Верить в суеверия

У каждого из нас есть маленькие ритуалы, которые, как мы считаем, приносят счастье и удачу. Например, кто-то ходит на экзамены с одной и той же «волшебной» ручкой, надевает любимый галстук перед собеседованием или заходит в кабинет с левой ноги.

Но эти нелогичные действия, вероятно, не несут в себе магию. Тем не менее, они позволяют нам чувствовать, что мы имеем больше контроля над своей жизнью. Однако, если вы думаете, что черная кошка вашего соседа является причиной плохого дня, пришло время задуматься над тем, во что вы верите.

Что такое суеверия? Это вера в сверхъестественные силы и в то, что они являются причиной последующих событий. Суеверия — это предрассудки и заблуждения. И если вы впустили их в свою жизнь, они могут превратиться в серьёзную проблему на пути к целям.

К счастью, мы можем покончить с этими нелепыми страхами и перестать верить в приметы и суеверия.

Откуда берутся приметы и есть ли в них логика

Мало кто верит в абсолютно все суеверия. Одно кажется вам страшным, а другое может показаться глупым. В любом случае, если вы посмотрите предысторию того, что вас пугает больше всего, вы можете обнаружить, что в действительности нет ничего страшного.

Вот, например, открытый зонт в комнате. Суеверие гласит, что открыть зонт в комнате — к неудаче. Тем не менее, вполне вероятно, что все началось с того, что вначале механизм открывания зонтов был плохим, и был шанс травмировать человека поблизости или сломать что-нибудь.

Примета, которая гласит, что нельзя проходить под лестницей , вероятно, уходит корнями во времена Древнего Египта. Всё из-за треугольной формы, которую образует лестница со стеной. Египтяне не хотели проходить под лестницей, чтобы не осквернить троицу богов.

В Древнем Египте кошкам поклонялись, и поэтому черному коту повезло. Но в средние века христиане связывали черных кошек с ведьмами, побуждая людей верить, что когда черная кошка пересекает их путь, тогда за ними наблюдает дьявол. Существуют страны, в которых считают, что это событие может привести к удаче.

Как перестать верить в приметы и суеверия

Чаще всего в нашей жизни мы обращаемся к приметам накануне какого-либо значимого события. Люди склонны обращаться к мистике или соблюдать те или иные ритуалы, опасаясь, что запланированное мероприятие может быть сорвано. Самым ярким примером является свадьба. С данным торжеством связанно столько суеверий и ритуалов, что их невозможно охватить данной статьей.

Самые распространённые приметы знают даже юные девочки, например:

  • жених не должен видеть свою будущую супругу в свадебном платье до начала церемонии,
  • сама невеста не должна смотреть на себя в зеркало в полный рост, находясь в свадебном облачении,
  • туфли невесты должны быть классического фасона, и ни в коем случае, не открытые и так далее и тому подобное.

Таких примет тысячи, а смысл и объяснение одно на все. Если не соблюдаешь все эти традиции, ритуалы и суеверия, то семейная жизнь сложится плохо, жить супруги будут в бедности, муж будет гулять от жены и т.д.

Какой же можно сделать вывод из всего вышеперечисленного? А вывод прост. Суеверия это всего лишь наши внутренние страхи. Страх — практически неконтролируемая эмоция, но его можно объяснить самому себе.

Пугаться, что вы не выполнили какой-либо ритуал или не соблюли примету не стоит, выход есть всегда. Самый простой и верный способ — это не изучать данную тему накануне события. Но есть и более сложное решение, которое нам предлагает известный психоаналитик.

Зигмунд Фрейд (1856-1939)

Зигмунд Фрейд, известный австрийский психолог, психиатр и психоаналитик, утверждал, что именно подсознательные страхи влияют на поведенческие особенности человека. Это можно отнести и к суевериям. Именно внутренний страх, что что-то пойдет не так или событие будет сорвано, заставляет человека идти на поводу суеверий.

Фрейд предлагает обратиться к своим сновидениям, через которые все страхи можно объяснить и в результате избавиться. Также, по мнению Фрейда, практически все или основные страхи закладываются нам с детства, и именно с ними и предстоит бороться человеку уже в течение всей жизни.

И что же мы видим в раннем детстве, сидя на кухне с родителями, бабушкой и дедушкой. Как мама или бабушка в процессе приготовления, например обеда, просыпает соль и выполняет нехитрый ритуал по перекидыванию просыпанной соли через плечо три раза.

Естественно, что ребенок спросит о смысле данного ритуала и ему будет пояснено, что это такая примета, и если не выполнить данный ритуал, то в доме будут ссоры. Всё. С этого момента заложен первый страх. И, уж конечно, мама в этом не будет виновата, ведь с ней произошла в детстве ровно такая же история.

Аналогичная и всем известная примета о том, что необходимо посмотреться в зеркало, если что-то забыл и вернулся. Однако все эти приметы можно объяснить на простом бытовом уровне, что и позволит значительно снизить, заложенный еще в детстве страх.

Фрейд предлагает проанализировать приметы и суеверия с точки зрения науки и психоанализа. И тогда примета о том, что необходимо посмотреться зеркало предстанет перед нами совсем в другом свете и уже будет полезным действием, а не суеверием.

Зачем же смотреться в зеркало? А ведь это логично. Осмотрев себя в зеркале, человек будет уверен, что в этот раз он ничего не забыл. Также и с солью, ведь это логично, что просыпанную соль не стоит добавлять в пищу, ведь соль хороший абсорбент и обладает антибактериальными действиями, что, конечно же, было актуально, когда бытовые условия оставляли желать лучшего. Смахнуть ее на пол вполне логично. И так можно объяснить каждое суеверие и примету. Детали — это уже частное в данном вопросе.

Так что же делать с приметами. Ничего. С точки зрения науки и психоанализа, все эти суеверия заложены в каждого из нас столетия, а то и тысячелетия назад. С таким не поспоришь. Все они достаточно безобидны, а ритуалы не обременительны.

Выглядят небольшие и безобидные ритуалы вполне нормально и естественно для окружающих, а значит, и бороться с ним дело бесполезное и бессмысленное.

Приметы и суеверия имеют место быть в нашей жизни. И если та или иная примета мешает вам и доставляет дискомфорт, то с этим нужно бороться. И самый верный путь борьбы это — наука.

Изучив корни своих страхов, выберите один и начните преодолевать его

Предлагаю начать с тех примет, которые пугают вас не так сильно. Умышленно пройдите под лестницей и повторяйте, что это ни к чему не приведет. Оставьте свой телефон дома, чтобы вернуться за ним. Проявите смелость и следите за результатом. Некоторые дни действительно могут быть более неудачными, чем другие, но если вы напомните себе, что суеверия — это всего лишь самовнушение, вы скоро увидите, что все в порядке.

Не расстраивайтесь, если продолжаете верить в какой-то абсурд

Вы должны стараться не допускать, чтобы что-то подобное влияло на вашу жизнь, но если вы не можете избавиться от давящего ощущения, что что-то может пойти не так, просто дайте себе время. Миллионы людей до вас верили в суеверия.

Возможно, привычка верить в приметы укоренилась в подсознании из-за того, что вы переняли это от человека, которого уважаете или доверяете. Расслабьтесь, и вскоре вы почувствуете, что некоторые вещи влияют на вас, только если вы сами позволите.

И ещё немного о суевериях

Суеверия бывают разных форм — от современных постов, таких как — если вы не поделитесь этой картинкой, вам не повезет, до «Моя любимая команда проиграла, потому что я не носил свои счастливые носки во время матча». И даже если они звучат абсурдно и нелепо, почти каждый человек в какой-то момент своей жизни верил в них.

Полагают, что ритуал постукивания по дереву пришёл к нам от древних индоевропейцев или даже от более древних народов. Считалось, что могучие духи прячутся в дереве, и когда мы стучим по дереву или гладим его, мы получим благословение этих духов. Эта традиция продолжается и по сей день.

Многие итальянцы боятся числа XVII, написанного римскими цифрами, потому что в другом расположении букв написанное слово vixi означает «я жил». То есть они связывают это со смертью.

Часто, когда два события происходят друг за другом, мы склонны их связывать не с логичной причиной, а с некоторыми убеждениями. Например, вы пошли на работу, но ваш путь пересекла черная кошка. Через некоторое время вы проливаете кофе на одежду. Да, кошка определенно виновата в вашей неаккуратности и проливании кофе. Гораздо проще обвинить животное, чем принять, что мы сами пролили кофе.

Одна из причин, которые заставляют нас верить в суеверия, — это стремление к контролю. Когда мы можем что-то объяснить, то чувствуем, что у нас все под контролем.

Было проведено исследование, доказывающее положительное влияние суеверий на нашу жизнь. Оказалось, что «талисманы» улучшают наши навыки и производительность. Когда мы считаем, что предмет, например, носки, шляпа, браслет или монетка приносят удачу, мы верим в свои способности и победу, благодаря счастливому предмету.

11 июня было прекращено уголовное дело специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова. Ранее его отправили под домашний арест и обвинили в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (наказание — от 10 до 20 лет лишения свободы). Иван Голунов настаивает на том, что наркотики ему подбросили полицейские. При этом в России за наркопреступления ежегодно судят около 100 тысяч человек, многие из них заявляют, что дела сфабрикованы. «Медуза» поговорила о проблемах в российском законодательстве, регулирующем наркопреступления, с социологом Кириллом Титаевым из Института проблем правоприменения Европейского университета в Петербурге.

— По следам дела Ивана Голунова много обсуждают проблемы в российском законодательстве, связанном с наркопреступлениями. С вашей точки зрения, какие конкретные проблемы — самые главные?

— На мой взгляд в России фундаментальные проблемы в этой области скорее не законодательные, а правоприменительные. Первая фундаментальная проблема с тем, что весом наркотического вещества считается вес всей смеси, а не только действующего вещества. То есть, если человека задержали с сильно разбавленным наркотиком, он будет отвечать так же, как человек с аналогичным весом чистого действующего вещества. Такой подход делает составы преступления гораздо более тяжкими, чем они могли бы быть. Наши правоохранительные органы часто ссылаются, что это мировая практика, но на самом деле в части европейских стран наказание выносится именно по количеству действующего вещества.

Вторая большая проблема — в России криминализован более-менее весь сбыт. То есть у нас нет отдельной истории для случаев, когда речь идет не о профессиональных наркоторговцах, а о простом обмене между потребителями. Если смотреть на общую структуру преступлений, такие случаи составляют существенную часть. Но, как показывает мировой опыт, бороться с наркопотреблением — бесперспективная вещь. Эффективна только борьба с производством и распространением.

Третья фундаментальная проблема — у нас не очень хорошо разделены наркотики с точки зрения их потенциальной социальной опасности. Сейчас мировая наука точно знает, что не все наркотики одинаково опасны. И в этом смысле мы идем по самой жесткой планке — относительно безопасные наркотики, создающие низкие риски, криминализованы в той же мере, что и другие наркотические вещества. Решение этой проблемы могло бы сохранить силы правоохранительных органов на борьбу с наиболее опасными наркотиками.

Если говорить о государственной наркополитике, то это три наиболее важные фундаментальные вещи.

— То есть с вашей точки зрения законодательство у нас не самое плохое, а главная проблема в его применении?

— Можно сказать и так.

— Но есть мнение, что в уголовном кодексе прописаны слишком большие сроки за наркопреступления. Как вы оцениваете эту часть законодательства?

— Это сложная история. По мировой практике сбыт наказывается достаточно сурово. Но есть важная проблема, что у нас очень слабо этот сбыт разделен. То есть человек, который продал двухнедельную дозу, будет наказан примерно так же, как тот, кто продал несколько килограмм.

— Достаточно часто человеку вменяют покушение на сбыт, когда задерживают с весом, хотя бы немного превышающим одну дозу.

— Это не совсем так. Такая практика есть, но в большинстве случаев эта история начинается при весе, который классифицируется как крупный размер (при крупном размере наказание ужесточается; вес, который считается крупным размером, отличается в зависимости от вещества, изъятого у задержанного — прим. «Медузы»).

— Судя по статистике, у нас удивительно много людей задерживают с весом, с которого начинается крупный размер.

— Да, задерживают гораздо чаще, чем с чуть меньшим весом. Мы не можем точно говорить о фальсификациях, но, наверно, прокуроры должны особенно тщательно проверять именно такие случаи.

— А что в целом создает стимулы для фальсификации таких дел?

— Обычная система отчетности, когда у конкретного подразделения есть план по выявлению преступлений. Но еще более важный вопрос — очень низкий стандарт доказывания преступлений. Грубо говоря, пакет доказательств, который предъявлялся по делу Ивана Голунова, а именно показания понятых и оперов против его показаний — это довольно стандартная ситуация. Если бы это был менее известный и социально защищенный человек, то с некоторой вероятностью в дело добавилось бы полученное под давлением признание вины. Например, в обмен на более легкую квалификацию.

С этой точки зрения не обязательно полностью фальсифицировать дело. Можно найти и взять реального наркопотребителя, у которого в этот конкретный момент может и не быть наркотика, но смывы и другие экспертизы покажут все, что нужно. Дальше — все легко.

— Человеку реально защититься в ситуации, когда наркотики точно подкинули?

— Статистика говорит, что такие дела прекращаются редко. Но бывают случаи задержания оперативников, которые подобным занимаются. Несколько случаев в год.

— Задержанные часто говорят, что у них сложилось впечатление, будто понятые давно знакомы с полицейскими. Что происходит в России с организацией этого института?

— Сам институт устроен таким образом, что возможность найти реальных понятых — практически фантастика. Представьте, что у вас заранее запланировано задержание на поздний вечер, но вы не знаете, где оно будет. Найти понятых на месте — практически нерешаемая задача. Все равно вы будете как-то с ними договариваться, возможно, приплачивать и так далее.

Выходы из этой ситуации — фото- и видеофиксация и появление адвоката на ранней стадии. Один из вариантов, используемых в мире, — задержание происходит на камеру, но обыск проходит только в присутствии адвоката.

— Помогла бы полная замена понятых на видеофиксацию задержаний?

— Думаю, это не улучшило бы, но и существенно не ухудшило бы ситуацию. Сейчас это слабый институт, который только создает иллюзию защиты задержанного. Понятые не дают какой-то дополнительной защиты. Возможно, только в каких-то случаях это ограничивает полицейских в чрезмерно жестких действиях, которые могут фрустрировать даже профессиональных понятых.

С другой стороны, полная замена понятых видеофиксацией — сложная история. Подкинуть так, чтобы это не попало на камеру, — не большая проблема. Например, в Казахстане, где можно отказываться от понятых, если есть видеофиксация, все равно много историй, где потом вскрывается, что наркотики были подброшены. Это полезная мера, но не панацея.

— Как вы считаете, как нужно реформировать закон или правоприменение? Что бы вы сделали в первую очередь?

— Если говорить без оговорок о реалистичности, то моя личная позиция — это декриминализация наркотиков, социальная опасность которых не доказана или не высока. То есть природные производные канабинола и псилоцибинов.

Также необходим переход к оценке веса по количеству действующего веса и изменение градуировки наказания от веса. И чтобы веса для крупного размера стали более серьезными, и чтобы мы видели разницу в наказаниях для тех, кто сбывает 10 граммов, от тех, кто сбывает 10 килограммов.

Я не очень верю в возможность декриминализации, но все остальное вполне возможно.

— Кажется, что в России ужесточается законодательство в этой сфере одновременно с либерализацией во многих других странах. Это действительно так?

— Нет. У нас это скорее пульсирующая история. То есть, например, в судебной практике бывают волны либерализации.

Что касается мира, то я не знаю исследований, которые бы говорили, что действительно большинство стран идут в сторону либерализации. Да, мы видим истории легализации, потому что они яркие, но мы не видим историй криминализации, потому что про них меньше рассказывают.

— Как вам кажется, есть ли в мире какая-то страна, опыт который в наркополитике Россия могла бы использовать? Например, из постсоветских стран, где ситуация от страны к стране очень отличается.

— Ситуацию в бывших братских республиках я знаю не так хорошо. Там очень разная ситуация с потреблением, и в целом я не уверен, что мы можем смотреть на этот опыт.

Если же говорить об уровне экономического развития, то ближе всего к нам среди стран с позитивным опытом — Чехия и Португалия. Например, по Португалии есть хорошие данные, которые говорят, что декриминализация не привела к росту потребления наркотиков. Ведь это всегда многих пугает. Якобы потребителей наркотиков станет гораздо больше, если их легализуют. Мы видим, что на практике этого не происходит. Как и роста преступности.

Приметы – тема неоднозначная: одни в них верят, другие – считают глупостью. Однако, и те, и другие при наличии часто повторяющихся за короткий промежуток времени предзнаменований, начинают невольно им доверять. Парапсихолог Саона подробно рассказала нам о том, что же представляют из себя приметы на самом деле.
Нет таких примет, которые на сто процентов работают. Сложно сказать, откуда берет свое начало большинство народных примет, но одно можно сказать точно – они действуют только тогда, когда мы в них верим. То есть прямой взаимосвязи между тем, что вам, например, перешла дорогу черная кошка и последующими негативными событиями нет, нет, но если вы верите в дурную примету, то сами устанавливаете эту взаимосвязь силой своей мысли. У некоторых людей есть так же и свои личные приметы, они работают намного чаще, но опять же только за счет того, что мы в них верим. Мысли на самом деле материальны – это не миф, об этом никогда нельзя забывать. Поэтому логичней верить только в хорошие приметы и перестать бояться дурных. А как это сделать, я вам сейчас с радостью расскажу!
Чтобы хорошие приметы всегда срабатывали, никому не рассказывайте о том, что увидели знак! Это, кстати, касается не только примет – об успехах можно говорить только по факту их достижения, и то – только самым близким. О своих достижениях, планах и мечтах лучше никому не говорить, потому что вы никогда не знаете наверняка, что в голове у вашего собеседника, а порой даже хорошо маскируемая зависть с чьей-то стороны может стать для вас серьезным энергетическим ударом. Так что если вы увидели хороший знак, молча продолжайте делать свое дело и успех не заставит себя ждать!
Если вы все-таки твердо верите в те или иные дурные приметы, потому что слишком много раз убеждались в их правдивости, есть отличный способ разрушить эту систему. Вы должны выработать определенный ритуал, который будете выполнять каждый раз, когда столкнетесь с плохим предзнаменованием. Это будет своего рода откуп от плохих последствий: какой-то хотя бы маленький, но добрый поступок. Допустим, случилось что-то, что вызывает у вас плохое предчувствие, а вы берете и переводите какую-то посильную сумму денег нуждающимся, бездомных животных или хотя бы звоните родителям. Обещаю вам: стоит только попробовать и плохие приметы навсегда перестанут вас беспокоить!

«ОДНА БАБКА СКАЗАЛА…»

Я честно предупредила подружек, что все мы тут участницы расследования, раскрыла ноутбук и приготовилась записывать обличения и манифесты. Дамы отрешенно потягивали вальполичелло и обсуждать языческое наследие явно не спешили. Пришлось напомнить им о цели собрания.

— Ой, приметы, просто смешно! — всту­пила Светлана. — Одна моя знакомая верила, что, если с утра вынесет мусор, день не удастся. А вечером никак нельзя — денег не будет. Вот она и ждала выходных в мусорном амбре.

— Ну да, все просто помешались на суевериях, — подхватила Таня. — Особенно те, кто постарше. Мама моя каждый месяц крупные деньги на растущий месяц в окно показывает, мол, благосостояние будет увеличиваться. Денег не прибавляется, но выглядит забавно!

— Моя вообще ворует, — вздохнула я. — Ей какая-то бабка сказала, что комнатные цветы пышнее растут, если краденые. Понравится цветок, например, в библиотеке, она — раз! — тайком оторвет веточку и спрячет.

— А меня больше всего эти дурацкие «письма счастья» раздражают, — пожаловалась Наталья. — Глупость страшная, я их всегда из ящика удаляю.

— Всегда?! — тон Дарьи был обличающим. — А от кого же я в прошлом месяце дивный мейл получила: разошли сорока друзьям и будет тебе счастье?

Наталья отвела глаза. Даша не унималась:

— И я, между прочим, разослала! И не из-за суеверий, а потому что люблю доводить дело до конца, тем более если подруга просит!

— Девочки, не ссорьтесь, — вмешалась я. — Письма счастья — давняя зараза, их еще в Средние века придумали.

— Я такое тоже пересылала, — призналась Света, — от скуки. Там, как в гороскопе, обещали год удачи и романтическую встречу.

— Ха, кстати, про встречи, — улыбнулась Танечка, — знаете, у меня есть счастливое белье. Берегу для особо важных свиданий. В нем они всегда шикарно проходят.

Все переглянулись. Татьянины разборчивые поиски личного счастья длились (после развода) уже лет пять. Я живо представила себе, как она ходит на свидания в одном и том же белье. Комплект слегка пообтрепался, но Татьяна не унывает. Наверняка, если ей удастся приманить жениха на потертые кружева, она и в загс отправится в свадебном платье поверх того же белья — чтобы закрепить свое счастье. Ну это не она придумала. Эта примета давно в фаворе у спортсменов и звезд. Серена Вильямс играет весь теннисный турнир, не меняя носков, а Кэмерон Диас всякий раз, когда ей нужна удача, надевает «счастливые» розовые стринги.

— Я думаю, самое дурацкое суеверие — кричать «горько» на свадьбе, — заявила недавно вышедшая замуж Катя.

Начитанная, я тут же объяснила, что в Древней Руси был обычай: невеста обходила гостей с подносом — собирала денежку на обзаведение хозяйством. Гость брал с подноса чарку водки, выпивал и говорил «горько», подтверждая, что ему поднесли именно водку, а не воду. После чего кидал на поднос монеты, за что получал право поцеловать невесту — «подсластить» горечь выпитого.

— По мне, так и сама свадьба вполне себе суеверие, — нагоняла суровость наша давно и безнадежно эмансипированная Дарья.

Катя и Наталья сморщили носы. А скромница Галя, до сих пор молчавшая, заранее покраснев, сообщила:

— А мне какашки снятся к деньгам. Всегда! Приснились какашки — готовь кармашки.

«Караул», — пронеслось у меня в голове.

— Глупости все, — констатировала Светлана. — Хотя я точно знаю, и многие подтверждают, что, если идешь с близким человеком, а на пути столб, нельзя его с разных сторон обходить — поссоритесь. А уж если обошли, после этого надо взяться за руки и сказать: «Хлеб с маслом! — и, выдержав паузу, добавила: — А под двуногим столбом вообще нельзя ходить».

Спустя пару часов выяснилось, что вирус суеверий не менее живуч, чем вирус герпеса. Он прочно обосновался в хорошеньких головках моих подруг и дремал, пока некое событие не выпускало его на волю.

Те, кому удавалось держаться до поры до времени под обстрелом бытовых суеверий, пали под натиском примет для беременных. Медицинские факты свидетельствуют, что беременные слегка глупеют на протяжении всех девяти месяцев. Мое исследование подтверждает: гормональная среда — рассадник суеверий.

— А вам говорили, что во время беременности нельзя шить, — щебетала Катя, — а то малыш появится на свет с «заплаткой» — родимым пятном.

— Мне мама вязать запрещала, — вздыхала Танечка. — И стричься, и руки выше головы не поднимать, и с левой ноги не вставать…

— Про стрижку нам даже акушерка говорила, — поддакивала Наталья. — И то, что золото нельзя носить перед родами. И еще волосы велела распустить, чтобы родить было легче.

Я едва успевала записывать. М-да. Звучит зловеще. Одно радует: встреча с беременной — к удаче.

На прощание чмокая подруг в щеки — так, чтобы не через порог, — я клялась себе, что в следующий раз мы обойдемся без прелюдий и самообмана. Раздам всем ведьминские колпаки, рассажу вокруг магического шара и предложу вызвать духа, скажем, Марлона Брандо. Мужик был что надо и суевериями не брезговал. Верил в удачу тех, кто владеет страусиными яйцами, и поэтому посылал их друзьям, которых одолевали несчастья. По африканским поверьям, страусиные яйца могут изменить обстоятельства в лучшую сторону.

Кубанский государственный университет, г. Краснодар 3 мая 2005 г.

© 2005 г. Ю.В. Саенко

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СУЕВЕРИЙ И СУЕВЕРНОСТИ

Проблема суеверий и суеверности тесно связана с проблемой психологической безопасности общества. По нашему убеждению, возросшая в последние годы приверженность населения к мистицизму является прямым следствием постоянно усиливающихся деструктивных процессов в государстве и нации — раскола в обществе по экономическому, религиозному, национальному и другим признакам, утраты основной массой населения стабильного социально-экономического положения, незащищенности и неуверенности в завтрашнем дне, нравственной и духовной деградации. Ярко выраженное усиление суеверности может стать серьезным препятствием к социальной активности, творчеству, способности действовать самостоятельно и инициативно. Суеверность следует расценивать как отрицательнее качество, являющееся помехой на пути к успешной социальной адаптации человека и становлению его созидательной позиции.

Тем не менее, надо признать, что рост мистицизма оказывается одной из предпосылок, позволяющих лицам, обладающим властью, направлять психическую и поведенческую активность масс в определенную сторону, в частности канализировать чувства протеста и недовольства в безопасном для социальной верхушки направлении, а также подвергать аудиторию манипулятивному воздействию средств массовой коммуникации.

В. Даль рассматривает суеверие как ошибочное, пустое, вздорное, ложное верование во что-либо; веру в чудесное, сверхъестественное, в ворожбу, гадания, в приметы, знамения; веру в причину и последствие, где никакой причинной связи не видно .

В синонимическом ряду суеверий находится и понятие оккультного -скрытого, таинственного, сокровенного. Оккультизм рассматривается как тайная наука о сверхъестественных областях, труднодоступных сферах человеческого знания. К. Хазел к суевериям и мистическим обрядам относит гороскопы, астрологию, хиромантию, йогу, спиритизм, заговоры, веру в приметы (одно событие выступает знаком другого события), колдовство, прорицательство, предсказания, гадание, гипноз, ясновидение, знахарство, амулеты, талисманы .

С точки зрения П.Я. Гальперина, суеверные представления порождаются отсутствием в некоторых областях жизни строгого постоянства фак-

тов, их разноречивостью . Суеверия классифицируют и обобщают впечатления от окружающего мира на основе наглядных, непосредственно воспринимаемых и ситуационно связанных признаков, в результате чего существенные свойства предметов остаются понятыми неправильно . В суевериях субъект плохо отделяет свои представления от объекта, который их вызвал .

С позиций психоаналитического подхода к суевериям они представляют собой разновидность групповых фантазий, формирующихся с целью защиты от страхов, преодоления подавленных желаний индивидов. В суеверных представлениях мир видится опасным, враждебным, полным демонов . Опасность окружающего мира, отраженная в суеверных представлениях, заключается во всеобщем оборотничестве: все превращается во все.

Как считает Э. Блейлер, народные суеверия наряду с мифологией, сновидениями, грезами являются результатом аутистического мышления, характеризующегося «уходом» из внешнего мира, преобладанием внутренней жизни, подчиненностью аффективным потребностям, использованием понятий для изображения неосуществленных желаний как осуществленных. Аутистическое мышление противопоставляется Э. Блейлером мышлению реалистическому, которое направлено на внешний мир, регулируется логическими законами, связано с познанием истины. Реалистическое мышление отступает на задний план перед аутистическим мышлением в вопросах, не доступных или труднодоступных познанию, например в вопросах религии. Таким образом, суеверия способствуют иллюзорной реализации неудовлетворенных потребностей, избавляют от неприятных переживаний, но не содействуют поиску истины .

Основываясь на теории Э. Фромма, суеверия можно рассматривать как зависимость субъекта (часто неосознаваемую) от некоторой внешней силы, призванной защищать, заботиться и нести ответственность за результаты его собственных поступков. Э. Фромм называет эту внешнюю силу волшебным помощником. Волшебный помощник, персонифицированный в суевериях в виде божеств, ведьм, знахарей и других лиц, обладающих волшебными, сверхъестественными способностями, призван помочь человеку удовлетворить свои актуальные потребности без приложения собственных усилий. В большей или меньшей степени деятельность суеверного человека направлена на манипулирование волшебным помощником и принуждение его к выполнению своих желаний . В большинстве суеверий ответственность за происходящие с человеком несчастья перекладывается на нечистую силу.

По мнению Э. Берна, многие суеверия основаны на представлении о всесилии мыслей и чувств, на их переоценивании, искажающих восприятие реального мира. Кроме того, образы окружающего мира искажаются чрезмерной насыщенностью суеверий эмоциями (напряжением, беспокойством и др.), что нарушает разумное отношение к действительности.

Магию, также как и объективные знания, используют для максимально быстрого и наименее опасного удовлетворения потребностей, но в отличие от научных знаний — без учета объективных причинно-следственных связей, без точного представления о действительности, с недостаточным контролем самого себя, других и природы, т. е. принцип реальности приносится в жертву принципу удовольствия .

Л. Леви-Брюль рассматривает суеверия как разновидность коллективных представлений, возникающих посредством передачи от поколения к поколению в результате действия механизмов внушения, заражения и подражания. Они носят в себе отпечаток своего источника — мифологического мышления, в частности свойство нечувствительности к противоречиям. Суеверия имеют императивный характер: они воспринимаются индивидом почти автоматически, навязываются ему с раннего детства, почти не поддаются критике, передаются в неизменном виде. В суевериях смешаны когнитивные элементы с эмоциональными переживаниями, вызванными явлениями окружающего мира .

Как утверждает М. Мюллер, первоначально в момент их возникновения в суевериях был заключен какой-то смысл, возможно имеющий ситуативный характер, но безосновательно обобщенный. Впоследствии, передаваясь от поколения к поколению, это поверье все больше утрачивало свой смысл, т.е. связь с породившей ситуацией .

Более оптимистично смотрят на происхождение и предназначение суеверий Е.А. Грушко и Ю.М. Медведев . С их точки зрения, суеверия -это концентрированный опыт общения с природой предыдущих поколений, определяющий условия выживания. Суеверия обожествляют окружающий мир и одновременно табуируют его. Данные авторы рассматривают возрождение суеверий как возврат к народной мудрости и культуре, как дальнейшее развитие национальной идеи. Они считают суеверия не просто выражением чудесного и волшебного, но и житейски необходимого, поскольку те помогают уберечься от житейских и нравственных бед.

В суевериях магическими свойствами наделяется все окружающее индивида — природные явления и предметы, сотворенные руками человека; все природные и созданные человеком явления одушевляются и обретают персонифицированный вид. Суеверия регулируют поведение людей посредством персонификации социальных и моральных норм. В суевериях поощряется социально полезное поведение и качества характера — трудолюбие, доброжелательность, бесконфликтность, послушание. Практически каждое действие суеверного человека сопровождается молитвами, заговорами, ритуалами, применением оберегов и амулетов. Суеверия также табуируют различные виды деятельности в той или иной степени. Внутренняя противоречивость суеверий заключается в том, что они обучают не только социально одобряемому поведению, но также и осуждаемым знаниям и умениям, например умению наводить порчу.

Анализ суеверий показал, что потребности, отражающиеся в них, в основном носят материальный и естественный характер : потребности в выживании (здоровье, сытость, продолжение рода), богатстве, достатке, в безопасности (защита от гроз, пожаров, наводнений, града и др. стихийных бедствий, падежа скота, болезней, эпидемий, утопления; мертвецов). Реже обнаруживаются потребности в любви и уважении, не говоря уже о полностью отсутствующей в суевериях потребности в самореализации. Борьба с болезнями, голодом и смертью, в конечном итоге, выдвигается в суеверных представлениях на первый план.

Суеверия — объективно бесполезные, но субъективно воспринимаемые как эффективные верования в наличие и действенность сверхъестественных явлений. Они — продукт мифологического мышления, понимаемого как вера человека в свою способность влиять на явления внешнего мира сверхъестественным образом . Будучи результатом мифологического мышления, суеверия представляют собой установку человека приписывать причинно-следственные зависимости предметам и явлениям, не связанным между собой объективно существующими отношениями.

Суеверия являются аффективно-интеллектуальным комплексом, выполняющим компенсирующую роль . В своей изначальной основе суеверия и суеверность как индивидуальная особенность имеют когнитивное происхождение, поскольку суеверия являются системой взглядов на мир, представлений подобно когнитивному стилю и интеллекту. В дальнейшем суеверия и суеверность приобретают аффективно-защитные, компенсирующие функции. Суеверность связана с фрустрацией актуальных потребностей, причем не только физиологических. Постоянное фру-стрирование значимых для человека потребностей усиливает в качестве замещающей деятельности веру в сверхъестественные явления и осуществление ритуального поведения. Суеверность соотносится с мифологическим мышлением, занимающим в структуре интеллекта современного человека подчиненный, нижележащий по отношению к абстрактному научному мышлению уровень.

Актуализация мифологического мышления и вместе с ним суеверий происходит не постоянно, а только в ситуациях, где для решения возникшей проблемы у суеверного человека не хватает научных знаний, и он возмещает их путем использования архаических поверий . Не исключено также и то, что данный субъект обладает некоторой суммой научных знаний, но не доверяет им в силу их невысокой применимо -сти в обыденных житейских обстоятельствах. Обычно мистические установки оказываются усвоенными еще в детстве, до овладения понятийным мышлением в ходе школьного обучения. Они непроизвольно и безотчетно актуализируются в ситуациях, требующих безотлагательного, без раздумий, принятия важного решения, становясь, таким образом, побудителями поведения и деятельности. Вера в сверхъестественное порождается несамостоятельностью и некритичностью еще недостаточно развитого мыш-

ления. В настоящее время количество стрессогенных ситуаций, требующих быстрого обнаружения эффективного выхода из них, резко выросло. Для большинства людей усвоение научных знаний, реализуемых в практической деятельности, за этим процессом не поспевает.

Суеверность понимается нами как аффективно-когнитивный стиль реагирования в необычных, стрессогенных ситуациях, таких как беременность, роды, смерть и т.п., вызывающих страх, непонимание, плохо объяснимых. Суеверность следует отличать от черт характера. Характер — это способы поведения в типичных ситуациях, а суеверность — в нетипичных условиях. Суеверность имеет в своей основе следующие врожденные задатки: а) предпосылки к развитию наглядно-действенного и наглядно-образного мышления; б) эмоции страха и тревоги; в) физиологические потребности и потребности в безопасности и защите. Но можно сказать, что в целом суеверность формируется прижизненно.

Суеверность — относительно изолированная психологическая характеристика, в большей степени связанная с рано формирующимися в онтогенезе и более простыми психическими функциями и в меньшей степени — с более сложными психическими функциями, развивающимися относительно поздно. Актуализируется данный аффективно-когнитивный комплекс в суеверно-ритуальной деятельности , осуществляя которую субъект реализует в своем поведении или отдельных поступках социальные нормы, выработанные начиная с доисторической эпохи и позже и оформленные в виде примет, молитв, заговоров, магических ритуалов. Сама суеверность является внутренней, интериоризированной психической функцией. Экстериоризуется суеверность в деятельности обучения окружающих — знакомых, родственников, детей — мистическим верованиям, а также в личном следовании приметам, в осуществлении ритуальных действий.

Представляется возможным рассматривать суеверность характеристикой индивидуальности наряду с интеллектом, способностями, характером, темпераментом и др. Можно предположить, что с интеллектом, когнитивными и темпераментальными характеристиками (в частности, эмоциональностью) суеверность связана более тесно, чем с характером, способностями, самосознанием. Как нам кажется, это обусловлено сроками развития ее в онтогенезе — суеверность развивается в более раннем возрасте -в раннем детстве, дошкольном и младшем школьном возрасте, когда личность, характер, самосознание еще полностью не сложились, а эмоциональная, интеллектуальная сферы и сфера темперамента сформировались в большей степени. Безусловно, суеверность является социальным образованием, но появляется и закрепляется она как индивидуальная особенность в относительно ранние периоды жизни человека по сравнению с чертами характера, которые складываются позже. В исследовании, проводимом нашим студентом на выборке, состоящей из 85 человек, была обнаружена достоверная связь суеверности с возбудимым (г, = 0,43 > г, 0,01) и

Итак, предрасположенность к мистическим формам реагирования на необычные ситуации складывается относительно рано. Это не значит, что свойство суеверности не подвержено каким бы то ни было изменениям. В течение жизни интенсивность суеверных установок человека может возрастать. Разочарование в своих силах после неоднократных неудачных попыток изменить свою жизнь к лучшему создает благоприятную почву для мистицизма. Подобное явление свидетельствует о возможности изменения интернального локуса контроля на экстернальный после множественных неудач, что позволяет предполагать неустойчивый характер локу-са контроля в течение жизни и его изменчивость под влиянием жизненных обстоятельств. Неверие в свои силы способствует появлению веры в чудо: человек неоднократно убеждается в своей невозможности управлять событиями, влияя на объекты внешнего мира, и ему остается надеяться только на вмешательство таинственных непознаваемых сил.

Можно представить, что подобные мистические установки усиливаются или формируются в большей степени в кризисные моменты жизни человека. В первую очередь это касается кризиса середины жизни, когда обнаруживается несоответствие достигнутых успехов намеченным в юности планам. Сталкиваясь в течение многих лет с рядом непреодолимых препятствий на пути к достижению поставленных целей, человек постепенно перестает ждать от себя каких бы то ни было свершений. Он направляет свои ожидания к внешним по отношению к себе силам — богу, судьбе, року и другим сверхъестественным явлениям. Поэтому с возрастом у многих людей обычно усиливается религиозность, подкрепляемая страхом приближающейся смерти.

Развитие суеверности, мистицизма, религиозности у современного индивида с достаточно высоким уровнем логического мышления можно предположительно рассматривать как один из многочисленных способов бегства в виртуальный мир от проблем действительно неразрешимых или кажущихся таковыми. Уход в мир иллюзий возможно осуществлять не только посредством наркотизации и алкоголизации, чтения фантастики, компьютерных игр, но также и с помощью суеверий. Человек, живущий в нестабильном мире разнообразных опасностей, ищет защиты в мире духов и богов. Убегая в виртуальный мир мистических представлений, он стремится к снижению уровня выраженности страха смерти. Этот страх, вероятно, становится более выраженным в условиях социальных, экономических и духовных кризисов, в условиях незащищенности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мир, наполненный неизвестным и непонятным, является потенциально опасным, и его отражение в сознании приобретает форму переживания тревоги и страха. Это в свою очередь способствует развитию и стабилизации мифологического мышления и суеверий как его продукта. Вера в чудеса создает благоприятную почву для обращения индивида к помощи астрологов, гадалок, экстрасенсов и религии, а также к совершению предлагаемых ими ритуальных действий. Индивидуальными предпосылками к подобному поведению становятся преобладающее мифологическое мышление, аффективный подход к миру, синкретизм. Способом бегства из мира опасностей и страхов может стать также чтение и сочинение фантастики, компьютерные игры. Индивидуальными предпосылками для такого способа реагирования могут быть развитое логическое мышление, рациональный подход к миру, поиск разумных оснований. Наиболее разрушительным является способ ухода из мира тревог посредством алкоголизации, наркотизации, поиска новых ощущений без их осмысления. Индивидуальными предпосылками деструктивного реагирования являются доминирование восприятия над мышлением, сенсорно-перцептивный подход к миру, стремление к необычным ощущениям и впечатлениям.

Люди, доверяющие распространенным предрассудкам и мифам, вовсе не лишены рационально-логического способа мышления . Если бы это было действительно так, они не смогли бы не только получать высшее образование и осуществлять сложную профессиональную деятельность интеллектуального плана, но и еще на уровне школы постигать основы научных знаний. Поэтому следует говорить о преимущественном преобладании того или иного типа мышления и сознания в той или иной ситуации. Вероятно, провоцируют регрессию к мифологическому мышлению неопределенные и потенциально опасные ситуации, вызывающие тревогу. Суеверные люди прибегают к актуализации абстрактно-логического мыслительного процесса только в условиях профессиональной деятельности, требующей научного подхода, а в ситуациях обыденной жизни, не выступающих для них в какой-либо связи с научными знаниями и понятиями, они регрессируют на уровень мистики. Верно и то, что задачи, решаемые в рамках профессиональной деятельности, не представляют непосредственной угрозы для организма и личности человека, не несут в себе прямой опасности, т.е. они являются слишком абстрактными, отвлеченными, чтобы быть значимыми для его жизнедеятельности.

Можно также предположить, что выраженность мифологического мышления и суеверий у наших современников отрицательно сказывается на эффективности профессиональной деятельности лиц, занятых умственным трудом, оперирующих научными категориями — ученых, врачей, преподавателей, инженеров. При этом суеверность может положительно влиять на удовлетворенность жизнью, чувство безопасности и комфорта. Например, профессиональный летчик-испытатель В.Е. Меницкий считает, что ритуальные действия и талисманы, применяемые летчиками,

поднимают тонус, душевное равновесие, катализируют хорошее настроение и психологическую устойчивость, укрепляют уверенность в себе и мобилизуют энергетические ресурсы человека.

Чаще всего люди прибегают к помощи суеверий в трудную минуту, в минуту страха, неуверенности, неопределенности . Тревожные и боязливые индивиды, подверженные различным страхам, используют мистические представления как опору и средство регуляции эмоциональной сферы и поведения. Следование приметам, использование заговоров успокаивает, укрепляет веру в собственные силы, улучшает настроение, позволяет избавиться от тревоги и сомнений, настраивает на успешное завершение начатой деятельности, и в какой-то степени помогает избежать неудачи и неприятностей. То есть суеверия поддерживают состояние твердости, уверенности, настроенности на победу, позволяют избежать замешательства.

Не исключено, что к помощи внешних средств организации своего поведения и деятельности суеверных людей заставляет прибегать недостаточно высоко развитая саморегуляция. И даже там, где не хватает общеизвестных суеверных представлений, они могут воспользоваться ими самими выдуманными ритуалами — например, пересчитыванием предметов в окружающем пространстве с целью прогнозирования успеха в деятельности. Подобное манипулирование окружающим позволяет суеверному человеку в любом случае усмотреть в нем благоприятный для себя исход ситуации.

Суеверные люди по сравнению с лицами, мыслящими преимущественно рационально-логически, в большей степени характеризуются внушаемостью, низкой критичностью мышления, интеллектуальной пассивностью, тревожностью . Соответственно, на суеверных людей легче воздействовать извне, подчинять их себе, ими легче манипулировать. Такие люди все принимают на веру, не подвергая полученную информацию критическому осмыслению, сомнению. Сказанное не означает, что суеверный человек ощущает себя уязвимым, неполноценным или обделенным какими-то знаниями и качествами. Субъект, склонный к мистицизму, может чувствовать себя достаточно хорошо и испытывать удовлетворенность своей жизнью и собой благодаря активному использованию таких защитных механизмов, как вытеснение, отрицание, замещение и пр. Таким образом, суеверность рассматривается нами как порождение и пережиток древнего мифологического мышления, препятствующие дальнейшему умственному и личностному развитию современного человека, его самоактуализации.

Несмотря на осуществление суевериями аффективно-защитной функции, следует все-таки признать, что тем самым они демобилизуют психические силы индивида, делают его пассивным, мешают усвоению конструктивных способов борьбы с трудностями и препятствиями, не позволяют сформировать в полной мере активную созидательную позицию по отношению к миру и самому себе . Мистические воззрения становятся преградой на пути к

объективному познанию окружающего мира и самого себя, давая ложные, иллюзорные представления, исключающие самостоятельный поиск истины, заставляя доверять идущим из древности ассоциациям. По нашему мнению, суеверия тесно связаны с консерватизмом, застоем, отсутствием прогресса, самоуспокоенностью, отсутствием роста и развития.

Пассивный путь познания окружающей действительности приводит к формированию ограниченного сознания. Обобщая результаты исследований ряда авторов , можно прийти к заключению о том, что люди, занятые исключительно физическими видами деятельности, не предполагающими реализации умственных усилий, также имеют ограниченное, недостаточно развитое сознание по сравнению с индивидами, выполняющими умственную работу, требующую абстрагирования и активного преобразования получаемой информации и передачи ее другим людям. То же, возможно, касается суеверий и суеверности, т.е. к суеверности будет предрасполагать доминирование в деятельности человека физического труда, значительный перевес действий с вещами и людьми в ущерб действиям с информацией отвлеченного и обобщенного (а не конкретного) характера, т.е. преобладание пассивной формы познания. Сознание суеверного человека можно рассматривать как обедненное только с позиций приверженности идеальным нормам психического развития, присущим обществам — носителям европейской цивилизации. В странах с большей долей физического труда по сравнению с умственным (в среднем) общественное сознание находится на более низкой ступени развития по сравнению со странами, где наблюдается обратное соотношение практической и теоретической деятельности.

Нравственный аспект сознания, т.е. способность регулировать свое поведение в соответствии с социальными нормами и правилами, отдавая себе в этом отчет, по нашему мнению, хуже развит у суеверных людей (носителей мифологического мышления) . Имеется в виду степень интериоризованности человеком моральных стандартов общества, а не выраженность его аморального поведения. Эти люди, как нам думается, в большей мере нуждаются во внешнем контроле, имея недостаточно хорошо развитый самоконтроль по сравнению с людьми, у которых стойко доминирует рационально-логическое мышление и не выражена суеверность. Поведение индивидов, склонных к мистицизму, больше регулируется переживанием стыда, нежели переживанием вины.

Итак, выполняя аффективно-защитную и компенсирующую функции, суеверия позволяют снизить уровень тревоги, повысить уровень удовлетворенности жизнью и собой, обрести чувство безопасности и защищенности. Другой положительный аспект функционирования суеверий заключается в первоначальном преодолении с их помощью трудностей в воображаемом плане, а впоследствии и неосознанного регулирования поведения в соответствии с ожиданиями. Отрицательная роль суеверий включает создание помех личностному и интеллектуальному развитию, творчеству, самоактуали-

зации; создание предпосылок подчиняемости управляющим воздействиям со стороны и реактивности. Суеверный способ реагирования в большей степени актуален для неопределенных ситуаций, трудных периодов жизни, требующих быстрого принятия важных решений. Суеверность также может являться результирующей тенденцией длительного опыта неудач.

Литература

1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 2002.

2. Хазел К. В плену суеверия. Заокский: Источник жизни. 2002.

3. Гальперин П.Я. Лекции по психологии. М., 2002.

4. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1999.

5. Брунер Дж. Психология познания. М., 1977.

6. Демоз Л. Психоистория. Ростов н/Д, 2000.

7. Пиаже Ж. Психология интеллекта. СПб., 2003.

8. Блейлер Э. Аутистическое мышление // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. М., 1981.

9. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1989.

10. Берн Э. Познай себя. Екатеринбург, 2002.

11. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. М., 1930.

12. МюллерМ. От слова к вере. М., 2002.

13. ГрушкоЕ.А., МедведевЮ.М. Энциклопедия русских суеверий. М., 2000.

14. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста / Под ред. С.Ю. Циркина. СПб., 1999.

15. Саенко Ю.В. Суеверия современных студентов // Вопросы психологии. 2004. № 4.

16. Мезенцев В.А. Энциклопедия чудес. Кн. 1: Обычное в необычном. М., 1988.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Рассел Б. Может ли человек быть рациональным? // ^^ми-и.ги

19. Меницкий В.Е. Моя небесная жизнь: воспоминания летчика-испытателя. М., 1999.

20. Лебон Г. Психология масс. Минск; М., 2000.

21. Лебедев В.И. Духи в зеркале психологии. М., 1987.

22. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. Т. 1. М., 1983.

23. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М., 1974.

24. Пропп В.Я. Сказка. Эпос. Песня. М., 2001.

25. ШкуратовВ.А. Историческая психология. М., 1997.

Таганрогский институт управления и экономики 13 января 2005 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *