Верующие в бога

И вот, одни до последнего «стоят на своем» и умирают без покаяния и причастия. Не помогают ни уговоры воцерковившихся детей или внуков, ни ощутимое присутствие Церкви в информационном пространстве. Другие же, пусть и на закате дней своих, открывают сердце Богу, начинают ходить в храм, готовятся к жизни вечной.

И когда стоишь на похоронах, отнюдь не отвлеченно-философским представляется вопрос «почему человек верит или не верит в Бога?»А еще совсем не праздной кажется мысль «насколько от самого человека зависит – верить или не верить?».

Говорит протоиерей Алексий Иродов, настоятель храма священномученика Владимира в Виннице:

– Моё глубокое убеждение, что человек верит в Бога только лишь по одной причине: Бог такому человеку нужен, и человек хочет, чтобы Бог был. И человеку глубоко наплевать, видел Гагарин в космосе Бога или нет. Такому человеку не нужны доказательства. Доказательством для него является его горячее желание, и уже потом весь мир, который красноречиво свидетельствует о том, что без Бога он не мог бы существовать.

Верующий человек всю жизнь ищет Бога, хотя не видит глазами. Он прекрасно понимает, что не видит, но его сердце знает, что Бог есть. Инициатива веры всегда исходит только от человека. Первый и самый важный шаг человек совершает сам. И уже в ответ на это Бог даёт человеку помощь, которую человек ощущает лично. Неверующие люди напрасно думают, что Бог их чем-то обделил, не дал им веры. Я глубоко уверен, что просто эту веру «некуда было положить». Наше сердце открыто перед Богом.

– Есть у человека особый дар веры, способность к этому?

– Есть. Исключительно у каждого есть этот дар. Весь хороший пафос в нашей жизни мы создаём сами по нашему желанию. Но не синтезируем. Строительный материал в равной мере доступен каждому, но каждый поступает по слову Спасителя: «Добрый человек из доброго клада сердца своего выносит доброе, а злой из злого злое».

– Почему многие люди хотят поверить и не могут?

– Потому что в жизни человека есть вещи непредставимые и немыслимые. Есть много явлений, о которых мы слышали, и мы хотим их получить, но как они выглядят – мы не знаем. Это факт. Способ, чтобы обрести что-либо Евангелие называет. Оно говорит: «Царствие Божие нудится и нужницы восхищают е». Этот принцип не случайный. Мы видим его в Священном Писании много раз. Бог как бы задаёт задачу, и оставляет человека решать её трудясь. Например, выводит перед Адамом животных, чтобы тот в свою очередь дал им имена. Или говорит Адаму и Еве «плодитесь и размножайтесь», и не рассказывает как, чтобы они сами наполнили это смыслом, чтобы это была именно их жизнь, а не чужая. Так и Евангелие создаёт довольно странное на первый взгляд пространство, чтобы человек мог лично своей любовью наполнить его. Чтобы не было у человека повода испытывать горечь по поводу того, что сокровище его сердца не было украдено тем, что его рассказали ему заранее, и не дали места его для его личной любви.

– Есть ли критерий подлинности веры? Вот этот – верит искренне, а этот – делает вид? Причем, обманывает сам себя.

– Критерии есть обязательно, но на этот вопрос лучше отвечать из предыдущего моего комментария. Человек узнаёт только те вещи, которые пережиты им самим, знакомы ему. Чужой опыт веры поэтому, хоть и полезен, но понять его можно тоже только через личный труд. Именно труд, а не работу. О том, что это была работа узнаёшь потом, а пока ищешь – как будто горы передвигаешь.

Верующего от неверующего отличить бывает трудно. По одной очень важной причине. Многие люди воцерковляются как бы снизу вверх – от церковной традиции ко Христу, вместо того, чтобы правильно воцерковляться – от Христа к традиции. Традиция сама по себе никуда не ведёт, и при этом очень «калорийна», так, что можно заработать всяческие расстройства «пищеварения». И именно поэтому люди, воцерковляющиеся через традицию, поступают, как они думают, благоразумно. Сначала они обожрутся до отвращения традицией, потом становятся «философами», а до Христа так и не доходят. «Не могут больше». Как подружка «Вовочки», которая не пьёт и не курит, потому что больше не может.

– На что рассчитывают люди, которые не верят в Бога? И те, которые говорят, что Бог у них в душе, что все религии равны, и Бог один для всех?

– Моё убеждение, что такие люди, равно как и атеисты, и даже самоубийцы, что, в общем, одно и то же, просто оригинальничают перед Богом. Думают, что Бог обязательно «прельстится» «красотой их души». Таким образом они противопоставляют себя всем окружающим, позируют, и думают, что Бог обязательно обратит таким образом на них внимание. Это лукавый расчёт, и конец его – смерть. К сожалению, эти «остроумные» узнают результат своего лукавства слишком поздно, за порогом смерти. Страшно даже представить, как бы они хотели вернуться. Испытать такую тоску – и тебе уже никакого ада не надо.

– Какова будет посмертная участь неверующих и тех, кто не ходил в храм, не причащался Тайн Христовых?

– Я считаю, что никакого спасения они не наследуют, но я далёк от того, чтобы запрещать Богу что-нибудь придумать и для них на Своё Праведное Усмотрение. Если я увижу их в Царствии Небесном – я не буду обижаться.

Подготовила Марина Богданова

Словарь «Правмира» — Вера

Поделиться

Время от времени я вижу, как люди ставят вопрос — почему, если Бог один, религий так много?

Само слово религия связана с латинским «религаре» — связывать, соединять, ее цель — поиск воссоединения с духовным миром. Люди от природы религиозны — и практически во всех человеческих культурах мы находим те или иные формы веры в духовный мир, в то, что наша жизнь зависит от отношений с этим миром, в то, что бытие человека каким-то образом продолжается после его физической смерти. Еще одно чувство, практически общее для религиозного опыта человечества — чувство разрыва и утраты. Мы утратили общение с высшей, духовной реальностью — и религия ищет путь возвращения к прежней гармонии.

Само существование религии свидетельствует о двух вещах — во-первых, мы, люди, обладаем духовной природой; во-вторых — мы находимся в состоянии отпадения от истинной жизни и пытаемся это состояние как-то преодолеть.

То, что во всем духовном опыте человечества остается гадательным и неясным, в Библейском откровении приобретает четкие очертания. Как открывает нам вера Церкви, мы созданы для того, чтобы познать Бога и возрадоваться Ему во веки, для того, чтобы составить, вместе со всем мирозданием, одну счастливую семью, глава которой — Бог. Однако, через грехопадение, мы лишили себя общения с Богом, а потребность в нем люди стали заполнять чем могли — и так появились человеческие религии, в которых некоторые важные проблески истины могут причудливо переплетаться с человеческими заблуждениями или даже внушениями падших духов.

Библия повествует о том, как Бог сам берет на себя инициативу и открывается людям — сначала через Пророков Ветхого Завета, затем, самым полным и исчерпывающим образом — в Господе нашем Иисусе Христе. В Евангелии мы встречаем Того, кто является нашим спасением, окончательным ответом на все религиозные поиски человечества — Иисуса Христа, в котором, по слову Апостола, обитает вся полнота Божества телесно, (Кол.2:9). Все надежды и ожидания, все что было достойного и истинного во всех религиозных исканиях человечества, находит свое полное исполнение и завершение во Христе; не случайно еще ветхозаветный Пророк называет его » Желаемым всеми народами (Агг.2:7)»

Святой Николай Сербский говорил, что если бы молодой человек спросил его: «Как спасти свою душу?» — он бы посоветовал только взять на себя заботу хотя бы об одном несчастном человеке.

«Верую!»

Много лет назад, когда я только пришел в церковь, в жизни произошел такой случай. Мы с товарищем отправились в студенческое общежитие к знакомой студентке, которая только приближалась к обретению веры. Завязался разговор о религии, и подруга спросила: «Зачем вы ходите в храм?» В этом вопросе не содержалось ни колкости, ни насмешки. Она и правду хотела понять. Тогда товарищ ответил: «Не надо нас считать глупыми — если бы мы ничего в храме не чувствовали, не ходили бы туда». Слова удивили меня, потому, что в тот момент я ничего не чувствовал в храме. Только спустя время Бог появился в моей жизни как несомненная реальность, пришло то, что на Афоне называют «чувством Бога». Но и здесь всё приходило постепенно.

Атеистическое наследие

Если человек никогда не испытывал уверенности, что Бог есть, то разобраться логически – «есть Он или нет?» – очень сложно. Причём, если уверенности не было, то сердце, скорее, убедится в том, что Бога нет. «Нет» потому, что я Его «не чувствую». А то, что говорят другие, – их больная фантазия. Так человек становится атеистом. Однако, атеизм не даёт ответа на вопрос: «Что мне нужно сделать, чтобы убедиться, что Бога нет?». Единственным осмысленным и логическим ответом могло бы быть: нужно пройти путём религии и на личном опыте узнать, есть ли Бог?

Случай 1986 года

Детям не надо рассказывать, что Бог есть – они Его и так ощущают, потому что их сердца ещё не ослеплены грехом. Один пятилетний мальчик считал себя коммунистом. Прабабушка рассказала ему, что Бог есть, и показала иконы. Он же, поскольку «был коммунистом», очень разозлился, пошел в свою комнату, встал на четвереньки и начал бегать по кругу и кричать: «Бога нет, Бога нет! Бога нет!!!». Но при этом у него было чувство, что надо бегать быстрее, чтобы Бог в него молнией не запустил…

Одна советская девочка по имени Ольга в детском саду играла с другими детьми. Они обсуждали какие у Бога, глаза, уши, руки. Глупо шутили по этому поводу. Но при этом у них было чувство глубоко неправильного поступка, которое рождается, когда делаешь что-то очень нехорошее. Дети эти были невоцерковлёнными и дома никому из них о Боге не говорили.

И действительно то, что Бог есть, можно понять даже вглядываясь в мир. Ясно, что такая красота не могла возникнуть сама по себе. Но есть вопрос: какое отношение имеет Бог к моей личной жизни? Как говорил Клайв Льюис: «Какое отношение то, что Он умер и воскрес имеет лично ко мне?»

Здесь можно сказать, что душа человека тоскует. Тоскует даже когда у него есть всё. Душа человека очень велика и её невозможно насытить ни деньгами, ни вещами, ни удовольствиями.

Душа тоскует о настоящей любви. Сама история показывает, что без Бога это желание удовлетворить невозможно. Хотя большинство людей Бога не чувствует, но те из них, кто Его ощутил, говорят удивлённо: «Неужели тот свет, который меня согревал всю жизнь, есть лишь отблеск Великого Света!»

С точки зрения православия Бог действует в жизни каждого конкретного человека, всегда, всецело и постоянно, а не с того момента, как ты об этом подумал и не только в древности. И узнать, что Бог является участником нашей жизни мы можем через личную молитву. Я видел в жизни священников, которые, молясь, общались с Богом и передавали свой настрой святости другим. Видел и тех священников, для которых богослужение было всего лишь обрядом, они не чувствовали Его. Конечный смысл службы в храме – живая встреча людей с Христом и последующая жизнь с Ним, в которой постоянно расширяешь в сердце место для Него. Для обретения Его в церкви есть всё. Церковь и служба строятся вокруг причастия — которое и есть Его обретение.

Когда-то, когда я начинал ходить в храм, я тоже ничего не чувствовал в службе. Но я говорил себе, что самые лучшие люди земли испытывали в службе полноту блаженства. Ходил и читал богослужебные книги. И спустя года два пришло живое чувство Бога, которое с годами только возрастало. Но как именно оно пришло? — это и для меня тайна.

«Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа», – так Христос говорил Никодиму. Сейчас, спустя годы, вижу, что мне помогли обрести чувство Бога частое причастие и добрые дела. Кроме того, обретению «чувства Бога» помогает внимательная молитва.

Приобрёл опыт – поделись с другими

Одна моя хорошая подруга по имени Ольга рассказывала, как придя в храм долгое время ничего не ощущала, а на богослужении совсем не понимала происходящего. Понимание пришло к ней через чтение книг по литургическому богословию, а чувство Бога через частое (несколько раз в неделю) посещение храмовой службы.

Самое удивительное в православии – «живое богообщение с Живым Богом». Не выдуманные переживания, а живое общение, которое наполняет душу миром и радостью. И в добрых делах мы встречаемся с Богом, и в церковных таинствах, и в молитве. У меня было четыре способа приобщения духовному миру: общение с людьми живой веры, которые ощущают реальность духовного мира, а в некоторых случаях и видят его; постоянное посещение Литургии; личная молитва и добрые дела, которые помогают ощутить Бога.

Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Молитвы по молитвослову — это только часть молитвенной практики. Нам очень важно говорить с Богом своими словами, чем больше, тем лучше – об этом можно прочесть у святых отцов, а молитвослов только помогает настроить душу на правильный (праведный) лад. Это подобно тому, когда ребенок, обучаясь музыке, играет классику, а сам импровизирует. Классика приобщает его душу к высоте, помогает импровизации и последующему сочинению собственной музыки.

Страдание проходит, а его опыт навсегда остаётся. Леон Блуа.

Блаженны те души, которые ищут пережить «реальность Бога». Бог для них – сокровище сердца. Страдание так же есть место встречи человека и Бога. Это опыт встречи с Небом, так как испытанная боль делает душу чуткой к истине.

Вера – это присутствие Бога в человеке, а не только доверие историческим фактам, касающимся религии. Насколько Дух Святой наполняет сердце, настолько человек ощущает реальность существования духовного мира.

Вера даётся за чистоту жизни

Святые отцы учат: «Послушай Бога в заповедях, чтобы Он услышал тебя в молитвах». Однажды я спросил старца Илия Оптинского (Ноздрина): «Как научиться верить?». Он ответил: «Вера даётся за чистоту жизни». Бог приходит по мере нашего очищения от зла. К этому открытию приходили не только подвижники. Французский математик Блез Паскаль советовал другу умножать веру уменьшением грехов, а не увеличением доказательств.

Если бы я спросил самого себя, как не сойти с пути веры, то дал бы себе три совета. Первый – находить время для частого посещения литургии и частого причастия. Я пришел в храм почти 14 лет назад и не имел никакого живого ощущения Божьего присутствия. Как, впрочем, и все мои друзья. Девушка Ольга говорила мне, что приходила в храм как к соседке без всякого живого чувства Господа в сердце. Я понял, что не смогу «жить Богом» без его помощи. Тогда я стал причащаться каждое воскресенье. Но и тогда чувство «присутствия Бога» пришло не сразу. Я верил, и оно пришло, и Бог стал явью, а не философской категорией, как это бывало раньше. Христос не скрывается от нас и в ответ на наши усилия выходит навстречу.

Второй совет – всегда помнить, что все люди вокруг нас остро нуждаются в любви и заботе. Буквально в том же храме, где мы стоим, есть десятки старушек, которые давно не верят, что кому-то нужны на земле. Подойдите к одной из них, заговорите, проводите до дома. Начните ей помогать хотя бы раз в неделю. А, если вам это трудно – дайте ей немного денег. Скоро вы узнаете, что в храме или нет, или почти нет ни одной старушки, которая бы не нуждалась в заботе и хорошо питалась. По скромности они не захотят у вас ничего брать – всё равно давайте. Радуйте других, и Бог сразу же обрадует вас той благодатной радостью, которую можно не узнать даже, проходив в храм двадцать лет, если ты не живёшь для других.

Святитель Николай Сербский: «Письмо человеку который верит в Бога, но не молится Ему»: Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться. Святой Николай Сербский говорил, что если бы молодой человек спросил его: «Как спасти свою душу?» — он бы посоветовал только взять на себя заботу хотя бы об одном несчастном человеке.

Один мой знакомый в храме протянул одной грустной старушке 20 гривен. Она расцвела, преобразилась. На её лице появилась радость. Она плакала и обнимала этого человека, спрашивала, как зовут его и членов его семьи. С тех пор она на каждой службе подходила к нему, обнимала и радовалась, что нужна ему. А больше этого нет ничего на свете…

И третий совет – общение с людьми глубокой веры. В таких людях живёт Бог, и мы ощутим Его, общаясь с ними. Рядом с подвижником даже воздух звенит от присутствия Святого Духа и небо сразу становится реальным и близким. Не всем посчастливится встретить святого в жизни, но мы можем читать жития святых. Таких жизнеописаний теперь много, и они все доступны в Интернете.

Я слышал об одной протестантке, которая приняла православие только потому, что прочла книгу старца Софрония о Силуане Афонском. Читая она «явно ощутила свет, сходящий со страниц на душу» – других доказательств ей уже не надо.

Дела и молитва

Бог познаётся опытно делами и молитвой. Путём деятельной помощи другому. В Европе был случай, когда человек хотел спрыгнуть с моста и его увидел православный священник.

Он сказал самоубийце – «вам ведь теперь деньги не будут нужны – пойдите раздайте ваши деньги нищим, а потом возвращайтесь и спрыгните с моста». Молодой человек согласился и раздал деньги. Когда он это сделал, то снова ощутил желание жить.

Открывается Бог и в молитве. Приведу по этому поводу историю, которую рассказала Елена Редкокаша, преподававшая в пятом классе уроки христианской этики.

На уроке одна девочка сказала ей: «я раньше не верила, а теперь сильно верю в Бога». Лена спросила её: «Почему?». Девочка рассказала, однажды, родители ушли куда-то в гости оставив её одну. Она боялась, а тут в доме неожиданно погас свет. Она очень испугалась и сказала так: «Господи, если Ты есть, пусть свет зажжётся». И свет тотчас зажегся.

У одних людей встреча с Богом проходит ярко, у других тихо и почти незаметно.

Человек ходил в храм, но не имел «чувства Бога». Тогда он сказал себе — «святые испытывали на службе полноту радости и обретали подлинный смысл бытия». И он, доверившись опыту святых, стал ходить на службу ничего при этом не ощущая. А спустя несколько лет он с удивлением заметил, что «ощущает Бога» внутри и рядом. Когда это чувство пришло – он и не заметил.

Святой Николай Сербский говорил, что если бы молодой человек спросил его: «Как спасти свою душу?» — он бы посоветовал только взять на себя заботу хотя бы об одном несчастном человеке.

Самое удивительное в православии – «живое богообщение с Живым Богом». Не выдуманные переживания, а живое общение, которое наполняет душу миром и радостью. И в добрых делах мы встречаемся с Богом, и в церковных таинствах, и в молитве.

Святитель Николай Сербский: «Письмо человеку который верит в Бога, но не молится Ему»: Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться.

Предыдущий Следующий Самое удивительное в православии – «живое богообщение с Живым Богом». Не выдуманные переживания, а живое общение, которое наполняет душу миром и радостью. И в добрых делах мы встречаемся с Богом, и в церковных таинствах, и в молитве.

Молитва – это встреча с Богом Живым. Православие даёт человеку непосредственный «доступ» к Богу. Если, допустим, мусульманин, внимательный к себе, говорит, что у него нет чувства, что его кто-то слышит (как говорил это будущий православный индонезиец Бамбанг Дви Бъяторо), то «православные живут в чувстве присутствия Бога, ощущают Его присутствие в молитве». Ничего подобного нет вне православия.

Продолжение читайте в следующей статье.

С учетом этой группы доля относящих себя к православным сокращается до 56%. Среди них выше средних по выборке доли женщин, людей старше 60 лет, пенсионеров, жителей малых городов, людей, не очень благополучных в социальном плане («денег хватает только на еду»). Это предсказуемый расклад, а вот другое распространенное мнение – о наличии связи этноса и исторически заданной религиозной традиции (упрощенно: русский – значит православный) – исследование не подтверждает. Данные ЦИРКОН показывают, что неверующих среди называющих себя русскими – 19% (18% – во всей выборке), внеконфессиональных верующих – 17% (столько же во всей выборке), православных – 60% (56%), т. е. различия между ответами называющих себя русскими и всей выборки в целом несущественны. Впечатляет и другой результат: только 8% православных называют веру в Бога важной для себя ценностью – это опять-таки немногим больше, чем в целом по выборке (6%). Среди православных, часто посещающих храм, таких больше – 17%, но даже в этой группе свыше 80% не придают вере первостепенного значения. Веру в Бога как, наоборот, неважное качество указало 27% православных и 19% православных, часто посещающих храм (33% – все население).

Зачем тогда нужно декларативное православие? Напрашивающийся ответ: в основном для культурной и отчасти этнической самоидентификации – неполон. Рассуждая о том, на кого они надеются, кто может защитить, о Боге говорят 18% в общей выборке и 24% – в православной. Получается, что православие, с одной стороны, выполняет традиционную функцию – формирует ощущение психологической стабильности, защищает от одиночества, внешних угроз и проч. С другой стороны, полагают исследователи, это косвенное свидетельство сомнения этой группы в возможности достучаться до «земных» инстанций.

Данные исследования также не позволяют говорить о православии как отдельной, устойчивой и цельной ценностной системе в представлении россиян. Называющие себя православными респонденты (включая воцерковленную часть) мало чем выделяются на общем фоне, когда речь заходит об отношении к Октябрьской революции, Ленину, Сталину, абортам, гей-бракам, неуплате налогов, курению. Православные чуть меньше склонны оправдывать супружеские измены и добрачный секс, но расхождения с общей выборкой не столь существенны, чтобы говорить о принципиальной разнице. Для подавляющего большинства православных (81%), как и для большинства в общей выборке, нравственность не определяется верой и даже не зависит от нее. Это свидетельствует не только о размывании ценностей и стандартов, но и об отсутствии связи между приверженностью тем или иным ценностям и политическим, социокультурным и иным выбором и поведением – отсюда высокая степень фрагментации общества в целом и православного в частности.

Авторитет РПЦ в обществе высок, но не абсолютен: даже среди православных доля относящихся к ней с той или иной долей скепсиса – под 30%, что ставит под сомнение ее потенциал как политического мобилизатора и объединяющего общество института (а нередко радикальная позиция ее медийных иерархов по важным для общества вопросам сокращает число сторонников). РПЦ для большинства православных обеспечивает сервис по национальной идентичности, но и только.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *