу, к вечным и блаженным обителям трижды благословенного сына ее». Всё это создает образ мира как целого, макрокосма, включающего свет и тьму, жизнь и смерть, добро и зло, миг и вечность. Бесконечно малым на этом фоне оказывается замкнутый и в этой замкнутости считающий себя великим мир «Атлантиды». Не случайно для построения рассказа характерно композиционное кольцо: описание «Атлантиды» дается в начале и конце произведения, при этом варьируются одни и те же образы: огни корабля, прекрасный струнный оркестр, адские топки трюма, играющая в любовь танцующая пара. Это роковой круг замкнутости, отгороженности от бытия, круг, созданный «гордым человеком» и превративший его, осознающего себя господином, в раба.

СТРУКТУРА УРОКА

Ход урока. Приемы.

Мотивация.

Слово учителя. Продолжая знакомство с личностью и творчеством Ивана Алексеевича Бунина, мы обращаемся сегодня к размышлению о рассказе «Господин из Сан-Франциско».

Опубликованный в 1915 году, рассказ «Господин из Сан-Франциско» создавался в годы Первой мировой войны, когда в творчестве Бунина заметно усилились мотивы катастрофичности бытия, противоестественности и обреченности технократической цивилизации. Образ гигантского корабля с символическим названием «Атлантида» был подсказан гибелью знаменитого «Титаника», в которой многие видели символ грядущих мировых катастроф. Как и многие его современники, Бунин почувствовал трагическое начало новой эпохи, а потому все большее значение в этот период в произведениях писателя приобретают темы рока, смерти, мотив бездны.

Первичное осмысление рассказа.

Беседа:

1.Что в рассказе показалось вам самым неожиданным?

2. Представьте, что человек, не читавший рассказ, попросил вас изложить основную мысль этого произведения. Постарайтесь это сейчас сделать.

3. Сформулируйте самый значимый для вас вопрос, связанный с этим рассказом.

Целеполагание.

Слово учителя. Таким образом, цель сегодняшнего урока — постараться найти ответ на центральный вопрос, помогающий осмыслить концепцию мира и человека в рассказе Бунина, — почему человек, более того — «господин», то есть властитель, повелитель, надеявшийся начать жить, обретает на этом пути надежды неожиданную и ничем не объяснимую смерть?

Анализирующее наблюдение.

Беседа:

1. Человеческий мир — это противостояние и соединение крайностей: расцвет и увядание, жизнь и смерть, любовь и ненависть, счастье и горе. Примеры неисчислимы. Постарайтесь теперь найти все возможные антиномии в рассказе Бунина (все найденные детьми антиномии учитель записывает на доске, при необходимости добавляя свои варианты. Желательно зафиксировать следующие: корабль «Атлантида» — океан, жизнь — смерть, пассажиры «Атлантиды» — люди Италии, Италия дождя — Италия солнца, Бог — Дьявол; возможны также такие, как вечное — преходящее, естественное — искусственное, однако слишком много вариантов находить не стоит, лучше ограничиться основными).

2. Почему корабль, глыбистую крепость которого, незыблемость и громадность Бунин подчеркивает неоднократно, носит такое «гибельное» название — «Атлантида»?

Запись в тетради (подборка деталей): Найдите самостоятельно и запишите в тетради основные детали, связанные с «мирами» корабля — палубой, трюмом и капитаном. Сами придумайте форму записи, которая бы в большей мере обнаружила соотношение между этими мирами (например, цитатную таблицу, цепочку или художественное оформление цитат).

Беседа:

1. Посмотрите на ваши подборки деталей и предложите все наблюдения, с ними связанные.

2. Что символизирует корабль в рассказе Бунина?

Литературный монтаж, сделанный учителем: А теперь подумайте, каково смысловое наполнение образа океана, но вначале еще раз вслушайтесь в его описание: «Океан, ходивший за стенами, был страшен, но о нем не думали…Океан с гулом ходил за стеной черными горами, вьюга крепко свистала в отяжелевших снастях…то и дело вскипавшие и высоко взвивавшиеся пенистыми хвостами громады…до самого Гибралтара пришлось плыть то в ледяной мгле, то среди бури с мокрым снегом…В Гибралтаре всех обрадовало солнце…В Средиземном море шла крупная и цветистая, как хвост павлина, волна».

Беседа:

1. Почему океан страшит пассажиров «Атлантиды»?

2. Почему корабль и океан противопоставлены в рассказе? Какая философская идея стоит за этим противопоставлением?

3. А теперь давайте обратимся к пассажирам «Атлантиды». Почему тех, кто считает себя властителями мира, писатель называет «блестящей толпой»?

4. Однако некоторые из пассажиров выделены из этой толпы. Вслушайтесь в ритмическую организацию строки, сам стиль описания — какое авторское отношение за этим кроется: «Был среди этой блестящей толпы некий великий богач…был знаменитый испанский писатель, была всесветная красавица, была изящная влюбленная пара…»?

5. Почему Бунин столь подробно описывает распорядок дня пассажиров?

6. Что значит для «людей «Атлантиды» любовь, красота, жизнь? На какие ценностях основывается их существование?

7. Рассказ назван «Господин из Сан-Франциско». «Господин» — именно так определен автором главный герой. Почему же у него нет имени?

8. Почему описание всей предшествующей путешествию жизни господина занимает в рассказе всего один абзац?

Выразительное чтение учителя: Я прочту сейчас два портретные описания героя. Предположите, с какими событиями рассказа могут быть связаны эти описания? » Сухой, невысокий, неладно скроенный, но крепко сшитый…Нечто монгольское было в его желтоватом лице с подстриженными серебряными усами, золотыми пломбами блестели его крупные зубы, старой слоновой костью — крепкая лысая голова», «человек маленький, весь деревянный, широколицый…крупные усы сквозили у него как у мертвого…смуглая тонкая кожа точно натянута и слегка лакирована…его сухие руки» (Учитель сознательно провоцирует школьников, поскольку второе описание — восточного принца, важно, чтобы ребята сказали об этом сами)?

Беседа:

1. Конечно, я не случайно пошла на эту маленькую провокацию. А почему она, собственно, мне почти удалась?

2. Почему внешне столь непохожих друг на друга людей Бунин описывает, используя повторяющиеся детали?

3. Один из основных мотивов рассказа — мотив смерти. Смерть посылала к господину своих «гонцов». Найдите их в рассказе и подумайте, почему главный герой не почувствовал их присутствия?

Выразительное чтение учеником сцены смерти главного героя.

Беседа:

1. Почему описание смерти героя столь подчеркнуто натуралистично?

2. Русские писатели не раз обращались к теме смерти, наполняя ее философским звучанием. Вспомните, в каких произведениях мы встречались с этой темой?

Выразительное чтение заранее подготовленными учениками фрагментов описания смерти князя Андрея из романа Толстого «Война и мир» и Базарова из романа Тургенева «Отцы и дети».

3. В чем отличие описаний смерти героев у Толстого, Тургенева и Бунина?

4. Вспомните душевное состояние тех героев, кто в произведениях оказался рядом с Уходившими, — Наташа Ростова, княжна Марья, Одинцова, отец и мать Базарова, пассажиры «Атлантиды». В чем существенное отличие?

5. С господином происходят странные и, по сути, страшные «перевёртыши». Я предлагаю вдуматься в детали, увидеть эти «перевёртыши», для чего мы вместе заполним одну колонку цитатной таблицы, а вторую ее колонку вы заполните сами, отразив общую закономерность в противопоставлении значимых деталей.

Беседа:

1. Почему эти метаморфозы оказались возможны?

2. Однако есть в рассказе и еще один мир — Италия. Мир Италии всегда был притягателен не только для писателей России, но и для художников. Всмотритесь в эти репродукции Карла Брюллова и Федора Матвеева. Найдите в тексте бунинского произведения детали, созвучные этим картинам.

3. Однако господин из Сан-Франциско видит совсем иную Италию (учитель выразительно зачитывает фрагменты описания Италии дождя).

4.Ароматы, цветовая гамма, детали описания природы и жизни людей — всё различно в Италии дождя и Италии солнца. Но почему господину так и не довелось увидеть Италию солнца?

5.Почему в рассказе появляются герои, с его фабулой, по сути, совершенно не связанные, — Лоренцо и абруццкие горцы? Раскройте смысл их появления в произведении.

6.Однако есть и еще одна загадка в рассказе Бунина: повествование о жизни и смерти американского миллионера вдруг оказывается включенным в широкий исторический и бытийный контекст — упоминается римский император Тиберий, Дьявол и Божья Матерь. Какой смысл в этом заключен?

7.Куда устремлены взоры Богоматери и Дьявола?

8. Рассказ Бунина имеет неполную кольцевую композицию. Постарайтесь раскрыть символику этого «кольца».

Концептуальное осмысление рассказа.

Беседа:

1. Давайте вернемся к центральному вопросу сегодняшнего урока: почему господин из Сан-Франциско, надеявшийся начать жить, нашел неожиданную и ничем не обусловленную смерть на этом пути надежды?

2. Первоначально рассказ сопровождался эпиграфом, написанным на доске: «Горе тебе, Вавилон, город крепкий». В чем смысл этого эпиграфа?

3. Каждое произведение отражает концепцию мира и человека. Постарайтесь определить, что есть мир и человек в этом мире, по мнению Бунина.

Глава 18

Откр.18:1. После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; земля осветилась от славы его.

Указывается на светлость небесных сил и их чистоту, превосходящую много сияние звезд и светил.

Откр.18:2. И воскликнул он сильно, громким голосом говоря: пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы,

Подобное же пророчествовал и Исаия о Вавилоне, столице халдеев, взятой Киром и персами, что он будет в запустении и наполнится зверями и нечистыми духами (Ис. 21:9), ибо зверям и нечистым духам по человеконенавистничеству свойственно стремление в пустыню в силу Божественного Промысла, освобождающего людей от их вреда. Этот Вавилон напоил народы вином своего блудодеяния, потому что был их руководителем во всяком преступлении закона и посылал за дары подчиненным ему народам в лице начальников и правителей врагов правды и истины.

Откр.18:3. и цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее.

Этот город вследствие избытка своего неправедного богатства, пребывая в роскоши, гордости и пренебрежении к излишнему, сам был причиною обогащения земных купцов.

Откр.18:4. И услышал я иной голос с неба, говорящий: выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам ее;

Откр.18:5. ибо грехи ее дошли до неба, и Бог вспомянул неправды ее.

«Изыдите из нея, людие Mои». Как и Лоту говорил в Содоме: «спасая спасай душу твою» (Быт. 19:17), и у Исаии: «изыдите отсюду и нечистоте не прикасайтеся, изыдите из среды его» (Ис. 52:11), так и здесь говорится, потому что нужно избегать сожительства и пребывания вместе с оскорбляющими Бога.

Откр.18:6. Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам ее; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое.

Откр.18:7. Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей.

«Воздадите ей… сугубо по делом ея». Это говорится или к неповинным, претерпевшим много зла от правителей того города, потому что они своим терпением скорбей служат причиною большего наказания своих мучителей, или же этими словами указывается на переход к другим лицам, то есть от наказываемых к наказывающим святым силам, которые из-за любви к Богу и обиды, нанесенные рабам Его, считают за собственные. Чаша называется «сугубою» или потому, что грешники и нарушители закона подвергнутся страшному наказанию в жизни этой и будущей, или что вместе будут мучиться душа и тело их, у которых общие деяния, или же потому, что наказания за грехи будут не только внешние, но и внутренние, в виде угрызений совести.

Ибо она говорит в сердце своем: «сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!»

«И рыдания не имам видети». Ибо как благодушествующим и живущим в славе, которые забыли страх Божий, свойственно говорить: «не подвижуся во век» (Пс. 29:7), так же говорит о себе и этот город.

Откр.18:8. За то в один день придут на нее казни, смерть и плач и голод, и будет сожжена огнем, потому что силен Господь Бог, судящий ее.

«Един день» указывает или на внезапность и краткость времени, когда от меча, голода и язвы на этот город сойдет плач, разрушение и сожжение огнем, или же на течение того дня, в который пострадает этот город по предсказанному. Когда враги завладевают городом, то бывает достаточно одного дня, чтобы причинить побежденным всякого рода притеснения и многоразличные виды смерти. А Бог всемогущ как для того, чтобы спасти благоугодивших Ему, так и для того, чтобы наказать нераскаянных грешников.

Откр.18:9. И восплачут и возрыдают о ней цари земные, блудодействовавшие и роскошествовавшие с нею, когда увидят дым от пожара ее,

Откр.18:10. стоя издали от страха мучений ее и говоря: горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой.

Мы думаем, что «царями земными» называются начальники, как и Псалмопевец сказал об Иерусалиме: «се, князи его собрашася» (Пс. 2:2). Он говорит о них, отступивших от Божественных заповедей, что они восплачут, видя или слыша об опустошении его и сожжении и ужасаясь внезапно случившемуся в столь короткое время.

Откр.18:11. И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает,

Откр.18:12. товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и шелка и багряницы,

Ибо излишне будет покупать и злоупотреблять этим, когда живущие в могуществе и пресыщении погибнут.

и всякого благовонного дерева, и всяких изделий из слоновой кости, и всяких изделий из дорогих дерев, из меди и железа и мрамора,

Откр.18:13. корицы и фимиама, и мира и ладана, и вина и елея, и муки и пшеницы, и скота и овец,

После этих слов нужно разуметь: никто не покупает. А мы должны рассудить и подумать, какому городу обычна торговля этими предметами и какие люди обыкновенно стараются приобретать излишнее для неумеренного наслаждения.

и коней и колесниц, и тел

Употребление коней, колесниц и тел тоже, говорит, излишне. «Колесницы» – это всякого рода экипажи, потому что латинское слово redium означает повозку. Из родительного падежа множественного числа этого слова и вышло в сокращении греческое слово редан.

и душ человеческих.

Откр.18:14. И плодов, угодных для души твоей, не стало у тебя, и все тучное и блистательное удалилось от тебя; ты уже не найдешь его.

«И душ человеческих». Не будешь, говорит, обращать в рабство свободных, торговать душами человеческими, и не вернется к тебе наслаждение прежним блеском и довольством.

Откр.18:15. Торговавшие всем сим, обогатившиеся от нее, станут вдали от страха мучений ее, плача и рыдая

Откр.18:16. и говоря: горе, горе тебе, великий город, одетый в виссон и порфиру и багряницу, украшенный золотом и камнями драгоценными и жемчугом,

Откр.18:17. ибо в один час погибло такое богатство!

«Горе, горе, град великий». Указывается на страдания этого Вавилона, плачем о котором обращается внимание на величину несчастий и злоключений, которыми он будет наказан после прежней гордости царским достоинством.

И все кормчие, и все плывущие на кораблях, и все корабельщики, и все торгующие на море стали вдали

Откр.18:18. и, видя дым от пожара ее, возопили, говоря: какой город подобен городу великому!

Откр.18:19. И посыпали пеплом головы свои, и вопили, плача и рыдая: горе, горе тебе, город великий, драгоценностями которого обогатились все, имеющие корабли на море, ибо опустел в один час!

«Имущий корабли в море». В переносном смысле морем, может быть, называется настоящая жизнь, подвергающаяся постоянным волнениям, а купцами – плавающие в житейском волнении подобно рыбам. Но возможно и то, что этот пострадавший город, находясь недалеко от обыкновенного моря, причинит своим разрушением горе плавающим на нем, от которых он раньше покупал все. И купцы всемирного Вавилона, то есть смешения, должны также пострадать при кончине мира и скорбеть безутешно о жизненных удовольствиях, которых они будут лишены, и от укоров своей совести.

Откр.18:20. Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним.

«Небо» означает Ангелов и святых, живущих на нем. Апостолам и пророкам повелевается веселиться с ними, ибо отомщено обидчикам и притеснителям за бесчестие проповедников между жителями этого города чрез преступление ими заповедей Божиих или за избиение служителей слова Божия властителями земли. Так были иудеями избиты пророки, язычниками – апостолы за свою к ним проповедь. Радуются они наступлению наказаний не злобно, а по своему пламенному желанию прекращения греха, чтобы служащие ему чрез эти наказания в будущей жизни подверглись меньшим мучениям.

Откр.18:21. И один сильный Ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: с таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его.

Откр.18:22. И голоса играющих на гуслях, и поющих, и играющих на свирелях, и трубящих трубами в тебе уже не слышно будет; не будет уже в тебе никакого художника, никакого художества, и шума от жерновов не слышно уже будет в тебе;

Откр.18:23. и свет светильника уже не появится в тебе; и голоса жениха и невесты не будет уже слышно в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы.

Откр.18:24. И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле.

Как «жернов» погружается в море, так же быстро произойдет и падение Вавилона; оно будет так внезапно, что после него не останется никакого признака, на это указывает исчезновение играющих на свирелях, гуслях и т. п. Причиною этого является то, что своим сладкопением и волхвованиями город этот прельстил все народы и был приятелищем крови пророков и святых. Все это, вероятно, указывает на нечестивый Вавилон персидский, ибо в разные времена и до настоящего времени он пролил кровь многих святых и увеселялся, прельщая других волхвованиями. Поэтому будем желать и молиться, чтобы этот город получил указанное возмездие за гордость против Христа и его рабов. Но, как мы думаем, этому несколько противоречит мнение древних учителей Церкви, которые относили эти предсказания к Вавилону римскому, потому что у Рима, четвертого зверя, были десять рогов, из которых высший искоренит три, а другие подчинит себе, и явится как римский царь будто бы для того, чтобы усилить и восстановить их власть, а на самом деле, чтобы совершить окончательное опустошение. Поэтому правдоподобно будет мыслить и тот, кто будет понимать под ним, как сказано раньше, мирское царство, владычествующее как бы в одном теле от начала доныне и пролившее кровь апостолов, пророков и мучеников. Ибо говорят: одно войско и один город, хотя лица, из которых они состоят, переменяются; так и царство называется одно, несмотря на его разделения и распределения по многим местам в разные годы.

>Апокалипсис Петра, Глава 18

Апокалипсис от Петра (Отрывок)

1Многие из них будут лжепророками и будут проповедовать пути и коварные учения гибели, но они будут сыновьями гибели. 2И тогда Бог придет к моим верным, к алчущим, жаждущим и стесненным, к тем, кто в этой жизни дает испытать свою душу, и будет судить сынов беззакония. 3И Господь прибавил и сказал: пойдем на гору, помолимся. 4Отправившись с ним, мы, двенадцать учеников, попросили, чтобы он показал Одного из наших праведных братьев, отошедших от мира, чтобы мы ведали, каковы они видом и, утешившись, утешили бы людей, которые нас будут слушать. 5И вот, когда мы молимся, внезапно появляются двое мужей, стоящих перед лицом Господа, на которых мы не могли прямо смотреть: ибо от их лица исходил луч, как от солнца, а одежда их была светлая, какой никогда не видел глаз человеческий. 6Уста не могут рассказать, а сердце помыслить блеск, в который они были облечены, и красоту их лица; глядя на них, мы изумлялись. 7Тела их были белее всякого снега и краснее всякой розы, и красное у них смешано с белым. 8Я просто не могу описать их красоту. 9Волоса у них были волнистые и блестящие, обрамлявшие их лица и плечи, как венок, сплетенный из нардового цвета и пестрых цветов, или как радуга в воздухе. 10Таково было их благолепие. 11Увидав их красоту, мы испугались их, так как они появились внезапно. 12Тогда я подошел к Господу и сказал: «Кто они?» Он мне говорит: 13″Это — наши праведные братья, вид которых вы захотели увидеть». 14Я сказал ему: «А где все праведные братья, и каков тот зон, в котором находятся обладатели этой славы?»… 15И Господь показал мне огромное пространство вне этого мира, сияющее сверх ярким светом; воздух там сверкал лучами солнца, сама земля цвела неувядаемыми цветами, была полна ароматов и прекрасно цветущих вечных растений, приносящих благословенные плоды. 16И до того сильно цвело все, что запах оттуда доносился и до нас. 17А жители того места были одеты в одежду светлых ангелов, и одежда их была подобна их стране. 18Ангелы носились там среди них. 19Такова же была красота тех, кто там жил, и они единым голосом славили Господа Бога, радуясь в том месте… 20Говорит нам Господь: «Это — место ваших первосвященников, праведных людей»… 21Я увидел и другое место, напротив этого, очень мрачное. 22То было место наказания. 23Наказываемые там и наказывающие ангелы имели темное платье в соответствии с воздухом того места. 24Были там некоторые, привешенные за язык. 25То были хулившие путь справедливости, под ними горел и мучил их пылающий огонь. 26И озеро было там какое-то, полное пылающей грязи; там находились люди, извращавшие справедливость. 27К ним были приставлены ангелы-мучители. 28Над этой бурлящей грязью были еще и женщины, повешенные за волосы. 29То были женщины, которые наряжались для прелюбодеяния; а те, которые сочетались с ними в скверне прелюбодеяния, висели за ноги, а головы у них были погружены в грязь, и они говорили: «Мы не думали, что попадем в это место»… 30И я увидел убийц и их сообщников, брошенных в некое узилище, полное злых гадов; те звери кусали их, извивающихся там в этой муке, и черви их облепили, как тучи мрака. 31А души убитых, стоя и наблюдая наказание убийц, говорили: «Боже, справедлив твой суд». 32Возле того места я увидел другое тесное место, куда стекала кровь и нечистоты наказываемых и образовалось как бы озеро. 33Там сидели женщины по шею в крови, а против них сидело и плакало множество детей, которые родились раньше времени; от них исходили лучи огня и поражали женщин в глаза. 34То были зачавшие вне брака и изгнавшие плод. 35Там были еще мужчины и женщины до середины тел в огне; они были брошены в темные места, их бичевали злые духи, черви неустанно пожирали их внутренности. 36То были люди, преследовавшие справедливых и предавшие их. 37Рядом опять были женщины и мужчины, кусавшие губы: они мучились и получали раскаленным железом по глазам. 38То были те, кто хулил и поносил путь праведный. 39А напротив них были опять другие мужчины и женщины, они откусывали себе язык, и рот у них был наполнен огнем. 40То были лжесвидетели. 41А в другом месте были кремни, острее, чем мечи или всякие наконечники копья; они были накалены, и женщины и мужчины, одетые в грязное тряпье, катались по ним в муках. 42То были богачи, те, кто полагался на свое богатство, не пожалевшие сирот и вдов, но презревшие заповедь Бога. 43В другом большом озере, полном гноя, крови и кипящей грязи, стояли мужчины и женщины до колен. 44То были ростовщики и взыскивающие проценты за проценты. 45Другие мужчины и женщины, сбрасываемые с огромной скалы, падали вниз, а приставленные к ним вновь гнали их и заставляли подняться наверх на скалу, и они вновь низвергались вниз; и они не получали передышки в этом мучении. 46То были те, которые осквернили свои тела, обращаясь, как женщины, а женщины среди них были те, которые лежали одна с другой, как муж с женой. 47А возле той скалы было место, полное сильного огня, и там стояли люди, которые собственными руками сделали идолов себе вместо Бога. 48Рядом с ними другие мужчины и женщины, держа огненные жезлы, били друг друга, не прекращая этого наказания… 49Близко от них опять были другие женщины и мужчины, которых жгли, мучили и жарили; то были оставившие путь Бога.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *