Я есмь царь

В жизни бывают такие моменты, когда мы обращаемся к Богу, а затем как ответ на молитвы к нам приходят обстоятельства. Во всех невзгодах мира мы принимаем решения, основываясь на том, чего хотим для себя, и нам не просто быть в состоянии постоянно ставить Бога в центр нашей жизни. Как вы можете знать, где находится Бог? В Библии Моисей нашел его как священный огонь в горящем кусте. И Бог сказал ему: «Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ… Это мое имя навсегда, и это мой памятник всем поколениям».

В духовном мире термин Бог может означать вашего Создателя, ваш Источник или Вселенную. Хотя ссылки взяты из Библии, мы желаем, чтобы все поняли, что здесь есть любовь для всех нас, независимо от ветви веры, с которой мы резонируем больше всего.

«Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ»

Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ — это больше, чем имя — это обладает очень огромной силой. И это утверждение о Божественном Присутствии. Сказано, что человек — это Храм, а внутри человека — Храм Сердца, в котором вы можете найти Бога. Более того, сказано, что часть вас, которая напрямую связывает вас с духовными сферами, называется вашим Высшим Я. Оно находится в контакте с Божественным Присутствием, которое превосходит наше повседневное сознание. Достижение осознавания своего Высшего Я творит чудеса в жизни людей.

Понимание связи между тем, что вы думаете о себе, и тем, как это проявляется на самом деле является ключевым в этой концепции. Соединение с вашим Высшим Я — тем, кто напрямую связан с вашим Источником — это то, что позволяет нам действительно произносить слова, наделяющие наши жизни силой через настолько священное знание.

Сила слов

Слова имеют неизмеримое значение. Словами Бог смог создать Вселенную и все в ней. Когда вы говорите «Я есмь», это не может быть сказано никем другим, кроме вас. Вы есть «Я Есмь», и это ваша настоящая личность. Произнося «Я Есмь», вы объявляете о присутствии Бога внутри себя. И вы создаете свою судьбу и рок судьбы, выбирая слова, которые вы прикрепляете к этому «Я Есмь». Помните, что бы вы ни присоединили к «Я Есмь», вы становитесь этим. Оно обладает силой и способно освободить вас, если вы знаете, как его использовать. Примите тот факт, что вы вдохновенные, любящие, гармоничные, искренние, счастливые и сильные. Сила этих слов воскресит в вас те качества, которые оставались спящими, пока вы пытаетесь бороться за свое выживание.

Утверждения настолько сильны именно по этим причинам. Создание утверждений, которые придают вам силы быть тем, кем вы желаете быть, и чувствовать то, что вы желаете чувствовать, создает позитивную энергию и продвижение вперед. Когда мы жалуемся, мы фактически подтверждаем и привлекаем соответствующую энергию с той же силой, как мы призываем позитивную энергию через оптимистичные, радостные слова.

Произносите и объявляйте

Каждый раз, когда вы произносите: «Я Един с Богом», вы фактически претендуете на дар Божий, который представляет собой жизнь, наполненную смыслом. Каждый раз, когда вы боретесь со страхом, и каждый раз, когда вы доверяете свою жизнь Богу, вы на самом деле удлиняете свою жизнь, ограничиваете атаки болезней на вас, что приводит к хорошему благополучию и здоровью, ведущих к более осмысленной жизни.

Повторение слов о результатах и ситуациях, которые разворачиваются в вашу пользу благодаря этой практике, призывает энергию, стоящую за этими словами. Произнесите: «Я ЕСМЬ», а затем чувство или действие или утверждение, которое заявляет о ваших благословениях. Даже если вы еще не видите доказательства того, что это утверждение истинно, знайте, что своими словами вы вызываете в самих себе позитивное намерение.

Наличие веры означает, что вы можете объявить себя достойными быть всем, кем и чем вы желаете быть. «Я ЕСМЬ» настолько мощно, в том, что есть, и не позже, «Я буду» или в прошлом «Я был». Это указано в настоящем времени, чтобы вы могли немедленно «быть» всем, что содержится в словах и намерениях. И так оно и есть…

Воспользуйтесь комплектом из 2-х медитаций Активация Могущественного Присутствия Я Есмь, чтобы пригласить в свою жизнь Божественное Присутствие и начать расширять себя изнутри.

Медитация соединяет с вашим Высшим Я

Вдохните и начните соединяться с вашим Высшим Я, и безграничный потенциал открывается. Медитация позволяет вам осознать различные умения, возможности и творческие способности, о существовании которых внутри вас вы даже не знали.

Исследуйте и изучите связь с вашим Высшим Я, и осветите свою жизнь и найдите лучший смысл. Практикуйте управляемую медитацию и испытайте «Я ЕСМЬ ТО, ЧТО Я ЕСМЬ» с Божественным Присутствием внутри нас.

Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ | Анонс

Другие практики могут помочь вам соединиться с вашей высшей целью и прожить свою жизнь в полной мере.

Решил навести в голове порядок о том, как работают вместе веб-сервер и PHP.

CGI

Common Gateway Interface, «общий интерфейс шлюза» — это стандарт, который описывает, как веб-сервер должен запускать прикладные программы (скрипты), как должен передавать им параметры HTTP-запроса, как программы должны передавать результаты своей работы веб-серверу. Прикладную программу взаимодействующую с веб-сервером по протоколу CGI принято называть шлюзом, хотя более распространено название CGI-скрипт или CGI-программа.

В качестве CGI-программ могут использоваться программы/скрипты написанные на любых языках программирования, как на компилируемых, так и на скриптовых, и даже на shell.

CGI-скрипты были популярны до того, как для веб-разработки стали преимущественно использовать PHP. Хотя сам PHP интерпретатор позволяет работать в режиме CGI (см. ниже).

Основной момент: «CGI» это не язык программирования и не отдельная программа! Это просто протокол (стандарт, спецификация, соглашение, набор правил).

Примеры CGI-скриптов, схема работы CGI.

FastCGI

Дальнейшее развитие технологии CGI, является более производительным и безопасным, снимает множество ограничений CGI-программ.

FastCGI программа работает следующим образом: программа единожды загружается в память в качестве демона (независимо от HTTP-сервера), а затем входит в цикл обработки запросов от HTTP-сервера. Один и тот же процесс обрабатывает несколько различных запросов один за другим, что отличается от работы в CGI-режиме, когда на каждый запрос создается отдельный процесс, «умирающий» после окончания обработки.

Написание FastCGI программ-демонов сложнее чем CGI, нужны дополнительные библиотеки, зависящие от языка.

Опять же, сама аббревиатура FastCGI это не язык программирования и не отдельная программа, это как и в случае CGI — просто спецификация.

PHP в режиме CGI

PHP в режиме CGI это самый старый способ выполнения php-скриптов веб-сервером. Режим доступен по умолчанию, однако может быть отключён при компиляции.

Для Apache нужен модуль mod_cgi (поставляется вместе с Apache). Nginx из коробки поддержки не имеет, хотя существуют дополнительные инструменты.

В данный момент режим используется редко в силу малой производительности.

PHP в режиме FastCGI

Помимо CGI режима, PHP из коробки умеет работать и в FastCGI режиме (с версии 5.3 даже в двух FastCGI режимах). Режим включается флагом при компиляции интерпретатора, флаг зависит от версии PHP.

Для работы с Apache нужен модуль mod_fcgid или mod_fastcgi, либо связка из mod_proxy_fcgi + PHP-FPM.

Nginx умеет работать с FastCGI приложениями из коробки, но именно для PHP дополнительно нужен PHP-FPM (см. ниже).

Следует помнить, что при работе PHP в режиме FastCGI в памяти висит сам php интерпретатор, а не какой-то конкретный php-скрипт.

PHP-FPM

FastCGI Process Manager, «Менеджер процессов FastCGI». Это альтернативная реализация FastCGI режима в PHP с несколькими дополнительными возможностями, которые обычно используются для высоконагруженных сайтов.

Изначально PHP-FPM представлял из себя набор патчей от Андрея Нигматулина, которые устраняли ряд проблем, мешающих полноценно использовать PHP в режиме FastCGI (список улучшений). С версии PHP 5.3 набор патчей включён в ядро, а дополнительные возможности PHP-FPM включаются флагом при компиляции.

PHP-FPM используется в основном в связке с Nginx, без установки Apache.

Наше существование изначально и необходимо укоренено в существовании Божественном. Забвение этого факта ничего не меняет в отмеченном духовном законе. Чем ближе мы к Богу, тем больше в нас жизни, чем дальше мы удаляемся от Бога, тем меньше в нас жизненных сил и тем глубже мы погружаемся в область смерти, в область небытия. Эту закономерность можно проиллюстрировать известными евангельскими событиями.

Фраза Аз есмь является именем, с которым Бог открылся пророку Моисею

В нескольких случаях в евангельском повествовании Господь употребляет выражение ἐγὼ εἰμί, что по-славянски звучит как Аз есмь, а на русский обыкновенно переводится как это Я, и реже — Я есмь. Но дело в том, что в еврейском языке фраза Аз есмь является именем, с которым Бог открылся пророку Моисею у подножия горы Хорив (Исх. 3,1), и в письменном начертании известна как священная тетраграмма.

Из евангельских случаев употребления этого выражения хочется остановиться на двух, наиболее, на наш взгляд, показательных. Это Евангелие от Иоанна, 8 глава, 58 стих и 18 глава с 5 по 7 стих в том же Евангелии.

В первом случае Господь, отвечая на упоминание иудеями Авраама, произносит фразу: Прежде, нежели был Авраам, Я есмь (Ин. 8,58). Почему после этой фразы оппоненты Христа уже не пытаются продолжить беседу, но делают попытку умертвить Его: Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него (Ин. 8,59). В чем причина столь молниеносной реакции?

Вполне возможно, что причина заключается в том, что Господне «Я есмь» здесь является Божественным именем, произнесенным «его буквами». Сложность состоит в том, что Евангелие написано на греческом, Христос говорил на арамейском, а Тора написана на еврейском. Поэтому нам трудно понять, какие, собственно, слова употребил в этих местах Господь. Тем не менее, велика вероятность того, что Господь наш Иисус Христос произнес запретное имя Божие.

Дело в том, что еврейский и арамейский языки относятся к одной языковой группе и являются родственными. Кроме того, знание Торы также было невозможно без знания еврейского языка. Божественное имя, открытое Моисею (Исход 3,14), начертание которого יהוה называется священной тетраграммой, имеет достаточно много вариантов прочтения. Наиболее распространенный перевод – «Сущий» или «Аз есмь». Английский этнограф Эдвард Тайлор заметил: «Если запрещенное имя есть употребительное в разговоре слово или если оно только несколько походит на такое слово, то оно выкидывается и заменяется другим». Поэтому само выражение, ставшее у еврейского народа именем Бога, выходит из повседневного употребления. Тем не менее, имя это еще не забыто в еврейском народе, поскольку оно произносится за богослужением. Есть некоторые талмудические данные, «по которым употребление тетраграммы при богослужении продолжалось до самого разрушения второго храма».

Публичное произнесение этого имени строго запрещалось, а нарушение запрета наказывалось карами небесными и земными. «Во II веке авва Саул на всякого, осмеливающегося произнести это имя, провозглашает грозное запрещение – лишение прав в будущей жизни». Есть свидетельство этого же века, что осмелившиеся нарушить запрет карались смертью: «Когда привели рабби Ханина бен-Терадиона, то его спросили: почему ты занимаешься Торой? Он ответил: потому что יהוה, мой Бог, повелел мне. Тотчас решили его сжечь… Почему постановили над ним приговор смерти сожжением? Потому что он Божественное имя произнес его буквами».

Произнесение священного имени было табуировано, и нарушение этого табу каралось смертью

Таким образом, мы можем сделать вывод, что, с одной стороны, во времена Христа библейское Божественное имя «Аз есмь» было известно в израильском народе. С другой стороны, произнесение священного имени вне храмового богослужения было табуировано, и нарушение этого табу каралось вплоть до смертной казни.

В свете сказанного, становится более понятной ответная реакция иудеев на слова Христа: Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь. Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее (Ин. 8,58-59).

В подтверждение обозначенной версии мы можем привести толкование на этот евангельский отрывок свт. Иоанна Златоуста: «Почему же Он не сказал: прежде даже Авраам не бысть, Я был, но – Аз есмь? Как Отец Его употребил о Себе это слово: есмь, так и Он. Оно означает присносущность бытия независимо ни от какого времени. Поэтому слова Его и показались им богохульными. И если они не потерпели сравнения с Авраамом, хотя это и не так важно, то могли ли перестать бросать в Него (камни), когда Он стал часто сравнивать Себя с Богом?»

К этим же выводам пришли и некоторые православные богословы и библеисты XX века. Так, епископ Кассиан (Безобразов) пишет: «Как утверждение собственного бытия в полном и единственном смысле слова, ἐγὼ εἰμί в греческом подлиннике и «Я есмь” в современном переводе допускает сближение с ветхозаветной Тетраграммой. В этом понимании ἐγὼ εἰμί могло бы выражать откровение во Христе Отца. <…> Но учение Иисуса в гл. VIII кончается торжественными словами ст. 58: …истинно, истинно говорю, прежде, чем Авраам был, Я есмь. <…> Господь заключает беседу торжественным свидетельством не только о Своем предсуществовании, но и о предсуществовании в Божественном достоинстве».

И в другом евангельском отрывке мы так же предполагаем в ответе Христа прямое указание на Его Божественное достоинство.

Окончив гефсиманское моление «о чаше», Спаситель ожидает тех, кто поведет Его на смерть. Борьба со страхом смерти позади. Сам, будучи Источником жизни и самосущной Жизнью, Он идет на смерть не потому, что не может ее избежать, но добровольно, из любви к погибающему творению. «Бог таящийся» частично открывает Свое Божество, называя Себя по имени: Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его. И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю (Ин. 18,4-6). Здесь это Я синодального перевода в греческом тексте — все то же ἐγὼ εἰμί, то есть «Я есмь», Тот Самый Сущий, открывшийся Моисею в горящей купине, а теперь пришедший к Своему народу и отвергнутый этим народом.

Неудивительно, что служители от первосвященников и фарисеев (Ин. 18,3), слышавшие это великое и страшное имя в храме в День очищения, но боявшиеся даже наедине с собой произнести его вслух, услышав его как самосвидетельство из уст Сына Божия, не могли устоять на ногах. Они пришли схватить самозванца-назарянина – и вдруг, на мгновение, словно в блистании молнии, увидели перед собой Сущего. Тварь падает ниц пред своим Творцом, падает на землю, из которой и произошла.

Кроме того, поклонение при чтении тетраграммы для евреев было частью привычного ритуала, поскольку в храмовом богослужении во время проговаривания первосвященником Божественного имени «близ стоящие падали вниз лицом, дальние говорили: да будет благословенно славное имя Его во век. Но ни те, ни другие не трогались, пока имя это вновь не скрывалось от них».

Отречение апостола Петра

Итак, если Господь есть Тот, Кто поистине существует, то что же есть человек сам по себе? Это нам показал апостол Петр в своем ответе служанке первосвященника. После взятия Христа под стражу ближайший ученик впадает в состояние, которое на языке православных молитв называется «окамененным нечувствием». Пред читателем Евангелия предстает человек, который хочет скрыться, остаться неузнанным, возможно даже – исчезнуть, испариться, аннигилироваться, одним словом – не быть.

Петр как бы говорит: оставьте меня, меня нет, забудьте обо мне, я не существую

Петр отрекается от Христа, но для нас показателен ответ, который он дает вопрошающим. В русском переводе это простое отрицание: нет (Ин. 18,17, 25, Лк. 22,58), но в славянском мы находим более точный перевод греческого: «οὐκ εἰμί» («несмь»), что дословно будет означать «не есть я». Петр как бы говорит: оставьте меня, меня нет, забудьте обо мне, я не существую. Несколько изменив, мы получаем: я не есть или, если по-славянски: аз несмь. Чтобы усвоить нравственный урок из ответа апостола, вернемся к теме, с которой начали наше рассуждение.

Вне Бога – вне жизни

Бог есть Сущий. Он имеет жизнь в Самом Себе (Ин. 5,26). Человек, как и весь мир, создан из ничего и не имеет автономного источника существования. Он существует только в меру причастности к Богу. Вне Бога – вне жизни. Если человек не утверждается на незыблемом фундаменте божественного Аз есмь, он не только соскальзывает в бездну небытия, в бездну своего изначального ничто. Он не может даже дать внятное обоснование своему собственному существованию, которое представляется в этом случае лишь игралищем стихий. В этом случае нельзя найти никаких серьезных доводов в подтверждение реального личностного существования.

Некоторые философы обращали свое внимание на эту безосновательность существования вне Бога. К примеру, английский мыслитель Дэвид Юм писал: «Если идея нашего я порождается некоторым впечатлением, то оно должно оставаться неизменно тождественным в течение всей нашей жизни, поскольку предполагается, что наше я таковым именно и остается. Но нет такого впечатления, которое было бы постоянным и неизменным. Страдание и наслаждение, печаль и радость, страсти и ощущения сменяют друг друга и никогда не существуют все одновременно. Итак, идея нашего я не может происходить ни от этих, ни от каких-либо других впечатлений, а следовательно, такой идеи совсем нет».

То есть при подобном подходе человек представляется не личностью, не субъектом, а неким явлением, вроде радуги или северного сияния, некоторым непрестанно меняющимся набором материальных и, возможно, даже духовных элементов, случайным соединением, обреченным на бесследное исчезновение. Отсюда и учение индуизма о майе, о мире как иллюзии, как различных модификациях безличного Брахмана, который и сам не имеет свойства бессмертия.

Безосновательность человека вне Бога, отсутствие у него «жизни в себе» особенно остро ощущают святые. Эта тема рефреном звучит в «Исповеди» блаженного Августина.

Все творение, и тем более человек, имеют необходимым условием своего существования утвержденность в бытии божественном: «Все, что есть, есть только потому, что Ты есть»; «Каждое создание существует только потому, что Ты знаешь его».

Человек вне Бога теряет жизнь, будучи недостаточным по природе к автономному существованию: «Истинно существует только то, что пребывает неизменным. «Мне же благо прилепиться к Богу», ибо если не пребуду в Нем, не смогу и в себе».

Бог для человека значит больше, чем душа для тела: «Он жизнь жизни твоей».

Жизнь вне Бога – жизнь ненастоящая, некая подделка под жизнь, ее суррогат, жизнь условная, жизнь, отравленная ядом смерти, умирание, недостойное именоваться жизнью: «Я не знаю, откуда я пришел сюда, в эту – сказать ли – мертвую жизнь или живую смерть».

Только в Боге человек обретает истинное существование: «Да не в себе найду жизнь свою: я плохо жил собой, смертью был я себе – в Тебе оживаю».

Другой возможности жизни для человека не существует: «И настоящая счастливая жизнь в том, чтобы радоваться Тобой, от Тебя, ради Тебя: это настоящая счастливая жизнь, и другой нет».

Таким образом, можно сказать, что атеист – своего рода самоубийца, сознание которого до известной степени перевернуто. Для него жизнь, основанная на вере, представляется жизнью безосновательной, придуманной, но на деле оказывается, что сам он лишает себя основы и рано или поздно (лучше, конечно, рано) приходит к пониманию всего ужаса своего существования в небытии, жизни в смерти, к леденящему аз несмь.

Христианин же имеет твердую надежду на свое реальное существование не только во времени, но и в вечности, потому что он получает это существования от Самого Сущего, от Того, Кто поистине Аз есмь, и Кто оставил нам обещание, которое неизмеримо надежнее всех человеческих гарантий: ибо Я живу, и вы будете жить (Ин. 14,19), ибо все обетования Божии в Нем «да” и в Нем «аминь”, – в славу Божию, через нас (2 Кор. 1,20).

И отвещя ми глаголя: несмь Илия, ни пророк, но Иисус есмь Христос; Его же испросил еси у Пилата на погребение».

Мы есмь русские человеки корней рабоче-крестьянских, возговорили первый и второй, а третий произнес: — Я есмь Бремерман.

Он говорит нам: «Я есмь пастырь добрый»; «Я – хлеб живый»; «Я есмь путь, истина и жизнь»; «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Ин.

Благодатию Божиею, — говорит он себе, ставши апостолом из гонителя церкви Божией, — есмь еже есмь; и благодать Его, яже во мне ( — вселившаяся в него), не тща (не тщетна) бысть (1 Кор 15, 10).

Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна» (1 Кор 15:9–10) — так характеризует себя сам великий «Апостол языков» (прозвание, под которым святой Апостол Павел вошел в историю христианской Церкви).

А что есмь придобыл золота, что ми дал бог, и коробочку золотую, а то есмь дал княгини своей с меншими детми».

Вем убо, Господи, яко недостоин есмь человеколюбия Твоего, но достоин есмь всякаго осуждения и муки.

Хлеб бо Божий есть сходяй с небесе, и даяй живот миру… Аз есмь хлеб животный, грядый ко Мне, не имать взалкатися, и веруяй в Мя, не имать вжаждатися никогда же… Аминь, аминь, глаголю вам: веруяй в Мя, имать живот вечный… Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе, аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки; и хлеб, его же Аз дам, Плоть Моя есть, юже Аз дам за живот мира (Иоан.

Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий Иегова послал меня к вам

Он все же, несомненно, есть Субстанция или, говоря точнее, Сущность, что по-гречески звучит как ousia. Ибо как «мудрость» производится от «мудрого», а «знание» от «знать», так от «Сущего» производится «Сущность». И кто же есть больший, нежели Тот, Кто сказал рабу: Я есмь Сущий, и: Так скажи Сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам? Однако же другие предметы, называющиеся сущностями или субстанциями, допускают изменения, посредством которых в них происходит большая или меньшая перемена. С Богом же ничего такого произойти не может. Поэтому неизменная Субстанция или Сущность, которая есть Бог, — одна единственная и, конечно же, ей более всего подобает быть Сущей, от чего и возникает само название Сущности.

О Троице.

Удивительно и божественно Господь наш сказал своему рабу: Я есмь Сущий и: Скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. Действительно, Он Сам существует, так как Он не изменяется; ибо всякое изменение означает, что то, что было, уже не существует. Следовательно, существует Тот, Кто не изменяется; прочее, что было Им сотворено, от Него в свою меру начало свое существование.

О природе добра.

Ведь Тот существует в высшей степени и изначально, Кто является вообще неизменным и Кто действительно смог сказать: Я есмь Сущий, и: Скажи им: Сущий послал меня к вам, чтобы все остальное, что существует, могло существовать только в Нем и быть хорошим настолько, насколько восприняло свое существование.

Об учении христианском.

Ничто с такой силой не высказывается в этих Священных Писаниях, как известное мнение Платона, что философ есть человек, любящий Бога. А главное, что более всего побуждает и меня почти соглашаться с мнением, что Платону не были неизвестны те книги, это следующее: когда ангел передавал святому Моисею слова Божии, то на вопрос последнего, как зовут Того, Кто повелевал ему идти к еврейскому народу для освобождения его из Египта, ему был дан ответ: Я есмь Сущий. И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам, то есть как бы в сравнении с Ним, Который существует истинно, поскольку неизменяем, все, что сотворено изменяемым, не существует; именно этой мысли горячо придерживался и старательно проводил ее Платон. И я не знаю, находится ли подобное где-нибудь в книгах тех, которые жили до Платона, за исключением этого места.

О граде Божием.

Хотя эта неизменяемая и невыразимая природа не принимает «был и будет», но только «есть», сама она на самом деле есть сущая, так как не может измениться. И поэтому только Ему подобало говорить: Я есмь Сущий, и: Скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. Однако из-за изменяемости времен, в которых вращается наша смертность и наша изменяемость, мы говорим уверенно : «И был, и будет, и есть». Был — в предыдущие века, есть — в настоящее время, будет — в будущем. Был, так как не было времени, когда Его не было; будет, так как не будет времени, когда Его не будет; есть, так как Он есть всегда.

Возможно, и самому Моисею было трудно, и тем более трудно будет нам понять сказанное: Я есмь сущий, и: Сущий послал меня к вам. И даже если бы Моисей это понял, то когда бы поняли это те, к кому он был послан? Поэтому Господь отложил то, что человек не может понять, и добавил то, что он понять может. Ведь Он говорит: Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова (Исх. 3:6). Это ты можешь понять, но какой ум может понять: Я есмь Сущий?

Трактат на Евангелие от Иоанна.

Что же означает, что Он затем еще раз сказал о Своем другом имени? Здесь: «Я называюсь Сущий», а там: «У Меня есть другое имя: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова» (Исх. 3:6). Ибо, хотя Бог является неизменным и все сотворил по милосердию, Сам Сын Божий соизволил, приняв на Себя изменяющуюся плоть, оставаясь тем, что есть Слово Божие, прийти и спасти человека. Итак, Сущий принял на Себя смертную плоть, так что может быть сказано: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова.

Когда Моисей спросил об имени Бога, ему было сказано: Я есмь Сущий, и: Скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам. Что же это? О Боже, о Господь наш, как Твое имя? Он сказал: «Я называюсь Сущий». Что значит: «Я называюсь Сущий»? Я пребываю в вечности, так как не могу изменяться. То, что изменяется, не существует, ибо не пребывает. То, что существует, остается. То, что изменяется, некогда было и некогда будет, но не существует, ибо изменяется. Значит, неизменяемость Бога по праву называется так: Я есмь Сущий.

Проповеди.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *