Воскрешение сына наинской вдовы

ВОСКРЕШЕНИЕ СЫНА ВДОВЫ В НАИНЕ

(Лука, 7:11-17)

(11) После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. (12) Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. (13) Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. (14) И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! (15) Мерт­вый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. (16) И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой. (17) Такое мнение о Нём распространилось по всей Иудее и по всей окрестности.

(Лк. 7:11-17)

Хотя основой веры христиан в возможность их собственного воскресения было воскресение самого Иисуса Христа, необходимо было дать «вещественное» доказательство Его собственной способности при втором Своем пришествии воскрешать других. Иными словами, вера христиан в возможность воскресения должна была питаться фактами воскрешений, сотворенных Иисусом еще при Своей жизни. Утверждению этой веры способствовали три Его воскрешения: дочери Иаира, сына вдовы из Наина и Лазаря. Именно в этой последователь­ности чудес дар Иисуса был продемонстрирован со все большей очевидностью. Лука, однако, сначала помещает рассказ о юноше, а затем дает менее убедительную историю с девушкой.

Первые изображения этого сюжета относятся к периоду раннехристианских саркофагов, в частности они встречаются на латеранских саркофагах. Изображе­ния здесь по стилю еще ориентированы на античные образцы: Спаситель касается рукой головы мальчика, который почему-то уже сидит и простирает к Нему руки. Христос предстает молодым, у Него в руке может быть свиток или жезл.

В византийском искусстве первое изображение этого сюжета — по-видимому, в так называемом кодексе Раввулы: несколько человек в коротких туниках несут на носилках умершего, облаченного в длинную тунику; умерший поднялся и сидит; по другую сторону аркады, часто встречающейся в иллюстрациях этого кодекса, ранее, очевидно, находились изображения Христа и Апостола (теперь они стерты).

На картинах европейских художников эпохи Возрождения с этим сюжетом Христос касается рукой одра, и оживший юноша поднимается на нем сам, без посторонней помощи. Мать юноши обычно стоит на коленях перед Христом. На заднем плане, дабы проиллюстрировать слова Луки: «Когда же Он приблизился к городским воротам…», обычно изображается городской пейзаж (Мастер дармштадских «Страстей Христа», Неизвестный немецкий мастер X века).

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!
«После сего, – говорится в Евангелии, – Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города» (Лук.7:11-12).
Сегодняшнее Евангельское повествование рассказывает нам о воскрешении Спасителем умершего сына наинской вдовы. Это глубоко поражающее человеческий рассудок Евангельское событие, поражающее с точки зрения привычного нашего восприятия окружающего мира, поглощённого житейской суетой, поверженного торжеством смерти над человеком как единственным и общим для каждого из нас финалом его земной жизни. Смерть царствует над каждым из людей, кем бы он ни был – богатый или нищий, старик или юноша, учёный или необразованный. Наша природа живёт по своим законам, не нами заложенным. Тем не менее, человеческая мысль всегда пытается преодолеть трагическую реальность нашего земного бытия: человек либо не думает о смерти вовсе, делая вид, что её не существует, либо ищет эликсир бессмертия, обманчиво надеясь в законах материи или космоса отыскать ключ к бессмертию. Человек упорно, в одиночку, боясь потерять свою независимость от Бога, свою внутреннюю свободу, хочет решить свои проблемы, изменить свою природу, реализовать амбициозные планы своего бытия, в то время когда христианство всё упрощает, ставит нас со всеми нашими знаниями, приобретённым богатством нашего внутреннего человека в зависимость лишь от Иной Личности с Его волей. Истинное христианство разрушает наше «я», наш построенный без Бога внутренний мир, порой рушит наши планы, наши стремления, наши мечты, часто отнимает то, что доставляет удовольствие в земной жизни, а взамен обещает нам вечную жизнь во Христе. Христианство призывает нас полюбить Христа всей душой, чтобы в Нём жить вечно.
Что же в этом случае делать человеку со всем, что у него есть, со всем, что утешает его сердце помимо Христа? Здесь камень преткновения для каждого из нас. Здесь корень наших внутренних браней и отступлений от Бога. Когда-то смерть для наинской вдовы была далека, её сердце было занято единственным любимым сыном, оно утешалось им, мысленно лелеяло его. Пять её чувств питало и услаждало сердце вдовы лицезрением любимого сына, она наслаждалась общением с ним, нежно ласкала его, утешала себя надеждой на его любовь и заботу в своей старости. Она сделала сына центром своей внутренней жизни, источником радости и душевного покоя, в то же самое время, обрекая собственное сердце на заклание, на терзания и муку, оставив его беззащитным перед трагической реальностью земной жизни, где безличностная природа, материя остаётся неумолимой перед человеком. Несмотря на все усилия человека угождать ей, природа глуха и безжалостна, награждая его лишь смертью и тлением. Умолить можно только Личность, только Того, Кто сам подобен тебе, Кто может понять тебя и может вести с тобой диалог, может любить человека и быть любимым им. Сын Божий, по апостолу Павлу, «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил.2:7), открыл Себя миру ради того, чтобы стать ближе к человеку, чтоб перейти от общения по букве закона к общению от сердца к сердцу, чтоб заполнить Собой человеческое сердце, влить в него Свою Божественную энергию, любовь и утешение, защитить его от печали и тоски, от всех трагических реалий жизни. Человеческое сердце беззащитно перед лицом этого мира, его может сберечь только Христос, если Ему доверим свое сердце во всех обстоятельствах жизни, во всех наших желаниях и заботах.
Далее в Евангелии сказано: «Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь» (Лук.7:13). Господь, увидев наинскую вдову, сжалился над нею и воскресил её сына прежде, чем она увидела Христа и попросила об этом. Это значит, что прежде нашего прошения Он уже знает, как нам помочь, и готов это сделать и делает это. Невидимое присутствие Христа в нашей жизни после Его вознесения на Небо не сделало Его другим по отношению к человеку, не сделало Его бесчувственным к нашей боли, слепым к нашим проблемам, глухим к нашим мольбам. «Иисус Христос, – как пишет апостол Павел в послании к Евреям, – вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13:8).
Порой, переживая в своей жизни трагедию, проблемы, мы обращаем своё внимание не на наше сердце, не на то, как оно ведёт себя и что ищет для своего успокоения и утешения, а лишь на предмет или на человека, которого, как нам кажется, не хватает. Мы абсолютно уверены в том, что именно в этом когда-то знакомом нашему сердцу чувстве, в этой привязанности мы найдём для себя покой, а не в чужом и неизвестном для нашего сердца Боге.
Искушения, посылаемые человеку, не служат лишь к тому, чтобы в одиночестве их просто перетерпеть. Они нужны, чтобы их перетерпеть вместе с Богом, чтобы человек открыл для себя Бога, почувствовал, что именно Бог восполнил своей благодатью всю внутреннюю пустоту его души, отнял боль и заполнил его Своей радостью. «О сем радуйтесь, – пишет апостол Петр, – поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений» (1Пет.1:6).
Бог стал человеком, чтобы в Нём человек смог преодолеть все негативные последствия грехопадения: смерть, внутреннее одиночество, боль, печаль, похоть или другое. Христос не просто учит человека, как ему жить, бесцеремонно вмешиваясь в его образ жизни и ломая его. Он предлагает человеку обмен, где человек в свободе делает свой выбор, не упуская собственную выгоду. Подобный пример наглядно изображен в Евангелии от Матфея: «Еще подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее» (Матф.13:45,46).
Христос открыл себя наинской вдове как уникальная Личность, способная помочь и полностью утешить её в состоянии трагической безысходности и сильной печали из-за смерти сына. «И, подойдя, – говорится в Евангелии, – прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его матери его» (Лук.7:14-15). Совершив великое чудо и воскресив её сына, Он одновременно воскресил душу вдовы, дал ей испытать чувство, разрушающее человеческое отчаяние, побеждающее всякое ощущение безысходности в человеческой жизни. «Смерть! где твое жало? – пишет собеседник Воскресшего Христа апостол Павел, – ад! где твоя победа? … Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!» (1Кор.15:55,57). Ведь если побеждается Христом смерть, самое страшное в этой жизни для человека, то Им же побеждается и всё остальное, от чего мы можем печалиться. От человека требуется только лишь доверие Богу и терпение. Богу же нашему слава всегда, ныне и присно, и во веки веков! Аминь.
Иеромонах Игнатий (Смирнов)

1. Масоном был Уинстон Черчилль. Так же, как и Генри Форд. И Моцарт. И Вольтер. Дюк Эллингтон. Это не считая Джорджа Вашингтона, Бенджамина Франклина, Эндрю Джексона и тринадцати других американских президентов. Перечисленные имена — лишь горстка влиятельных людей из числа «Вольных каменщиков», тайного общества, возникшего в 14-м веке, чьи цели вдохновляли исследователей заговорщицких теорий в течение сотен лет.

2. Начало масонскому наваждению в поп-культуре, вероятно, положил фильм «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега». Ковчег из «Ветхого завета» имеет к масонству самое прямое отношение, но об этом позже. Дэн Браун бомбардировал тайнами «Вольных каменщиков» широкие читательские круги, выпустив бестселлеры «Код да Винчи» и «Ангелы & Демоны». А в «Сокровище нации» неутомимый Николас Кейдж даже слегка переусердствовал с масонскими интригами.

3. Масонство имеет прямое отношение к архитектуре. Первые «Вольные каменщики» были неграмотными строителями средневековых соборов — каменотёсами. Эти люди относились к рабочему классу, но в социальной иерархии стояли выше крестьян. Их познания в астрономии и геометрии позволяли им воздвигать святые храмы из грубого камня. Благодаря своей работе они получили привилегию свободно передвигаться по всей Европе и стали «Вольными каменщиками».

4. Особый статус «Вольных каменщиков» потребовал изобретения способа отличить настоящих работников от предприимчивых нелегалов. По результатам проверки, вновь прибывшие на стройку разделялись на три профессиональных ранга: ученик, подмастерье или мастер. У каждого ранга было своё рукопожатие, позже развившееся в секретное приветствие. Масонские традиции равенства зародились на стройплощадках, где все называли друг друга «брат». В течение столетий их собрания проходили в ложах, на уровне — сооружении в центральной части ложи, символизирующем строительный измерительный инструмент.

5. Масонство не является религией, хотя у него есть признаки некоего подобия религии. В легенде «Вольных каменщиков» говорится о Хираме Абиффе, избранном еврейским королём Соломоном для воплощения божьего замысла о строительстве первого храма. Храм должен был стать вместилищем для Святого Ковчега, внутри которого покоились бы обломки каменных табличек с десятью заповедями. Три младших работника постоянно пытались выведать у Хирама секретные слова, которые, как они думали, скрывали волшебную силу и являлись ключом к познанию вселенной. Хирам терпеливо напоминал им, что слова будут раскрыты после окончания строительства в награду за мастерство, однако, объятые нетерпением, они решили его убить. Один за другим Хираму нанесли три удара, но тайных слов он не открыл. Умирая Хирам произнёс: «Кто поможет сыну вдовы?» На долгие годы эта фраза стала зовом о помощи «Вольных каменщиков».

6. В основание философии «Вольных каменщиков» положена история Хирама. Член общества является сознательным и свободным строителем добродетельной жизни. При этом он постоянно подвергается агрессивному воздействию со стороны трёх (по количеству убийц) главных факторов: невежества, фанатизма и деспотии. Каждая ложа проектируется по подобию первого храма, существующего лишь на страницах библии. Ритуал посвящения навеян убийством Хирама Абиффа — иносказательной истории о твёрдости слова масона. Новобранца «убивают», а затем трижды пытаются воскресить. Первые две попытки терпят неудачу, а после третьей человек перерождается «вольным каменщиком».

7. Геометрия всегда представлялась «Вольным каменщикам» верной дорогой к постижению божественного. Поэтому Эра Просвещения привлекала в масонские гильдии, существовавшие со средневековья, ведущих учёных и философов того времени. Эти образованные люди, став новыми лидерами, придали гильдиями силу, способную изменить мир — политическое влияние. Однако их влияние, подобно всем ранним проектам Просвещения, должно было оставаться тайным из-за церковной гегемонии.

8. Приняв в свои ряды образованных, богатых и обличённых властью людей, масоны превратились в некое подобие клуба по интересам. Вне досягаемости власти церкви и государственных структур «Вольные каменщики» могли в тайне формировать своё отношение к мировым проблемам, а затем производить соответствующие изменения в сферах своей деятельности при негласной поддержке остальных членов братства.

9. Концентрация власти в одной организации привела к появлению самой зловещей теории заговора. Масоны были опасны для правительств и церкви, так как исповедовали свободу воли. Антимасонство появилось в 17-м веке, когда суровые пресвитерианские министры окрестили «Вольных каменщиков» антихристами. Впоследствии их обвинили в покусительстве на мировое господство, в разорении Ватикана, в поклонении сатане, в похищении политиков и даже в убийстве принцессы Дианы. В СССР их преследовали как противников коммунизма. Нацисты бросали в тюрьмы за содействие еврейским заговорам.

10. Прошлое десятилетие ознаменовалось возрождением объявления членства в «Вольных каменщиках». Наибольшая активность этого движения наблюдалась в Великобритании. Подозрительность британского Парламента к масонам в свете американской и Французской революций не удивительна. Организация оказалась на грани исчезновения, когда в 1799-м году был принят закон, запрещающий вступать в какие-либо общества, требующие принятия присяги. «Вольные каменщики» выхлопотали для себя исключение, сославшись на свою приверженность правительству и закону, при условии ежегодного оглашения списка членов.

Ежегодный список запрашивался до 1967, а в 1997 Британское правительство хотело принять законы, обязывающие судей и полицейских объявлять о своём членстве. «Вольные каменщики» считают подобные меры нецелесообразными, однако никто не знает, как далеко простираются границы их сегодняшнего влияния.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *