Война и жизнь

Кировск, 3 августа 2011 г.

Фото с акции «Воинов жизни», проходившей в Москве

6 августа, в субботу, в городе Кировск Ленинградской области пройдёт митинг за запрет абортов. Его проведёт Международное движения против абортов «Воины Жизни» на площади вблизи городской Администрации.

Мероприятие пройдёт в традиционной для Движения «Воины Жизни» форме — как акция христианского свидетельства о недопустимости нарушения 6-й заповеди Господней. Жители города будут призваны к отказу от участия в детоубийствах и покаянию в совершенных грехах. Участники акции будут читать Священное Писание и беседовать с прохожими, раздавая им просветительскую литературу и демонстрируя плакаты с правдивой информацией об абортах.

Впервые в центре города Кировска пройдёт подобная христианская акция. Как и во многих других городах России и ближнего Зарубежья, на центральной площади до сих пор стоит памятник Ленину — величайшему детоубийце в истории, узаконившему аборты. Ранее на этом месте проводили публичные мероприятия преимущественно наследники Ильича из левых партий. Слава Богу, наступило время, когда это место огласится словами Священного Писания и призывом к покаянию в совершенных грехах.

Движение «Воины Жизни» обращается к Администрации города Кировска и всем здоровым силам с предложением очистить центральную площадь от памятника Ленину и переименовать город, названный в честь революционера — богоборца и разрушителя исторической России. В качестве варианта нового названия мы предлагаем Предтеченск — в честь находящегося в Кировске храма Предтечи Господня Иоанна.

Акция начнется в 12:00.

Адрес: площадь вблизи городской Администрации (вдоль улицы Новая).

Контактный тел.: +7-951-675-91-17.

Сайт: http://abortamnet.ru/
Электронная почта: info@aborty.org

(1)Из самовара пар валил, как из паровоза, даже стекло в лампе немного затуманилось — так сильно шёл пар. (2)И чашечки были те же: синие снаружи и белые внутри, — очень красивые чашечки, которые подарили нам ещё на свадьбе. (3)Сестра жены подарила — она очень славная и добрая женщина.

— (4)Неужели все уцелели? — недоверчиво спросил я, мешая сахар в стакане серебряной чистой ложечкой.

— (5)Одна разбилась, — ответила жена рассеянно: она в это время держала отвёрнутым кран, и оттуда красиво и легко бежала горячая вода.

(6)Я засмеялся.

— (7)Чего ты? — спросил брат.

(12)Они поняли шутку и тоже улыбнулись, только жена не подняла лица: она перетирала чашечки чистым вышитым полотенцем. (13)В кабинете я снова увидел голубенькие обои, лампу с зелёным колпаком и столик, на котором стоял графин с водою. (14)И он был немного запылён.

— (15)Налейте-ка мне водицы отсюда, — весело приказал я.

— (16)Ты же сейчас пил чай.

— (17)Ничего, ничего, налейте.

— (18)А ты, — сказал я жене, — возьми сынишку и посиди немножко в той комнате. (19)Пожалуйста.

(20)И маленькими глотками, наслаждаясь, я пил воду, а в соседней комнате сидели жена и сын, и я их не видел.

— (21)Так, хорошо. (22)Теперь идите сюда. (23)Но отчего он так поздно не ложится спать?

— (24)Он рад, что ты вернулся. (25)Милый, пойди к отцу.

(26)Но ребёнок заплакал и спрятался у матери в ногах.

(29)Брат громко засмеялся и сказал:

— (30)Мы не молчим.

(31)И сестра повторила:

— (32)Мы всё время разговариваем.

— (33)Я похлопочу об ужине, — сказала мать и торопливо вышла.

— (41)Сейчас я принесу, — ответила жена и долго не возвращалась, и зеркальце принесла горничная.

— (42)Я посмотрел в него, и — я уже видел себя в вагоне, на вокзале — это было то же лицо, немного постаревшее, но самое обыкновенное. (43)И они, кажется, ожидали почему-то, что я вскрикну и упаду в обморок, — так обрадовались они, когда я спокойно спросил:

— (44)Что же тут необыкновенного?

(45)Всё громче смеясь, сестра поспешно вышла, а брат сказал уверенно и спокойно:

— (46)Да. (47)Ты мало изменился. (48)Полысел немного.

(56)Он висел на стене, совсем ещё новый, только с опавшими без воздуха шинами. (57)На шине заднего колеса присох кусочек грязи — от последнего раза, когда я катался. (58)Брат молчал и не двигал кресла, и я понял это молчание и эту нерешительность.

— (62)Хорошо, я возьму, — покорно согласился брат. — (63)Да, ты счастлив. (64)У нас полгорода в трауре. (65)А ноги — это, право…

— (66)Конечно. (67)Я не почтальон.

(68)Брат внезапно остановился и спросил:

— (69)А отчего у тебя трясётся голова?

— (70Пустяки. (71)Это пройдёт, доктор сказал!

— (72)И руки тоже?

— (73)Да, да. (74)И руки. (75)Всё пройдет. (76)Вези, пожалуйста, мне надоело стоять.

(77)Они расстроили меня, эти недовольные люди, но радость снова вернулась ко мне, когда мне стали приготовлять постель — настоящую постель, на красивой кровати, на кровати, которую я купил перед свадьбой, четыре года тому назад. (78)Постлали чистую простыню, потом взбили подушки, завернули одеяло — а я смотрел на эту торжественную церемонию, и в глазах у меня стояли слёзы от смеха.

— (79)А теперь раздень-ка меня и положи, — сказал я жене. — (80)Как хорошо!

— (81)Сейчас, милый.

— (82)Поскорее!

— (83)Сейчас, милый.

— Да что же ты?

— (84)Сейчас, милый.

(85)Она стояла за моею спиною, и я тщетно поворачивал голову, чтобы увидеть её. (86)И вдруг она закричала, так закричала, как кричат только на войне:

— (87)Что же это! — (88)И бросилась ко мне, обняла, упала около меня, пряча голову у отрезанных ног, с ужасом отстраняясь от них и снова припадая, целуя эти обрезки и плача.

(97)И тут на крик прибежали все они, и мать, и сестра, и нянька, и все они плакали, говорили что-то, валялись у моих ног и так плакали. (98)А на пороге стоял брат, бледный, совсем белый, с трясущейся челюстью, и визгливо кричал:

— (99)Я тут с вами с ума сойду. (100)С ума сойду!

(101)А мать ползала у кресла и уже не кричала, а хрипела только и билась головой о колёса. (102)И чистенькая, со взбитыми подушками, с завёрнутым одеялом, стояла кровать, та самая, которую я купил четыре года назад — перед свадьбой…

Образ жизни и все этические ценности рыцарей были связаны с войной, которая считалась единственным занятием, достойным человека знатного происхождения. Война была профессией рыцарей, а, начиная с XI-XII века в большинстве регионов Евразийского континента, сложилась монополия господствующего класса на военное дело. Народное ополчение сошло со сцены, и армии стали отрядами профессиональных рыцарей — тяжело вооружённых и сражающихся верхом. Военная профессия давала права и привилегии, определяла особые сословные воззрения, этические нормы, традиции, культурные ценности.

Составной частью рыцарской идеологии и воинской этики считались отказ от недостойных их положения занятий и образа жизни. Главным занятием рыцаря могло быть только военное дело. В число неприемлемых занятий входили земледелие и сельскохозяйственные работы, торговля, чрезмерное увлечение религией. Особенно это относится к земледелию. Так, например раджпуты считали, что ранить грудь Матери-земли плугом являлось непростительным преступлением. Дж. Тод отмечал: «Самый бедный раджпут наших дней сохраняет всю гордость своих предков — и часто это его единственное наследство; он презирает как недостойное его дело — браться за плуг или пользоваться копьем иначе, чем сидя верхом на коне». Д. Иббетсон указывал: «главное орудие кшатриев — воинского сословия — есть меч, и смена благородного занятия на более примитивное рассматривается как отречение от касты. Т. Веблен, в своей классической монографии «Теория праздного класса», называл четыре занятия, которые не наносили ущерба чести тех, кто стоял на вершине общественной лестницы: управление, религиозные функции, война и спорт, причем в средневековье любимым спортом рыцарей опять же была война.

Хотя некоторые элементы идеологии рыцарской борьбы изначально имели место во многих военизированных обществах уже на ранней стадии истории человечества, известно, что именно в феодальном обществе эта идеология получила широкое распространение, и что именно здесь рыцарские состязания стали подвергается систематической институционализации. Сходство морально-этических кодексов поведения европейских рыцарей, фарисов, уорков, батыров, раджпутов, самураев и др. заставляет задуматься над тем, что именно в такого рода обществах способствовало оформлению подобной идеологии. Ответ, который при этом напрашивается, таков: существование класса (сословия, касты), свободного от хозяйственных забот, класса, для которого военное занятие — главное, класса, образующего элиту, члены которой ищут, прежде всего, личной славы. Свобода от производительного труда позволяла смотреть на сражение как на игру; граница между войной и турниром стиралась, и такие войны приобретали свою неповторимую специфику, становясь «рыцарскими войнами».

Только в таком обществе, в котором знатному человеку не нужно было трудиться, но должно было воевать и участвовать в военных упражнениях и играх, могло процветать рыцарство с его неизбежной потребностью помериться силами, с его турнирами. Здесь относились всерьез к игре провозглашения фантастических обетов о свершении неслыханных героических подвигов, здесь уходили в вопросы гербов и флагов, здесь объединялись в ордена и оспаривали друг перед другом ранги или первенство. Только феодальная аристократия имела для этого время и испытывала к этому расположение. Как отмечал Й. Хейзинга «этот обширный агональный комплекс идей, обычаев и уставов в наиболее чистом виде очерчивается на средневековом Западе, в мусульманских странах и в Японии. Возможно, еще явственнее, чем в христианском рыцарстве, проявляется фундаментальный характер всего этого в стране Восходящего Солнца. Самурай придерживался воззрения, что то, что серьезно для обыкновенного человека, для доблестного лишь игра».

Но настоящее рыцарство могло возникнуть только в условиях феодального строя. Ведь именно в средние века господствующий класс принимает форму служилого сословия, как правило, военного, или, например, в Китае, преимущественно гражданского, с развитой внутренней иерархией, причем центр политической жизни с начала средневековья и до определенного периода находился в вотчине. В древности все было иначе: господствующему классу была свойственна общинная организация, а центром политической жизни был город.

Сунь-цзы Легендарный китайский стратег, признанный мастер «мягкой силы» и родоначальник так называемой стратегии гибкой войны.

Всегда, когда это было возможно, Сунь-цзы предпочитал добиваться победы вовсе без боя или хотя бы для начала разбираться с самыми простыми сражениями.

Стратег, не знающий неудач, ищет новую битву, лишь одержав победу.

Сунь-цзы

Своим воинам он советовал выбирать неожиданные маршруты и атаковать незащищённые участки. Тактику ведения боя мыслитель сравнивал с водой: она стекает с высот, заполняя низины. Так и на войне: стоит избегать позиций, на которых враг силён, и наносить удар там, где супостат слаб.

Учение Сунь-цзы применяется далеко за пределами поля битвы, ведь главная его идея — для достижения цели нужно выбирать самый простой способ из возможных — на редкость универсальна.

Советы китайского мыслителя будут полезны в любых сферах — от развития бизнеса до потери веса и обзаведения новыми привычками. Давайте посмотрим, как можно использовать стратегию грамотного ведения войны в повседневной жизни.

Битва за правильные привычки

Слишком часто мы стремимся овладеть новыми привычками, воплотить в жизнь грандиозные планы и одержать иные победы, полагаясь исключительно на силу и действуя излишне прямолинейно. Мы смело идём в бой и атакуем врага — в данном случае пагубные пристрастия — в той точке, где он сильнее всего.

  • Пытаемся придерживаться диеты, обедая с друзьями.
  • Пытаемся писать книгу, когда вокруг стоит шум.
  • Пытаемся правильно питаться, когда шкафы забиты сладостями.
  • Пытаемся работать при включённом телевизоре.
  • Пытаемся сосредоточиться, имея под рукой смартфон с приложениями социальных сетей, играми и прочим отвлекающим мусором.

Когда же мы вполне закономерно терпим фиаско, то принимаемся обвинять себя: дескать, не так сильно стремились к цели или проявили недостаточную силу воли. Однако во многих случаях неудача — вполне логичный результат не малодушия, а плохой стратегии.

Опытные полководцы начинают с побед в простых сражениях, укрепляя тем самым свои позиции. Они ждут, когда противник ослабнет и падёт духом, чтобы нанести предельно точный удар.

К чему начинать бой с попытки овладеть самым укреплённым участком? Зачем пытаться завести новую привычку в условиях, которые лишь затрудняют прогресс?

Сунь-цзы никогда не вступал в битву, если её условия не обеспечивали достаточного преимущества. И уж точно он не начинал с атаки на участки, где противник сосредоточил главные силы. Так же должны поступать и вы: двигайтесь к новым привычкам небольшими шагами, собираясь с силами и занимая лучшую позицию для нанесения удара.

Сунь-цзы, повелитель привычек

Разберём на примерах, как можно применить идеи победоносного стратега в деле освоения новых привычек.

Пример 1

Сунь-цзы: «Только тогда вы будете уверены в успехе своих атак, когда атакуете незащищённые места».

Что это означает. Только тогда вы обзаведётесь привычкой, когда она легка для освоения.

Пример 2

Сунь-цзы: «Тот одержит победу, кто знает, когда стоит сражаться, а когда нельзя».

Что это означает. Тот изменит своё поведение, кто знает, какими привычками обзавестись в первую очередь, а какие отложить на потом.

Пример 3

Сунь-цзы: «Разумный полководец избегает столкновения с противником, когда дух того силён, но наносит удар, когда тот вял и помышляет о бегстве».

Что это означает. Разумный человек избегает борьбы с пагубными привычками там, где они сильны, но сражается с ними там, где они слабы и легко поддаются изменению.

Вступайте в сражения, которые вам суждено выиграть

Самосовершенствование — вопрос не силы воли или организованности. Всё дело в выборе верной стратегии. То, что люди считают слабохарактерностью или нежеланием что-либо менять, часто оказывается лишь результатом попыток обзавестись хорошими привычками в категорически неподходящих условиях.

  • Если вы хотите читать больше книг, не пытайтесь делать это, пребывая в одной комнате с компьютером и телевизором. Переместитесь в менее отвлекающую обстановку.
  • Если у вас серьёзные проблемы с лишним весом, не тренируйтесь по программам для продвинутых спортсменов. Конечно, можете попробовать, но это не та битва, в которую стоит ввязываться прямо сейчас. Начните с посильной нагрузки.
  • Если вас окружают люди, что поднимают на смех любое ваше начинание и мешают достижению целей, найдите другое место для работы. И заодно смените окружение на более дружелюбное.
  • Если вы оттачиваете писательское мастерство, когда дети приходят из школы и в доме воцаряется хаос, вряд ли у вас что-то получится. Выберите более подходящее время.

Воспитывайте привычки там, где проще всего это делать. Трезво оцените ситуацию и перепишите правила игры так, чтобы преимущество было на вашей стороне.

Звучит банально, но как часто вы обнаруживали, что вступили в самый изматывающий бой, даже не обратив внимания на те, что полегче? Для сложных битв у вас будет полно времени. Разберитесь сначала с простыми.

Лучший путь к совершенству — тот, на котором вам не придётся преодолевать сопротивление. Участвуйте лишь в тех сражениях, что сулят вам победу.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *