Всякое дыхание да хвалит господа

Всякое дыхание да хвалит Господа

Недавно, редактор книги, в которой собираются доказательства существования Бога, спросила меня, нет ли у меня каких-нибудь размышлений на этот счет. Доказательств более, чем достаточно: и богословских, и научных, но, очевидно, у писателей должны быть какие-то свои особые откровения, до которых народ, не принадлежащий к писательскому цеху, пока не додумался. Я извинился, сказав, что ничего оригинального не смогу поведать. Но, как только произнес «имей мя отреченна», сразу же стал размышлять на заданную тему и вспомнил несколько историй о том, как люди образованные и творческие, а так же и не творческие и не книжные говорили о Боге с теми, кто пытался их убедить в том, что Бога нет.

Тем, у кого произошла личная встреча с Богом, никакие доказательства не нужны

Доказательства… Тем, у кого произошла личная встреча с Богом, никакие доказательства не нужны. С богословами все ясно. А вот с учеными и с теми, кто верит в науку, посложнее. Если Паскаль и Ньютон были богословами, а Дарвин (даже после истории с обезьяной) не переставал верить в Бога, то его адепты сделали из него «апостола безбожия». Атеизм стал модным, и в ученом сообществе абсолютному большинству привили новую веру – веру в то, что вера в Бога – признак отсталости и невежества, несовместимый со званием настоящего ученого.

Кредо атеистов: «Наука доказала, что Бога нет, а, то, что она сейчас не может объяснить, вскоре непременно сумеет. Ведь она вместе с прогрессом движется вперед и со временем объяснит все».

Но вот в середине XX века американские биологи Уотсон и Крик сделали невероятное открытие: молекулы ДНК являются носителями генной информации о наследственности и особенностях живого организма. Это текст. А кто его написал? У любого текста есть автор. Для многих стало ясно, кто этот Автор. Но все же большая часть ученых осталась верна материализму и продолжает яростно отвергать самое идею существования Творца. Выдвигаются гипотезы, подающиеся чуть ли не в виде законов, о самозарождающихся и саморазвивающихся структурах. Почему-то умалчивается, что все это «самовозникающее» не приводит ни к какому сложному развитию. Наоборот, мы видим постоянно усиливающуюся деградацию всего и вся. А гипотезу о происхождении человека от обезьяны можно принять с точностью до наоборот. На наших глазах многие представители хомо сапиенс становятся обезьяноподобными похотливыми существами с ужимками и интеллектом предполагаемого предка, теряющими способность мыслить и излагать то, что и мыслями назвать трудно.

Наблюдая за дискуссией креационистов с материалистами, понимаешь, что последние просто остаются верными приказу ни в коем случае не признавать Бога. Они не хотят Бога. Для людей здравомыслящих ясно, что сочиняемые ими бесчисленные гипотезы – просто дымовая завеса, за которой они прячут обязанность воевать с Господом Богом до конца.

Если ими любые резоны богословов не принимаются в принципе, то здравые идеи коллег по научному цеху либо замалчиваются, либо высмеиваются.

Недавно я узнал о том, что американский ученый Питер Стоун придумал оригинальный способ доказательства того, что Иисус Христос – Мессия и Сын Божий. Он изучил 456 исполнившихся ветхозаветных пророчеств о Христе и отобрал 8:

  1. Место рождения Мессии.
  2. Проповедь посланного перед Ним пророка (Иоанна Крестителя).
  3. Въезд в Иерусалим на осле.
  4. Предательство Его ближним учеником.
  5. Плата за предательство в 30 сребреников.
  6. Деньги за предательство будут брошены в храме.
  7. Мессия будет молчать перед обвинителями.
  8. Будет распят.

Используя теорию вероятности и современные методы вычисления, он установил, что шансы исполнения этих восьми пророчеств на одном человеке равны 10 в минус 17-ой степени. Для наглядности американским согражданам, зело уважающим свои денежные знаки, он объяснил, что это значит: «Если однодолларовыми монетами покрыть всю территорию штата Техас слоем в 60 см, а потом с завязанными глазами попытаться найти единственную монету…». А поскольку, при всей невероятности, все точно исполнилось, как было сказано пророками о Мессии, то… (думайте, господа атеисты).

Боюсь, что спор креационистов с материалистами будет продолжаться до скончания века. Тем, кто не хочет видеть Истины, доказать невозможно даже то, что очевидно с точки зрения здравого смысла. Значит, не нужно ничего доказывать, тем более что знаменитый господин Гедель утверждает в своей теореме: никакие доказательства ничего не могут доказать и сами недоказуемы.

Тем, кто не хочет видеть Истины, доказать невозможно даже то, что очевидно с точки зрения здравого смысла

А я лучше расскажу несколько забавных историй о том, как рассуждают о Боге люди, далекие от современной науки.

Жительница тверской деревни баба Паня сидит на завалинке со своим соседом-трактористом, а тот бранит ее за то, что она ездит в церковь в райцентр.

– Что ты, Паня, в этой церкви не видела? На электричке, да на автобусе 20 верст спозаранку трясешься? Лучше бы выспалась в воскресенье. Все ведь знают, что Бога нет.

– Во-во, трактористы-пьяницы есть, а Бога нет?!

– Я – вот, с тобой сижу. Ты меня видишь. А кто Бога когда видел?

– Я его сердцем вижу и слышу. Еще не успею что худое сделать, а он мне говорит: «Не делай этого, Панечка, не делай». Я вот сейчас хочу тряпкой половой тебе по морде дать, чтоб ты не богохульствовал, а Он мне говорит: «Не надо, Панечка, что с него возьмешь?! Ступай-ка ты лучше в избу, от греха подальше». Я и пойду. Совесть во мне – это и есть голос Божий. А вы, пьяницы, совесть пропили, оттого и не чувствуете Бога.

Своему внуку, поступившему в институт, пытавшемуся ее отвратить от веры, сказала: «Вот когда твоя наука сделает машину, в которую бы запихивали сено, а из нее бы вытекало молоко, как из нашей коровушки, тогда и поверю твоей науке». Я был свидетелем этого разговора и попросил молодого человека проследить эволюционную цепочку от космической пыли Первовзрыва до самой захудалой Буренки (даже той, что меньше козы доится).

Он сослался на то, что еще учится только на первом курсе, и обещал продолжить разговор через 5 лет, когда станет ученым. Не знаю, каким он стал ученым, но через 3 года вообще перестал приезжать к той, кто воспитывала его и кормила с пеленок. Баба Паня прожила после того разговора еще 10 лет и закончила свои дни в доме престарелых, где до самой смерти отбивалась от неверующих соседок, санитарок и медсестер. Когда я навестил ее незадолго до ее смерти, она, сидя на кровати в фуфайке и валенках, ловко отбивалась от санитарки, одетой в шубу из искусственного меха (тогда почти совсем не топили).

– Что мне, Галя, с тобой о Боге говорить. Вот я в фуфане. Он из натуральной материи сшит. И вата натуральная, и шерсть в валенках – все из Богом созданного сделано. Мне и тепло. А на тебе шубейка куцая из нефти (или какой другой химии). Тепла в ней немного, а электричества… Гляди, как искры с нее сыплются, когда снимаешь, чистый фейерверк – хоть лампочку Ильича подключай. Вас, кто в таких шубах ходит, можно заместо Днепрогэса использовать…

Вот такой богословский разговор получился.

Лет 30 назад мне рассказал один пожилой таджик, почему он верит в Бога.

– У нас в кишлаке такой случай был. Приползла к дому моих соседей змея. Огромная – больше метра. Вся израненная. Ее орел когтями изорвал. Легла она у порога. Хозяин хотел ее убить, а жена уговорила не убивать. Налила в миску ей молока. Стала кормить. Змея устроилась под лестницей и никуда не уползала, и отгоняла других змей. А у нас этого добра много. Однажды соседи пошли на гору косить. Змея – за ними. Ребенка своего в люльке повесили на дерево и косят. А ребенок дрыгался и вывалился из люльки. Покатился по склону вниз, а там недалеко до обрыва. Так змея догнала его, обвила, вцепилась зубами в корень какого-то куста и долго держала на краю обрыва, пока на крик не прибежали мать с отцом. Кто эту змею этому научил? Скажешь, инстинкт? Нет такого инстинкта – спасать детей, выпавших из люльки. А я тебе скажу, Бог даже змею может послать на спасительное дело!

История эта невероятная. В нее трудно поверить даже верующему человеку. Но рассказчик был коммунистом и председателем колхоза. Врать бы он никак не стал, поскольку этой публике верить в Бога было категорически запрещено. Рассказал он мне это под большим секретом.

Для непредвзятого человека все, что нас окружает, говорит о Божьем величии

Для непредвзятого человека все, что нас окружает, говорит о Божьем величии. Даже телевизионные передачи о природе: о миллионах видов птиц, животных, рыб и цветов – могут убедить в том, что мир создан Великим Творцом, обладающим непостижимым художественным вкусом и «инженерным гением». Да простит меня Господь за эти бедные словеса, неспособные отразить глубину восхищения красотами Божьего мира. Можно часами смотреть на бушующее море, на солнечный закат, на огонь костра, на горы, покрытые снегами, на степь в ярких огоньках цветущих маков, на цветущие яблони и вишни, на быстрые горные реки и медленные воды широких равнинных рек. На что ни глянь – повсюду свидетельства Божьей работы. И всякое дыхание хвалит Господа! А как хвалит Его крохотный соловей, поющий без подзарядки ночи напролет! А шумящие под сильным ветром леса и дубравы! А луга в долинах рек! Да какому художнику впору так изукрасить зеленое разнотравье тысячами разноцветий… Полюбуешься, глянешь вверх, а там такие картины белыми облаками по синеве небесной рисуются, аж дух захватит! А потом вдруг грозный колер заклубится-повалит, и уже не лазурь над тобою, а черно-синее мракотворение. А из него – коленчатые стрелы молний, да гром – тысячам пушек так не громыхнуть…

Наверное, это не совсем то, о чем меня просила редактор. Многие скажут, эти байки про веру в Бога необразованных людей – не доказательство! Вот и Гедель говорит, что ничего нельзя доказать…

Эх, господа атеисты, где же вы потеряли сердце, способное чувствовать Того, Кто призвал вас из небытия?! Бедные мы, бедные…

Иконы с таким названием появились в XVII веке. Другое их название «Хвалите Господа с небес». На них изображали все, о чем говорит псалмопевец в Псалме 148:

Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних.

Хвалите Его, вси ангелы Его, хвалите Его, вся силы Его.

Хвалите Его, солнце и луна: хвалите Его, вся звезды и свет.

И иконописец рисовал небеса, солнце и луну, ангелов и херувимов.

Хвалите Его от земли, <…> горы и вси холми, древа плодоносна <…>

Цари земстии и вси людие, <…> юноши и девы, старцы с юнотами.

И изображались горки с деревцами, сонмы святых и даже животные, потому что в Псалме также говорится:

Змиеви и вся бездны <…> зверие <…> и птицы пернаты <…>

Да восхвалят имя Господне.

Так на иконе возникал целый космос, радующийся о Господе. В ХХ веке сестра Иоанна (Юлия Николаевна Рейтлингер, духовная дочь отца Сергия Булгакова) написала несколько икон с таким названием и смыслом, но более простых по форме и более современных по деталям. При этом цвета она использовала самые яркие, чистые и радостные. Такой колорит не характерен для икон XVII века, но зато соответствует идее Псалма. Этот подход очень понравился нам с моей учительницей Ириной Васильевной Ватагиной. Мы подумали, что хвалебные строки Псалма 148 подходят ко многим иконописным сюжетам. Например, их можно было бы написать на иконе Рождества Христова, где Богомладенцу пришли поклониться и ангелы, и люди, и овечки, и вол с осликом. Те же слова могли бы быть на фресках, где изображен Адам, нарекающий имена животным, которые один за другим чинно подходят к нему. Конечно, тексту Псалма соответствуют миниатюры из средневековых списков Псалтыри, где пророк Давид изображен поющим в окружении разных животных, которые его внимательно слушают. Таких сюжетов немало.

Так родилась идея написать икону, названную строкой из Псалма и объединяющую несколько сюжетов, которые касаются отношения человека и «всякой твари».

Господь задумывает мир прекрасным и гармоничным. В этом мире Божьем радуются все: и ангелы, и люди, и животные. Хваление – это и есть высшая форма радости, проявление восторга и любви. Оно может быть и неосознанным, и не всегда оно выражается в словах. Гармония и красота, ощущаемые в природе, – это тоже Прославление Господа. На протяжении истории человечества, как и в жизни каждого человека, бывают моменты, когда наступает эта гармония, и мир становится таким, каким Господь его задумал. Тогда в отношениях между человеком и животными проявляется замысел Творца. Этому и посвящена икона «Всякое дыхание да хвалит Господа». Разные клейма рассказывают о таких проявлениях Божественного Промысла в жизни святых, когда люди и звери обнаруживали удивительные способности, воплощая в своих взаимоотношениях прообраз жизни Будущего Века, когда «волк будет жить рядом с ягненком, <…> и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. <…> И не будут делать зла <…>, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как волны наполняют море» (Ис. 11, 6–9).

В среднике иконы изображено Рождество Христово. Традиционная композиция несколько усложнена. Рядом со Святым Семейством, ангелами, волхвами и пастухами на иконе присутствует много разных животных, которые радуются Рождеству Спасителя: слон трубит, дельфины прыгают, обезьяна подбрасывает кокос, журавль танцует, кит пускает фонтан… Известно много сказаний о том, как самые разные животные и даже растения славили родившегося Христа и приходили поклониться ему. Некоторые сюжеты (например, о драконах, кротко поклонившихся Богомладенцу, или львах, указывающих дорогу) относятся к истории бегства Святого Семейства в Египет, но на иконах часто совмещают события, разделенные во времени. Главная идея и главный композиционный принцип иконы Рождества сохраняются. Вокруг Младенца Христа объединены общей радостью ангелы, люди, животные, и вся земля и «всякая тварь».

Слава в вышних Богу

И на земли мир,

В человецех благоволение.

Рождественская ангельская песнь – это ответ на призыв Псалмопевца: «Хвалите Господа с небес <…> Всякое дыхание да хвалит Господа», а само Рождество – ответ на ожидания всего мира, в Рождестве начинают исполняться Пророчества, и вся тварь радуется этому. Когда в храме служится Всенощное Бдение, то в конце Утрени почти смыкаются Псалом 148, возглас священника «Слава Тебе, показавшему нам Свет» и Великое Славословие, в котором Рождественской песне вторят хвалебные псалмы. Все эти молитвы об одном и том же, в них общая радость. Так и икона Рождества становится частью иконы «Всякое дыхание да хвалит Господа». В них тоже общая радость.

Правда, драконов, единорогов, змей с человеческими головами и прочих существ, которые упоминаются в сказаниях и изображены на иконах XVII века, на нашей иконе нет. Они смотрелись бы архаично. Наши предки рисовали их не для «сказочности», а потому, что так представляли себе животный мир далеких земель. Древний зоологический справочник назывался бестиарием. Там, например, изображали слона с глазами на ушах. Но ведь на самом деле крокодил и жираф не менее удивительны, чем дракон или единорог. И то, что у слона нет глаз на ушах, не мешает ему славить Господа!

В верхней части иконы – три клейма, все они рассказывают о событиях Ветхого Завета.

Первое клеймо – Адам в раю нарекает имена животным. Наречение имени – символическое событие, оно связано с обретением индивидуальности. На иконе безымянные животные нарисованы одинаковыми, серыми, а те, кому Адам уже дал имя, обретают свою уникальную раскраску. Адам возлагает руку на голову зверя, как священник или царь. Царь – это ведь не тот, кто владеет подданными как вещами, использует их и мучает. Царь – это тот, кто готов взять на себя ответственность за других, кто может защищать, направлять, учить. Человек должен был стать царем, но он остается жестоким и деспотичным ребенком.

На втором клейме (оно расположено ровно посередине верхнего ряда) изображен пророк Давид, играющий на псалтыри в окружении различных животных, которые внимают его пению и музыке. На спине бегемота сидит лягушка. Я нарисовала ее для того, чтобы вспомнить лягушек, которые когда-то квакали на болотистых местах вокруг Чесменской церкви, но оказалось, есть и предание о том, как лягушка разговаривала с царем Давидом. Св. Давид был горд тем, как прославил Господа в Псалме, а лягушка сказала ему, что она и ее сестры славят Господа каждый день, снова и снова. Действительно, их песню трудно не услышать!

На третьем клейме Ной, спустившийся из ковчега на твердую землю, благодарит Господа за спасение не только человеческого рода, но и «всякой твари». Тот факт, что ковчег стал спасительным домом и для людей, и для животных, показывает связь их судеб. Здесь, конечно, можно было бы изобразить больше разных семейных пар, но на иконе не так много места. Ограничились домашними животными, утками и парой условных экзотических птиц.

Дальше вокруг средника иконы расположены три пары клейм (по одному слева и справа). Если называть их по порядку сверху вниз, то это будут:

четвертое и пятое;

шестое и седьмое;

восьмое и девятое.

Каждую пару сюжетов объединяет общая тема. Четвертое и пятое клеймо объединены темой чудесного служения животных святым. На четвертом изображен св. пророк Илия и вороны, приносящие ему хлеб, на пятом – св. Еллий и крокодил, который перевозит преподобного через реку на спине. Когда-то Господь помог нашим предкам приручить собак, лошадей и других животных, чтобы те служили людям. На протяжении веков домашние животные оказывались готовы жить с людьми, подчиняться человеческой воле, помогать в работе. Но, может быть, если бы люди были лучше, то все звери и птицы, и не только домашние, стали бы служить им, как служили святым?

Шестое и седьмое клейма объединены темой чудесного поклонения святым, которое оказывали им звери, в то время как другие люди вели себя куда хуже животных. На шестом клейме изображен мученик Неофит, которого пытают, чтобы он отрекся от веры. В четвертом веке нашей эры деспотичные правители воспринимали исповедников Веры Христовой как угрозу своей власти. Цари называли себя равными богам, ставили статуи самим себе или тем божествам, которых считали своими личными покровителями. Никакой дугой веры они не хотели знать, а христиан жестоко убивали, например, отдавали на съедение диким животным. Именно в таких страшных обстоятельствах случались чудеса, и многие люди становились христианами, видя бесстрашие святых и чудесную кротость хищников. Голодный лев не тронул мученика Неофита. Наоборот, лев узнал святого и повел себя как пес, встретивший хозяина. Когда-то св. Неофит ушел жить в пустыню, а лев уступил ему свою пещеру, и теперь зверь обрадовался встрече. Св.Неофит запретил льву кого-либо трогать, даже своих мучителей, и велел уйти в пустыню, в ту самую пещеру. На клейме видно, как лев убегает.

На седьмом клейме изображен св. великомученик и целитель Пантелеимон. Его тоже отдали на растерзание диким зверям, но хищники стали ласкаться к святому как кошки. Многие люди, видевшие это чудо, уверовали во Христа и стали тут же громко исповедовать свою веру. Тогда мучители зарубили и этих людей и животных. Убитых оставили лежать на месте побоища. Удивительным образом тела людей и животных лежали как живые, от них даже чувствовалось благоухание. Так бывает с телами святых, они преображаются и становятся нетленными, но в этом случае Господь явил такое чудо над животными, приравняв их к людям. Конечно, всю историю на иконе нельзя было изобразить, но часть ее рассказана в надписи на клейме.

Восьмое и девятое клейма посвящены Чудесному Покровительству, которое святые оказывали животным. Священомученик Власий в отрочестве был пастухом, потом стал священником, а во время гонений жил в пустыне среди диких зверей. Он был пастырем для всех: для людей, для овец и даже для хищников. Все его любили и слушались, а он каждому готов был помочь.

Святитель Модест был епископом в Иерусалиме. Среди его паствы было много людей небогатых, они пахали землю и вместо лошадей запрягали волов. Когда животные заболели, это было настоящей катастрофой. Тогда эпидемии случались нередко, и для многих жизнь рушилась. Святитель Модест так молился о спасении заболевших волов, что исцелились даже умершие животные. Так были спасены и волы, и их хозяева.

Святые мученики Флор и Лавр в своей земной жизни не были связаны с животными. Они были каменотесами, смело исповедовали свою веру и за нее были замучены. И спустя много лет случилось несколько чудес около того места, где они были похоронены. Там появился источник с целебной водой. Из него стали поить лошадей. Среди них были больные и слабые животные, и все они выздоровели. Люди привыкли считать святых Флора и Лавра покровителями лошадей. Однажды один бедный пастух упустил целый табун лошадей, животных что-то испугало, и они ускакали в горы. Пастух вспомнил святых Флора и Лавра и стал просить их о помощи. И лошадей даже не пришлось искать, они вернулись сами. Именно этому посвящена икона, которая называется «Чудо о Флоре и Лавре». Есть еще удивительное предание о том, как святые явились одному крестьянину, чтобы заступиться за лошадь, с которой тот плохо обращался.

Всем этим святым Господь даровал особую Благодать помогать не только людям, но и животным. Сохранилось немало икон, на которых изображены святые покровители домашних животных рядом со своими подопечными – разноцветными лошадьми, коровами, овцами. Это значит, что наши предки часто к ним обращались и знали, что Господь и Его святые готовы помогать всем.

Нижний ряд клейм объединяет тема чудесной дружбы.

Святой Симеон Столпник исцелил змея, которому попала в глаз щепка. Благодарный змей не хотел уходить. Ему понравилось быть рядом со святым. Он вел себя мирно и кротко. Но люди все равно пугались, и змею пришлось все-таки сменить место жительства.

Святой мученик Мамант жил в пустыне в окружении самых разных зверей. Хищники приходили к нему приласкаться, дикие козы давали себя доить, и никто никого не обижал. Когда пришли солдаты, чтобы отвести святого в тюрьму, они испугались при виде такого зрелища и не знали, что делать. Св. Мамант угостил их сыром из молока диких коз, успокоил и обещал, что приедет в тюрьму сам. Так он и сделал – приехал верхом на льве. Правда, на иконе изображен не этот момент. Это потому, что кроткие львы есть на других клеймах. А здесь было важным показать, что хищники и козы мирно собирались вокруг святого, не обижая, ни друг друга, ни людей. Так, по пророчеству Исайи, в будущем веке будут жить все.

Преподобный Герасим тоже жил в пустыне, и он вылечил льва, у которого болела лапа. Это одна из самых чудесных историй дружбы человека и зверя, потому что лев, которого исцелил преподобный, изменился не на время, а навсегда. Он остался жить около святого Герасима и служить ему. Вначале лев пас монастырского осла, но однажды потерял его. Монахи, и даже святой Герасим, подумали, что лев съел его. Льву пришлось носить воду вместо осла, и он кротко выполнял эту работу до тех пор, пока не увидел потерянного ослика среди верблюдов проходящего мимо каравана. Тогда счастливый лев ухватил осла за уздечку и привел его обратно в монастырь. Все поняли, что обвиняли льва напрасно, и увидели, какой он разумный и послушный. Тогда-то льву и дали новое имя – Иордан. Обычно новые имена дают монахам в монастыре в знак начала их новой жизни, но Иордан тоже жил новой жизнью, хотя и был львом. Этот удивительный лев жил в монастыре до самой смерти преподобного Герасима. Когда святой умер, лев тоже умер на его могиле.

А к преподобному Серафиму приходил в гости медведь. Преподобный говорил, что этой дружбой со зверем Господь его утешает и радует. Видимо, медведь тоже так считал, потому что приходил часто и ел хлеб из рук преподобного Серафима, хотя всех остальных людей медведь избегал, оставаясь обычным диким зверем. Особенным он становился только около святого Серафима Саровского.

Наконец, на последнем клейме изображен фрагмент из пророчества Исайи. Лев рядом с ягненком; дитя, которому «не вредит змея», и золотой фон над всеми как знак божественной благодати, присутствующей во всем. В Пророчестве названы и другие животные со своими детенышами: вместе будут пастись медведица и корова, и дети их тоже будут пастись вместе, а человеческое дитя «поведет их». На эту тему можно было бы написать отдельную икону, а на нашей это просто некоторая отсылка к образу преображенной реальности, в которой будут мирно и радостно соседствовать лев и жираф, волк и заяц, лебедь и змея. В обычной жизни они враждуют, а человек враждует со всеми, но Господь задумал иначе, и однажды все станет по слову Его.

Таким образом, наша икона в клеймах рассказывает, как на протяжение всей истории мира, от сотворения его (первое клеймо, где Адам нарекает имена зверям) и до конца этого мира и начала жизни будущего века (последнее клеймо, иллюстрирующее пророчество Исайи), человек и животные существуют вместе, а в центре изображено то событие, которое позволяет им иногда являть удивительную любовь друг к другу – Рождество Христово, в котором мы видим начало нового творения, зарю того мира, в котором Бог будет все во всем (1 Кор. 15, 28).

Аллилуиа (псалом) 150

Сей последний в нашей Псалтири псалом, кроме слова Аллилуиа, не имеет никакого другого надписания и по самому содержанию своему есть хвалебная песнь Богу, от начала до конца призывающая всех к похвалению Бога, И по такому содержанию своему псалом сей составляет как бы заключение двух предшествующих ему псалмов, так как составляет конец всей Псалтири.

Пс.150:1 Хвалите Бога во святых Его, хвалите Его во утвержении силы Его.

Здесь, как и во всем псалме, пророк ничего не говорит, кроме похвалений, приличествующих одному Богу, Хвалите, или благодарите, Бога во святых Его. Под именем святых большая часть толковников разумеет «святилище ветхозаветное», а затем и вообще все святое, как в Ветхом Завете, так, в особенности, в новозаветной Церкви. И потому думают, что он, в частности, призывает к сему святому делу (хваления Бога) служителей святилища, или святыни, потому что в следующих изречениях поименовывает большую часть музыкальных инструментов, употреблявшихся со времен Давида при совершении торжественных церемоний и обрядов ветхозаветного общественного богослужения, и что употребление этих инструментов в религиозных собраниях лежало на обязанности именно этих служителей, т.е. священников и левитов, которых выше называет преподобными (Пс.148:14, 149:1,5,9), в том же смысле, что и святыми. Посему слова: хвалите Бога во святых Его – можно понимать и так, что все люди должны хвалить и благодарить Бога за то, что Он основал Церковь Свою на земле и дал ей такое святое благоустройство, что люди, принадлежащие к сей Церкви, т.е. лучшие из этих людей, могут быть святыми и уподобиться ангелам. И Святая Церковь верует и знает, что есть бесчисленное множество святых, как ветхозаветной, так особенно новозаветной Церкви, которых сподобил Господь царствовать в вечной славе Его. Согласно с таким пониманием первых слов псалма читается и перевод его с еврейского, в котором весь первый стих изложен в таких словах: «Хвалите Бога во святыне Его; хвалите Его на тверди силы Его». Последним выражением сего перевода: «Хвалите Его на тверди силы Его» достаточно уясняется неудобопонятное речение славянского перевода: во утвержении силы Его. Как бы продолжая свою мысль, выраженную в первой половине стиха, пророк говорит, что, воздавши хвалу Богу за все святое на земле, люди должны благодарить Его и за то, что они видят на небесах, за ту непостижимую силу Его, какая проявляется на тверди небесной.

Пс.150:2 Хвалите Его на силах Его, хвалите Его по множеству величествия Его.

Слово «сила», или «силы», употребляется в псалмах в различных значениях: или как: virtus, fortitudo, vis – «богатство, сила, изобилие, храбрость»; или как: – potentia, virtus – «сила, могущество»; или как: virtus, potentia – «могущество, крепость». Пророк, имея в виду великие дела Божии, или чудеса, совершенные в мире всемогущею силой Божией, говорит об этой всемогущей силе и внушает верным хвалить Бога за эти дела всемогущества Его, в которых, вместе с тем, выражается и множество величествия Его. В том же смысле изречения сего стиха выражены и в переводе с еврейского: «Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его». Это множество величия в псалме 144, стихе 3, выражено более определенно: «2Велий Господь и хвален зело, и величию Его несть конца».

Пс.150:3–5 Хвалите Его во гласе трубнем, хвалите Его во псалтири и гуслех: хвалите Его в тимпане и лице, хвалите Его во струнах и органе: хвалите Его в кимвалех доброгласных, хвалите Его в кимвалех восклицания.

Призывая к хвале Бога весь народ, совокупно со священниками и левитами, пророк напоминает, что они должны при сем общем благодарении Бога употреблять и трубные звуки, и бряцание на псалтири и гуслях. Еще при Моисее, по повелению Божию (Числ.10:2), устроены были две серебряные трубы, для собирания народа, а впоследствии число их значительно увеличилось, и их употребляли, между прочим, для аккомпанемента при пении священных песней, во время богослужения, особенно в великие праздники (2Пар. 5:12). Эти трубы были прямые, в локоть длины, и издавали громкий звук. Псалтирь и гусли также были в числе музыкальных инструментов, употреблявшихся при богослужении, но это были не трубы, а из числа струнных инструментов, издававших приятные звуки. Гусли были еще при Давиде, который с особенным искусством играл на гуслях (1Цар.16:6–23). Псалтирь, как музыкальный инструмент, также известен со времен Давида, который, как ниже (в Пс.151:2) будет видно, говорит: «Руце мои сотвористе орган, и персты мои составиша псалтирь». Благодарные иудеи, по словам псалмопевца, должны были хвалить Бога еще в тимпане и лице. Впрочем, яснее и точнее обо всем этом хвалении выражено в переводе с еврейского: «Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях. Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе. Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах доброгласных». О существовании тимпана известно еще из истории времен патриархальных (Быт.31:27), а потом и во всей последующей истории иудейского народа под именем тимпана известен был широкий, в локоть длины, металлический или деревянный круг, с натянутой на нем кожей, по которой ударяли пальцами и тем издавали сильные звуки. О хвалении Бога в лице достаточно сказано при объяснении стиха 3 псалма 149. Хвалить в лице – это значит составить «хоровое» (от слова «лик, хор»), или «всенародное пение», с аккомпанементом музыкальных орудий. К числу тех же орудий принадлежали и названные дальше кимвалы. Кимвалом назывался музыкальный инструмент, состоящий из двух широких металлических кружков (медных тарелок), которые, будучи ударяемы один о другой, издают громкий звук (2Цар.6:5; 1Ездр.3:10). К таким же музыкальным орудиям принадлежал и орган, о котором сказано в объяснении псалма 136, стиха 2. Это орудие принадлежало к числу так называемых струнных, т.е. таких, на которые натягивались струны, наподобие арфы или гитары. О них-то и говорит пророк: хвалите Его во струнах и органе. Кимвалы здесь названы доброгласными, т.е. издающими хороший, приятный звук, в отличие от кимвалов противоположного качества. Кимвалами восклицания назывались те, которые употреблялись на войне, для созывания воинов. Все эти музыкальные орудия св. отцами Церкви изъясняются таинственно, или в отношении телесных чувств: зрения, слуха, и проч., – как у св. Иоанна Златоуста; или в отношении сил душевных, как у блж. Августина.

Пс.150:6 Всякое дыхание да хвалит Господа.

Такими словами пророк заканчивает последний из хвалитных псалмов, а в переводе с еврейского слова эти выражены так: «Все дышущее да хвалит Господа». Это значит, что пророк призывает все дышащее к похвалению Господа. Разные толковники псалмов, однако, разделяются в своих мнениях относительно сего пророческого призывания. Одни думают, что словами призывания обозначается всякий духовой инструмент; другие говорят, что они сказаны касательно ангелов, как сотворенных духов, многие же согласны с тем, что псалмист имел в виду действия души, чувства сердца. Наконец, большая часть держится того самого, распространенного мнения, какое выражено в словах еврейского перевода: что все то, что дышит, да хвалит Господа. Присоединимся и мы к сему толкованию и со своей стороны восхвалим Господа за все Его милости и благодеяния, и, в частности, за то, что помог нам совершить сей немалый труд объяснения псалмов.

Изъяснение псалма 150-го.

«Аллилуия», Аллилуия. И это – победная песнь; предсказывает же будущее у всех людей Боговедение.

Пс.150:1. Хвалите Бога во святыне Его, хвалите Его на тверди силы Его.

«Хвалите Бога во Святых Его». Это – достаточное побуждение к песнопению. Если в повод к благодарению повелено нам брать и растения, и зверей, и гадов; тем паче справедливо взирать на Святых, и песнословить Бога их. Ибо кто, изучая деяния блаженнаго Павла, или богомудраго Петра, или божественнаго Иоанна, или других Апостолов, или добропобедных мучеников, или ныне подвизающихся в добродетели, не подвигнет язык свой к песнопению Даровавшаго людям такое обилие благ?

«Хвалите Его во утверждении силы Его». А Симмах перевел так: хвалите Его в неприступной твердыне Его; потому что один имеет твердую, негиблющую, вечную державу.

Пс.150:2. Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его.

«Хвалите Его в силах Его»; потому что несказанны преспеяния непрестанно совершаемыя Святыми Его.

«Хвалите Его по множеству величествия Его». Сие сходно с истолкованным уже нами, а именно: «величию Его несть конца» (Псал. 144, 3). Величие Его, говорит Пророк, безпредельно, сила Его неизмерима. Поэтому не преставайте за все песнословить Его.

Пс.150:3. Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях.

Пс.150:4. Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе.

Пс.150:5. Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных.

«Хвалите Его во гласе трубнем». Орудие сие было священническое; потому что священники употребляли трубы, в воспоминание тех труб, которыя слышны были на горе Синае.

«Хвалите Его во псалтири и гуслех:» «Хвалите Его в тимпане и лице, хвалите Его во струнах и органе» : «Хвалите Его в кимвалех доброгласных, хвалите Его в кимвалехь восклицания». Сии орудия употребляли древле левиты, в божественном храме песнословя Бога, не потому что звуком их услаждался Бог, но потому что угодно Ему было намерение, с каким совершалось сие.

Пс.150:6. Все дышащее да хвалит Господа! Аллилуия.

«Всякое дыхание да хвалит Господа». Да хвалят не Иудеи только, но и все люди; потому что, как говорит божественный Апостол, не «Иудеев Бог токмо, но и языков» (Рим. 3, 29). Посему в псалме сто сорок четвертом Пророк сказал: «да благословит всяка плоть имя Святое Его» (Псал. 144, 21), а здесь говорит: «всякое дыхание да хвалит Господа». Но и там разумел не одну плоть, и здесь разумеет не одно дыхание, а напротив того и тем и другим, и телом и душею, повелевает песнословить Бога всяческих. Достоин же удивления сей конец целаго творения, и он согласен с целью пророчества. Ибо пророчество проповедует язычникам спасение, а конец пророчества повелевает получившим спасение песнословить Благодетеля. Но мы не слова только слышим, а видим здесь и самыя дела. Ибо в каждом городе, в каждой веси, на полях, в уединениях, на горах и холмах, в местах необитаемых и совершенно пустынных, песнословится Бог всяческих.

А я читающих книгу сию прошу, если покажется что истолкованным хорошо и удачно, пожинать от сего пользу, а если где не постигли мы сокровенных таин Духа, не слишком укорять нас. Ибо, что могли найти, то не скупясь предложили всем; чему сами научились у отцев, то потщились сообщить потомству. Мы понесли труд, а другим приносим без труда почерпаемую пользу, и их умоляю вознаградить труд сей молитвами, чтобы нам, подкрепляясь ими, к словам приложить и дела, и приобрести ублажение за то и другое. Ибо сказано: «иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии небеснем» (Матф. 5, 19). Сего Царствия дай Бог сподобиться всем нам о Христе Иисусе Господе нашем, с Которым подобает слава Отцу со Святым Духом во веки! Аминь.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *