Вятлаг зоны лагеря

В 1938 году по специальному приказу Наркомата внутренних дел Советского Союза на севере Кировской области был создан один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей НКВД — Вятлаг. В 2013 ему исполнится 75 лет. В сталинские годы с 1938 по 1956 в Вятлаге отбывали наказание больше 100 тысяч человек, граждане двух десятков государств и восьмидесяти национальностей.
Среди известных заключенных Вятлага: поэт Борис Чичибабин — был осужден за «антисоветскую агитацию», в лагере работал на лесоповале. Композитор Поль Марсель, автор популярного романса «Дружба» — был обвинен в заговоре и убийстве Сергея Мироновича Кирова. Несколько месяцев провел в камере смертников. Решением особой тройки при НКВД по Ленинградской области смертный приговор был изменен десятилетнее заключение в «исправительно-трудовых лагерях». В Вятлаге трудился на «общих работах» и музицировал в культбригаде осужденных. Звезда советского кинематографа, актриса Татьяна Окуневская — была обвинена в «антисоветской деятельности». В Вятлаге занималась раскорчевкой пней и работала в лагерном театре. Философ Дмитрий Панин, арестован по доносу за «антисоветские разговоры», в лагере работал слесарем.
Вот как вспоминал философ, впоследствии эмигрировавший во Францию, жизнь заключенных в Вятлаге:
«Человек в Вятлаге буквально за две недели мог превратиться доходягу. Там где не было газовых камер, убивал холод, голод, болезни и непосильный труд.
Газ там заменялся:
— ничтожным пайком;
— отсутствием лагерной одежды;
— абсолютно невыполнимыми нормами выработки;
— расстоянием до места работы в 8-9 километров по заснеженной целине;
— страшными морозами по 35 градусов
— работой без выходных дней.
— полчищами клопов, а нередко и вшей;
— холодом в бараках…
Двух недель — месяца такой работы было вполне достаточно, чтобы окончательно вывести человека из строя.
По истечению этого срока зэк терял остаток сил, не мог уже дойти до делянки, а чаще всего — и выстоять развод. После этого он умирал медленной смертью. Это — способ умерщвления людей, во время которого только растягивают муки на месяцы. Смерть от пули не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось пережить многим миллионам погибших от голода. Такая казнь — верх садизма, людоедства, лицемерия…»
По данным историка Владимира Веремьева смертность в Вятлаге была в несколько раз выше, чем в Бухенвальде. За все время существования лагеря здесь погибли 18 тысяч человек. Их могилы неизвестны, так как чаще всего «доходяг» хоронили за бараком, сбрасывая в общую яму. Сколько таких ям в Вятлаге, до сих пор точно не знает никто…Братские могилы зарастают лесом.
Ни музея Вятлага, ни памятника невинно убиенным до сих пор не существует в Кировской области.
Автор благодарит Светлану Шабалину и других жителей пос. Лесной за помощь в создании материала.

Вятлаг развертывался в 1937-38 годах в непроходимой тайге на северо-востоке Кировской области (Вятского края) как один из семи лесозаготовительных лагерей страны. В «контингенте» недостатка не было. В начале 1930-х годов закончилась прокладка ширококолейной железной дороги на дистанции «Яр-Фосфоритная». Затем лагерь развивал свою паучью сеть самостоятельно, протягивая щупальца дорог, продвигая, подобно канцерогенному образованию, свои метастазы (вахтовые участки, подкомандировки, лагпункты и отделения) все дальше на север. Довоенный период — это время становления Вятлага. Осенью 1937 года власти поселка Рудничного в Кайском (ныне — Верхнекамском) районе получили приказ выделить помещения для временного обустройства управления крупным исправительно-трудовым лагерем Вятлагом, а также для расквартирования семей его работников. Первые лагпункты ставились возле вновь построенной железной дороги зимой 1937/38 годов, причем некоторые в палаточном варианте. Лагерники-первопроходцы, которым, по скупому зековскому счастью, повезло пережить эту зиму, рассказывали, что в морозные ночи (а для этих северных краев холода и за минус 40 не редкость) волосы примерзали к стенкам палаток…

Слева воры в законе: Намик Салифов, Надир Салифов и Рафет Амиров

20 августа преступный мир был потрясен информацией об убийстве 47-летнего вора в законе Надира Салифова, известного в криминальных кругах как Лоту Гули. Его называли главным вором в законе Азербайджана и одним из самых влиятельных авторитетов всего постсоветского пространства.

Гули прославился тем, что жестоко устранял конкурентов и одерживал верх в постоянных конфликтах с другими ворами в законе. Именно его связывали с убийством «овощного короля» Ровшана Джаниева (Ленкоранского), которого киллеры расстреляли в Стамбуле. Символично, что пули убийцы настигли Гули ровно четыре года спустя после смерти его главного противника — и почти наверняка это совпадение не случайно.

За свою полную крутых поворотов жизнь вор в законе Гули не раз оказывался на волосок от гибели, но принял смерть от человека, которого считал за своего. Криминального авторитета застрелил некто Хаган Зейналов (Хан Бакинский).

Он действовал как настоящий ассасин — средневековый исламский убийца. Через свои криминальные связи Хан Бакинский внедрился сначала к ближайшим сподвижникам Гули, а затем вошел в круг его приближенных, демонстрируя боссу верность и преданность.

Как убивали Лоту Гули

Вечером 19 августа вор в законе сидел в гостиничном номере турецкого отеля и играл в карты со старым знакомым. Помимо картежников, в комнате находился личный телохранитель Гули. Когда дверь открылась, и в помещение вошел Бакинский, Гули повернул голову, но увидев, кто вошел, расслабился и продолжил игру.

Телохранитель, тоже хорошо знавший гостя, не заподозрил подвоха — и киллер получил фору во времени. Он поднял руку с пистолетом, уже снятым с предохранителя, навел оружие в затылок Гули и четырежды нажал на спусковой крючок. Телохранитель выхватил пистолет и открыл огонь по стрелявшему, который бросился бежать.

Одна из пуль настигла Хана Бакинского: раненый, он сумел добраться до автомобиля, завести его и скрыться с места преступления. Но спустя некоторое время его задержали турецкие полицейские на трассе Анталья — Денизли.

Слева: авторитет Хан Ахмедлинский и вор в законе Надир Салифов (Лоту Гули)

Днем 20 августа в соцсетях разошлось видео, которое Бакинский снял за 30 минут до убийства босса в качестве отчета перед заказчиками, их имена пока неизвестны. На кадрах виден неспешно идущий по коридору гостиницы Гули в шлепанцах и спортивной майке, спокойно беседующий с кем-то по телефону. По записи видно: вор в законе расслаблен, не спешит и явно доверяет тому, кто идет позади него.

Хан Бакинский крупным планом снимает свое лицо, давая понять, что находится за спиной жертвы, которая ни о чем не догадывается. Судя по всему, получив запись, заказчики поняли, что все готово. Вскоре они приняли решение о ликвидации и дали команду киллеру, который вошел в номер и, как говорят в криминальной среде, «исполнил» Гули.

Криминальный король

За свою долгую преступную карьеру вор в законе Гули доказал, что умеет быть хладнокровным, если того требуют обстоятельства, может выждать и, хорошо подготовившись, нанести удар. Чтобы завоевать авторитет, ему пришлось пройти немалый путь.

О Гули известно, что он родился 28 августа 1972 года в азербайджанской семье, жившей в грузинском городе Дманиси. Через несколько лет семья перебралась в Баку. Двух младших братьев Гули опекал и учил, что они не только родственники, но и команда. Средний брат Намик Салифов даже получил воровской титул вслед за старшим Гули.

Слева воры в законе: Намик и Надыр Салифовы (фото: Прайм Крайм)

После распада СССР и отделения Азербайджана Гули быстро начал завоевывать авторитет в преступном мире и зарабатывать деньги по ту сторону закона. Правда, «наследить» он успел так сильно, что в 1995 году после задержания пошел под суд сразу по ряду статей Уголовного кодекса и оказался на зоне.

За решеткой Гули сразу стал авторитетным заключенным: сыграл роль его принципиальный отказ от любого сотрудничества со следствием и показаний в суде. Имея все шансы скостить срок, молодой авторитет получил по полной — максимально возможные 15 лет лишения свободы. Но бывалые арестанты приняли его как своего.

Среди них Гули стал активно постигать воровской кодекс и понятия, стараясь приблизиться к получению титула вора в законе. Шесть лет спустя, 13 апреля 2001 года, он добился своего и был коронован в исправительно-трудовой колонии №6 (ИТК-6) в Азербайджане.

Слева воры в законе: Надир Салифов (Гули) и Хикмет Мухтаров

О том, как Гули отбывал свой азербайджанский срок, в преступном мире ходили легенды. Он не сидел без дела, заправляя делами из-за решетки, и получил возможность жить на широкую ногу. В своей камере он устроил настоящее казино, где вечерами за игрой в карты собирались не только зэки, но, как поговаривали, и тюремщики. Их Гули не обижал деньгами, а за это они позволяли ему все.

А еще в гости к Гули нередко приходили девушки, среди которых была даже «Мисс Азербайджан-2006». Правда, обо всем этом однажды узнали в руководстве республиканских тюрем, что обернулось грандиозным скандалом. Тюремщики делали вид, что не заметили казино, а про девушек заявили, что те были знакомыми Гули, которых он насиловал.

Правда, гостьи версию надзирателей не поддержали: в своих показаниях заявили, что все было добровольно, а Гули — весьма щедрый мужчина, который платил им за визит по 500 долларов. Вообще, у главного вора в законе Азербайджана было удивительное умение располагать к себе людей.

Криминальные авторитеты, лидеры ОПГ и мелкие бандиты хотели с ним работать, твердо зная, что Гули отвечает за свои слова и соблюдает воровской кодекс. Ну, а те, кто сотрудничать не хотел, быстро уходили из жизни: вор в законе без раздумий устранял врагов, главным из которых стал Ровшан Ленкоранский.

Рыночные отношения воров в законе

Российские борцы с оргпреступностью отмечают, что смерти Гули желали многие, но приоритетной версией называют месть членов семьи Ровшана Ленкоранского, которого, предположительно, убили по заказу Гули четыре года назад — 18 августа 2016 года. Слишком точное совпадение, чтобы быть случайным.

С влиятельным вором в законе Ленкоранским дела у Гули не заладились сразу. Оба имели огромное влияние на криминальный мир Азербайджана, на вершине которого было только одно место. Именно власть и деньги стали причиной конфликта двух преступных генералов.

Основным объектом их спора стали российские рынки по продаже овощей и зелени, где работало и работает много азербайджанцев, нередко вынужденных платить дань авторитетным землякам. Ровшан Ленкоранский, которого за глаза называли «овощным королем», держал рынки в Москве, в Центральной России и на Урале.

Он крепко держался за этот прибыльный кусок и боролся за него даже с самим Асланом Усояном (Дед Хасан) — лидером преступного мира России. Но Дед Хасан в нулевые был занят войной с кланом воров в законе Тариэла Ониани (Таро) и Мераба Джангвеладзе (Сухумского), а потому в противостоянии с Ровшаном Ленкоранским решил отступить.

Вор в законе Аслан Усоян — Дед Хасан

Но Гули оказался куда упорнее «босса всех боссов» Хасана. Еще отбывая срок в Азербайджане, при помощи своих людей на воле он начал активно давить своего конкурента Ленкоранского, пытаясь не только отнять его рыночную долю, но и лишить воровского титула.

Ленкоранский сдаваться без боя не собирался — и в 2003 году собрал сходку, на которой присутствовали исключительно его сторонники. Общим решением они раскороновали Гули и отправили соответствующие «прогоны» (воровские послания) по всем колониям России и Азербайджана.

Но тут в дело вмешался Дед Хасан, который, очевидно, решил взять реванш в борьбе с Ровшаном Ленкоранским. Своим указом он отменил раскоронацию Гули и благодаря своему огромному авторитету спас его от потери воровского титула.

Война без компромиссов

После того как угроза лишения титула была устранена, Гули перешел в наступление, но в открытую на Ленкоранского не нападал. Вор в законе начал с того, что стал устранять сторонников своего оппонента и захватывать их бизнес. Люди Гули становились хозяевами на рынках Самары, Саратова и Санкт-Петербурга.

Криминальный авторитет Заур Алиев

В 2014 году Гули отнял контроль над рынками Москвы у криминального авторитета Заура Алиева (Зайка) — смотрящего от Ровшана Ленкоранского. Причем то, как именно это произошло, заслуживает отдельного рассказа. В конце 2014 года Зайка с четырьмя вооруженными подручными был задержан полицейскими и оказался в СИЗО «Матросская Тишина», о чем узнал Гули.

По «случайному» стечению обстоятельств Зайку посадили именно в ту камеру, где были люди Гули. Как нетрудно догадаться, стороннику Ровшана Ленкоранского устроили самую страшную ночь в его жизни: пытки и избиение продолжались несколько часов. Гули наблюдал за происходящим из своей камеры в Азербайджане при помощи Skype. Почему наблюдательное оборудование не заметили тюремщики в обеих странах — неизвестно.

Расправа над Зайкой была лишь началом. Один за другим гибли воры в законе, которые поддержали Ленкоранского в его попытке лишить Гули воровского титула.

Среди погибших оказались Али Алиев (Забратский), Сеймур Абдуллаев (Нардаранский), Чингиз Ахундов (Седой) и Икмет Мухтаров (Хикмет Сабирабадский).

А в 2016 году пришла очередь самого Ровшана Ленкоранского. Киллер расстрелял его автомобиль прямо в центре Стамбула. Теперь у преступного мира Азербайджана остался всего один король, которому быстро присягнули сторонники убитого конкурента. Среди прочего, Гули досталась и главная овощная база Екатеринбурга — сверхприбыльный актив Ровшана Ленкоранского.

11 врагов Гули

Брат погибшего Намик Джаниев поклялся отомстить предполагаемому организатору убийства. Он не стал придумывать сложных схем устранения Гули, а решил учинить кровавую вендетту в лучших традициях фильмов Квентина Тарантино.

Зимой 2018 года 11 людей Намика во главе с ним собрались в Турции. Боевики были вооружены до зубов — автоматами, карабинами, магазинами, полными патронов, и гранатами. План мести был прямолинейно прост: ворваться на виллу Гули и перебить всех, кто там находится.

Намик Джаниев, брат Ровшана Джаниева

Но тут в дело вмешались турецкие силовики. Спецназ перехватил мстителей, разоружил их и отправил в СИЗО. Там турки доходчиво разъяснили Намику и его друзьям, что побоища на территории их страны устраивать не позволят. А чтобы окончательно решить вопрос с проблемными гостями, следователи вызвали на допрос самого Гули.

Вору в законе разъяснили, в чем дело, отметили, что он теперь в неоплатном долгу у турецких силовиков, и намекнули, что неплохо бы дать показания, чтобы посадить всех задержанных. Но тут следователей ждало разочарование: Гули не только не дал показаний на боевиков, но и отказался признать себя потерпевшим — в полном соответствии с воровским кодексом.

Этот поступок лишь усилил авторитет Гули в криминальном мире и привлек на его сторону многих бойцов убитого Ровшана Ленкоранского, которых главный вор Азербайджана милостиво принял.

По одной из версий, Хан Бакинский, всадивший пули в голову Гули, как раз и был бывшим подручным Ленкоранского, который не оставил планов отомстить за босса, а лишь затаился на время.

Случилось это до того, как Гули приблизил Бакинского к себе, или после — неизвестно, но эта ошибка стала для вора в законе роковой. Возможно, успех, который сопутствовал Гули всю жизнь, притупил его бдительность, и он решил, что его милость к бывшим врагам станет для них важнее древнего обычая кровной мести.

Хотя много лет жаждавшие мести родственники Ровшана Ленкоранского кажутся наиболее вероятными организаторами убийства Гули, на территории бывшего СССР есть и другие фигуры, которым на руку смерть главного вора Азербайджана.

Среди них — лидер преступного мира России Захарий Калашов (Шакро Молодой), у которого с главным вором в законе Азербайджана были весьма натянутые отношения. И сухумский воровской клан во главе с Таро и Мерабом Джангвеладзе, который после смерти Гули стал самой влиятельной силой в преступном мире бывшего СССР.

Последствия ликвидации Гули для криминала

Убийцу Гули еще не успели толком допросить, а в криминальном мире уже готовятся к войне за империю погибшего авторитета. Особенно велико было влияние Гули в Свердловской области, поэтому там неизбежно грядет смена воровской власти. Люди Ровшана Ленкоранского, перешедшие на сторону Гули и платившие ему дань, теперь ждут нового хозяина.

По словам источника, знакомого с ситуацией, на место Гули в регионе сейчас претендуют три авторитетных вора в законе: 47-летний Георгий Акоев (Гия Свердловский) — племянник убитого лидера преступного мира России Аслана Усояна (Дед Хасан); 65-летний Автандил Кобешавидзе (Авто), проживающий в настоящий момент на Украине, и 39-летний Ахмед Домбаев (Ахмед Шалинский).

Кто из них возьмет под контроль преступный мир Свердловской области, станет известно совсем скоро. Учитывая масштаб фигуры Гули в преступном мире, сейчас похожие задачи, по всей видимости, предстоит решать криминальным авторитетам по всей России.

В. И. Веремьев

Вятлаг (Вятский исправительно-трудовой лагерь) НКВД (с июня 1945 г. – МВД) СССР организован 5 февраля 1938 г. в соответствии с приказом НКВД СССР № 020. Непосредственно подчинялся (до ноября 1955 г.) Главному управлению лагерей лесной промышленности (ГУЛЛП) НКВД – МВД СССР.

Официальный адрес: Кировская область, Кайский/Верхнекамский район, почтовый ящик 231 (почтовое отделение Волосница – до 15 января 1949 г., затем – почтовое отделение Лесное). Центр – рабочий поселок Рудничный (до декабря 1939 г.), затем – станция Лесная («Соцгородок»), с июня 1944 г. – посёлок Лесной Кайского (ныне Верхнекамского) района Кировской области.

Общая площадь территории дислокации (к середине 1960-х гг.) – около 12000 кв. км. Количество лагерных подразделений (лагпунктов и «подкомандировок») – от 12 в 1938 г. до 38 в конце 1950-х гг.

Средства транспортного сообщения (до середины 1960-х гг.) – ведомственный подъездной железнодорожный путь широкой колеи («Гайнско-Кайская железная дорога») общей протяжённостью более 250 км к северу от станции Верхнекамская Пермской (ныне Горьковской) железной дороги; узкоколейные железнодорожные ветки; гужевые и автомобильные (грунтовые и лежнёвые) дороги.

Расположен в неблагоприятной природно-климатической зоне: болотистая местность, повышенная влажность (до 80% в среднем за год, осадки – в течение 200 дней в году, ясных дней – не более 40, в отдельные годы – менее 15), дефицит питьевой воды, суровые зимние холода (не менее 140 дней в году – с устойчивыми морозами), летом – частые заморозки и резкие похолодания, обилие насекомых-кровососов (комары, мошка, слепни и т. п.); почвы – скудные, глинистые и песчаные; лесные массивы (ель, сосна, берёза) существенно истощены лесными пожарами (крупнейший – в сентябре 1938 г.) и сплошными вырубками.

Характер производственной деятельности (1940-е – 1950-е гг.) – лесозаготовки (12,0–17,6% среднегодовых объёмов в целом по Кировской области), лесопиление (6,1–15,3% общеобластных объёмов), деревообработка (выпуск пиломатериалов, шпал, мебели, лыж, музыкальных инструментов и др.), строительство узкоколейных железных дорог для перевозки леса, автомобильных дорог, обслуживание целлюлозного и кирпичного заводов, ремонтных мастерских различного типа, производство обуви, швейных, гончарных и других изделий широкого потребления, подсобное сельское хозяйство.

Объёмы основного производства (в тыс. кубометров)

В 1956–1957 гг. сняты с учёта спецпоселенцы, в начале 1960-х гг. прекращено содержание заключённых-женщин.

Численность персонала

На 22 июля 1941 г.: штатная положенность – 2058 ед., фактическое наличие – 1602 чел., в т. ч. военизированная охрана, соответственно – 938 и 866.

На 20 января 1957 г.: фактическое наличие – 7653 чел., в т. ч. начальствующий состав – 581, солдаты срочной службы (охрана) – 2280, вольнонаёмные работники – 4570, спецпоселенцы – 222. Некомплект по лагерному сектору – 563 чел.

Начальники управления

Непомнящий Григорий Самойлович – с февраля 1938 г.; Долгих Иван Иванович – с марта 1939 г.; капитан государственной безопасности Левинсон Ной Соломонович – с июля 1941 г.; полковник Кухтиков Алексей Демьянович – с декабря 1943 г.; полковник внутренней службы Дидоренко Сергей Акимович – с февраля 1947 г.; подполковник внутренней службы Огородников Кузьма Александрович – с октября 1953 г.; подполковник внутренней службы Мартыненко Владимир Никитович – с февраля 1954 г.; подполковник внутренней службы Орлов Алексей Вадимович – с января 1955 г. по январь 1957 г.

Вятлаг был одним из лагерей с наиболее тяжёлыми условиями труда и быта, особенно в 1942–1943 гг., что вело к повышенной смертности заключённых. В 1942 г. число летальных случаев составило: по всем «спецконтингентам» – не менее 9090, или 31,6% к среднемесячному списочному составу; среди репрессированных по политическим мотивам, соответственно, 7271 и 32,0.

Для сопоставления: в том же году смертность заключённых по ГУЛАГу НКВД СССР в целом составила 17,6% (248877 чел. из 1415596 «единиц списочного состава»).

На протяжении 1938–1956 гг. через Вятский ИТЛ прошли около 100000 чел., репрессированных по политическим и национальным мотивам, в их числе – граждане двух десятков зарубежных государств, всех республик бывшего СССР, представители 80 национальностей, всех классов, социальных слоёв и сословий, основных конфессий.

Судьба многих трагична: около 18000 нашли вечный приют на вятлаговских погостах.

Захоронения бывших узников Вятлага расположены в 34-х пунктах на территории Верхнекамского, Зуевского и Фалёнского районов Кировской области, Койгородского района Республики Коми, а также в городе Кирове.

В настоящее время заброшенные, труднодоступные по причине бездорожья прилагерные погосты заросли лесом, могильные холмики сравнялись с землёй. Определить точное место персональных захоронений и идентифицировать их сегодня практически невозможно.

На основании этого и других сопоставлений вполне логично констатировать: обе карательные системы (сталинско-гулаговская и нацистско-концлагерная) при всех внешних модификациях действовали с равнозначной расчётливой бесчеловечностью.

При этом советская система (с точки зрения «убойной силы») в сравнении со своим германским аналогом по некоторым параметрам демонстрировала даже более высокую «эффективность».

Сравнительные показатели смертности среди «спецконтингентов» Вятлага, НКВД СССР и трудового концентрационного лагеря «Бухенвальд» (Германия) в 1938–1945 гг.

*Концлагерь «Бухенвальд» (все «спецконтингенты», включая так называемые «внешние команды»).

**Лица, репрессированные по политическим мотивам и во внесудебном порядке по национальному или социальному признакам (заключённые, «подследственные», «трудармейцы», «трудпереселенцы», «директивники»).

***Все контингенты (неполные экстраполированные данные).

****Январь–март 1945 г.

*****Прибытие за январь 1938 г. – март 1945 г. включительно (по Вятлагу – неполные экстраполированные данные).

Архив Вятского УЛИУ (на 1 августа 2001 г.): всего по описи – 16624 ед. хранения; в т.ч. архивные дела осуждённых – 14764 (9.953 – постоянного хранения, 4811 – временного хранения), фонд секретариата – 1860 (постоянного хранения – 1213, временного хранения – 647). Архивная картотека специального учёта – более 442000 ед.

Вятлаг – кровное детище «Большого террора», уродливое порождение сталинско-советской системы уходит в небытие, умирает медленно, тяжело. К сожалению, постепенно угасает и память о нём, о времени, породившем его, о людях, чьи судьбы искорежёны, перемолоты, оборваны здесь. Большинство нынешних обитателей бывшей «вятлаговской империи» и не ведает о том, что живёт, по сути, на огромном кладбище, буквально – на костях. Пожалуй, самое неприглядное свидетельство тому – отмечаемые ежегодно торжественно и пышно «именины» лагеря.

И лишь большой деревянный крест, воздвигнутый в стороне от посёлка Лесного, рядом с разрушенной лежневой дорогой, на окраине старого общегражданского кладбища – как немой укор беспамятству. Это дети и внуки бывших заключённых-прибалтов летом 1995 г. приехали в верхнекамские края из Латвии и установили памятник своим родителям и землякам. Без шума и фанфар, без громких слов о памяти и долге.

Хочется думать, что этот крест поставлен не только в память о латвийских узниках Вятлага, но и всех других покоящихся здесь жертвах.

Да только вот у нас, россиян, областной и местной власти, общественности, рядовых граждан, не хватило ни времени, ни сил, ни средств (либо желания и воли?), чтобы почтить память безжалостно загубленных здесь, в Вятлаге, тысяч и тысяч безвинных людей…

И ещё одна грань проблемы.

Шесть томов Кировской областной Книги Памяти (Киров, 2000–2004) содержат более 20000 имён жертв политических репрессий. Безусловно, выход этой Книги – важное событие и в общественно-политической жизни нашего края, и в осмыслении подлинной его истории, а труд тех, кто принимал участие в подготовке и публикации этого издания заслуживает искреннего уважения и глубокой признательности. Вместе с тем нельзя не отметить, что там нашлось место лишь для немногих сотен упоминаний о тех, чьи судьбы трагически сопряжены с Вятлагом. Это единичные проценты от тех почти 100000 человек, кто на собственной судьбе познал в Вятлаге всю тяжесть политического произвола…

Тень забвения, беспамятства, полуправды по-прежнему простирается над «вятлаговскими» местами. И это лишь ещё раз подчёркивает настоятельную необходимость продолжения и завершения ведущейся уже долгие годы работы над «Мартирологом Вятлага» как скромной, но неотъемлемой составной части непростого труда по воссозданию достоверной истории Отечества и Вятского края в XX веке.

Дело сие скорбное, деликатное и по нынешним временам отнюдь не благодарное. Об этом – у познавшего его всей своей горькой судьбой Варлама Шаламова:

…Говорят, мы мелко пашем,
Оступаясь и скользя.
На природной почве нашей
Глубже и пахать нельзя.
Мы ведь пашем на погосте,
Разрыхляем верхний слой.
Мы задеть боимся кости,
Чуть прикрытые землёй…

Источники и литература
(Краткий указатель)

Архивохранилища

Справочники, словари, тематические сборники

Монографии, научно-исследовательские издания

Мемуары. Свидетельства современников

Художественная литература

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *