Взятие иерусалима

Проф. Томас Мэдден

Мифы о Крестовых походах

В последнее время в новостях часто упоминаются Крестовые походы. Президент Буш совершил ошибку, назвав «крестовым походом» войну против терроризма, и подвергся резкой критике за то, что произнес слова столь агрессивные и оскорбительные для мусульман всего мира. Если они оскорбительны, то интересно, насколько часто ими пользуются сами арабы. Усама бин Ладен и мулла Омар не раз называли американцев «крестоносцами», а идущую сейчас войну — «крестовым походом против ислама». Вот уже десятки лет арабы Ближнего Востока постоянно именуют американцев «крестоносцами» или «ковбоями». Несомненно, в мусульманском мире Крестовые походы — живой факт.

Не забыли о них и на Западе. Несмотря на многочисленные противоречия между Востоком и Западом, к Крестовым походам большинство представителей как той, так и другой культуры относятся одинаково. Общепринято то мнение, что Крестовые походы — черное пятно в истории западной цивилизации вообще и Католической Церкви в частности. Всякий, кто рвется полить грязью католиков, не замедлит вытащить из-за пояса Крестовые походы и инквизицию. Часто именно Крестовые походы используются в качестве классического примера того зла, которое может породить организованная религия. Среднестатистический прохожий что в Нью-Йорке, что в Каире согласится, что Крестовые походы — коварное, циничное и ничем не спровоцированное нападение религиозных фанатиков на мирный, процветающий и утонченный мир ислама.

Так было не всегда. В Средневековье мы не нашли бы в Европе ни одного христианина, который не считал бы Крестовые походы самым благим деянием. Даже мусульмане уважали идеалы крестоносцев и благочестие своих противников. Все изменилось с появлением протестантской Реформации. Для Мартина Лютера, выбросившего за борт христианские доктрины об авторитете Папы и об индульгенциях, Крестовые походы стали не чем иным, как хитрым ходом жадного до власти папства. Он даже утверждал, что воевать против мусульман значит воевать против Самого Христа, ибо это Он послал турок наказать христианский мир за безверие. Когда султан Сулейман Великолепный со своей армией начал вторжение в Австрию, Лютер переменил мнение касательно необходимости сражаться с ним, но в осуждении Крестовых походов остался тверд. В последующие два столетия на Крестовые походы обычно смотрели через призму собственной конфессии: протестанты их демонизировали, католики — превозносили. А что касается Сулеймана и его наследников, тем хватало того, что Крестовых походов больше не происходило.

Современный взгляд на Крестовые походы родился в ходе Просвещения XVIII века. Большинство философов, как, например, Вольтер, считало средневековое христианство злокозненным предрассудком. Для них Крестовые походы были массовым перемещением варваров, ведомых фанатизмом, жадностью и похотью. С тех пор просвещенческий подход к Крестовым походам то выходил из моды, то опять приобретал популярность. В романтический период и в начале XX века их хвалили как порождение благородства (но не веры). Однако после Второй мировой войны общественное мнение решительно повернулось против них. Историки, видевшие Гитлера, Муссолини и Сталина, питали отвращение к войне ради идеологии — какой бы та идеология ни была. Итог этим чувствам подвел сэр Стивен Рансиман (Runciman) в своем трехтомном труде «История Крестовых походов» (1951-1954 гг.) Для Рансимана Крестовые походы представлялись мерзкими, аморальными актами нетерпимости во имя Бога. Люди Средневековья, принимавшие крест и шедшие на Ближний Восток, были циничными злодеями, алчными хищниками или наивными обманутыми глупцами. Прекрасно написанный труд стал вскоре считаться образцовым. Почти что без чьей-либо еще помощи Рансиману удалось определить современный общепринятый взгляд на Крестовые походы.

С 1970-х годов Крестовые походы стали привлекать внимание множества ученых, дотошно лезших в самые мелкие детали. В результате мы теперь знаем о священных войнах христианства намного больше, чем когда-либо до сих пор. Но плоды десятков лет научной работы медленно входят в общественное сознание. Отчасти в этом есть вина профессиональных историков, которые обычно вынуждены публиковать работы крайне специальные, с трудом доступные тем, кто не принадлежит к академическим кругам. Но верно и то, что современные элиты, со всей очевидностью, не желают расставаться с воззрениями Рансимана. Популярные книги о Крестовых походах по-попугайски повторяют Рансимана — ведь иначе выйдет непопулярно. То же самое можно сказать и о других средствах передачи информации, таких, как, скажем, снятый BBC/A&E многосерийный документальный телефильм «Крестовые походы» (1995), где в роли ведущего выступил прославившийся в комедийном шоу «Монти Пайтон» Терри Джонс. Чтобы придать ему ореол авторитета, режиссеры сделали нарезку из интервью ряда выдающихся историков-специалистов по Крестовым походам. Проблема была в том, что историки не соглашались с идеями Рансимана. Но это было не так страшно. Режиссеры просто отредактировали записи так, чтобы казалось, будто историки говорят то же, что Рансиман. Как в ярости сказал мне профессор Джонатан Райли-Смит (Riley-Smith): «Я у них говорю не то, что думаю на самом деле!»

Так какова же подлинная история Крестовых походов? Конечно же, она весьма объемна. Но за последние двадцать лет написано много хороших исторических книг, в которых она в основном изложена. Так что, учитывая ту груду материалов, в которых ныне представлены Крестовые походы, проще будет рассказать не о том, какими они были, а о том, какими они не были. Итак, вот перед вами ряд наиболее распространенных мифов и то, почему эти мифы — неправда.

Миф № 1: Крестовые походы представляли собой неспровоцированную агрессию против миролюбивых мусульман.

Это полная ерунда. Со времен Мохаммеда мусульмане стремились к завоеванию христианского мира. И, кстати, неплохо в этом преуспели. За несколько столетий постоянных завоевательных походов мусульманские армии захватили всю Северную Африку, Ближний Восток, Малую Азию и почти всю Испанию. Иными словами, к концу XI столетия силы ислама заняли две трети христианского мира. Палестина — родная земля Иисуса Христа, Египет — родина христианского монашества, Малая Азия, где посадил семена первых христианских общин св. Павел — все это была не периферия христианства, а самое его сердце. И ведь на этом мусульманские империи не остановились. Они продолжали натиск на запад, к Константинополю, в конце концов пройдя через него и вторгнувшись в саму Европу. Если речь идет о неспровоцированной агрессии, то только с мусульманской стороны. В какой-то момент все, что осталось от христианского мира, вынуждено было либо защищаться, либо умереть, став жертвой исламского завоевания. Первый Крестовый поход был созван Папой Урбаном II в 1095 году в ответ на настойчивые мольбы о помощи, исходившие от византийского Константинопольского императора. Урбан призвал рыцарей христианского мира прийти на подмогу своим восточным братьям. Поход должен был стать делом милосердия, освободить христиан Востока от мусульманских захватчиков. Иными словами, с самого начала Крестовые походы были оборонительной войной. Вся история Крестовых походов на Восток — ответ на мусульманскую агрессию.

Миф № 2: крестоносцы носили кресты, но на самом деле их интересовали лишь трофеи и земли. Благочестивые банальности были для них лишь прикрытием хищнической алчности.

В свое время историки верили, что рост населения Европы привел к кризису: появилось слишком много благородных «вторых сыновей», обученных рыцарскому делу, но не получавших по наследству феодальных земель. Крестовые походы, таким образом, представлялись им предохранительной отдушиной, позволявшей отправить этих воинственных господ подальше от Европы, туда, где они могли бы раздобыть себе земель за чей-нибудь чужой счет. С появлением компьютерных баз данных современные ученые разрушили этот миф. Теперь мы знаем, что именно «старшие сыновья» Европы откликнулись на призыв Папы в 1095 году, и так же было и при следующих походах. Участие в Крестовом походе было невероятно дорогостоящим делом. Чтобы собрать необходимые для этого средства, владетелям приходилось продавать или закладывать свои земли. А королевство за морем никого не интересовало. Как и нынешний солдат, средневековый крестоносец гордился тем, что исполнял свой долг, но тосковал по дому. После впечатляющих успехов Первого Крестового похода, когда в руках крестоносцев оказался Иерусалим и большая часть Палестины, почти все крестоносцы вернулись домой. Лишь горстка осталась укреплять завоеванные территории и управлять ими. Трофеи также были скудны. Хотя, конечно, крестоносцы и мечтали о несметных богатствах процветающих восточных городов, практически никто из них даже не окупил своих расходов. Но деньги и земли не были главной причиной, по которой они отправились в Крестовый поход. Вместо этого они желали искупить свои грехи и добиться спасения, совершая добрые дела в далеких странах.

Миф № 3: когда в 1099 году крестоносцы захватили Иерусалим, то перебили всех мужчин, женщин и детей города, так что его улицы были по щиколотку залиты кровью.

Это любимый пример, используемый для демонстрации злокозненной природы Крестовых походов. Недавно его привел в своей речи в Джорджтауне Билл Клинтон, назвав одной из причин, по которым Соединенные Штаты стали мишенью мусульманского терроризма (хотя для пущего эффекта г-н Клинтон поднял уровень крови до колена). Несомненно, после того, как крестоносцы взяли Иерусалим, в городе было много убитых. Но понимать это нужно в историческом контексте. Общепринятый нравственный стандарт всех европейских и азиатских цивилизаций вплоть до Нового времени состоял в том, что город, оказавший сопротивление и взятый силой, принадлежит победителям. Сюда входили не только строения и товары, но и жители. Вот почему каждый город или крепость должны были хорошенько подумать о том, сумеют ли они выстоять против осаждающей их армии. Если нет — разумно было вступить в переговоры об условиях сдачи. В случае Иерусалима его защитники сопротивлялись до последнего. Они рассчитывали на то, что огромные стены города удержат крестоносцев до того момента, когда подойдет подмога из Египта. Расчет оказался неверным. Как следствие, когда город пал, он был предан разграблению. Многих убили, но и многих других отпустили за выкуп или просто так. По современным меркам это кажется жестоким. Но средневековый рыцарь указал бы, что при современной войне от бомбардировок гибнет куда больше неповинных мужчин, женщин и детей, чем можно убить мечами за один-два дня. Нужно заметить также, что в тех мусульманских городах, которые сдавались крестоносцам, жителей никто не трогал, они сохраняли свою собственность и могли свободно практиковать свою религию. А что касается улиц, залитых кровью, ни один историк не сочтет их чем-либо иным, как литературной условностью. Иерусалим — большой город. Чтобы залить его улицы кровью на три дюйма глубиной, нужно перебить куда больше народу, чем жило не то что в нем, а и во всем том регионе.

Миф № 4: Крестовые походы были лишь средневековой формой колониализма, облаченной в религиозный наряд.

Важно помнить, что средневековый Запад не был могущественной доминирующей культурой, вторгающейся в примитивный, отсталый регион. Могущественным, богатым и процветающим был мусульманский Восток. Европа была «третьим миром». Государства крестоносцев, основанные по итогам Первого Крестового похода, не представляли собой католические плантации на мусульманской земле, подобные тому, как британцы колонизировали Америку. Католическое присутствие в крестоносных государствах всегда было невелико и едва ли достигало 10 процентов от их населения. В это число входили правители и магистраты, а также итальянские купцы и члены военных орденов. Подавляющее большинство населения крестоносных государств составляли мусульмане. То есть это не были колонии в том смысле, в каком так называются плантации или даже фактории (например, в Индии). Это были аванпосты. Конечной целью существования крестоносных государств была защита святых мест Палестины, особенно — Иерусалима, и обеспечение безопасной среды для посещающих их христианских паломников. Не было метрополии, с которой крестоносные государства поддерживали бы экономические отношения, не было дохода, который извлекали бы из них европейцы. Напротив — расходы на Крестовые походы, необходимые для того, чтобы поддержать латинский Восток, ложились существенным бременем на ресурсы Европы. В качестве аванпоста крестоносные государства сосредотачивали свое внимание на военной сфере. Они держались до тех пор, пока мусульмане воевали друг против друга, но стоило тем объединиться, как они смогли разрушить крепости, захватить города и в 1291 году окончательно изгнать христиан.

Миф № 5: Крестовые походы были также направлены против евреев.

Ни один Папа никогда не созывал Крестового похода против евреев. Во время Первого Крестового похода шайка отбросов общества, не связанная с главным войском, явилась к городам Рейнской области и решила грабить и убивать обнаруженных там евреев. Отчасти ею двигала чистая жадность, отчасти — ошибочное убеждение, будто евреи, распявшие Христа, являются законной целью войны. Папа Урбан II и его преемники решительно осуждали нападения на евреев. Местные епископы и другое духовенство и миряне пытались защищать евреев, хотя и не всегда успешно. Аналогично и в начале Второго Крестового похода группа ренегатов перебила в Германии много евреев, пока св. Бернард не нагнал ее и не положил этому конец. Эти «осечки» крестоносного движения были нежелательным побочным продуктом двигавшего крестоносцами энтузиазма. Но целью Крестовых походов они не являлись. Если использовать современную аналогию — во время Второй мировой войны кое-кто из американских солдат, находясь за границей, совершил преступления. За это они были арестованы и наказаны. Но совершение преступлений не было целью Второй мировой войны.

Миф № 6: Крестовые походы были столь порочны и отвратительны, что имел место даже детский крестовый поход.

Так называемый «Крестовый поход детей» 1212 года не был ни крестовым, ни детским. Речь идет об особенно крупной вспышке народного религиозного энтузиазма в Германии, приведшей к тому, что некоторое количество молодых людей, в основном подростков, объявило себя крестоносцами и двинулось по направлению к морю. По пути они встретили массовую поддержку населения, а также немало присоединившихся к ним бандитов, разбойников и попрошаек. В Италии движение раскололось и в конце концов завершилось тем, что Средиземное море не расступилось, чтобы пропустить его участников. Папа Иннокентий III не объявлял его Крестовым походом. Напротив, он неоднократно призывал тех, кто не носит оружия, оставаться дома, внося свой вклад в военные действия путем постов, молитв и милостыни. В данном случае он похвалил за рвение молодежь, прошедшую столь дальний путь, после чего велел ей возвращаться по домам.

Миф № 7: Папа Иоанн Павел II принес извинения за Крестовые походы.

Загадочно, учитывая, сколько Папу критикуют за то, что он как раз не извинился прямо за Крестовые походы, когда просил прощения у всех, кому несправедливо повредили христиане. Недавно Иоанн Павел II действительно извинился перед греками за то, что в 1204 году участники Четвертого Крестового похода разорили Константинополь. Но и тогдашний Папа, Иннокентий III, выражал аналогичные сожаления. Это тоже была трагическая «осечка», для предотвращения которой Иннокентий сделал все, что мог.

Миф № 8: мусульмане, живо помнящие Крестовые походы, имеют все причины ненавидеть Запад.

На самом деле мусульманский мир вспоминает Крестовые походы так же, как Запад — то есть неправильно. Оно и понятно. Мусульмане черпают свои знания о Крестовых походах из тех же тухлых исторических работ, на которые полагаются на Западе. В свое время мусульманский мир гордился Крестовыми походами как своей большой победой. Ведь, в конце концов, победили-то в них мусульмане. Но западные авторы, нервно относящиеся к наследству современного империализма, переделали Крестовые походы в агрессивные войны, а мусульман — в тихих страдальцев. Тем самым они стерли века триумфальных побед ислама, предложив взамен лишь утешение безвинной жертвы.

Первая публикация (на англ. яз.): «Catholic Dossier», январь-февраль 2002 г.

У этого термина существуют и другие значения, см. Осада Иерусалима.

Осада Иерусалима (1187)
Основной конфликт: Крестовые походы

Салах ад-Дин и христиане Иерусалима
Дата 20 сентября — 2 октября 1187
Место Иерусалим
Итог Сдача Иерусалима и отступление христиан, падение Иерусалимского королевства
Противники

Иерусалимское королевство

Айюбиды

Командующие

Балиан II Ибелин
Патриарх Ираклий Иерусалимский

Салах ад-Дин

Силы сторон

около 60 рыцарей, гарнизон, ополчение, в сумме порядка 4000—6000

около 20 000

Потери

неизвестны

неизвестны

Аудио, фото, видео на Викискладе

Осада Иерусалима происходила с 20 сентября по 2 октября 1187 года после поражения основных сил Иерусалимского королевства при Хаттине. Завершилась капитуляцией христиан перед войсками Айюбидов на условиях выхода жителей из города за выкуп. Падение города стало поводом к началу Третьего крестового похода.

Предыстория

См. также: История Иерусалима в Средние века

Войска Иерусалимского королевства, ослабленного внутренними распрями, были разгромлены в битве при Хаттине 4 июля 1187 года. Большинство баронов были взяты в плен, в том числе король Ги де Лузиньян. Тысячи мусульманских пленников были освобождены. К середине сентября Салах ад-Дин взял Акру, Наблус, Яффу, Торон, Сидон, Бейрут и Аскалон. Те, кто пережил битву, и другие беженцы нашли пристанище в Тире — единственном городе, ещё не сдавшемся Салах ад-Дину благодаря прибытию Конрада Монферратского.

Ситуация в Иерусалиме

В Тире Балиан II Ибелин попросил Салах ад-Дина разрешить ему безопасный проход в Иерусалим, чтобы забрать свою жену Марию Комнину и семью. Салах ад-Дин удовлетворил его просьбу, при условии, что Балиан не поднимет против него оружия и будет пребывать в Иерусалиме не более одного дня. Однако по прибытии в город патриарх Ираклий Иерусалимский, королева Сибилла и остальные жители просили Балиана взять на себя ответственность по обороне города. Ираклий указал ему, что он обязан остаться ради веры, и предложил освободить его от клятвы Салах ад-Дину. Балиан согласился.

Он известил о своём решении Салах ад-Дина через депутацию горожан, которые прибыли в Аскалон и отвергли предложения о капитуляции Иерусалима. Салах ад-Дин при этом организовал сопровождение Марии Комнины и её детей в Триполи (Ливан). Поскольку Балиан Ибелин имел самое знатное происхождение и авторитет среди всех баронов, оставшихся в Иерусалиме, мусульмане, по словам летописца Ибн аль-Асира, воспринимали его «более или менее равным королю».

Балиан нашёл ситуацию в Иерусалиме плачевной. Город был наполнен беженцами, спасавшимися от мусульманской армии, и их число росло. В городе оставалось всего 14 рыцарей, поэтому он даровал рыцарские титулы 60 оруженосцам и мещанам. Балиан готовился к неизбежной осаде, запасая провиант и накапливая деньги. Собрав армию из сирийцев и египтян, Салах ад-Дин после короткой и неудачной осады Тира прибыл к стенам Иерусалима 20 сентября.

Осада

Салах ад-Дин инициировал переговоры с Балианом Ибелином, при посредничестве Юсуф Батита, одного из православных священнослужителей, которые рассчитывали получить больше привилегий, если бы город был возвращён мусульманам. Салах ад-Дин рассчитывал взять город без кровопролития и предложил щедрые условия, однако власти города отказались капитулировать, и осада началась.

Дамасские ворота Иерусалима.

Армия Салах ад-Дина стояла перед башней Давида и Дамасскими воротами. Сарацинские лучники не прекращали обстрел крепостных стен. Осадные башни подкатывали к стенам, но защитники не позволяли мусульманам закрепиться у стен. В течение шести дней стычки велись с незначительными результатами. Силы Салах ад-Дина несли тяжёлые потери после каждого штурма, в то время как крестоносцы потеряли всего несколько человек. 26 сентября Салах ад-Дин перевёл свой лагерь на другую часть города, к Масличной горе, где не было крупных ворот, из которых крестоносцы могли бы контратаковать. Стены были под постоянным обстрелом из катапульт, баллист, требюше и арбалетов. Часть стены удалось заминировать, и она рухнула 29 сентября. Крестоносцы не смогли заделать пролом, но и сарацины не смогли войти в город через него. Между тем Балиану удалось рекрутировать всего несколько десятков рыцарей и горстку ополченцев, способных носить оружие и защищать стены, больше желающих не было, несмотря на обещанную огромную плату.

Горожане были в отчаянии. Согласно Вильгельму Тирскому, духовенство организовало босое шествие вдоль стен, как было сделано (только снаружи) в 1099 году. На горе Голгофе женщины обрезали своим детям волосы, погружая их по подбородок в бассейны с холодной водой. Эти епитимьи были направлены на отвращение гнева Божьего от города, но «…Наш Господь не изволил услышать молитвы и шума, который был сделан в городе. Зловоние от прелюбодеяний, расточительности и греха против природы не позволило их молитвам подняться к Богу».

В конце сентября Балиан отправился к Салах ад-Дину с предложением о капитуляции города. Салах ад-Дин согласился, и стороны договорились о том, что город будет передан мусульманам мирно, чтобы не допустить резни, произошедшей в 1099 году, когда крестоносцы захватили город. Для франков Салах ад-Дин установил выкуп в 20 безантов для мужчин, 10 — для женщин и 5 для детей, но те, кто не мог заплатить, должны были быть проданы в рабство. Местные христиане и православные могли остаться в городе.

После возвращения Балиана Ибелина в город было решено, что 7000 бедняков будут выкуплены из казённых денег, которые прислал Генрих II Плантагенет и которые находились под охраной госпитальеров. Эти деньги были предназначены для паломничества английского короля или на нужды крестового похода, который собирался организовать король в качестве покаяния за убийство Томаса Бекета. Но король так и не прибыл в Святую Землю, а эти деньги уже однажды использовались в качестве платы наёмникам перед битвой при Хаттине.

Балиан вновь встретился с Салах ад-Дином, и султан согласился снизить выкуп до 10 безантов для мужчин, 5 — для женщин и 1 для детей. Балиан утверждал, что это всё равно слишком много для горожан, и Салах ад-Дин затребовал выкуп в 100 тысяч безантов за всех жителей. Балиан заявил, что это не реалистично, тогда лидер сарацин сказал, что не снизит сумму выкупа ниже чем до 50 000 безантов. Наконец, было решено, что Салах ад-Дин освободит 7000 жителей за 30 000 безантов. Двум женщинам или десяти детям было разрешено занять место одного мужчины по той же цене. Брат Салах ад-Дина затем отпустили ещё 3000 человек, не способных заплатить выкуп. Наконец, Салах ад-Дин сам освободил всех пожилых людей, не имевших средств.

Сдача Иерусалима

Балиан II Ибелин сдаёт Иерусалим Салах ад-Дину, миниатюра 1490 года.

Балиан Ибелин сдал башню Давида 2 октября. Было объявлено, что каждый житель имеет один месяц, чтобы оплатить свой выкуп. Салах ад-Дин освободил некоторых рабов, как и его брат Сафадин. Балиан и Ираклий выкупили многих жителей за личные деньги. Беженцев выстроили в три колонны: тамплиеры и госпитальеры вели первые две, Балиан и патриарх вели третью. Балиан воссоединился с семьёй в Триполи. Согласно мусульманскому летописцу Имадуддину аль-Исфахани, Ираклий взял с собой церковные сокровища и реликвии.

Некоторые из беженцев пошли сначала в графство Триполи, которое было под контролем крестоносцев. Однако им было отказано во въезде. Другие отправились в Антиохию, Киликию, Византию и Египет. Некоторые сели на итальянские суда, направлявшиеся в Европу.

Салах ад-Дин разрешил христианские паломничества в Иерусалим и оставил в христианских руках Храм Гроба Господня. Чтобы укрепить мусульманские претензии на Иерусалим, многие святые места, в том числе храм, позже известный как мечеть Аль-Акса, ритуально омывали розовой водой. После этого Салах ад-Дин пошёл на захват ряда замков, которые всё ещё не были в его руках, — Бельвуара, Керака и Монреаля, а затем вернулся к Тиру и вновь его осадил.

Между тем архиепископ Тира Йоския, а также другие паломники и путешественники, привезли в Европу известие о катастрофическом поражении при Хаттине и захвате мусульманами остатков королевства крестоносцев к осени 1187 года. Немедленно созрели планы нового крестового похода. 29 октября папа Григорий VIII выпустил буллу Audita tremendi, ещё не зная о падении Иерусалима. В Англии и Франции была введена «десятина Саладина» для финансирования расходов на поход. Третий крестовый поход начался в 1189 году.

В массовой культуре

  • Битва при Хаттине и осада Иерусалима изображены (не очень достоверно) в историко-приключенческом фильме «Царство небесное».
  • Также битва при Хаттине и осада Иерусалима показаны в компьютерной стратегии в реальном времени «Stronghold Crusader».
  • События описываются в романе Жюльетты Бенцони «Тибо, или потерянный крест» (первая книга серии «Рыцари/Шевалье»).

Примечания

Литература

Сражения крестоносцев на Ближнем Востоке

Первый крестовый поход

Между походами

Битва при Мелитене • Мерзифон • Гераклея(1) • Гераклея(2) • Рамла(1) • Рамла(2) • Харран • Артах • Рамла(3) • Триполи(1) • Сидон • Шайзар(1) • Аль-Саннабра • Сармин • Битва на Кровавом поле • Хаб • Яффа и Тир • Ибне • Аазаз • Марж аль-Саффар • Баарин • Шайзар(2) • Эдесса • Босра

Второй крестовый поход

Дорилея(2) • Эфес • Меандр • Кадмус • Дамаск

Между походами

Инаб • Айнтаб • Аскалон(2) • Хула • Аль-Букайя • Бильбейс(1) • Харим • Аль-Бабейн • Бильбейс(2) • Дамьетта(1) • Монжизар • Мардж-Уюн • Брод Иакова • Бельвуар • Аль-Фуле • Керак • Крессон • Хаттин • Иерусалим(2) • Тир

Третий крестовый поход

Икония • Акра(1) • Арсуф(1) • Яффа

Четвёртый крестовый поход

Пятый крестовый поход

Иерусалим(3) • Дамьетта(2)

Шестой крестовый поход

Седьмой крестовый поход

Окончательное изгнание крестоносцев.

Восьмой крестовый поход

Окончательное изгнание крестоносцев

Девятый крестовый поход

Окончательное изгнание крестоносцев

Триполи(3) • Акра(2) • Руад

Предшествующие события

Крестоносцы продолжили поход к Иерусалиму лишь спустя полгода после окончательного падения Антиохии 28 июня 1098 г.

За эти несколько месяцев армия понесла серьезные потери — в августе в лагере христиан началась эпидемия тифа, которая унесла жизни нескольких тысяч человек, в том числе папского легата и духовного лидера крестоносцев епископа Адемара Монтейльского.

В стане военачальников крестоносцев продолжались раздоры. Провансальский маркграф Раймунд Тулузский, верный своему союзу с императором Византии Алексеем Комниным, долго отказывался признать справедливыми притязяния Боэмунда Тарентского на Антиохию, но в конце концов под давлением соратников ему пришлось уступить.

Боэмунд был провозглашен князем Антиохии, после чего решил остаться править в новообразованном государстве и не продолжать поход. Балдуин Булонский, который правил в основанном им в 1098 г. графстве Эдесском, тоже не собирался присоединяться к походу на Иерусалим.

В ноябре 1098 г. граф Раймунд Тулузский и подчиненные ему рыцари Прованса выдвинулись из Антиохии на юго-восток к Маарре (Мааррат ан-Нуман) и 23 ноября осадили город.

По приказу Раймунда из вырубленного в окрестностях леса были построены осадные орудия, и в том числе башня в четыре яруса, с верхней площадки которой крестоносцы метали в осажденных камни.

Гарнизон Маарры упорно сопротивлялся, в свою очередь забрасывая лагерь христиан камнями, стрелами и греческим огнем. Вскоре к осаде присоединилась норманнская армия Боэмунда Тарентского — будучи давним соперником Раймунда, он не хотел, чтобы тот взял Маарру единолично, — и 11 декабря 1098 года Маарра, атакованная сразу с двух сторон, пала, после чего крестоносцы разграбили город и почти поголовно истребили его население.

Продолжение похода

К концу года простые воины начали проявлять недовольство тем, что поход затягивается, и грозили отправиться к своей главной цели — Иерусалиму — самостоятельно, не дожидаясь, пока примут решение военачальники.

Возмущение было настолько велико, что лидеры крестоносцев были вынуждены прислушаться к голосу воинов, и 13 января 1099 г. продолжить поход на юг, в сторону Иерусалима.

Продвигаясь по побережью Средиземного моря, армия христиан практически не встречала сопротивления. По пути успев осадить Архас, Тортосу и Джабалу, крестоносцы, чтобы не терять времени, обходили стороной Тир, Акру, Кесарию и другие хорошо укрепленные города.

Достигнув Рамлы, военачальники похода опять разошлись во мнениях относительно того, как поступить дальше — напасть на Дамаск или поразить Фатимидов в Каире. Однако было принято решение не отступать от намеченной цели и продолжить наступление на Иерусалим.

Осада

Во вторник 7 июня 1099 г. крестоносцы добрались до Иерусалима. Многие воины плакали, увидев стены священного города, ради завоевания которого вышли в поход три года назад.

Роберт Нормандский разбил лагерь с северной стороны около церкви Св. Стефана. Далее расположилась армия Роберта Фландрского.

Отряды Готфрида Бульонского и Танкреда Тарентского стояли на западе напротив башни Давида и Яффских ворот, через которые обычно проходили прибывшие из Европы паломники.

На юге занял позиции Раймунд Тулузский, укрепившись на горе Сион близ церкви св. Марии.

Армия крестоносцев, согласно хронике Раймунда Ажильского, состояла из 1200—1300 рыцарей и 12 000 пехотинцев (в начале похода их было соответственно около 7 тыс. и 20 тыс. человек).

Осада Иерусалима во многом повторяла историю осады Антиохии. Перед прибытием врага эмир Фатимидов изгнал из Иерусалима местных христиан и укрепил крепостные стены. Крестоносцы же — как и полгода назад — из-за нехватки продовольствия и воды претерпевали большие мучения, нежели осажденные.

Мусульмане надежно охраняли окрестные колодцы, поэтому крестоносцам приходилось приносить воду из источника в 10 км от города в бурдюках, наскоро сшитых из бычьих шкур. Понимая, что с каждым днем положение будет только усугубляться, 13 июня крестоносцы попытались штурмовать крепостные стены.

Поднявшись по приставным лестницам, они вступили с гарнизоном Иерусалима в рукопашный бой, однако осажденные отбили атаку.

17 июня в Яффу прибыли генуэзские корабли с продовольствием — благодаря чему угроза смерти от голода ненадолго отступила — и различными инструментами для сооружения военных машин.

В тот же день Раймунд Тулузский направил в гавань отряд из сотни рыцарей для охраны судов, но те столкнулись с засадой мусульман, и в завязавшемся бою обе стороны понесли потери.

В конце июня дошли вести о том, что из Египта на помощь Иерусалиму выдвинулась фатимидская армия.

Крестное шествие

В начале июля одному из монахов явилось видение епископа Адемара Монтейльского, год назад скончавшегося в Антиохии, который предписал воинам «устроить Бога ради крестное шествие вокруг укреплений Иерусалима, усердно молиться, творить милостыню и соблюдать пост» и тогда на девятый день Иерусалим падет (это предсказание сбылось).

Замечание относительно поста было совершенно излишним, так как воины и так голодали и были «доведены до такой мучительной жажды, что никто не мог за денарий получить воды в достаточном количестве, чтобы утолить свою жажду».

Тем не менее 6 июля военачальники и епископы провели совет, на котором решили исполнить предписание Адемара, и в пятницу 8 июля босые крестоносцы в сопровождении своих духовных наставников — Петра Пустынника, Раймунда Ажильского и Арнульфа Шокесского — провели крестную процессию вокруг стен Иерусалима и, распевая псалмы, дошли до Елеонской горы.

Штурм Иерусалима

Понимая, что пассивная осада может затянуться надолго, крестоносцы ушли далеко вглубь Самарии, чтобы нарубить деревьев для осадных машин (в окрестностях Иерусалима лесов не было, тогда как в Самарии росли «бесчисленные плодовые деревья»), после чего плотники Готфрида Бульонского и Раймунда Тулузского соорудили две осадные башни, метательные машины и другие военные приспособления.

Затем состоялся совет, на котором был отдан приказ готовиться к схватке:

Штурм Иерусалима начался на рассвете 14 июля. Крестоносцы забрасывали город камнями из метательных машин, а мусульмане осыпали их градом стрел и бросали со стен утыканные гвоздями «просмоленные <…> деревяшки, обертывая их в горящие тряпки».

Обстрел камнями, однако, не причинил городу особого вреда, так как мусульмане защитили стены мешками, набитыми хлопком и отрубями, которые смягчали удар.

Под непрекращающимся обстрелом — как пишет Гийом Тирский, «стрелы и дротики сыпались на людей с обеих сторон, подобно граду» — крестоносцы пытались придвинуть к стенам Иерусалима осадные башни, однако им мешал опоясывающий город глубокий ров, который начали засыпать еще 12 июля.

Штурм Иерусалима продолжался весь день, но город держался, несмотря на то, что противники были «утомлены до крайности». Когда наступила ночь, обе стороны продолжали бодрствовать — мусульмане боялись, что последует новая атака, а христиане опасались, что осажденным удастся каким-то образом поджечь осадные орудия.

Утром 15 июля, когда ров был засыпан, крестоносцы смогли наконец беспрепятственно приблизить башни к крепостным стенам и поджечь защищающие их мешки — так что «дуновение северного ветра <…> погнало в город такой густой дым, надвигавшийся все беспощаднее, что защитники стен не были в состоянии открыть ни рот, ни глаза, и ошеломленные и приведенные в замешательство потоком густого дыма, оставили стены без защиты».

Это стало переломным моментом в атаке — крестоносцы перекинули на стены деревянные мостки и устремились в город.

Первым прорвался рыцарь Летольд, за ним последовали Готфрид Бульонский и Танкред Тарентский.

Раймунд Тулузский, армия которого штурмовала город с другой стороны, узнал о прорыве и тоже устремился в Иерусалим через южные ворота.

Увидев, что город пал, эмир гарнизона башни Давида сдался и открыл Яффские ворота.

Резня и разграбление города

После того, как крестоносцы ворвались в город, началась резня. Стоя «по лодыжки в крови», крестоносцы разили мечом всех подряд — мусульман, евреев, немногих оставшихся в городе христиан — и превратили Иерусалим в настоящую бойню.

Некоторые из горожан попытались укрыться на крыше храма (хроника утверждает, что это произошло в храме Соломона, но, так как он был разрушен в I в. при взятии Иерусалима Титом, вероятно имеется в виду мечеть Аль-Акса на Храмовой горе, которая, по мнению крестоносцев, располагалась на месте Храма).

Сначала Танкред Тарентский и Гастон Беарнский взяли их под свою защиту, передав в качестве охранного символа свои знамена, однако на утро крестоносцы незаметно окружили просидевших всю ночь на крыше горожан и «обнажив мечи, стали обезглавливать мужчин и женщин». Так, к утру 16 июля практически все население Иерусалима было перебито.

О чудовищной жестокости христиан, сотворивших «ужасное кровопролитие», сообщается во многих хрониках и документах того времени.

В письме папе Пасхалию II Готфрид Бульонский, Раймунд Тулузский и архиепископ Пизанский сообщают — «ежели вы желаете знать, что было сделано со врагами, обнаруженными там, знайте, что на Соломоновой Паперти и в его храме кони наших воинов шли по колено в крови сарацинов». Раймунд Ажильский, наблюдавший падение Иерусалима своими глазами, так описывает бесчинства крестоносцев:

Раймунду вторит Гийом Тирский:

Крестоносцы не только поразили мечом всех, кто попадался им на пути, но и разграбили город. Они врывались в дома и храмы, присваивая себе все ценности, какие только могли найти.

Танкред Тарентский вынес из храма Соломона «несметное количество золота, серебра и драгоценных камней». Правда, по утверждению Гийома Тирского, затем он якобы вернул награбленное.

После бойни крестоносцы, «радуясь и плача от безмерной радости», отправились поклониться Гробу Господню в знак того, что выполнили обет и освободили Святую землю во Славу Господа.

После победы

5 августа, доспросив нескольких чудом уцелевших горожан, Арнульф узнал местонахождение священной реликвии — креста, на котором распяли Иисуса. После падения города правителем новообразованного Иерусалимского королевства стал Готфрид Бульонский (по свидетельству Раймунда Ажильского и Альберта Аахенского корона сначала была предложена графу Тулузскому, но он отказался принять ее).

Готфрид не захотел называться королем в городе, где Христос был коронован терновым венцом, поэтому 22 июля 1099 года принял титул Защитника Гроба Господня (лат. Advocatus Sancti Sepulchri).

1 августа был избран первый латинский патриарх Иерусалима. Им стал Арнульф Шокесский, капеллан Роберта Нормандского.

5 августа, допросив нескольких чудом уцелевших горожан, Арнульф узнал местонахождение священной реликвии — креста, на котором распяли Иисуса.

В начале августа Готфрид возглавил поход против приближающейся армии ал-Афдала и 12 августа разбил мусульман при Аскалоне. После этой победы угроза Иерусалиму была ликвидирована и воины Христовы сочли свой долг выполненным, большинство из них вернулось на родину.

15 июля 1099 года после месячной осады войска крестоносцев ворвались в Иерусалим. Успешный исход осады привёл к завершению Первого крестового похода и созданию в Малой Азии государств крестоносцев.

К концу XI века в Западной Европе в силу целого ряда причин (прежде всего экономического и демографического характера) создались предпосылки для крестового похода с целью освобождения Гроба Господня.

В этих обстоятельствах 26 ноября 1095 года римский папа Урбан II на Клермонском соборе призвал отправиться на Восток и освободить Иерусалим от мусульманского владычества, заявив, что храбрые воины после победы получат отпущение всех грехов и освобождение от долгов.

Призыв вызвал всеобщее воодушевление и привел к стихийному организованному походу бедноты, который окончился полным провалом — его участники были перебиты сельджуками.

Только через два года, в 1097 году, было собрано объединённое войско из нормандских, французских и германских рыцарей, которое и двинулось на Иерусалим. Чтобы дойти до назначенной цели, им потребовалось более двух лет.

Особенно долгой стала задержка, связанная с осадой Антиохии. После того как город был взят, началась эпидемия тифа, из-за чего войско крестоносцев сократилось. Им пришлось выждать ещё полгода, прежде чем они смогли восстановить силы и продолжить свой поход.

Следующая задержка произошла уже в 1098 году — предводитель святого войска граф Раймунд Тулузский решил взять город Маарру, жители которого оказали ожесточенное сопротивление. После взятия и разграбления Маарры крестоносцы осадили Триполи, но так и не смогли его взять. Только после этого было решено наконец двигаться на Иерусалим.

В результате всех этих задержек войско крестоносцев подошло к стенам Иерусалима только 7 июня 1099 года. Хроники сообщают, что в момент, когда перед крестоносцами предстали заветные стены, воины упали на колени и начали молиться.

Несколько попыток штурма города окончились неудачей, и уже казалось, что крестовый поход заканчивается провалом — христианская армия голодала, так как мусульмане захватили корабли с продовольствием, а на помощь осажденным из Египта уже двигалась фатимидская армия.

Чтобы воодушевить войско, священники предложили совершить крестный ход под стенами города. 8 июля крестоносцы босиком с молитвами прошли вдоль стен Иерусалима, что вызвало насмешки со стороны мусульман, забравшихся на стены поглазеть на странное зрелище.

Из-за насмешек «неверных» крестоносцев охватил «священный гнев» — войско воодушевилось, готовое в едином порыве сложить голову за веру. В считанные дни были построены осадные башни, метательные машины и начат штурм.

Утром 14 июля 1099 года на Иерусалим полетели первые стрелы и камни. В ответ на захватчиков с большой высоты выливали кипящую воду и кидали горящие тряпки и доски. Под непрекращающимся обстрелом крестоносцы начали придвигать к стенам Иерусалима осадные башни, однако им помешал опоясывающий город глубокий ров, который не успели до конца засыпать.

Наступила ночь, в ходе которой обе стороны бодрствовали — мусульмане боялись, что последует новая атака, а христиане опасались, что осажденным удастся каким-то образом поджечь осадные орудия.

Утром 15 июля, после общей молитвы и песнопений, христиане подняли сотни знамён и стальными клиньями устремились к стенам. Арбалетчики меткими выстрелами вызвали панику среди оборонявшихся, что дало возможность засыпать ров и беспрепятственно приблизить башни к крепостным стенам.

Лучники смели со стен защитников, после чего толпы воинов и рыцарей в священном рвении и экстазе бросились на стены, разя длинными обоюдоострыми мечами и тяжёлыми топорами, переламывая арабские кривые сабли, разбивая кожаные шлемы и чалмы, сметая всё на своём пути.

Это стало переломным моментом в атаке — крестоносцы под непрекращающийся рёв и воинственные крики перекинули на стены деревянные мостки и, разметав защитников, толпами устремились за стены. Первым, согласно преданию, прорвался рыцарь из Лотарингии Летольд, за ним последовали Готфрид Бульонский и Танкред Тарентский.

Раймунд Тулузский, армия которого штурмовала город с другой стороны, узнал о прорыве и тоже устремился в Иерусалим через южные ворота. Увидев, что город уже пал, эмир гарнизона башни Давида решил капитулировать и открыл Яффские ворота.

После этого в городе началась резня. Крестоносцы убивали не только воинов, но и простых жителей, не разбирая их веры и не щадя ни женщин, ни детей. 16 июля Иерусалим представлял из себя страшное место — его улицы застилали трупы, почти все население города было перебито.

Взятие Иерусалима 15 июля 1099 года отмечено во всех исторических источниках начала XII века. После падения города правителем новообразованного Иерусалимского королевства стал Готфрид Бульонский.

Набожный Готфрид не захотел называться королём в городе, где Христос был коронован терновым венцом, поэтому 22 июля 1099 года принял титул Защитника Гроба Господня.

1 августа был избран первый латинский патриарх Иерусалима — им стал Арнульф Шокесский. Он допросил нескольких чудом уцелевших горожан, от которых узнал местонахождение священной реликвии — Животворящего Креста, на котором распяли Иисуса, что вызвало новый религиозный подъем.

Также в этот день:

1822 год — открылась Нижегородская ярмарка

1783 год — испытание первого в истории парохода

1410 год — произошла Грюнвальдская битва

Освободить Гроб Господень — первый крестовый поход был самым авантюрным из всех: воины смутно представляли маршрут, врагов и не смогли обрести союзников. Но именно этот поход оказался наиболее удачным.

Пот, кровь, слёзы и крест – в конце XI века десятки тысяч людей отправились освобождать Иерусалим. Начиналась эпоха крестовых походов, навсегда изменивших Европу.

Первый Холокост – религиозный фанатизм крестоносцев первыми ощутили на себе евреи, жившие в Западной Европе. По городам прокатилась волна погромов. Крестовый поход бедноты – Весной 1096 года тысячи простых людей отправились в путь, чтобы освободить Святую землю от иноверцев. Но до Иерусалима они так и не дошли. А современникам Крестовый поход бедноты запомнился грабежами и массовыми убийствами.

Путь крестоносца – дорога к Иерусалиму, который находится на расстоянии 4,6 тысячи километров от Парижа, оказалась очень трудна и опасна.

Город в крови – триумф крестоносцев при штурме святого града обернулся кровавой драмой для его жителей.

Иерусалим – наш! – крестоносцы достигли главной цели похода: захватили святой град. Король, отказавшийся от короны – наиболее известным лидером крестоносцев считается Готфрид Бульонский. Он прославился не только смелостью, но и скромностью. Однако особенно востребованным его образ оказался в XIX веке.

Праведник или безумец? – проповедник Пётр Пустынник стал не менее знаменит, чем военные предводители крестоносцев.

Полумесяц против креста – на рубеже XI–XII веков воины ещё не носили шлемы, полностью закрывающие лицо, и не использовали доспехи.

В постоянных рубриках:

  • Кадр – Павел Горгулов, убийца президента Франции Поля Думера
  • Париж, 6 мая 1932 года
  • Опознание – Первый украинский губернатор
  • Невьянская икона – Успение Богоматери
  • Штука – Боксёрские перчатки узника No136954
  • Личный архив — Список Хрулёва
  • История русской медицины – Чума ХХ века
  • Процес – Безупречный мерзавец
  • Картина – Защитники Свято-Троицкой Сергиевской лавры в 1608 году
  • Гербовник – Гагарины
  • Кумир или супостат – Гаврило Принцип: террорист или борец за свободу?
  • Женщины в разном – Мария Бочкарёва. Крестьянка-поручица
  • Пенитерциарий – Арестантская башня на Новой Голландии
  • Единица хранения – «Надписи антисоветского содержания»
  • Тайники Эрмитажа – Портрет юродивой Ксении Петровой
  • Дом на трубе – Злачное место
  • Декабристы – Союз благоденствия
  • Детская площадка Майкла Наки – Девять вопросов о Марко Поло
  • Портретная галерея Дмитрия Быкова – Екатерине Дашковой

А также Посмотреть, Поиграть, Почитать кроссворд и многое другое.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *