Ветер утих

Дорогие братья и сестры,

в начале нового года люди спрашивают себя, что принесет с собой этот год, какое счастье и какое страдание может в нем скрываться. Но у нас возникает вопрос, что принесет с собой новый год для нашей веры? Мы можем уповать на то, что Бог сохранит нас, однако мы также знаем, что бури и опасности ожидают нас. В этой связи я хотел бы обратить внимание на известный случай из Нового Завета: на шторм на море (От Матфея 8, 23–27). Иисус попросил Своих учеников переправить Его на другую сторону Галилейского моря. Разыгрался шторм, лодку сильно качало и заливало водой. Испугавшись, ученики разбудили спящего Иисуса. Господь утихомирил шторм, но критически высказался по поводу их неверия: «Что вы так боязливы, маловерные?» Эта история прежде всего показывает, что Иисус, как Сын Божий, господствует над силами природы. А лодку, которая здесь упоминается, мы можем, помимо прочего, рассматривать как образ Церкви Христовой.

Лодка Церкви Христовой снова и снова попадает в штормы и будет попадать в них. В Европе мы переживаем спад христианской веры и неблагоприятное демографическое развитие. В других частях света мы сталкиваемся с увеличивающимся влиянием нехристианских религий, растущим материализмом или с особо сложным политическим окружением. Отрицать эти опасности и риски было бы глупо. Я убежден, что Бог в одно мгновение мог бы решить все эти проблемы, но Он не делает этого. Вследствие этого мы должны спросить себя, а что можем сделать мы?

Первое, что мы можем сделать, – это уповать на Господа. Ученики могли бы больше уповать на то, что лодка не может потонуть: ведь с ними был Иисус. Мы верим, что Иисус завершит то, что Он начал. И верим в учрежденную Господом Церковь. Вера в Церковь Христову неразрывно связана с верой в Иисуса Христа, Сына Божьего, ставшего Человеком. Правда, мы страдаем от притеснений и недостатков, присущих историческому облику Церкви Христовой, однако по этой причине мы не подвергаем сомнению нашу веру в учрежденную и руководимую Иисусом Христом Церковь.

Давайте все мы – будь то священнослужители или нет – не дадим штормам ни впечатлить, ни обескуражить нас.

  • В шторм принято спускать паруса, чтобы они не порвались и чтобы не навлечь беду на корабль; паруса еще понадобятся. Тот факт, что число общин в Европе сократилось и мы, анализируя мировую ситуацию, должны согласовывать наши расходы с нашими финансовыми возможностями, не означает, что тем самым мы должны примириться со спадом. Наоборот, тем самым мы обретаем средства, чтобы выстоять в шторм.
  • Необходимо вычерпать воду, которая проникла в лодку. Давайте будем неустанно бороться против губительных влияний на Церковь: мнимые чудесные исцеления, подвергающие сомнению апостольский сан, или замещение веры простой этикой, не связанной с верой в Бога, – вот лишь несколько примеров этого.
  • В шторм все, кто находится в лодке, должны быть солидарны и должны поддерживать друг друга. Братско-сестринское взаимодействие безусловно необходимо: давайте будем чувствительны к стремлениям другого и, если это только возможно, будем помогать ему нести его ношу.

Существует одно требование, которое касается всех – всегда и везде: Иисус должен быть в лодке, в нашей церкви! Недостаточно утверждать, что Иисус Христос – «на борту”, а это должно быть видно! Всем нам следовало бы поразмышлять над тем, как можно сделать так, чтобы Иисус стал в нашей церкви еще более зримым.

Ваш

Жан-Люк Шнайдер

Герб Дома Дагот
Дом Дагот — ныне «Мёртвый Дом» — Шестой Дом древнего Ресдайна во вселенной The Elder Scrolls. Последним Консулом Дома был Лорд Ворин Дагот. После битвы у Красной Горы Шестой Дом пал, и Консул был убит. Благодаря силе сердца Лорхана, лорд Дагот воскрес, и через некоторое время начал возрождение Дома. В TES III Morrowind представлена как главная вражеская сила, во главе с Дагот Уром.

История Шестого Дома

В эпоху кимеров на территории Ресдайна существовало шесть Великих Домов (Хлаалу, Телванни, Дрес, Дагот, Редоран, Индорил) и жили двемеры. Дом Дагот был самым влиятельным из них, наряду с Домом Индорил. Ему принадлежали крупные территории на севере Вварденфелла со столицей в городе Когорун. Дом отличался склонностью к хитрости, интригам и дипломатии, специализировался на магии, был тесно связан с кланами двемеров.
В 660 году лорд Дома Ворин Дагот обнаружил, что двемеры намеревались построить так называемого медного бога, и поставил об этом в известность своего друга Неревара. Началась война Первого Совета, в которой исчез весь народ двемеров и погиб Неревар. Ворин Дагот, по одной версии — защищая инструменты Сердца, по другой — мстя за предательство Трибунала, вступил в бой, но потерпел поражение и, как считает Трибунал, погиб. Вскоре после своего возвышения Трибунал обвинил непокорившийся Дом Дагот в предательстве и пособничестве двемерам и благословил пять других Домов на его уничтожение. Все совершеннолетние члены Дома были беспощадно истреблены, а дети отданы на воспитание в другие Дома.
Существует легенда, что один из этих детей, по имени Дагот Тайтон, узнав о своем происхождении, стал мстить ортодоксальным Домам, но в конце концов покончил жизнь самоубийством.

Существа Шестого Дома

Раб пеплаПепельный зомбиПепельный упырьПоднявшийся спящийПепельный вампир Существа Шестого Дома во время попытки его восстановления, не считая Дагот Ура (по возрастающей):
Спящие — данмеры, попавшие под воздействие Дагот Ура, и видящие кошмары во сне. Однако в повседневной жизни ничем не отличащиеся от «нормальных» обывателей. Однако, ближе к финалу они могут нападать на Нереварина в городах.
Видящие — данмеры, зараженные «Божественной Болезнью» — корпрусом, и поддавшиеся воздействиям Дагот Ура, но еще не изменившиеся внешне. Они обычно стоят вблизи городов и на основных трактах Морровинда, причем практически в обнаженном виде. Слабо вооружены, и не всегда нападают на противников Мёртвого Дома. Обычно если с ними заговорить.
Раб пепла — этим человекоподобным созданием открывается раздел «пепельных монстров» — данмеров начавших изменение. Рабы пепла сильные заклинатели, и обладают незаурядными магическими способностями, очень агрессивны и опасны. Однако в ближнем бою серьезной опасности не представляют.
Пепельный зомби — гуманоидное существо, практически лишенное головы. однако могут нанести непоправимые повреждения противнику своей магической силой.
Пепельный упырь — гуманоидное существо, следующая стадия «изменения» — в пустоте головы появляется «хобот». Также носят цвета Дома. Может использовать базовые заклинания школ Разрушения, Изменения и Иллюзий. Достаточно опасный противник в ближнем бою, но в магических атаках не так опасен.
Поднявшийся спящий — одно из самых опасных созданий в пределах Вварденфелла. Финальная стадия «изменения» — голова создания покрыта множеством хоботов. Вместо речи рычание. Также носит цвета Дома. Серьезный противник как в ближнем бою, так и на дистанции из-за того, что пользуются сильными заклинаниями школ Разрушения и Иллюзий.
Жрецы Шестого Дома (Даготы) — пепельные упыри и поднявшиеся спящие высокого ранга, главы святилищ Шестого Дома. Их регалией является амулет Шестого Дома.
Пепельные вампиры — (поимённо: Дагот Арайнис, Дагот Эндус, Дагот Гильвот, Дагот Одрос, Дагот Турейнул, Дагот Утол, Дагот Вемин) семеро приближенных самого Дагот Ура, скорее всего, его кровные родственники (братья). Это существа, впитавшие самую могущественную энергию Сердца Лорхана, подобны Дагот Уру. Каждый пепельный вампир носит артефактный предмет, зачарованный энергией Сердца, и золотой венец. Все пепельные вампиры носят бороды по двемерскому образцу, тела же их, с гипертрофированными руками, на которых острые когти, и кривыми ногами — тела чудовищ. Эшлендеры называют их пепельными гулями. Никакого отношения к настоящим вампирам и нежити они не имеют. Именно пепельные вампиры убили Пикстар — женщину-данмера, последнее Неудавшееся Воплощение Неревара. С уничтожением Сердца Лорхана они погибают.

Существа косвенно связанные с Шестым Домом

Ловчий корпруса — Обезображенная и обезумевшая жертва болезни корпрус. Атакующей магией не владеет, зато применяет заклинание восстановления здоровья. Из-за низкой скорости передвижения и физической слабости особой опасности не представляет.

Калека корпруса — Ещё одна жертва болезни корпрус. Атакующей магией также не владеет, но корпрус даёт им эффект постоянной регенерации здоровья. Они гораздо сильнее, но гораздо медленней ловчего корпруса. Неудобный противник в ближнем бою.

Возрождение

Дагот Ур В 882 году Второй Эпохи Дагот Ур воскрес в глубинах Красной Горы вместе с своими ближайшими сподвижниками. Неясно, что именно разбудило их, но можно с большой долей уверенности утверждать, что им удалось выжить благодаря связи с Сердцем Лорхана. Достигший божественности Дагот Ур превращает своих сторонников в пепельных вампиров, напрямую связывая их с энергией Сердца, и начинает восстановление Шестого Дома. В это же время на Вварденфелле начинаются моровые бури и появляется болезнь корпрус. Под воздействием этой болезни смертные превращаются в отвратительных безумных монстров. Но при гипотетическом особом воздействии они перерождаются в тварей Шестого дома.
Другим важным направлением деятельности Дагота Ура стало строительство Второго Нумидиума, или Акулахана. Этот гигантский голем наряду с армией Шестого дома должен был послужить ключом к победе над Трибуналом, а впоследствии и над Империей Тамриэль. Вскоре после возрождения Дагота Трибунал прибыл к Красной Горе для восстановления своей божественной силы, и Дагот Ур устроил им засаду. Лжебоги, с трудом отбившись от атаки членов Шестого Дома, отступили, оставив в руках Дагота артефакты Разделитель и Разрубатель. Вскоре после этого, используя мощи древних героев, захороненных в Некроме, и предоставленные Домом Телванни камни с душами даэдр, Трибунал и Дом Редоран возвел вокруг Красной Горы гигантский магический барьер, известный как Призрачный Предел, с единственным проходом в крепости Призрачные Врата. Тем временем, Дагот Ур насылает на данмеров Вварденфелла кошмарные сны, под воздействием которых некоторые теряют разум и становятся Спящими; их разум становится полностью подконтрольным лорду Даготу. По всему Ввандерфеллу организуются тайные базы культистов. Происходят убийства высокопоставленных имперцев и членов Дома Хлаалу, которые поддерживают Сиродиильскую Администрацию.
Планы Дагота Ура были близки к осуществлению, и строительство Акулахана подходило к концу, когда в 427 году Третьей Эпохи исполнилось пророчество Азуры, и в Морроувинде появился Нереварин. Лорд Дагот пытался привлечь воплощение бывшего друга на свою сторону, но Нереварин предпочел (или предпочла) помочь Империи и Трибуналу. Получив последний артефакт, хранившийся у Вивека, Призрачный Страж, и отбив у пепельных вампиров молот и меч, Нереварин прорвался вглубь Красной Горы и освободил Сердце от чар, привязывавших его к Нирну. Дагот Ур погиб от руки Нереварина.

Предыдущая запись

Следующая запись

18/08/2017 Greenland — Canada (Pond Inlet). Рыбное прощание с Гренландией. Морской переход и встреча канадского берега.

4 августа.

Вышли на закате. Стараемся сейчас, хотя они уже и надоели, запечатлеть айсберги, которые увидим еще не ясно когда.

Короткую ночь прошли спокойно.

Перед рассветом заглянули в планируемый фьорд для ловли рыбы. Изумительные виды на предрассветное небо с айсбергами на фоне.

Ветер стих. Глубина по карте на входе 555. Для ловли с глубиной в 30-40 м, прошли внутрь и поближе к берегу. По началу не ловилось, и я решил ополоснуть яхту после долгой стоянки в порту.
Первые же ведра принесли с собой и клев. По одному борту словили зубатку. Перешел мыть другой борт и словили камбалу. Потом мыл оба борта и народ ещё словил три трески. На этом и завязали с ловлей.

Ещё папа попробовал доработанные патроны меньшего калибра (подрезал гильзу, чтобы дробь летела вместе с куском гильзы — как пуля). Но не получилось. Меньшего калибра патроны не перезаряжаются хорошо. А большего калибра гильза уже не выходит из ствола.
Когда возвращались из фьорда в пролив, то начался рассвет.

Дивные краски и постепенно выходящий из тени айсберг.

Во время сна услышал звук льдин о борт. Выглянул. Впереди туман и вокруг льдины и шелуха ледяная (шуга). Видно тут айсберги разваливаются полностью и в одном месте.

На своей вахте туман застали только при выходе из пролива. Он стелился вдоль берегов и нависал над айсбергами.

Прошли красивые и большие айсберги.

Впереди уже лежало открытое море. Но это уже в папину вахту.
Вот и ветер появился. Можно и под парусами пройти.
Вроде идем в антициклоне, а кругом серые тучи и хмарь. В Гренландии с солнцем было лучше. Да и зябко уже даже днём.
Волна правда какая-то крутая и больно бьет по носу. Спать мешает.

5 августа.
Ой ё ёй… Что-то эта волна меня укачала. Даже тошнило от таблеток от укачивания). Утреннюю вахту сдал, и не завтракая потопал спать.
На обед отоспался, отлежался. Да и ветер стих немного и уже не так качает. Можно и поесть, и спокойно нести вахту.
Под вечер ветер стих и идем то под двигателем, то под парусами. Видели даже айсберги в открытом море. А это около 250 миль от берега.
Неуклонно идём на северо-запад. Если западнее мы были, то так высоко на север ещё не поднимались.
Встретили грузовоз. Шёл нашим курсом. Скорее всего ближе к канадскому берегу льды и поэтому он тоже отклонился на центр моря.

6 августа.
Ночная вахта. Рассказать особо не о чем. Все спокойно. Эти рыболовы наловили много рыбы и теперь, хорошо, что не каша из рыбы)) целый холодильник трески. Подумываю отделиться, устроить бунт и есть тушенку ложками).
Единственная отрада — это чай с печенюшками и финиками.
Так тихо и идем. Периодически включая двигатель и идя 6 узлов или ставим паруса и идем от 2.5 до 5.
Говорят, что это хоть и антициклон, но «тухлый». Кругом облачность и серость. Ветра обещанного нет. Иногда подует 10 узлов, так сразу скорость есть. А так стоишь и следишь, чтоб хоть как-то яхта шла под парусами для экономии горючки.

7 августа.
Все продолжается. Облачно и переменный ветер. Но вахту под парусами прошли и это хорошо. Сейчас кукурузную кашу и спать).
Обед. Капитан сжалился надо мной (а может и самому рыба надоела) и на обед макароны с Тушёнкой! Это кайф. Американская тушенка обставляет нашу, даже Госрезервную, только так. Поедая это аппетитнейшее блюдо, в голове крутилась песня (вроде из к/ф Мэрри Попинс):
«Ах какое блаженство —
знать, что ты совершенство,
знать, что ты совершенство.
Знать, что ты идеал)».
А за окошком туман и периодически попадающиеся ледяные поля.

Пока их обходим более-менее легко.

Сейчас даже под парусами. Хорошо помогает радар.

Так как волна не большая, то видит даже не очень большие льдины, что позволяет своевременно принять решение о манёвре.

8 августа.
Наша ночная вахта.
После серых дней природа нас побаловала яркими красками.

Даже почти видели солнце на закате.
Вдали красивейшие горы, подсвеченные закатным светом. Холмы со снегом в красно-розовой палитре почему-то напоминают пустыню с барханами на закате (хотя никогда не видел).
После заката и ветер стих, и уперлись в ледовое поле, которое стали обходить уже под мотором.

Последнее время глючат оба автопилота — теряют сенсор, отвечающий за направление носа судна (heading data). Иногда от включения двигателя вылетает, иногда от кружения на месте (при уборке и постановке парусов). Поэтому частенько рулим вручную. Надо попробовать разобраться.
Прошли интересную точку с одинаковыми координатами. Дальше такую ещё надо встретить).

Проплывая мимо льдины, видели развалившегося там тюленя. Нехотя переваливался из стороны в сторону, иногда посматривая на нас.
А потом в эту же вахту наступил и рассвет.

Краски хорошие, но больше всего поразила радуга — дуга. Именно как дуга в виде полукруга, от края до края. Жаль у меня объектив ее всю не вместил.

У папы хорошо получилась.

Зашли в пролив. Поставили паруса. Мимо нас прошел, уже виденный нами, корабль Explorer national geographic. Видимо он ходил по Гренландии севернее и вот снова наши пути пересеклись.

Тут оказывается тоже есть ледники и свои айсберги. Поэтому с айберговой темой мы еще не прощаемся.

Опять вырубился автопилот и до Pond inlet шли вручную.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *