Враги православия

Содержание

Дополнительная информация

Одна из основных причин конфликта между Богом и сатаной – это свобода воли. Свобода воли – драгоценный дар Бога; этот закон играет важную роль в плане Бога, созданном Им для Своих детей. Во время своего восстания против Бога сатана «пытался уничтожить свободу воли человека» (Моисей 4:3). Он пишет: «Я… искуплю все человечество, так что не пропадет ни одна душа, и я верно сделаю это; а потому дай мне честь Твою» (Моисей 4:1).

Сатана убедил «одну треть сонмов небесных» отвергнуть Отца (У. и З. 29:36). В результате этого восстания сатана и его последователи были отторгнуты от присутствия Бога и лишены благословения получить физическое тело (см. Откровение 12:9).

Небесный Отец позволяет сатане и его последователям искушать нас, что составляет часть опыта, который мы обретаем в земной жизни (см. 2 Нефий 2:11–14; У. и З. 29:39). Поскольку сатана «пытается сделать все человечество таким же несчастным, как он сам» (2 Нефий 2:27), он со своими последователями старается увести нас от праведности. Он оказывает самое энергичное сопротивление наиболее важным аспектам плана счастья, созданного Небесным Отцом. Например, он стремится дискредитировать Спасителя и священство, поставить под сомнение силу Искупления, подделать откровение, увести нас от истины и заставить нас отказаться от личной ответственности. Он пытается подорвать значение семьи, создавая путаницу полов, поощряя половые отношения вне брака, высмеивая брак и лишая семейные пары, готовые воспитывать свое потомство в праведности, желания иметь детей.

Мы не должны поддаваться искушениям сатаны. У каждого человека есть сила выбирать добро, а не зло. Господь обещал помочь всем, кто обращается к Нему в искренней молитве и стремится оставаться верным.

См. также Грех; Искушение; Свобода воли

– См. Верой сильны (2004), стр. 154–155

Смотреть больше

Одним из приоритетных вопросов для любой политической системы, локализованной в определенной географической области, является выявление основных угроз и противников этой системы. Это считается абсолютно логичным и, кроме того, жизненно необходимым делом; поскольку практически не существует политических систем, которые были бы неспособны определить своего врага, защитить себя и обеспечить свою выживаемость. Те системы, которые к этому неспособны, как правило, распадаются, уходят в небытие и становятся лишь достоянием истории.

Сейчас стоит один важный вопрос, а именно — есть ли враг у капиталистической системы, основанной на либерализме и господствующей в нынешних США, к тому же, враг, сопоставимый с ними по мощи? Иначе говоря, какую же страну, какое государство современного мира можно считать «главным» врагом Соединенных Штатов? Россию ли? Китай? А, может быть, даже Иран?

Американцы, до того, как распался так называемый Восточный блок, мировая социалистическая система, и, пока вместе с ними не исчезла коммунистическая идеология, сосредотачивали все свое внимание на Советском Союзе — лидере данной системы, поскольку именно он и представлялся самим США главным их врагом. После же распада Восточного блока и Советского Союза, в течение трех последующих десятилетий, политики в Белом доме и теоретики американского капитализма и либерализма время от времени приступают к поиску новых врагов, находят их, а затем представляют общественному мнению в США и всему миру. И время от времени они предпринимают серию шагов против этого своего якобы врага. За последние три десятилетия «главных врагов» Америки набралось довольно много — в их числе побывали и Исламская Республика Иран, и Россия, и Китай, и разного рода террористические группировки, образования и формирования, в частности, движение Талибан (террористическая организация, запрещенная в РФ) и Аль-Каида (террористическая организация, запрещенная в РФ). Это все примеры «главных врагов» США за последние три десятилетия, или, по крайней мере, те, кто попадал в списки «основных врагов США», по мнению администрации Белого дома.
Введение войск в Западную Азию, оккупация Афганистана, Ирака, а также «квази-война» против ИГ (террористическая организация, запрещенная в РФ) — все это были те самые шаги или необходимые действия по борьбе с основными врагами Америки, точнее, с теми, кто является врагом гипотетически.

Но на самом ли деле американцы строили свои расчеты правильно и те ли предпринимали действия? При этом еще не нужно забывать, что в самих названных странах теперь тоже не существует никаких сомнений относительно того, кто у них сейчас «главный враг», из-за годами продолжавшейся враждебности самих Соединенных Штатов. Иран считается непременным врагом Америки, поскольку сами США из-за своих заносчивости и высокомерия не терпят тех, у кого свои собственные понятия о морали и нравственности, не переносят тех, кто стремится к независимости и кто добивается экономического и общественного прогресса, но хочет идти к нему своим особым путем. Но сейчас, когда под угрозой находится выживание капиталистической системы в самих США, на повестке дня уже иной вопрос — какой же именно из «врагов» поставил под угрозу господствовавший до сих пор в США агрессивный либерализм?

Аналитики и эксперты по проблемам развития США на стратегическом уровне, в основном сходятся во мнении, что главный враг США следует искать не где-то за пределами, так как находится он не на каком-то другом континенте, а внутри этой самой страны и в пределах ее географических рамок.
Этот главный враг капиталистической системы, господствующей в США, обладает теми чертами и характеристиками, которые вряд ли какая-либо администрация Белого дома, вместе с президентом и госсекретарем, будет способна уничтожить, какие бы инструменты, средства и вооружения ею бы ни применялись. Враг этот — не кто иной, как сама американская нация, которая в данный момент уже настолько устала от тирании и деспотизма, связанного с капиталистическими и либеральными порядками, что уже не в состоянии их выносить.

Тщательный анализ всего произошедшего за последние годы и все, что происходило на Уолл-стрит, с одной стороны, события самых последних дней в некоторых штатах, которые устали быть в состоянии войны с самими собой, с другой стороны, раскрывают сущность и природу этого «главного врага». Риторика американского народа, вышедшего протестовать на улицы, в его обращении к президенту и администрации, а с другой стороны, риторика самого президента и администрации Белого дома, в обращении к своему народу, с другой стороны, демонстрируют всю глубину вражды и ненависти их друг к другу, отчетливо показывают, что между ними теперь пролегает пропасть, которую практически невозможно преодолеть.
Американский народ уже, наконец, пробудился и понял, что господствующие в стране капиталистические порядки, вместе с их либеральным мировоззрением, точно также, как они угнетали другие нации в прошедшие десятилетия и века, теперь колонизовали и угнетают сам американский народ, точно также, как те же, как капиталистические порядки угнетают свои же собственные народы в других странах.

Сейчас, наконец, появилось одно общее чувство у американского народа и у тех народов, которые угнетает Америка, в отношении американского капитализма: это одно и то же чувство глубокой ненависти, которое народы, угнетенные США, испытывали к Америке, и которое теперь, с еще большей силой, пробудилось в американском народе, но не по отношению к иноземным эксплуататорам, а против собственного правительства и господствующих в его стране капиталистических порядков. Сейчас совершенно ясно, что та капиталистическая система не терпит совершенно внутреннего врага, не способна ему что-либо противопоставить, и потому самой судьбой предписан скорый неизбежный крах этой системы. Возможно, этот крах займет некоторое время и получит некоторую отсрочку, но он все равно будет полным, неизбежным и окончательным. Оковы американского капитализма и оправдывающей его либеральной идеологии рано или поздно, будут уничтожены самим американским народом.

Эта реальность Соединенных Штатов получила хорошее объяснение в заявлении мудрого и дальновидного лидера Исламской Республике Иран, который выступил в пятницу, 31 июля с. г. перед иранским народом через национальное информагентство «Сада-о-Сима». В своем обращении лидер страны затронул ряд внутренних проблем Америки, экономические проблемы, в том числе, растущую безработицу, возрастающий классовый антагонизм, проблемы и неэффективность администрации, жестокость в обращении с протестующими со стороны полиции и идущие сейчас в стране уличные протесты, которые прорвались, словно дремлющий вулкан, из-под пепла. При этом Верховный лидер Ирана сделал вывод, который заслуживает того, чтобы привести его здесь полностью: «Сейчас американский правящий режим, больше, чем когда-либо в истории, занят поисками врага — в этой связи иногда упоминается Иран, иногда Россия, а последнее время, в связи с проблемами, охватившими все человечество — чаще Китай. Но сейчас у американского правящего режима нет большего врага, чем собственный народ, который скоро поставит его на колени. Да будет на то воля Аллаха!».

Настоящий страх дьявол вызывает разве что у людей, так или иначе связанных с одной из авраамических религий. Для всех остальных он просто устаревший символ или персонаж хоррора. Такое отношение к нему сформировалось лишь около ста лет назад: с уходом религии на второй план социальных отношений, стремительной либерализацией и модернизацией общества для дьявола места просто не осталось.

Достаточно вспомнить хотя бы воинствующую большевистскую риторику и заявления о том, что нет ни дьявола, ни Бога — только всесильный человек. Сейчас мы можем допустить это, а лет триста-четыреста назад сами испугались бы подобной идеи.

И не потому, что рисковали отправиться за нее на костер, — просто тогда мы могли бы предположить что угодно, но не отсутствие Бога и дьявола.

Всё дело в науке. Для человека XX–XXI веков белых пятен в общей картине окружающего мира почти не осталось. Нас больше не пугают копошащиеся в кустах тени, мы можем найти разумное объяснение практически всему, что происходит вокруг. В конце концов, некоторые представители человечества даже умудрились посмотреть на нашу планету со стороны.

Триста-четыреста лет назад это было невозможно, и большинство событий и явлений люди объясняли самым простым и безболезненным способом — или волей Бога, или действиями нечистого. И никаких вопросов ни у кого не возникало. Творец всемогущ, его главный враг коварен. Всё просто и понятно. Но только на первый взгляд.

Дьявол против христианской церкви

Теоретическую базу для подобных объяснений подготовила христианская богословская традиция. Тезис, что всё видимое может совершаться дьяволом, довольно быстро стал одним из самых актуальных в интеллектуальной повестке. Впрочем, это утверждение не категорично: именно «может», а не «совершается». Потому любое событие требует уточнения и трактовки.

Сомнения — хорошая база для науки, но доминирование религии — плохая среда для ее развития.

Усугубляла эти сомнения предложенная Блаженным Августином концепция о «граде земном и граде Божьем»: согласно одной из трактовок, первый из них, тот самый, где мы с вами живем, — место дьявольское, хотя этот мир и сотворен Всевышним.

Почему? Он полон соблазнов и, как следствие, грехов и пороков. Так происходит из-за того, что благодати (в христианской трактовке) в нем не так уж много. Пользуясь этим, дьявол действует здесь, почти не встречая преград. И сопротивление ему становится главной задачей и каждого добропорядочного христианина лично, и Церкви как организации. А уже эту борьбу можно использовать как идеологическое обоснование любых мероприятий — от крестовых походов до инквизиции, от вмешательства в политику до открытого манипулирования населением.

Как сделать сложную богословскую концепцию простой и понятной? Здесь на помощь приходят все те устрашающие образы, которые в наше время охотно эксплуатирует хоррор-культура: многочисленные ведьмы, оборотни и черти во главе с самим дьяволом. Ими необходимо наполнить окружающий мир. Их действия должны быть просты и подчеркнуто злободневны.

Еще лучше, если они будут напоминать обычные человеческие поступки: так проще убедить паству в том, что нечисть живет среди нас, тем более что сама эта идея не нова и даже древнее, чем христианство.

Более того, она лежит в основе любой религии, где всегда есть светлая и темная силы и они действуют здесь и сейчас (проявляя себя явно или не очень).

Дьявол и язычество

Среди дохристианских европейских традиций наиболее яркими и разработанными, пожалуй, следует признать античную и скандинавскую мифологии. Они очень близки и похожи: здесь центральное божество становится гипертрофированно главным и маскулинным.

Греческий Зевс и скандинавский Один даже выполняют практически одни и те же функции. А еще они постоянно околачиваются в нашем мире: первый открыто домогается земных женщин, второй запросто вламывается на свадьбу и начинает предъявлять какие-то абстрактные требования или высказывать претензии. И всё это воспринимается как что-то абсолютно логичное и будничное.

Кроме того, оба бога испытывают достаточно болезненную фиксацию на теме знания: Один ради этого пожертвовал глазом и провел девять дней в не самом удобном положении, а Зевс просто уведомлен обо всем, что творится в мире, по умолчанию. И в той же античной традиции за особенные знания даже отвечает специальный бог — Пан или Фавн (в зависимости от времени и локализации). А еще он «заведует» страхом и живет в местах, в которых нет постоянного человеческого присутствия, да и вообще они не очень приятны для людей: зловещие пустыри, глухие леса, непаханые поля.

Эффектно дополняет образ Фавна еще одна деталь — он ведет преимущественно ночной образ жизни. И конечно же, внешность. Беглого взгляда на изображение бога достаточно, чтобы понять, что нам этот товарищ уже давно знаком. Козлиные ноги, рога. Дьявол, правда?

Почему главный монстр христианства и Фавн внешне похожи? Ответ банален и прост.

Когда будущая мировая религия только начинала свое шествие по Европе, она столкнулась с большим количеством уже существующих языческих культов. Для того чтобы отвратить от них новообращенных, было необходимо придать старым верованиям и их образам откровенно негативную окраску.

Напугать и направить к новой религии — которая дает объяснение этому страху и учит с ним бороться.

Здесь пришлась к месту и еще одна вышеупомянутая функция старых богов. Христианство признаёт только религиозное знание. Библия становится вместилищем абсолютной истины, а соответствие ей — критерием истинности. Всё, что ему противоречит, в лучшем случае неверно.

А как может соответствовать Священному Писанию то, что передает Пан, которого в Библии, естественно, нет? Но если об этом персонаже помнят и допускают возможность его присутствия, значит он нечистый — как и его знания. Лучше не трогать. Мы вас предупреждали.

Помните, что произошло с Адамом и Евой? Они ведь не простое яблоко съели — это плод с древа познания добра и зла! Так что рисковать не стоит.

Ведите жизнь добропорядочного христианина и не лезьте за очерченные Библией рамки. Потому что за ними — территория дьявола. Он, конечно, не постоянно там присутствует, но появиться для него не составляет труда. Поэтому лучше о нем даже не думать. И уж тем более не говорить. Иначе…

Speak of the Devil

В одной старой французской поучительной легенде рассказывается, что произойдет, если часто говорить о дьяволе. Она так и начинается: «Жила когда-то семья арендаторов, в которой только и говорили что о дьяволе». Это довольно странно для общества, где господствует христианское мировоззрение, — неужели больше тем для беседы не было? Но и сейчас нередко и обычные люди, и СМИ тратят огромное количество времени на нежелательные и даже неприятные темы. Ничего не изменилось.

Итак, семья французских арендаторов постоянно говорит о дьяволе. Конечно же, ему льстит такое внимание к его персоне, и однажды он заявляется к ним во время ужина. Просто приходит, садится в углу и всё.

Ему даже делать ничего не нужно — достаточно появиться. Одет нечистый, разумеется, в красное, у него огромные рога и козлиные ноги. Канонический дьявол. Визит незваного гостя вызывает панику — вся семья немедленно поступает так, как и должны поступать благочестивые христиане в подобной ситуации: они неистово молятся до утра. Но дьявол уходит только с рассветом. И возвращается снова.

Деваться некуда — нужно идти к священнику. Тот не видит в происходящем ничего удивительного: вы о дьяволе говорили — он пришел. Неужели можно было ожидать чего-то другого?

Рогатый наведывается снова и снова. Молитвы не помогают. Ситуация крайне неприятная, хотя дьявол ничего не делает — просто сидит около камина. Приходится привлекать к делу церковное начальство. Приезжает архиепископ с толпой духовенства, они дожидаются дьявола — и только их вмешательство со всей подобающей атрибутикой заставляет лукавого бежать.

Мораль истории ясна и проста: человек бессилен перед этим вечным врагом христианства, а Церковь может его прогнать.

Впрочем, лучше не стало — хотя дьявол и капитулировал, но через час началась буря, из-за которой погиб почти весь урожай арендаторов. Причины катаклизма не называются, но, конечно же, капризы климата здесь будут не самым удачным объяснением. То ли месть дьявола, то ли Бог решил проучить людей за то, что уделяли слишком много внимания его заклятому врагу. Конкретики нет, но она и не нужна: всем и так грустно и противно. Зато можно побиться об заклад, что больше рогатым обыватели не заинтересуются.

Это только одна из многочисленных историй о столкновениях человека с дьяволом — как правило, фабула в них менее затейливая, чем в легенде о французских арендаторах. Так, сюжет, когда человек идет ночью через темный лес и встречает там что-то вызывающее панический ужас, один из самых банальных и древних. И еще его было удобно использовать как бонус в притчах о всякой чертовщине.

В темном лесу, на глухой дороге

Глухой и темный лес — место, которое вызывает страх даже у человека наших дней. Хотя мы и обладаем куда большими познаниями в области биологии, физики и прочих научных дисциплин, но в такой среде далеко не всегда можем найти подходящее объяснение тому, что происходит вокруг нас. Где-то скрипнула ветка, что-то зашебуршало в листве, движутся какие-то тени. На краю сознания мелькает мысль, что всё вокруг просто живет своей жизнью и мы здесь не одни. Но она быстро вытесняется страхом.

Мы боимся того, чего не видим, если ощущаем его присутствие. Это одна из самых главных защитных реакций организма, напоминание об опасности. Естественная она или сверхъестественная — не важно, нам просто нужно быть готовыми к ее появлению.

Какая там физика или биология, когда ты точно слышишь за спиной шаги? Это может быть шелест ветвей или крадущаяся в куче мха и растений мышь — такие объяснения придут в голову в последнюю очередь. Первым будет страх. А фантазия дорисует всё остальное — и отлично с этим справится.

Так появляются оборотни, привидения, а ночных путников преследует дьявол. И рассказ одного носителя опыта немедленно передается из уст в уста десятками и сотнями людей, обрастая всё новыми и новыми подробностями. Это делает страх общим — и, с одной стороны, влечет людей к Церкви, а с другой — толкает на не самые приятные поступки. Сам собой напрашивается вывод: если в лесу рядом с нашей деревней видели дьявола, то был он там не просто так.

А причина появления нечистого тоже лежит на поверхности — где-то живет тот, кто к нему неравнодушен. Значит, пришло время искать ведьму. И ее, конечно же, найдут и будут судить — скорее всего, использовав максимально надуманный и формальный предлог. Но сомнений не возникнет — равно как и в том, что в лесу был именно дьявол. Просто потому, что на дворе какой-нибудь XVII век, и познания в области естествознания находятся на примитивном уровне. Особенно у крестьян, большая часть которых и читать-то не умеет.

Так формируется, возможно, самый объемный корпус легенд о сверхъестественном.

Помимо видений откровенно дьявольского происхождения, здесь же обнаруживаются и многообразные локальные вариации: английские Черные Псы, сказания о которых встречаются с привязкой едва ли не к половине старых деревень Туманного Альбиона; практически повсеместные для Европы истории о блуждающих огнях, заманивающих путников в болота или просто мелькающих вдали и вызывающих ужас. Тут и там снуют оборотни и прочие вурдалаки. И даже знакомый нам по славянской традиции леший вписывается в эту концепцию просто идеально. Особенно если вспомнить, что он тоже существо потустороннее и явно не христианского происхождения.

Большинство историй такого плана сводилось к тому, что кто-то где-то увидел нечто пугающее. Но иногда возникали и более конкретные и развернутые сюжеты.

Если вы встречаете поздно ночью на лесной дороге темный силуэт, движущийся к вам, — это пугает. Но если встреча неминуема — возможно взаимодействие. Так и появлялись истории о более близких контактах человека с нечистой силой.

Конечно, любой добропорядочный христианин в этом случае должен начать молиться — и зло пройдет мимо. Но не каждый житель средневековой Европы — добропорядочный христианин. Поэтому иногда возникают куда более интересные варианты развития сюжета.

Например, дьявол (кому-то другому в ночном лесу просто нечего делать) может предложить отправиться на ярмарку в соседнюю деревню — конечно же, рано или поздно герой осознаёт, что дело явно нечистое, но уже поздно. Дьявол уносит его туда, откуда не возвращаются.

В других сказаниях лукавый предлагает сделку — например, он готов исправить (причем максимально оперативно!) тяготящую его собеседника ситуацию в обмен на какую-нибудь услугу. Если тот по своей простоте и наивности согласится, дьявол может вообще не напоминать о себе всю оставшуюся жизнь и только потом придет, чтобы забрать с собой в ад. Этому не стоит удивляться — чего еще и ждать, если ты связался с нечистью.

Изобретательный враг рода человеческого может и без каких-либо условий передать что-то сакральное: внушительную подборку оккультной литературы, исполняющий желание камень или сомнительного происхождения вытянутый предмет, который, если его потереть, заставляет явиться двух демонов и выполнить любое твое требование — но только раз в день. Последний случай в конце XVI века стал поводом для судебного разбирательства во Франции — по его итогам виновными признали 350 человек.

Дьявольская семейка

Впрочем, одних только абстракций и богословских заявлений в ситуации с дьяволом точно будет недостаточно. Этот персонаж быстро и намертво врастает в народное сознание и начинает жить своей жизнью. Он становится совершенно самостоятельным и человекоподобным по своей сути, а в легендах незамедлительно обзаводится женой и потомством. И если с детьми всё просто — бесчисленные полчища демонов никем, кроме как его отпрысками, быть не могут — то вот наличие супруги несколько удивляет.

Да, у дьявола есть жена. Вопросом, кто она и откуда, мифологическое сознание не задается. Это не имеет вообще никакого значения. Равно как и ее внешний вид. В Средневековье роль женщины сводилась к довольно банальной и пошлой триаде «дети, церковь, кухня», так что ничего удивительного.

В ситуации с дьяволом, впрочем, церковь выпадает по вполне понятным причинам. Да и вопрос о детях и кухне, учитывая, о какой сверхъестественной семейке идет речь, остается в определенной степени открытым. Любопытно, что жена дьявола чаще всего появляется в легендах, сюжет которых можно свести к формуле «нечистый бьет супругу». Концентрация абсурда зашкаливает.

Дьявол вообще довольно мерзкий персонаж, и удивляться тому, что он практикует домашнее насилие, не приходится. Обычно его драка с женой служит логичным объяснением некоторых экстремальных природных явлений — сильного ветра или грозы. «Почему дьявол бьет свою пассию?» — тоже вопрос, не требующий ответа. Бьет — и всё тут. Очень типично для Средневековья.

Сделки средневековой церкви с нечистью

Впрочем, во взаимоотношениях между людьми и нечистой силой далеко не всегда царила атмосфера постоянной угрозы. Иногда человек использовал рогатого в собственных целях, при этом не имея каких-то обязательств перед ним. Например, дьявол мог проиграть спор: в одной из легенд властитель преисподней оказался повержен в соревновании «кто кого перепьет» и был вынужден в одиночку строить каменный мост. Подобных историй немало в скандинавской традиции, но там вместо дьявола фигурирует тролль — впрочем, тоже существо малоприятное.

Куда более удивителен и исключителен другой сюжет — сказание о том, как за помощью к дьяволу обращались представители официальной церкви.

Середина XII века. В небольшой германский город приходит пара еретиков и начинает проповедовать. В источнике не говорится, что именно они пытались донести до паствы и в чем состояла их ересь, но вполне очевидно, что проповеди шли вразрез с позицией официальной церкви. Несмотря на активную работу священников, число почитателей еретиков стремительно росло, и они стали представлять угрозу для местного духовенства. Более того, пришлецы-богохульники еще и демонстрировали сомнительные чудеса: ходили по воде, оставались невредимыми в огне и иногда даже пытались левитировать, что не укладывалось в рамки приемлемого в обществе поведения.

Обычные в подобных случаях меры: арест, допросы и осуждение — спровоцировали бунт. Положение стало критическим — даже местный епископ начал всерьез опасаться за свою жизнь, не говоря о карьере, и был вынужден прибегнуть к крайним мерам. Он обращается к одному из своих подчиненных, который, до того как стать священнослужителем, занимался черной магией и был близок к дьяволу. Этот поворот может показаться неожиданным, но на самом деле и здесь нет ничего из ряда вон выходящего. Заблудился человек по молодости, потом покаялся, встал на путь истинный — всё в порядке. Викарий сначала отказывается возобновить контакты с темными силами: это противоречит его статусу, да и вообще глубоко аморальное занятие. Но доводы епископа убедили его, тем более что речь шла о простом гадании — было необходимо узнать, откуда пришли эти еретики и в чем секрет их успеха.

После какого-то ритуала (который, конечно же, не описывается, ибо незачем инструктировать добропорядочных христиан, как вызывать дьявола) повелитель зла появляется. И сообщает, что прекрасно знает возмутителей спокойствия — более того, они действуют если не по инициативе лукавого, то уж точно с его помощью.

Эти граждане продали ему душу в обмен на власть и влияние, а дьявол отправил их сюда, снабдив необходимыми инструкциями и добавив пару суперспособностей, таких как харизма и познания в области богословия. Почему он выбрал именно этот город? Всё просто: здешний епископ настолько благочестив, что прямо бесит.

Но мы помним, что дьявол — персонаж крайне подлый. Поэтому он мало того что с легкостью выдал всю правду о своих посланцах, но еще и открыл секрет их «чудес». У каждого под кожей зашито по амулету, которые добавляют харизмы и делают их невредимыми. Нужно просто изъять эти артефакты.

Сдав своих слуг, дьявол торжественно удалился. А церковному начальству оставалось только в очередной раз арестовать надоедливых еретиков, под предлогом положенного в таких случаях досмотра для поиска «меток дьявола» найти амулеты, вырезать их и предложить сделку — проверить суперспособности ловкачей еще раз и попросить прилюдно зайти в костер снова. Если те и правда святые чудотворцы, то не сгорят. Если не святые и не чудотворцы — ну что ж, не они первые и не они последние. Понятно, какой была реакция еретиков, однако вариантов у них не оставалось. Тем более что толпа, собравшаяся для очередных обвинений в адрес епископа за то, что тот арестовал их любимцев, уж точно не будет ждать.

Еретики добровольно идти в костер без своего оборудования отказались. Толпа долго возмущалась, но убедительную точку поставил епископ, продемонстрировав амулеты и объяснив суть происходящего. Собравшийся люд был в ярости. Сжигать еретиков не пришлось — их растерзала разъяренная толпа. Всё, что от них слышали в ходе этой экзекуции, — проклятья в адрес дьявола. Но рогатому нет никакого дела до ругательств обманутых им же еретиков. Он просто редкостный подлец, и ему нравится делать гадости.

Несмотря на удивительный, с неожиданными поворотами сюжет, история нисколько не противоречит средневековой морали. Церковь восстанавливает свое влияние, дьявол так же подл и нечестив, как всегда.

Даже образ священника, который прежде ему поклонялся, не кажется чем-то исключительным. Мало ли какие у человека были ошибки в молодости? Да и максиму «раскаявшийся грешник важнее праведника, щеголяющего своей святостью» никто не отменял.

И обращение клириков к дьяволу тоже не вызывает вопросов: их задача — война, а на войне, как известно, все средства хороши. Даже переговоры с противником в своих интересах.

Все эти манипуляции с дьяволом были возможны только в Средневековье. Новое время с его индустриальными и не очень революциями и стремительным развитием науки заставило забыть о нечистом. Разговоры о нем прекращаются, он больше не таится в каждом темном углу.

Дьявол исчезает из повседневности — но не из культуры. Мы можем видеть его в современном хоррор-искусстве, но образ хозяина тьмы там опошлен.

Зато каждый из нас сохраняет удивительную возможность и сейчас столкнуться с абсолютно чистым и неподдельным дьяволом. Это проще, чем кажется.

Всякий раз, когда вы идете по темному переулку и вам мерещится, что за вами кто-то следит. Или странный звук ночью привлекает ваше внимание. Или вы боитесь дойти до кухни после того, как посмотрели очередной эпизод любимого сериала. Или ваш ребенок капризничает и заявляет, что не хочет оставаться в темной комнате один.

Сейчас вы можете найти этому десятки объяснений и оправданий, а потом, скорее всего, посмеетесь над своими страхами. Но вы сделаете так только потому, что живете в XXI веке, — а четыреста лет назад, скорее всего, рассказали бы за свою жизнь не одну историю вроде тех, о которых шла речь в этой статье. И конечно же, вы были бы их участником. Потому что тогда дьявол присутствовал повсюду.

Он и сейчас повсеместен — только называем мы его по-другому. У него уже нет рогов и козлиных ног. И он неразговорчив — но лучше от этого не становится.

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на интернет-порталах «Приходы» и Богослов.ru. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Проект документа создан комиссией Межсоборного присутствия по церковному праву во исполнение поручения президиума Межсоборного присутствия от 17 июля 2017 года. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 1 июня 2020 года.

Защита Отечества с оружием в руках благословляется Церковью, что нашло отражение и в священных канонах. Так, правило святого Афанасия Великого (Послание к Аммуну монаху) гласит: «Не позволительно убивать; но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно». Вместе с тем, 13-е правило святого Василия Великого отмечает: «Убиение на брани отцы наши не вменяли за убийство, извиняя, как мнится мне, поборников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы советовати, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержалися от приобщения токмо Святых Таин».

В ходатайственной части анафоры святителя Василия Великого содержится прошение о благоверных и христолюбивых правителях: «Осени над главами их в день брани, укрепи их мышцу, возвыси их десницу, удержави их правление, покори им вся варварския языки, брани хотящыя, даруй им глубокий и неотъемлемый мир, возглаголи в сердцах их благая о Церкви Твоей и всех людех Твоих, да в тишине их тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. Помяни, Господи, всякое начало и власть, и иже в палате братию нашу, и все воинство»1. Молитва о воинстве возглашается также в прошениях ектений и заамвонной молитве чинопоследования литургии святителя Василия Великого.

Во многих других древних молитвословиях и песнопениях также присутствуют прошения о даровании императору победы над врагами (например, в тропаре и кондаке Кресту, припевах канона Сретения Господня) или выражения благодарности за защиту от военных нападений (например, в кондаке «Взбранной Воеводе»). В XI веке митрополитом Евхаитским святителем Иоанном Мавроподом были написаны молебные каноны «При приближении тяжкой брани против Великого города » и «Благодарственный… по завершении сражения». В XIV веке святителем Филофеем Коккином, патриархом Константинопольским, было составлено последование о воинах-защитниках Отечества во главе с царем — канон «за царя и за люди… в брани против сопостат находящих на ны» — и несколько молитв, которые вошли в состав дониконовского русского Потребника2. В Большой Требник, созданный в ходе реформ патриарха Никона, был включен иной чин, того же содержания: «Последование молебного пения ко Господу Богу, певаемого во время брани против супостатов, находящих на ны». Главной темой всех этих последований является призывание мира на землю и на воюющие стороны.

По крайней мере с XII века в русской истории известен чин «опоясывания мечем» юного княжича в знак его готовности нести воинское служение и участвовать в обороне своих земель3. Личное холодное оружие князей и воинов благословлялось Церковью как символ их статуса и готовности нести свое служение, цель которого — чтобы «не опустела пажить овец Господних»4.

«Евхологион или Требник», созданный святителем Петром (Могилой), включает не только традиционные последования, взятые из древних рукописей или греческих и славянских старопечатных книг, но и множество новых для православной богослужебной практики чинов, написанных самим святителем Петром или переведенных им с латыни (из римско-католических изданий). В частности, в Требнике митрополита Петра появились «Чин освящения воинскаго знамения, еже есть хоругви, и воем благословения на брань», и «Чин благословения воинских оружий»5. Эти чины стали известны в России и вошли в состав книги «Последование молебных пений», изданной по благословению Святейшего Правительствующего Синода6.

Хотя в латинском источнике «Чина благословения воинских оружий» речь шла только о благословении личных доспехов (armorum), в примечании к изданию чина в православных богослужебных книгах указано, что по этому же чинопоследованию благословляются не только воинские доспехи, то есть элементы личного оборонительного снаряжения воина, но «и меч, и сабля»7.

В тексте самого чина упоминаются вооружения, которые воин носит на себе и которые получают благословение вместе с самим воином, притом с определенной целью: «Рабу Твоему сему имярек носити ко укреплeнию и заступлeнию Церкви Твоея святыя, сирых же и вдовиц, и на земли сyщаго святаго достояния Твоего». В молитвах чина высказывается надежда на то, что вручаемые воину «оружия» послужат к победе, но не ради земной выгоды, а ради славы Божией, «к защищению и заступлению истины Христовы».

В уставных документах синодальной эпохи присутствуют указания, касающиеся молитвенных чинов и благословения воинов, в том числе упоминается молебный чин перед началом боевых действий8. Также в синодальный период совершалось благословение личного холодного оружия (например, казачьих шашек или кортиков морских офицеров) в соответствии с упомянутым выше чином.

Не отражено в традиции Православной Церкви и не соответствует содержанию самого Чина благословения воинских оружий, а потому должно быть исключено из пастырской практики использование данного чинопоследования для «освящения» любых разновидностей оружия, употребление которого может повлечь за собой гибель неопределенного количества людей, в том числе оружия неизбирательного действия и оружия массового поражения.

Вместе с тем уместно благословение средств передвижения, используемых военными на суше, на воде или в воздухе, ибо при этом испрашивается у Господа не «освящение» пушек, реактивных снарядов или средств бомбометания, но охранение воинов: «Ниспосли благословение Твое на колесницу сию и ангела Твоего к ней пристави, да шествующие в ней им храними и наставляеми в мире и благополучии путь свой совершивше, Тебе славу и благодарение возсылают»9; «корaбль сeй воздyшный освяти и путьшeствующия в нeм благослови, от всякаго зла соблюдaя»10; «сeй корaбль соблюди, и дaждь ему ангела блага, мирна; хотящия плыти в нeм сохрани, дaждь им во вся отыти здравым»11; «плыти в них хотящему воинству соплавай и благоутишны ветры им посли, и пристави им ангела блага всесильныя Твоея крепости»12.

В современной практике ряда Поместных Православных Церквей употребляются разнообразные чинопоследования, имеющие отношение к воинской службе. К примеру: чины водосвятия в различного вида войсковых частях, госпиталях, молебны на проводы войска в миротворческую миссию и на встречу после возвращения, на открытие военных городков или казарм, по случаю выпуска из военного училища, присвоения воинского звания, награждения теми или иными воинскими отличиями, в том числе и именным оружием, а также последования при вручении воинских знамен, при смене и передаче обязанностей главнокомандующего и иных важных событиях13.

Из вышеизложенного следует, что молитва о воинах является устойчивой церковной практикой, причем эта молитва совершается как в ежедневных богослужениях, так и особенным чином, — во время брани. Кроме того, церковной традиции соответствует благословение воина на несение ратной службы.

В Русской Православной Церкви приняты богослужебные последования такого благословения: «Чин освящения воинского знамени, еже есть хоругви, и воем благословения на брань» и «Чин благословения воинских оружий», включающий в себя благословение личного оружия или средств личной защиты воинов.

Также представляется возможным и желательным включение в литургическую практику Русской Православной Церкви чинопоследований, относящихся к различным событиям воинской службы, по примеру перечисленных выше.

— Чин Божественныя Литургии иже во святых отца нашего Василия Великаго. — М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2012.

— См. Прилуцкий В., свящ. Частное богослужение в Русской Церкви в XVI и первой половине XVII в. Киев, 1912. С. 318-324; Прохоров Г.М. К истории литургической поэзии: гимны и молитвы патриарха Филофея Коккина // Труды отдела древнерусской литературы. Л., 1972. Т. 27. С. 145. В славянских рукописях святителю Филофею также атрибутируются аналогичные каноны «на поганыя» и «в усобных и иноплеменных бранех» (Прохоров. С. 144-145).

— Татищев В.Н. История Российская. В 3 т. Т. 2. М.: АСТ, 2003. С. 434, 437.

— Сказание о Довмонте // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 6. СПб.: Наука, 2005. С. 60.

— Ευχολογιον албо Молитвослов или Требник. Киев: Издание Киево-Печерской Лавры, 1646. Ч. II. С. 245, 254.

— Последование молебных пений. СПб.: Синодальная типография, 1893. С. 209, 222.

— Ευχολογιον… Ч. II. С. 256. Последование молебных пений. С. 226.

— См., к примеру: «Именной указ, объявленный Сенату Святейшим Синодом «О совершении по всей Империи молебствия по случаю скорого открытия военных действий» 27 мая 1849 г. (ПСЗРИ 2. Т. 24. Отд. 1. № 23270. С. 290); Определение Святейшего Синода от 20 июня 1915 г. (№ 4877) «О совершении повсеместных крестных ходов и молений о дарований российскому воинству победы над врагом» (Церковные ведомости. 1915. № 26. С. 329-332).

— Чин благословения колесницы.

— Чин освящения самолета.

— Чин благословения новаго корабля или лодии.

— Чин благословения воднаго судна ратнаго, на сопротивныя отпущаемаго, единаго или многих.

— См. «Воинский евхологий», употребляемый в Элладской Православной Церкви (Στρατιωτικὸν περιστασιακὸν Εὐχολόγιον. Ἔδεσσα, 2015). Все чины, включенные в это издание, либо являются традиционными, либо получили одобрение Священного Синода Элладской Церкви в 2009 и 2012 годах.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *